1
0

Возникает  вопрос  о  престолонаследии  и  регентстве. Безусловно,  Элеонора  Бургундская наследница  по  прямой. Но  поскольку  ей  всего  шесть  лет, то  до  ее  совершеннолетия  кто  то  должен  управлять  страной  как  регент.

Содержание:

На  этот  пост  претендует   Фердинанд  Католик, который  является  королем  Кастилии, пусть  и  по  жене. Правда  в  Кастилии  его  не  очень  то  и  любят.

Самым  близким  родственником  является  отец, Филип  Габсбург  по  прозвищу  красивый, сын  императора  Максимилиана, но  он  далеко, в  Нидерландах. И  главное  воспринимаются  как  иностранцы.

Есть  Мария  Португальская (тетя) и  ее  семья (король  Португалии  и  т.д.). Но  португальцы  не  слишком  котируются  в  Кастилии, во  всяком  случае  как  правители.

И  есть  Екатерина, которая  уже  год  при  матери, окружена  кастильцами  и  рассматривается  как  кастильская  принцесса-инфанта.

1505 г.

По  ее  призыву Екатерины    в  Толедо    собираются  кортесы  и  все  претенденты  на  регенство.

Приходит  новость  о  браке  Генриха  Английского  и  Екатерины  Австрийской, вдовы  инфанта  Хуана (и  герцога  Савойского  Филиберта). Англии  нужен  союз  с  домом  Габсбургов  и  наследник  для  дома  Тюдоров.

В    Толедо  получают  информацию  о  том, что  южная  знать, во  главе  с  герцогом  Медина  Сидониа, собрав  весьма  серьезную  армию (порядка  5000  человек)  приближается  к  городу. По  сути  это  дворянские  свиты  и  наемники   ряда  виднейших  вельмож  Юга.

Герцогу    посылают  приказ  распустить  войска, но  герцог  продолжает  свой  путь, утверждая  что  это  его  свита. Скорее  всего  он  рассчитывал  надавить  на  кортесы, хотя  точные  планы  его  не  известны.

Навстречу  герцогу  выдвигает  все, чем  располагает  инфанта-хранительница, как  называет  себя  Екатерина.

Это  порядка  1200 солдат  под  командованием  Педро  Наварра, отозванных  из  Италии, треть  которых  составляет  аркебузиры, ветераны  итальянских  войск, прошедших  выучку  Гонсально  до  Кордоба. Сам  Навара   решил  рискнуть, получив  щедрые  авансы.

Плюс  примерно  1000  человек   гвардии, подчиняющейся   Фердинанду  Калабрийскому,

Примерно  половина  гвардии  отказалась  повиноваться  принцессы (примерно  1500  человек)

Ядро   лояльных  инфанте  гвардейцев составляет   отряд  примерно  в  600  человек, так  сказать  гвардейская  артиллерия, то  есть  подчиненные  ее  мужа. Следует  отметить, что  среди  этих  людей  много иностранцев, особенно  французов  и  немцев. Именно  они  наладили  производство  в  Испании  пушек  по  французскому  образцу. Эти  пушки  имеют  калибры (раньше  каждая  пушка  имела  свой  размер  и  соответственно  требовала  собственных  ядер), передки (что  значительно  облегчает  их  первозку), что  делает  их  более  маневренными,  и  чугунные (а  не  каменные  ядра), что  делает  более  сильными. Практически  этот  отряд  сформирован  во  многом  из  числа  специалистов  Людовика 12, т.е.  короля  французов.

Так  же  в  отряд  входят    примерно  1000  человек, в  основном  дворянские  отряды  сторонников  Екатерины  плюс  небольшой  отряд  Толедской  милиции.

Следует  отметить, что  последние    части  весьма  ненадежны.

Выдвинувшись  навстречу  герцогу, отряды  инфанты  начинают  отступать.

Неподалеку  от  города  Альбасетте  южане  догоняют отступающие   отряды  инфанты.

Как  писал  летописец, южане  бросаются  за  ними « как  собаки  за  бегущим  зайцем»).

Преодолев  вершину очередного   холма  южане  видят  перед  собой  в  низине  обоз, среди  которого  находятся  солдаты  королевы.

Южане собираются  с  силами  на  вершине  и  начинают   атаку.

Внезапно     пушки  Калабрийского   практически  в  упор  дают  залп   картечью, причем   с  небольшого  расстояния. Пушки  в  то  время  перезаряжались  долго, но  почти  одновременный  залп  нескольких  десятков  орудий  был  страшен.

Южане  понесли  огромные  потери, их  лошади, да  и  люди, непривычные  к  такой  пальбе  пугаются, многие  бросаются  в  сторону  или  назад. Отдельные  воины, проскочившие  вперед  налетают  на  пикиренов  и  аркебузиров  Наварро.

Некоторое  время  ситуация  колеблется- к  южанам  пребывают  отставшие, но  разрозненные  атаки  проваливаются, часть  аристократов  начинает  уводить  свои  отряды.

Огонь  аркебуз, а  вскоре  и  пушек  окончательно  заставляет  южную  конницу  отступить, причем это   движение  быстро  перерастает  в  бегство. Увидев  это, конница  инфанты  атакует  бегущих  и  гонит  их  прочь.

Позднее  многие  южане  утверждают, что  вообще  не  собирались  воевать.

Как  бы  то  ни  было  победа серьезно  подымает   авторитет    ифанты.

Многие  примыкают  к  ее  партии.

Вскоре   в  Испанию  пребывает  Филипп Красивый (Габсбург), заявляя  о  том, что  он  будет  управлять  страной  от  имени  своей  дочери  до  ее  совершеннолетия. На  тот  же  титул  претендует  и  Фердинанд  Арагонский. Екатерина  так  же  заявляет  свои  права.

Аристократов, церковные  иерархи, представители  городов  и  высшие  чиновники   маневрируют  между  претендентами, стремясь  продать  свою  поддержку  подороже.

А  в  тени  этого  вызревает  вопрос, продолжит  ли  Испания  путь  на  централизацию, или  вновь, как  уже  не  раз  бывало, скатится  при  юной  королеве  в  пучину  междоусобиц.

В  какой  то  момент    Фердинанд  Арагонский  предлагает  компромисс- он  удаляется  в  свои  владения, а   Кастилия  будет  разделена  на  две  части, как  это  было  сто  лет  назад, когда  от  имени    малолетнего  короля  Хуане II правили  регенты- Екатерина  Ланкастерская  и  его  дядя  Фердинанд, разделившие  страну  на  две  части. Мать  короля  правила  в  Северной  Кастилии (Старая  Кастилия, Леон, Галисия  и  т.д.)  а  дядя  в  Южной (Новая  Кастилия, Мурсия, Андалусия, Эстрамадура).

Теперь  Екатерина  будет  править  южной  частью, а  Филипп  северной. При  возникновении  споров  между  регентами  король  Фердинанд выступает  в  качестве  беспристрастного   арбитра. (Хитроумие  и  опыт  арагонца  хорошо  известны, и  он  явно  планирует  выступить  в  роли  верховного  судьи  и  спасителя  от  междуусобиц).

Вначале  Екатерина, а  после  некоторых  колебаний  и  Филипп  признают  это  решение, подписав  т.н. Толедский  протокол.

Собравшие  в  Толедо  присягают  на  верность  королеве  Элеоноре  и  трем  регентам.

Ферндинанд  удаляется  в  Неаполитанское  королевство, недавно  завоеванное  испанцами.

Здесь  он  сталкивается  с  недостатком  финансирования.  Оба  регента  не  переводят  никаких  средств  из  Кастилии, а  ресурсы  короны  Арагона  сильно  ограниченны  кортесами.

Попытки  быстро  собрать  серьезные  средства  с  новых  поданных  вызывают  их  понятное  возмущение, особенно  со  стороны  местной  аристократии, привыкшей  что  слабые  короли Неаполя  оставляют  их  полными  хозяевами  на  местах.

Гонсальво  де    Кордоба, наместник  королевства  и  главнокомандующего  войсками, советует  не  сердить  местную  знать. Его  слова  имеют  особый  вес, поскольку    он  весьма   популярен, особенно    среди  своих  солдат.

Но  Фердинанд  считает  что  он  слишком  популярен  и  влиятелен. Он  высылает  де  Кордобу  в  Кастилию  и  берет  всю  власть  в  свои  руки. Но  денег  от  это  не  добавляется. В  итоге  большая  часть  кастильских  военных  покидает  королевскую  службу, кто  по  причине  безденежья, кто  по  причине  историй  о  том, что  на  родине  творится  непонятно  что.

Приехавший  в  Кастилию  Гонсальво  де  Кордоба  сочувствует  скорее  Филипу  Бургундскому, но поскольку  его  родовые  земли  находятся  на  Юге, то  пребывает  туда, заявив  что  воевать  со  своими  не  будет. Инфанта  уговаривает  его  организовать  рыцарскую  академию  в  поместье, где  учат  молодых  дворян. Со  временем  она  превратится  в  офицерскую  школу.

Филип  создает  двор  в  Вальядолиде, быстро  прославившись  галантными  похождениями, роскошной  жизнью  и  тем, что  широко  раздает  посты  своим  фламандским  и  немецким  фаворитам. В  обмен  на  поддержку  он  щедро  раздает  привилегии  различным  аристократам,  разваливая  тут  систему, которую  наладили  его  тесть  и  покойная  теща.

Екатерина  с  мужем  переезжают  в  Кордову, где  создают  свой  двор. Екатерину  все  чаще  называют  Екатерина  Кордовская. Ее  муж  сохраняет  титул  принца  Калабрийского.

Папа  Юлий  присылает  буллу  с  признанием  бракосочетания  Екатерины  и  Фердинанда (позднее  историки  раскопают, что  об  этом  его одновременно просили  Людовик Французский  и  Фердинанд  Арагонский. Папа  взял  деньги  с  обоих.)

Считается, что   именно  с  этого  момента  они  начинают  жить  супружеской  жизнью.

Фердинад  и  его  войска  продолжают  борьбу  с  герцогом  Медина-Сидониа, маркизом  Кадисским  и  рядом  других  аристократов  юга, захватывая  их  владения.

Не  признавая  никаких  договоренностей, войска  Фердинанда  захватывают  владения  влиятельнейших  аристократов  Юга, участников  битвы  при  Альбасетте.

Так  же  он активно  проводит  в  жизнь  закон  Изабеллы  и  Фердинанда  о  сносе  стен  феодальных  замков.

Испанцы  впервые  сталкиваются  с  использованием  новейшей  артиллерии, которая  весьма  успешно  громит  средневековые  стены  замков  и  городов.

Владения  короны  резко  вырастают  за  счет  конфискаций, впрочем,  как  и  произвол  назначенных  ею  чиновников, а  нередко  и  просто  откупщиков- армия стоит  дорого.

Но  разгром  аристократов  и  уничтожение  их  аппарата  управления  на  местах  способствует  развитию  анархии.

Власть  переходит  в  руки  военных (обычно  говорят капитаны, используя  их  как  аналог  слова  офицер), назначенных  принцем  Фердинандов.

Они  действуют  решительно  и  грубо, не  учитывая  ни  законов, ни  традиций, зато  нередко  не  гнушаясь  вымогательством  и  взятками. Фактически  во  многих  областях  воцаряется  террор  военщины.

Борьбу  против  действий    капитанов  часто  начинают  коррехидоры, королевские  наместники  в  городах. Обычно  они  принадлежат  к  сословию  летрадос (юридически  образованных  людей), и  поскольку  они  купили  свои  должности, то  чаще  всего  это  люди  обеспеченные  и  уважаемые  на  местах.

В  итоге  в  борьбу  вмешивается  инфанта. Большую  роль  при  ее  дворе  играют  английские  советники, в  том  числе  молодой Томас   Мор, хороший  знакомый  королевы  благодаря  ее  связям  с  гуманистами. Он  много  и  упорно  говорит  о  произволе дворян  и   чиновников, о  том  что  овцы  (Месты)  едят  людей  и  т.д.

Так  же  он  рекомендует  инфанте  и  ее  супругу использовать  английский  опыт  взаимодействия  с  парламентом  и  выборными  чиновниками  на  местах.

Свою  роль  играют  и  французские  советники  ее  мужа.

Осенью  в    Кордове  созываются  верховная  хунта, (фактически    кортесы юга  Испании), которые  обсуждают  вопрос  о  финансировании  короны.  Так  же  на  кортессах  поднимаются  многочисленные  вопросы  о  произволе  и  грабежах  военщины.

По  требованиям  городов, опираясь  на  завещание  Изабеллы, регенты  отменяют  алькабаллу, и  еще  целый  ряд  местных  налогов. Взамен   вводится    талья, поземельный  налог, наподобие  того, какой  существует  в  Южной  Франции.

Налог  взимается  с  земли, и  от  него  освобождаются  только  домены  дворянства, причем  если  дворянин  имеет  несколько  поместий, то  доменные  земли  только  одного (это  позднее  будет внедрять во  Франции  Ришелье).

Так  же  в  каждой  провинции  создается  должность  губернатора.

Но  при  нем  в  обязательном  порядке  создается  местная  хунта, чьи  прокурадоры (депутаты)  выбираются  городами  и  образуют  постоянный  совет  при  нем  для  решения  всех  вопросов.

По  просьбе  кортесов    снимаются  многочисленные  ограничения  на  регламентацию  торговли, в  первую  очередь  на  торговлю  зерном.

Приехавший  в  Кастилию  Гонсальво  де  Кордоба  сочуствует  скорее  Филипу  Бургундскому, но поскольку  его  родовые  земли  находятся  на  Юге, то  пребывает  туда, заявив  что  воевать  со  своими  не  будет. Инфанта  уговаривает  его  организовать  рыцарскую  академию  в  поместье, где  учат  молодых  дворян. Со  временем  она  превратится  в  офицерскую  школу.

 

вернуться к меню ↑

1506 г.

Фердинанд  Католик  в  Неаполе  налаживает  управление  своим  новым  королевством.

Ему  удается  ввести  ряд  новых  налогов  и  главное  резко  улучшить  собираемость  старых. Большую  помощь  ему  оказала  инквизиция, которую  он  создал  в  Неаполе  по  испанскому  образцу (то  есть  тесно  связанной  с  государством), что  бы  с  помощью  суда  церкви  преследовать   выявлять  скрытых  еретиков, и  прочих  нарушителей  веры . На  полученные  деньги  он  налаживает  финансирование  своей  армии. Но  в  Испании  все  его  попытки  контролировать  действия  регентов  игнорируются  всеми  сторона.

Филипп  Бургундский  продолжает  свою  политику  в  Вальядолиде.

Каждый   стремится  столкнуть  оппонента  с  двумя  другими, поэтому  в  Испании  сохраняется  шаткое  равновесие.

Тем  временем  начинается  межевание  земли  в  качестве  подготовки  к  введению  нового  налога.  Разумеется  это  вызывает  многочисленные  споры. Введение  нового  налога  вызывает  скандал, когда  проходит  обложение  владений  Месты (мощнейшей  корпорации  скотоводов, перегоняющих  стада  овец  с  севера  на  юг).  Привилегии  Месты, в первую  очередь  запрет  на  строительство  ограждений  от  стад, ликвидируется.

Для  решения  этих  споров, по  Томаса  Мора, создаются  специальные  земельные  суды, принимающие  решения  на  основе открытых    показаний  двенадцати  свидетелей  из  числа  местных  жителей, давших  присягу  голосовать  честно. Обычно  это  наиболее  уважаемые  люди  поселка  или  города, где  проходит  суд, выбранные  по  жребию. Новый  суд  присяжных  позволяет  быстро  решать  спорные  вопросы  налогообложения  и  владения  землей.

Проверкой  действий  местных  судов  занимаются    выборные  хунты  провинции.

Кроме  того  во  весь  рост    встает  серьезный  вопрос- отношение  к бывшим   мусульманам. Несколько  лет  назад (1499-1501)  всем  мусульманам  было  предложено  креститься  или  уехать  из  страны.

Более  того, инквизиция  активно  проверяет  и  контролирует  новообращенных, активно  арестовывая  всех, кто  втайне  исповедует  старую  религию. Поскольку  имущество  казненных  отходит  инквизиции, это  вызывает  многочисленные  обвинения  последней  в  коррупции. Кроме  того, суд  инквизиции  нарушает  права  местных  судов (городов  и  сеньоров)  которые  протестуют  против  того, что  бы  людей, находящихся  в  зоне  их  ответственности (их  вассалов)  судила  инквизиция.

Кроме  того, все  большую  популярность  набирают  так  называемые  проверки  чистоты  крови (доказательства, что  в  роду  не  было  мусульман  или  евреев) означающие  отстранение (или  финансовое  ослабление)  от  власти  значительной  части  местной  элиты.

В  этом  вопросе    воспитанный  в  гуманистическом  духе  Фердинанд  Калабрийский, и  его  супруга, частично  впитавшая  английские  идеалы, и  Томас  Мор, все  больше  занимающий  положение  их  первого  советника, единодушны.

Они  встают  на  сторону  бывших  мусульман, во  первых  запрещая  конфискации  имущества, во  вторых  требуя  что  бы  инквизиторы  доказывали  свои  обвинения  в  местном  суде, и  только  местный  суд  имел  право  задержать  этих  людей. Проверки  крови  запрещены, со  ссылкой  на  слова  апостола  Павла  «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос.».

Фактически  создается  положение, когда  суду  инквизиции  подлежат  только  те, кто  открыто, т.е.  публично  исповедует  и  проповедует  мусульманскую  веру.

Это  вызывает  живейшее негодование  примаса  испанской  церкви, архиепископа  Толедского  и  канцлера  Кастилии, Сиснероса. И  значительной  части  испанского  клира.  Действия  инфанты  и  ее  супруга  так же  вызывают  серьезное  недовольство  испанской  знати.

В  итоге, заручившись    поддержкой  столь  влиятельных  сил, Филипп  Бургундский  начинает  готовится  к  войне  с  инфантой.

Но  25  сентября  он  умирает  в  городе  Бургос.

9
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
5 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFтохтаarturpraetorst.matros Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
arturpraetor

Возникает  вопрос  о  Возникает  вопрос  о  престолонаследии  и  регентстве. Безусловно,  Элеонора  Бургундская наследница  по  прямой. В случае, если наследниками престола являются женщины, в то время ЕМНИП могли быть исключения — так как Элеонора иностранка. да к тому же внучка Изабеллы Католички, то наследника могли выбирать в первую очередь из числа детей правящей королевы. Учитывая, что те уже взрослые, и куда скорее могут дать наследника мужского пола, то выгоднее сделать ставку на них. Но тут, честно говоря, я даже затрудняюсь сказать, как бы оно точно было бы в реале — ситуация, когда при таких законах наследования все дети и внуки правительницы женского пола, в целом уникальна. плюс  небольшой  отряд  Толедской  милиции. Следует  отметить, что  последние    части  весьма  ненадежны. Вообще-то наоборот — отряды городской милиции в Испании были довольно злыми, так как находились в постоянных трениях с аристократией. В Валенсии это, в частности, не раз приводило к тому, что городские «подсыпали перцу» феодалам. Внезапно  внезапно  королевские  пушки  практически  в  упор  начинают  палить  картечью  с  небольшого  расстояния. И это артиллерия войск, которые якобы находились на марше? Практически нереально. Для развертывания артиллерии пришлось бы потратить уйму времени, исключением могли послужить лишь относительно легкие кулеврины — настолько легкие по понятиям какого-то XVIII века, что картечью… Подробнее »

st .matros

И  главное  воспринимаются 

И  главное  воспринимаются  как  иностранцы.

иностранец. Потому как по тексту в предложении речь только об Габсбурге.

Внезапно  внезапно  королевские  пушки  практически  в  упор  начинают  палить  картечью  с  небольшого  расстояния.

Ошибка или чтобы усилить впечатление? Тогда м.б. через тире?

Большую  помощь  ему  оказала  инквизиция, которую  он  создал  в  Неаполе  по  испанскому  образцу (то  есть  тесно  связанной  с  государством), что  бы  с  помощью  суда  церкви  преследовать.

Преследовать кого?

 

NF

++++++++++

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить