Дождь, хлеб и Полоцкая война

16
8
Дождь, хлеб и Полоцкая война

Дождь, хлеб и Полоцкая война

Содержание:

18 июня 1570 года после долгих изнурительных переговоров русские и польско-литовские дипломаты подписали в Москве перемирие сроком на три года, которое подвело черту под войной 1562–1570 годов. Документ зафиксировал состояние шаткого равновесия, которое сложилось к тому времени в ходе затянувшегося на восемь с лишним лет очередного русско-литовского противостояния. Победа Русского царства была неполной, ибо Иван Грозный не смог получить то, к чему стремился — территорию всей Полоччины, а ограничился удержанием не самой лучшей её части. Обе враждующие стороны молчаливо согласились с тем, что спорные территории в северо-восточной части Великого княжества Литовского и в Ливонии будут поделены по принципу uti possidetis («поскольку владеете»). Почему же сложилось такое положение? С чем были связаны условия перемирия, явно не устраивавшие ни ту, ни другую сторону? Почему Ивану Грозному не удалось развить успех, достигнутый в первые годы войны, а Сигизмунд II Август и его воеводы не смогли переломить ход боевых действий? Попробуем ответить на эти вопросы, взглянув на события конца 1560-х годов с несколько необычной стороны.

Война, глад, мор и аграрное общество

В своё время Лев Гумилёв писал:

«Как бы ни была развита техника, всё необходимое для поддержания жизни люди получают из природы».

Четыре ангела смерти. Гравюра Альбрехта Дюрера,1498 год. wikimedia.org

Четыре ангела смерти. Гравюра Альбрехта Дюрера,1498 год. wikimedia.org

Эти слова справедливы сегодня, а для минувших дней — и подавно. В самом деле, чем примитивнее, архаичнее культура в широком понимании этого термина, тем большей будет эта зависимость. К аграрным цивилизациям «первой волны» это утверждение имеет самое непосредственное отношение. Устойчивость и эффективность сельскохозяйственного производства определялись тем, насколько благоприятными для земледелия и скотоводства будут погода и температура. Неустойчивые погодные условия, климатические аномалии, природные катаклизмы неизбежно приводили к снижению продуктивности крестьянских хозяйств, которые и без того работали по большей части в режиме простого самовоспроизводства.

Практически все сельскохозяйственные работы выполнялись за счёт мускульной силы. Невысокий уровень агрокультуры и низкая энерговооружённость крестьянских хозяйств неизбежно вели к тому, что их продуктивность напрямую зависела от количества вовлечённых в производство людей и животных. Пока не произошёл переход на интенсивный путь развития, эта зависимость не могла быть преодолена. В результате два из четырёх всадников Апокалипсиса — мор и глад, действовавшие зачастую рука об руку — приводили с собой третьего — смерть. Совместными усилиями они вгоняли цивилизации «первой волны» в глубокую депрессию, из которой те выходили тем более долго и тяжко, если всё это происходило на фоне войны. В самом деле, эпидемии и эпизоотии, которые вели к массовой гибели людей и скота, сужали производственную базу аграрного сектора экономики со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями и для общества, и для государства. Ведь на протяжении тысячелетий именно аграрный сектор являлся базисным в экономике: лихорадило его — лихорадило и всё остальное.

Одним словом, кризис в аграрном секторе неизбежно затрагивал и социальную, и политическую сферу жизни общества, способствуя росту напряжённости. Если он и не ставил социум и государство на грань гибели, то во всяком случае вынуждал их «окуклиться», свести к минимуму общественно-политическую активность и сосредоточиться на решении внутренних проблем и поисках выхода из кризиса.

вернуться к меню ↑

Малый ледниковый период

В классическом труде «Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II» великий французский историк Фернан Бродель писал:

«На протяжении «раннего» XVI века климат был повсеместно благоприятным, «поздний» повсюду отмечен атмосферными нарушениями».

В другой своей работе «Материальная цивилизация. Экономика и капитализм, XV–XVIII вв.», он отмечал:

«Между 1540 и 1560 гг. (даты приблизительны) Европа была потрясена более или менее ясно выраженным кризисом, который делит XVI век надвое: Франция Генриха II — это уже не залитая солнцем Франция Франциска I; елизаветинская Англия — это уже не Англия Генриха VIII».

Так что же случилось в это время и почему «долгий XVI век» так чётко делится на «светлую» и «тёмную» половины? И какое отношение это имеет к Полоцкой войне 1562–1570 годов и перемирию, заключённому между Иваном Грозным и Сигизмундом II Августом?

Чума и голод в России и Литве. Немецкая гравюра 1570-х годов. commons.wikimedia.org

Чума и голод в России и Литве. Немецкая гравюра 1570-х годов. commons.wikimedia.org

Когда Бродель собирал факты для своего монументального произведения «Средиземное море…», взаимосвязь между переменами климата и изменениями в жизни общества на протяжении «долгого XVI века» ещё не выглядела очевидной. Однако сегодня есть все основания утверждать, что такая взаимосвязь была, и она имела печальные последствия для европейского общества второй половины XVI и последующих столетий — вплоть до Новейшего времени. Характеризуя климат II тысячелетия н.э., отечественные исследователи Е.П. Борисенков и В.М. Пасецкий, авторы «Тысячелетней летописи необычных явлений природы», отмечали:

«Отличительная особенность климата последнего тысячелетия — наличие сравнительно тёплого периода — малого климатического оптимума в VIII–XIII вв. и наступление вслед за ним в XIII–XIV вв. очередного похолодания, которое с некоторыми флуктуациями (выделено автором) продолжалось до середины XIX в.».

В ходе этого малого ледникового периода, продолжали они,

«почти повсеместно ухудшились климатические условия. Климат стал холоднее, неустойчивее, сократился вегетационный период. Для тогдашней России, практически полностью находившейся в зоне рискованного земледелия, это обстоятельство имело весьма негативные последствия)».

Как результат этих перемен —

«экономике европейских стран и стран других регионов был нанесён большой ущерб».

Слова о климатических колебаниях в ходе малого ледникового периода выделены не случайно. На протяжении этой эпохи климат претерпевал определённые изменения в лучшую и в худшую стороны. Те же Е.П. Борисенков и В.М. Пасецкий отмечали, что большая часть XV века, от его начала и до 1480-х годов, была, пожалуй, едва ли не самым неблагоприятным периодом, который характеризовался большой неустойчивостью погоды и повышением частоты формирования климатических аномалий. На смену ему пришло относительное потепление, пик которого выпал на 1500–1540 годы, а затем началось очередное похолодание, достигшее вершины в 1660–1670-х годах. При этом наиболее благоприятными в климатическом отношении были первые два десятилетия XVI века, а вот с 1524 года климат резко ухудшился, и на протяжении более 40 лет (1524–1570) в редкий год на Руси не отмечалось опасных метеорологических явлений.

Питер Брейгель Старший. Триумф смерти (около 1562 года). wikimedia.org

Питер Брейгель Старший. Триумф смерти (около 1562 года). wikimedia.org

Нетрудно заметить, что Полоцкая война целиком и полностью входит в этот неблагоприятный период в климатической истории России. Но можно ли конкретно, с фактами на руках, утверждать, что да, действительно, похолодание и неустойчивость климатических условий пагубно сказались на русской деревне, на аграрном секторе русской экономики того времени и вогнали страну в глубокий кризис, имевший тяжёлые политические и социальные последствия?

вернуться к меню ↑

Природные аномалии — шаги к катастрофе

Итак, каким образом сказалось наступление малого ледникового периода на русской деревне XVI века? Обратимся к летописям. Книжник, человек глубоко религиозный и набожный, внимательно следил за происходящим вокруг и фиксировал экстремальные природные явления, пытаясь понять промысел Божий и узнать, что ждёт его самого и его соплеменников в будущем. А они, эти экстремальные явления, множились год от года и рисовали весьма и весьма мрачную перспективу. Поскольку Полоцкая война затронула в первую очередь русский северо-запад, то посмотрим, как развивались здесь события, предшествовавшие её началу.

Проблемы в псковских и новгородских деревнях начались задолго до войны. Природные аномалии раз за разом чередовались с неурожаями и эпидемиями, подрывая устойчивость крестьянских хозяйств и испытывая их на прочность. К примеру, под 7048 годом (1539–1540 год по современному летосчислению) псковский книжник записал:

«Бысть осень дождлива вельми, не дало солнцоу просияти и до заговеина Филиппова за две недели (то есть с сентября до начала ноября не было солнечных дней — прим. авт.), и яровой хлеб на полех и на гоумнех изгнил; а зима была снежна, а весна была студена, и вода велика и через лето, и рожь не родилася, вызябла с весны, и пожни по обозерью и по рекам поотнялися».

К счастью, до голода и массовой гибели людей дело не дошло:

«Господь бог милостив, и тои зиме повезоша всякии хлеб во Псков ото всех стран».

Нетрудно заметить, что проблема нехватки хлеба разрешилась за счёт завоза его из других мест, в том числе, надо полагать, из Литвы и Ливонии.

Войско Ивана IV теряет артиллерию из-за оттепели зимой 1548 года. Миниатюра из Лицевого летописного свода

Войско Ивана IV теряет артиллерию из-за оттепели зимой 1548 года. Миниатюра из Лицевого летописного свода

Следующая весна выдалась поздней, а лето — холодным. Холмогорская летопись отмечала, что «тое ж весны зима была долга, а река плыла в Петрово говенье…», то есть ледоход на Северной Двине начался 29 июня! Между тем спустя пять лет весна считалась ранней: ледоход начался за полторы недели до Пасхи, пришедшейся тогда на 17 апреля (по старому стилю). В итоге, судя по всему, год оказался неурожайным.

В новом 7051 (1542–1543) году псковский летописец отмечал, что «бысть дорог хлеб по всем градом, а во Пскове четвертка ржи 25 денег». Избыть дороговизну хлеба не удалось и в следующем году. Под 7052 (1543–1544) годом новгородский книжник отметил в своих записях:

«Бысть вода велика (…) да того же лета бысть хлеб дорог. Четверка ржи по гривне Московъской».

В Пскове хлеб также был недёшев — по 25 денег за четверть, а за городом и того больше — по 30. Летописец с унынием подчеркнул, что «бысть в то время крестьяном притоужно вельми», да так, что «промеж собя брань была велика во Пскове большим людем с меншими». И снова нехватку хлеба удалось решить, привезя его из других мест — из того же Юрьева-Дерпта, откуда хлеб доставляли и продавали псковичам по 28 денег за четверть.

Тяжёлым выдался и 1547 год — год венчания Ивана IV шапкой Мономаха, год великого московского пожара и бунта. По весне пришла сильная засуха, которая привела к неурожаю. По словам летописца,

«того же лета и во всех городех Московския земли и в Новегороде хлеба было скудно».

Зима 1547–1548 годов, напротив, запомнилась дождями и оттепелью («теплота велика и мокрота многая»), которые сорвали первый поход Ивана IV на Казань, вынудив его в феврале повернуть обратно. Лето выдалось неурожайным из-за беспрестанных дождей («дождя было много и хлеб родися скудно»). Другая оттепель, наступившая в феврале 1550 года, сорвала и вторую экспедицию Ивана IV на Казань: простояв под стенами татарской столицы 11 дней, царь был вынужден отступить. На этом беды не закончились, и неизвестный русский книжник снова отмечал, что «того же года на Москве и во всех городех Московские земли и Новгородские хлеба было скудно».

Рыцарь, смерть и дьявол. Гравюра Альбрехта Дюрера, 1513 год. wikimedia.org

Рыцарь, смерть и дьявол. Гравюра Альбрехта Дюрера, 1513 год. wikimedia.org

Весной 1554 года, по словам новгородского летописца, «воды прибылные, не было ничего на полех». Сильное половодье повторилось и спустя три года, а затем, в конце лета — начале осени, зарядили дожди, которые, естественно, привели к неурожаю. На исходе 1550-х и в начале 1560-х годов климат оставался неустойчивым, природные аномалии регулярно повторялись. Зима 1557–1558 годов выдалась «гола без снегоу с Рожества христова, и ход был конем ноужно грудовато». Суровая следующая зима сменилась холодной весной, и 4 мая 1559 года на Новгородчине «пала туча велика снегу, да и мороз был велик и ветр». Конец же года запомнился на северо-западе очередной природной аномалией: в конце ноября — начале декабря «по грехом пришла груда великая и беспута кроме обычая». Бесснежная зима привела к тому, что по весне «вода была мала, сухота по всем рекам». Дождей не было и летом 1560 года, и псковский летописец с печалью констатировал, что «то же лето было соухо, яровои хлеб не родился, присох бездожием», что обернулось хлебной дороговизной: «коупиша от того слетья рожь по 16 денег, а овес по двенадцати денег, а жито по 20 денег, а пшеницу по 11 алтын».

вернуться к меню ↑

Приближение к Апокалипсису

Природные аномалии и неблагоприятные климатические явления подрывали устойчивость аграрного сектора экономики и лишали крестьянские хозяйства запаса прочности, необходимого для того, чтобы пережить эти беды и выполнить обязательства перед властью. До поры до времени ситуация ещё держалась в пределах допустимого, балансируя, правда, на грани кризиса. Однако с началом войны она неизбежно должна была качнуться в худшую сторону. После того, как в начале 1558 года русские войска вторглись в Ливонию и разгорелась Ливонская война, нагрузка на крестьянские хозяйства возросла. Псковщина и Новгородчина превратились в «прифронтовую» зону со всеми вытекающими последствиями. Мало того, что помещикам и вотчинникам нужны были деньги, провиант и фураж для того, чтобы снарядиться на службу — государство тоже требовало и от крестьян, и от посадских денег, людей, лошадей, провиант, фураж и много ещё чего другого, что необходимо было ему для ведения войны.

О характере этих «экстраординарных», если так можно выразиться, повинностей, которые должны были исполнять тяглецы во время войны, можно судить по жалованной грамоте, выданной в 1613 году от имени царя Михаила Фёдоровича игумену Николо-Угрешского монастыря Киприану. Грамота хотя и поздняя, но весьма показательная. В ней говорилось, что монастырские владения и их жильцы от денежных выплат на ямское, полоненичное и подможное дело освобождаются, на содержание плавных казаков денег не дают, за ямчужное, городовое и засечное дело денег снова не платят, на ямах с подводами не стоят, к городовому делу не привлекаются, рвов не копают и острогов и надолб не ставят, в ямчужные (селитряные) амбары сор и дров не возят и не дают и сами амбары не ставят, к постройке стругов не привлекаются, материалов для судового дела не поставляют. Кроме того, игумену гарантировалось, что его люди

«к пушечному делу на пушечной запас волоков, и колес, и саней, и канатов, и лну, и поскони, и смолы, и холстов, и всяких запасов не дают и не делают, и к зелейному и к пушечному делу уголья и никаких запасов не возят и не дают», «по дорогам мостов нигде не мостят, и каменья и извести и лесу не возят, и ядер каменных не делают», «посолских кормов по станом столовых и подвод и подводников не дают, также и татарских кормов столовых и конских, ни подвод, ни проводников, и казачьих кормов, и стрелецкаго хлеба и денег не дают».

В довершение государевым служилым людям всех чинов воспрещалось «имать» с монастырских людей «подвод, ни проводников, ни кормов своих и конских», а также суда и гребцов на них.

Последнее требование было тем более важно, если принять во внимание тот факт, что ратные люди, едучи на войну, и на своей-то земле зачастую вели себя как на неприятельской территории, особо не стесняясь в методах обеспечения себя провиантом, фуражом, конями и подводами-санями. Эхо этих конфликтов между ратными и «хрестьянами» порой докатывалось до самого «верха», вызывая нешуточные разбирательства, как это было в самом начале Ливонской войны, когда ратники князя Михайлы Глинского, отправляясь на войну с ливонцами, бесчинствовали на Псковщине.

Апокалипсис. Гравюра Альбрехта Дюрера, 1498 год. ​​​​​​wikimedia.org

Апокалипсис. Гравюра Альбрехта Дюрера, 1498 год. ​​​​​​wikimedia.org

Запас прочности экономики русского северо-запада в этих условиях начал иссякать. Характерно замечание псковского летописца, который писал об осенней кампании 1560 года:

«Псковоу и пригородам и селским людем всеи земли Псковъскои проторы стало в посохи много».

С началом Полоцкой войны (1562–1570) ситуация ухудшилась. Резко возрос масштаб боевых действий, а вместе с ним увеличились и военные тяготы, ложившиеся тяжким грузом на плечи тяглецов Псковщины, Новгородчины и Смоленщины. Согласно псковским летописям, для участия в подготовке и проведении Полоцкого похода зимой 1562–1563 годов на северо-западе и западе было собрано «посохи (…) пешеи и коневои 80000 и 9 сот человек». Если исходить из того, что эти люди были собраны не только для того, чтобы сопровождать войско в походе и осуществлять дорожные, сапёрные и иные работы во время марша и осады Полоцка, но и для подготовки похода, то эта цифра вовсе не представляется такой уж и неправдоподобной.

Сбор посохи, которая должна была явиться на службу со своим инструментом, провиантом и фуражом, сопровождался сбором с местных тяглецов продовольствия для ратных и их коней, обозных и строевых, а также коней и подвод для стрельцов и казаков. Это накладывало дополнительные тяготы на тамошних крестьян и посадских людей. Хотя такие серьёзные военные предприятия, как Полоцкая экспедиция или государевы походы 1562 и 1567 годов случались редко и были из ряда вон выходящими, однако каждый год на протяжении всех 1560-х годов на западе и северо-западе перемещались войска, собиралась посоха, кони, телеги, провиант и фураж для ратных и посошных людей.

Положение осложнялось тем, что чем ближе дело шло к концу десятилетия, тем в большей степени тяготы Полоцкой войны и столкновений в Ливонии ложились на плечи местного податного населения. «Низовые» земли втянулись в полномасштабную войну с Крымом, и помощи отсюда смолянам, псковичам и новгородцам ждать не приходилось. Оставалось рассчитывать только на свои силы, а они, как оказалось, были далеко не безграничными. Очень скоро Москва в этом убедилась.

вернуться к меню ↑

Литература и источники

  1. Александро-Невская летопись // ПСРЛ. — Т. XXIX. — М, 2009.
  2. Борисенков, Е.П. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы / Е.П. Борисенков, В.М. Пасецкий. — М., 1988.
  3. Бродель, Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. Часть I. Роль среды / Фернан Бродель. — М., 2002.
  4. Бродель, Ф. Материальная цивилизация. Экономика и капитализм, XV–XVIII вв. Т. 3. Время мира / Фернан Бродель. — М., 2007.
  5. Греков, Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. Кн. 2 / Б.Д. Греков. — М., 1954.
  6. Дулов, А.В. Географическая среда и история России (конец XV — середина XIX века) / А.В. Дулов. — М., 1983.
  7. Зимин, А.А. «Хозяйственный кризис» 60–70-х годов XVI в. и русское крестьянство / А.А. Зимин // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. — Т. V. — М., 1962.
  8. Ильинский, А.Г. Городское население Новгородской области в XVI веке / А.Г. Ильинский // Историческое обозрение. Сборник Исторического Общества при Императорском С.-Петербургском университете, изд. под ред. Н.И. Кареева. — Т. IX. — СПб., 1897.
  9. Колычева, Е.И. Аграрный строй России XVI века / Е.И. Колычева. — М., 1987.
  10. Львовская летопись // ПСРЛ. — Т. ХХ. — М., 2005.
  11. Новгородская вторая (Архивская) летопись // ПСРЛ. — Т. ХХХ. — М., 2009.
  12. Описи царского архива XVI в. и архива Посольского приказа 1614 года. — М., 1960.
  13. Писцовые книги Новгородской земли. Т. 5. Писцовые книги Деревской пятины 1550–1560-х гг. — М., 2004.
  14. Рожков, Н.А. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. / Н.А. Рожков. — М., 1899.
  15. Соколовский, П.А. Экономический быт земледельческого населения России и колонизация юговосточных степей пред крепостным правом / П.А. Соколовский. — СПб., 1878.
  16. Яницкий, О.Н. Экономический кризис в Новгородской области XVI века (по писцовым книгам) / О.Н. Яницкий. — Киев, 1915.

источник: https://warspot.ru/17490-dozhd-hleb-i-polotskaya-voyna

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить