Юрий Пашолок. КВ не хочет уходить

сен 18 2018
+
15
-

Очень часто в разных странах вместо новых танков промышленность предлагала своим армиям улучшенные версии машин, производство которых уже было освоено. Советская танковая промышленность здесь не является исключением. Так начиналась, например, история создания Т-60. Позже завод №37 предлагал вместо Т-70 строить улучшенный Т-60 с 45-мм пушкой и более мощной бронёй. На сей раз номер не прошёл — Т-45 так и остался опытной машиной. В 1942–44 годах похожие истории повторились и с тяжёлыми танками семейства КВ, что привело к появлению таких машин, как КВ-100 и КВ-122. Именно о них и пойдёт речь в сегодняшнем материале.

Простота освоения

Основной причиной «проталкивания» вместо новых танков менее совершенных машин являлась простота запуска их в серию. Вспомним историю появления танка КВ-1с. Весной 1942 года, когда Красной армии потребовалась боевая машина с манёвренностью и габаритами Т-34, но лучше защищённая, в Челябинске начали проектировать новый танк КВ-13. Но скорость запуска в серию во время войны была очень важным фактором, в связи с которым в серию и пошла «малая модернизация» КВ-1 в виде КВ-1с. При этом за время производства КВ-1с было создано два варианта КВ-13. КВ-1с остался на конвейере и после того, как на свет появился Объект 237, позже превратился в ИС-85 (ИС-1).

В августе 1943 года в серию пошёл КВ-85, который должен был выпускаться до того, как Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) освоит производство нового тяжёлого танка ИС-85. И снова желание завода упростить себе жизнь привело к неоднозначным результатам. В прошлый раз запуск в серию КВ-1с стал для завода настоящей производственной драмой, и с КВ-85 ситуация повторилась: этот танк попил у челябинцев немало крови. Простота его освоения в производстве оказалась мнимой. Как позднее выяснилось, переход на производство принципиально новых танков ИС-85, а затем и ИС-122, оказался ненамного сложнее.

Сравнение КВ-1с, КВ-85, ИС-85 и проекта модернизации КВ-85 по массе. Разница в 60 килограмм выглядит слишком оптимистичнойК слову, перехода на производство ИС-85 могло и не произойти. В августе 1943 года конструкторское бюро ЧКЗ разрабатывало альтернативный вариант тяжёлого танка, «идеологом» создания которого был директор завода И.М. Зальцман. На эту должность Исаак Моисеевич был вновь назначен после того, как его сняли с поста наркома танковой промышленности. Обязан этот проект своим появлением и главному инженеру завода С.Н. Махонину. Идея заводского руководства изложена в докладной записке от 22 августа 1943 года:

«Параллельно с подготовкой к испытанию танка ИС, являющегося новой конструкцией, Кировский завода поставил перед собой задачу найти решение и дать образец танка, отвечающего тем же тактико-техническим требованиям, что и танк ИС, но обладающего следующими преимуществами:

  • Возможностью использования серийных узлов и групп танков КВ, что даёт возможность организации производства нового танка без снижения программы, а значит без потерь в выпуске танков.
  • Полным сохранением на Кировском заводе и завода №200 производства артсамоходов СУ-152.
  • Сохранением в производстве запчастей к танкам КВ-1с и СУ-152, находящимся на вооружении в армии и не требующим переобучения личного состава, подготовленного к работе на танках КВ».

Никаких эскизных изображений этого проекта не сохранилось. На основании пояснительной записки можно предположить, что СКБ-2 под руководством Н.Л. Духова за основу взяло КВ-85. При этом башня должна была остаться той же, что использовалась и на КВ-85, и на ИС-1. По сравнению с исходным танком усиливалась защита. Толщина бортов вырастала до 90 мм, кормы — до 75 мм.

Наибольший интерес представляет носовая часть корпуса. Согласно описанию, толщина брони здесь увеличивалась до 90 мм, при этом изменялась форма листов. Верхний лобовой лист имел угол наклона 30 градусов к горизонту, а нижний лобовой лист — 60 градусов к горизонту. Таким образом, теоретически лобовая проекция улучшенного КВ-85 могла быть лучше защищена, чем у ИС-85.

КВ-85 со 100-мм орудием С-34 на Гороховецком АНИОП, январь 1944 года

При внесении в конструкцию базового танка минимальных изменений уже 15 сентября 1943 года ожидалось получить первые образцы модернизированного КВ-85. Правда, никакого задания на проектирование такого варианта КВ-85 Народный комиссариат танковой промышленности (НКТП) и Главное бронетанковое управление Красной армии (ГБТУ КА) не давали. Разработка велась по инициативе заводского руководства.

Имеются вопросы к заявленной боевой массе модернизированного танка. Он должна была составлять 45 342 килограмма, тогда как боевая масса серийного КВ-85 составляла 45 282 килограмма. Сомнительно, что с таким существенным усилением бронирования вес танка увеличился бы всего на 60 кг.

Кроме того, как раз в конце августа велась очень трудная работа по постройке первых серийных КВ-85, причём к организации производства имелась масса претензий. С учётом того, что отношения между Малышевым и Зальцманом были весьма натянутыми, в НКТП инициативу заводчан встретили, мягко говоря, без энтузиазма.

Хорошо видны особенности конструкции подвижной бронировки системы

26 августа 1943 года был подготовлен приказ наркома танковой промышленности №512. В нём инициатива Зальцмана и компании была подвергнута жёсткой, но обоснованной критике. К тому времени стало ясно, что даже ИС-85 является не более чем временным решением. Опыт сражений на Курской дуге показал, что тяжёлым танкам требуется более мощное орудие, нежели Д-5Т. Такое орудие, получившее обозначение Д-25, проектировало КБ завода №9.

Расчёты показывали, что при установке Д-25 в ИС-85 боевая масса танка вырастала на 2 тонны, до вполне приемлемых 45–46 тонн. Совсем иначе дело обстояло с КВ-85 и его возможной модернизацией. С новой пушкой его боевая масса могла составить уже 47–48 тонн. Такая перегрузка шасси была уже чрезмерной. Инициативный проект ЧКЗ был отклонён, заводчан обязали заниматься текущей работой по освоению производства КВ-85 и ИС-1, а не прожектёрством.

В конце приказа отдельный пункт был адресован непосредственно заводскому руководству:

«Предупредить директора Кировского завода товарища Зальцмана И.М. и главного инженера завода товарища Махонина С.Н., чтобы впредь не допускать нарушений установленного порядка в разработке новых конструкций танков и внесения предложений об организации производства новых типов танков».

На этом самодеятельность завода по теме КВ-85, по крайней мере в 1943 году, закончилась. С ноября 1943 года начался выпуск ИС-1, а в декабре ЧКЗ сдал первые ИС-2. Освоение производства новых машин по сложности оказалось сравнимо с освоением КВ-85. Таким образом, победила точка зрения Малышева и Котина, считавших, что именно ИС должен стать основным тяжёлым танком Красной армии.

КВ-85 всё же модернизировали. Правда, происходило это в опытном порядке и уже не по инициативе руководства Кировского завода. Идея усилить вооружение КВ-85 родилась в Центральном артиллерийском конструкторском бюро (ЦАКБ), которое разрабатывало орудие семейства С-34. Как и в КБ завода №9, в ЦАКБ разрабатывали триплекс: на одну и ту же люльку планировалось наложить три разных ствола. Базовой моделью была система калибром 100 мм. Цифра 34 в обозначении новой пушки появилось не случайно: базировалось орудие на баллистике 100-мм морской пушки Б-34.

Орудие на максимальном угле возвышения

Для установки Б-34 ЦАКБ получило один из серийных образцов КВ-85. Установка этой системы потребовала куда больших переделок, чем в случае с Д-25Т. Клиновой затвор у С-34 открывался не влево, а вправо, при этом заряжающего нужно было разместить с левой стороны. Для этого башню пришлось существенно переделывать. Заряжающий и командир поменялись местами, одновременно вправо переместилось место наводчика. Вместе с наводчиком «переехали» и прицел со спаренным пулемётом. Пришлось переделывать механизмы поворота башни: маховик наводки по вертикали находился слева, а по горизонтали — справа.

Серьёзной переделке подверглась орудийная установка. Изменилась неподвижная бронировка, а подвижную бронировку пришлось делать практически с нуля. Она получилась заметно шире, чем подвижная бронировка Д-5Т и Д-25Т. Укладки на опытной машине переделывать не стали.

Перенести вправо вместе с командирской башенкой выступ и кормовой пулемёт не получилось

Установка С-34 в башню КВ-85 началась в декабре 1943 года, а 22 января 1944 года начались испытания на Гороховецком АНИОП. Продолжались они до 28 января. За это время было произведено 638 выстрелов, из них 324 усиленным зарядом. Кучность и точность стрельбы были признаны не вполне удовлетворительными — они уступали аналогичным параметрам 100-мм полевой пушки БС-3. Особенно ощутимой оказалась разница при стрельбе бронебойными снарядами.

Проводились и испытания по стрельбе с ходу. Выяснилось, что огонь на ходу не эффективен, в том числе из-за значительных усилий на маховиках механизмов наведения. Не совсем удачной была признана установка прицела, который рекомендовалось заменить на более совершенный ТШ-16.

Сильной стороной системы оказалась скорострельность. При угле возвышения орудия в 2 градуса она составила 12 выстрелов в минуту. Правда, такой темп был достигнут при стрельбе серией из 5 выстрелов, уложенных в нише башни. При закрытых люках и включённом вентиляторе две группы из 10 выстрелов, уложенных в нише башни, удалось отстрелять за 95–105 секунд. Соответственно, реальная скорострельность составила 5,7–6,3 выстрелов в минуту.

При стрельбе на скорострельность отмечалось ослабление гаек механизмов наведения и гильзоотвода. Также постепенно ухудшалась работа клинового затвора. В конце испытаний начальная скорость снаряда уменьшилась на 14,4 метра в секунду, что было в пределах нормы.

По итогам испытаний требовалось улучшить как орудие, так и боевое отделение

С-34 испытания выдержала, но при этом от ЦАКБ требовалось внести улучшения в конструкцию орудия. Размещение экипажа внутри боевого отделения было признано более-менее удачным, но нужно было серьёзно улучшить условия работы наводчика и командира, который лишился дополнительного объёма в выступе, оставшемся с левой стороны. Из-за этого командиру было тесно, да ещё и возник серьёзный риск получить травму казённой частью орудия при стрельбе. Решением проблемы могло стать перемещение выступа на правую сторону башни. Также от ЦАКБ требовалось разработать укладку выстрелов в корпусе.

Впрочем, этим ЦАКБ уже не занималось. ЦАКБ не планировало перевооружать КВ-85, опытный танк был не более чем тестовой лабораторией. Целью этих работ являлось создание 100-мм орудия для танка ИС. В дальнейшем коллектив ЦАКБ продолжил работу по С-34 уже с использованием танка ИС, эта машина получила обозначение Объект 248. Работы по КВ-85 с С-34 (или КВ-100, как его иногда называют) были остановлены.

 

Инициативы с мест

Ещё до того, как начались работы по установке системы С-34 в башню КВ-85, ОКБ-172 в Молотове (ныне Пермь) попыталось вооружить эту машину пушкой ещё большего калибра. Артиллерийская «шарашка» с сентября 1943 года работала над 122-мм орудием ОБМ-53, которое должно было повысить огневую мощь СУ-152. Руководил этими работами главный конструктор ОКБ-172 по сухопутной артиллерии М.Ю. Цирульников.

Всё, что на текущий момент известно о проекте ОБМ-51

После Курской битвы появился доклад, согласно которому требовалось увеличить начальную скорость 122-мм танковых и самоходных орудий до 1000 м/с. В ОКБ-172 решили совместить работы по самоходной и танковой артиллерии. Уже к концу октября 1943 года появился проект танкового орудия ОБМ-51. Работа велась в рамках задания, полученного от Народного комиссариата вооружения (НКВ) и ГБТУ КА.

26 октября проект был рассмотрен на техническом совещании. Сохранилась только описательная часть проекта, но и по ней ясно, что дело не ограничивалось установкой на танк нового орудия. Под него пришлось делать новую башню, большую по размерам. Система устанавливалась в танке на станке от СУ-152. Толщина лобового листа башни составляла 76 мм, бортов 60 мм и крыши 30 мм. Компенсировать вес длинного ствола должен был толстый 150-мм кормовой лист. Боекомплект КВ с таким орудием должен был составить 45 выстрелов, разместить его планировалось в башне и на полу боевого отделения. При этом в башне должна была находиться основная часть боекомплекта, и это дополнительное свидетельство в пользу того, что она получалась значительно крупнее башни базового танка.

КВ-122. Челябинск, весна 1944 года

Система ОБМ-51 несколько отличалась от самоходной версии орудия. У танковой пушки длину ствола сократили до 58,5 калибров. При этом начальная скорость снаряда оценивалась в 950 м/с. Помимо орудия, в башне были размещены спаренный и кормовой пулемёты ДТ.

Эта же машина с башней, развёрнутой вперёд

Но совещании было принято решение продолжить работы над проектом, при этом на ОКБ-172 оставалась разработка башни. Правда, как башню, так и орудие предписывалось несколько переделать. От идеи использовать установку по типу СУ-152 пришлось отказаться, поскольку она была слишком громоздкой. Вместо неё было предложено использовать более компактную установку по типу Д-5Т. Требовалось сделать клиновой затвор с горизонтальным его расположением, а начальную скорость снаряда довести до 1000 м/с. Боекомплект в башне сокращался до 30 выстрелов, а её габариты уменьшались. Кроме того, башню предложили сделать литой. Самым же главным изменением стало то, что вместо шасси КВ-85 приоритетом стало шасси ИС. Таким образом, произошла серьёзная перемена как системы, так и базы. Проект ОБМ-51 превратился в систему, более известную как БЛ-13.

На лобовом листе корпуса видны отметины от обстрела, которому Объект 239 подвергался в конце 1943 года

В последний раз попытка усиления огневой мощи КВ-85 была предпринята весной 1944 года. Эта работа велась в инициативном порядке, причём неизвестно, кто именно являлся идейным вдохновителем проекта. Документы по этой теме очень немногочисленны. Получившаяся машина известна под условным наименованием КВ-122, но присваивалось ли оно ей в реальности — не ясно. Согласно имеющимся данным, ведущим инженером-конструктором этого танка являлся А.С. Шнейдман. Рецепт его изготовления оказался простым: на шасси опытного образца Объекта 239 была установлена серийная башня от ИС-2 с пушкой Д-25, оснащённой клиновым затвором. Такие башни ИС-2 стали получать не раньше февраля 1944 года.

Вызывает сомнения информация о массе перевооружённого КВ-85, согласно которой разница с Объектом 239 составляла всего полтонны. Если судить по разнице между ИС-1 и ИС-2, то в реальности боевая масса КВ-122 должна была составлять порядка 47 тонн.

Благодаря литьевому номеру на башне удалось выяснить, что она сохранилась до наших дней

Эта инициатива с самого начала была обречена на провал. После переделки танка существенно увеличивалась его боевая масса, что повлекло за собой снижение подвижности и надёжности. Кроме того, особого смысла в таком перевооружении не было. К весне 1944 года было потеряно уже не менее половины построенных КВ-85, и начинать программу перевооружения небольшого числа оставшихся танков не имело никакого смысла. До Главного управления ремонта танков КА, которое обычно являлось заказчиком подобных переделок, КВ-122 даже не добрался.

В отличие от системы С-28, которой всерьёз планировалось перевооружать КВ-1с, о подобных планах в отношении инициативной разработки ЧКЗ нет ни строчки. Да и сколь-нибудь подробной информации о самой машине тоже не осталось. Согласно воспоминаниям Н.Ф, Шашмурина, Котин приказал изъять и уничтожить любую информацию по КВ-122.

В результате до наших дней дожило всего несколько фото и обрывки информации. И, как ни странно, сам КВ-122. Нижняя его часть в виде шасси Объекта 239 стоит в районе Автово. А верхняя часть, то есть башня с вооружением, красуется на территории Кировского завода. Её поставили на шасси одного из Объектов 237. Знал ли Котин, что каждый раз, проходя мимо этого «ИС-2» на постаменте, он видел башню той самой машины, информацию о которой он приказал уничтожить, — неизвестно.

Объектов 237 с башней от КА-122

 

Источник - https://warspot.ru/11571-kv-ne-hochet-uhodi

Комментарии

Аватар пользователя NF
Опубликовано вт, 09/18/2018 - 12:26 пользователем NF
+
0
-

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.