День добровольца. Крупнейший бой русских волонтеров в Югославии

18
11
День добровольца. Крупнейший бой русских волонтеров в Югославии

День добровольца. Крупнейший бой русских волонтеров в Югославии

В войне на руинах Югославии приняли участие несколько сот добровольцев из России и бывшего СССР. Абсолютное большинство этих людей сражалось на стороне сербских повстанческих республик в Боснии и Хорватии – Сербской Краине и Республике Сербской. Мотивация этих людей была разнообразной, от идейных сторонников славянского братства и принципиальных православных до классических военных авантюристов. Большинство из них воевало в составе совсем небольших отрядов, часто насчитывавших буквально по несколько человек. При такой численности эффект от их появления на фронте чаще всего был психологическим: даже пара добровольцев создавала слух «Русы на линии» и приподнимала настроение в окопах. Однако в боях русские также участвовали активно. Поскольку в добровольческие отряды шли люди активные, «русы» естественным образом становились разведывательными или небольшими ударными группами. Однако, драматических историй в их боевой биографии хватало.

В 1993 году многочисленная группа русских добровольцев воевала в районе Вишеграда. Этот город (население – лишь несколько тысяч человек) стал знаменитым благодаря старинному мосту через реку Дрина и «нобелевской» книге Иво Андрича «Мост на Дрине», действие которой происходит именно там. Однако в 90-е в этом городе мало что напоминало об изящной словесности. Он был серьезно потрепан войной между сербами и боснийскими мусульманами. Многие жители бежали с началом боевых действий, и он стоял полупустым. Километрах в двенадцати по прямой (в горах это расстояние, конечно, увеличивалось за счет изгибов горных дорог) от Вишеграда находится господствующая высота Заглавак. Во время войны Вишеград перехватывал дороги между анклавами, занятыми мусульманами, а Заглавак позволял продвигаться на Горажде – крупный город, занятый мусульманами.

К апрелю группа русских в 12 человек располагалась на двух позициях – Заглавак и соседняя гора Столац. На этих же позициях располагалось несколько десятков сербов. Сплошной плотной линии фронта в духе мировых войн не существовало, поэтому обе высотки находились, по сути, в круговой обороне. И Заглавак, и Столац просматриваются друг с друга, однако между ними находился лесной массив. Ближе всего к позициям «муслиман» располагался Столац, также поросший лесом.

В апреле 1993 года мусульмане решили попытаться отбить обе высоты. Вскоре ожидалось наступление сербов, и бошняки решили действовать на опережение, планируя нанести сербам тяжелые потери и захватить исходные позиции для их атак.

В наступлении участвовали части двух бригад – Вишеградской и Рогатицкой, в сумме около трехсот штыков пехоты. К атаке привлекалась мощная группировка артиллерии, включая 82-мм и 120-мм минометы, безоткатные орудия и батарея 105-мм гаубиц.

Сербов представлял небольшой отряд Горажданской бригады и русские. Все – только с пехотным оружием, в общей сложности менее сотни человек, две трети из которых – на Заглавке. Теоретически огневую поддержку могла оказывать батарея дивизионных пушек времен Великой Отечественной, но в реальности она располагалась слишком далеко. На горах были устроены «бункеры» — ДЗОТы и брустверы из камней.

Бой начался около семи утра 12 апреля на Столаце. За счет снегопада – тем более, в густом лесу – они смогли по оврагу подойти на дистанцию кинжального огня к «бункеру», в котором находился пикет из трех русских. Один из них, Владимир Сафонов, некогда флотский капитан-лейтенант, заметил подходящих бошняков и открыл огонь, но был почти сразу смертельно ранен. Ему попытался оказать помощь другой русский, бывший омоновец Дмитрий Попов. В живых и на ногах остался только Павел Петренко. Однако, этот доброволец из Санкт-Петербурга не потерялся, и начал отстреливаться из пулемета. Мусульманский офицер Ибрагим Кабаклия попытался приблизиться к его позиции, но был убит. Благодаря непрерывной стрельбе Петренко, сербы на Столаце успели прийти в себя и оказать сопротивление. Сам Павел был тяжело ранен, одна из пуль попала в его пулемет, другая срезала мушку.

Русские добровольцы ведут бой из ДЗОТа. Иллюстрация Ирины Давидович

Русские добровольцы ведут бой из ДЗОТа. Иллюстрация Ирины Давидович

Павел Петренко ведет огонь из пулемета. Иллюстрация Ирины Давидович

Павел Петренко ведет огонь из пулемета. Иллюстрация Ирины Давидович

Сербы, находившиеся на этой же высоте, почти сразу потеряли четырех бойцов погибшими. Некоторое время они отбивались, причем довольно результативно. Неожиданно эффективными оказались газовые гранаты: их забрасывали в овраг, где накапливались мусульманские бойцы, а газ сдувало внутрь оврага.

Однако, мусульмане захватили инициативу и пользовались подавляющим численным преимуществом. Шестеро уцелевших сербов начали отходить, вынося раненого Петренко. Во время отхода прикрывавший его Попов был убит. Поскольку в этот момент он стрелял, опираясь на дерево, то не упал – и мусульмане еще некоторое время обстреливали мертвое тело (по другим данным, Попов погиб почти одновременно с Сафоновым в самом начале боя).

Столац был потерян, однако оставался Заглавак. Часть зоны обороны удерживали 9 русских добровольцев. Мусульмане начали с очень точного обстрела горы, который с мусульманской стороны координировал Нияз Мемишевич по прозвищу Смрад, опытный офицер-резервист. Одна из 120-мм мин убила еще одного русского, молодого бойца Константина Богословского, для которого это был первый бой, номера пулеметного расчета. Первый номер пулемета, Владимир «Бармалей» Сидоров, был тяжело контужен и получил сильный ушиб осколком камня, однако продолжал отстреливаться.

Высота отчаянно отбивалась. При этом расчеты сербских минометов самовольно покинули позиции, а артиллерия была слишком слаба для активной помощи. Тем не менее, мусульманские атаки на окопанные «положаи» пехоты сербов и русских не удавались. Правда, на высоте было много раненых.

В это время в базовом лагере Горажданской бригады сербов собирали группу помощи. Заглавак воевал практически в окружении. В авангарде деблокирующей бригады пошел казачий отряд, огневую поддержку оказывало отдельное орудие. Правда, ее огонь поначалу чуть не поразил своих: с высоты в неполиткорректных выражениях попросили перенести огонь на мусульман. Возможно, именно огнем этой пушки был тяжело ранен телохранитель командира мусульманской бригады, стрелявший из крупнокалиберного пулемета (эпизод описан именно с мусульманской стороны, так что сложно установить, кто точно оказался таким метким). В любом случае, подкрепление позволило деблокировать высоту и начать эвакуацию раненых. Машина с ранеными сербами, уехавшая с Заглавка, была обстреляна, и двое раненых погибли.

Финал этого боя выглядит парадоксально. Мусульмане отступили после того, как на высоту прорвались свежие силы. Однако вечером, по приказу командования, с высоты отошли также русско-сербские отряды.

Фактически, мусульмане могли записать себе в актив успешный штурм Столаца. Там им досталась не только сама высотка, но и тела Попова и Сафонова (их позднее удалось получить у них и похоронить). Наступление на Заглавак, несмотря на активную поддержку артиллерии сорвалось. Русские и сербы оказались достаточно психологически устойчивы, чтобы не бросить позиции, навыков настоящих штурмовых действий мусульмане не имели, а полевые укрепления оказались все же достаточно надежны, чтобы выдержать обстрел.

Потери мусульман остаются дискуссионным вопросом. В мемуарах боснийского офицера написано всего о трех убитых в его бригаде. Однако он ограничивается собственной бригадой, не затрагивая другие. С другой стороны, заявленные сербской стороной 80 и даже 96 убитых бошняков могут быть преувеличением.

Интересно, кстати, что среди мусульман, атаковавших высоту, был также один русский, причем он отличился при штурме и был позднее награжден.

В любом случае, для мусульман операция стала скорее стратегически неудачной. «Превентивное наступление» обернулось только ощутимыми потерями у самих бошняков и расходом боеприпасов к тяжелому оружию без внятных тактических результатов. Ущерб сербской стороны был невелик, и вскоре сербы действительно начали успешное тактическое наступление на этом участке. Ну, а русские добровольцы провели один из самых драматичных своих боев на земле Югославии.

источник: https://kontingent.press/post/den-dobrovolca-krupnejshij-boj-russkih-volonterov-v-yugoslavii

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить