Эффективность войны

Фев 15 2018
+
11
-

 

Еще одна интересная статья из жж коллеги taira-koremochi.

Логично предположить, что война оказывает негативное влияние на экономику. Происходит разрушение материальной культуры, экономика деформируется в пользу военного производства, снижается количество потребителей. Почему же тогда прогресс сопровождается постоянными войнами? Как связано развитие экономики с войной?

Один человек сказал: «Война есть продолжение политики иными (военными) средствами». 

Другой человек сказал: «Политика есть концентрированное выражение экономики». Логическая связь войны и экономики очевидна. Остаётся прояснить, как эта связь выглядит.

Первое, что можно заметить - война ломает устоявшуюся социально-экономическую систему, обновляет элиту, а вместе с ней и экономические представления. Всё это способствует новациям. Однако такой механизм новаций при всей своей привлекательности носит крайне рискованный характер: не всякая война успевает дать новации на фоне неизбежных материальных потерь; новации сами по себе носят дестабилизирующий характер, из-за чего их принятие требует определенных условий. 

Для понимания экономического значения войны я вернусь к своему предыдущему рассуждению о войне, где определяющим фактом стала цель войны. 

Экономическая эффективность войны определяется послевоенным увеличением базового ресурса. Правильно сформулированная цель войны всегда расширяет базовый ресурс. Базовым ресурсом традиционной фазы является плодородная земля, индустриальной фазы – рынки, послеиндустриальной – узлы связывающие рынки. 

Поэтому эффективная традиционная война ведётся за землю, индустриальная за рынки, послеиндустриальная за узлы. 

Примечание: Послеиндустриальная война рассматривается мною в смысле войны между двумя фазами индустриальной и будущей (пока она без устойчивого названия). Полагаю, что все подобные войны ведутся за узлы связности. 

Цель эффективной войны всегда должна включать в себя присоединение и освоение базового ресурса. План такой войны обязательно включает в себя фазу послевоенной реконструкции, которая начинается еще до официального конца войны. Как следует этого принципа, грабеж не имеет важного отношения к экономике войны. Он касается исключительно прямых материальных затрат (выгод). Поэтому викинги при всех своих военных успехах никакого серьёзного государства не создали, а вот те кого они регулярно грабили создали. 

Идеологические (религиозные) войны тоже касаются экономической эффективности. Эти войны являются лучшим распространителем новаций и создают универсальное идеологическое пространство новой экономики. Идеология преодолевает транспортное сопротивление, включая в товарообмен территории находящиеся за возможными границами базового государства. Проповедники ломают местные традиции и приводят за собой торговцев с универсальной валютой. Успех идеологической войны зависит от экономической эффективности новой традиции. Жить становится лучше, жить становится веселее!

Идеологическая война обречена без экономического успеха на осваиваемых территориях. 

Цель правильной войны всегда содержит в себе развитие через экономику нового послевоенного мира, создавая мир по Лиддел Гарту, лучше довоенного. Такой мир всегда будет устойчивее любого довоенного. Экономическая эффективность войны определяется присоединенным базовым ресурсом. Поэтому и говорят, что война слишком серьёзная вещь, чтобы поручать её военным. Подавляющее большинство военных видят ограниченную цель войны в силу специфики профессии.

Идеология связана с эффективной войной через создание новой экономической реальности, включающей в универсальную экономику территории, выходящие за возможные пределы базового государства. Идеологическая война обязательно должна создавать экономический успех осваиваемых территорий.

Примеры:

Рим всегда включал в план войны экономический расчет осваиваемых территорий. Элита присоединяемых территорий получала возможность развития на определенных условиях в рамках римского социально-экономического и юридического пространства. Александр Великий в отличие от Рима не включал экономическую реконструкцию в цель войны, поэтому его военная деятельность фактически была путешествием, а не строительством империи. 

Базовым государством первой волны ислама был Багдадский халифат. Ислам теснил христианство в Европе до тех пор, пока Католическая церковь не создала собственное базовое государство Священную Римскую империю, которая в свою очередь образовала универсальное пространство католической Европы. После этого вытеснение ислама из Европы стало вопросом времени. 

Фазовый переход всегда содержит в себе идеологическую войну. Реформация взломала католическую универсальность в Европе, после чего по мере освоения новых технологий начало возникать всё больше централизованных европейских государств. Последним из них была Пруссия. О значении её для мировой истории общеизвестно. 

Франция в Первую мировую войну вошла с традиционной целью возврата территорий (Эльзас и Лотарингия). То есть вела индустриальную войну в традиционном смысле. Поэтому экономически она эту войну проиграла, что делало неизбежным новую войну в Европе и весьма вероятным поражение Франции в ней. 

Гражданская война в США придала американской элите свойство внимательного отношения к экономической части войны. Поэтому многие войны США отличаются высокой эффективностью. Характерный пример «План Маршалла». С СССР они тоже вели войну, прежде всего в экономическом смысле. Да и сама Холодная война возникла из-за экономических интересов стран. СССР же в 60-ые годы попытался вести с США идеологическую войну без необходимой для такой войны экономической стратегии и ресурсов. В этот момент СССР войну и проиграл. Даже если бы США по какой-то причине вышли бы из войны до советского поражения, то у СССР не было никакого плана по новому миру без США. Идеологический поход США против коммунизма являлся подчиненной экономической стратегии войны линией Холодной войны. Которая сыграла с США злую шутку во Вьетнаме. 

Конфликт между США и Россией вокруг Украины возник вокруг борьбы за узлы связности между рынками Европы и России. В ответ на американский контроль над украинским узлом Россия заняла Крым и установила военные базы в Сирии. После чего возникло нестерпимое стратегическое давление на Турцию, которая теперь превращается в узел связи между ЕС и Россией. Турция при всех идеологических и исторических опасениях вынуждена идти навстречу России. Эксплуатация узла связности стабилизирует внутреннюю обстановку (попытка военного переворота была реакцией на изменившуюся обстановку) и сулит немалые экономические перспективы. Поэтому американцы не могут отказаться от курдского фактора влияния на Турцию. Новая фаза борьбы на Ближнем Востоке уже касается не собственно Сирии, как таковой, а решения курдского вопроса. И погибшие «вагнеровцы» здесь далеко не последний эпизод противостояния. Если курды не найдут способа выйти из игры, заинтересованные страны наверняка прибегнут к варианту окончательного решения курдского вопроса. Кстати, сбитый израильский самолёт тоже из этой истории. 

источник: https://taira-koremochi.livejournal.com/449834.html