Создание копии австро-венгерского истребителя Albatros D-III (Oeffag)

янв 11 2018
+
17
-

 

Статья Рудольфа Хёфлинга (Rudolf Höfling) «Das Projekt “Albatros D-III (Oeffag)“» из журнала «FLUGZEUG CLASSIC» 6/2001 была переведена уважаемым коллегой NF и немного доработана мной. Перевод был выполнен в апреле 2017 года.

Предисловие редакции: Реплики самолетов времен Первой Мировой войны являются достаточно редкими. Сейчас в Австрии строятся два самолета Albatros D.III, и скоро эти машины будут переданы их владельцу – музею общества Жана-Батиста Сали (Museum L’Amicale Jean-Baptiste Salis) – и будут восхищать людей на аэродроме Ла Фертэ-Але (Aérodrome de La Ferté-Alais). Один из этих бипланов уже летает.

В середине 1960-х годов Коломан Майрхофер (Koloman Mayrhofer) собрал свой первый Albatros D.III – тогда еще в виде пластиковой модели в масштабе 1:72 производства компании Revell. Предположительно эта масштабная модель привила Майрхоферу любовь к элегантному истребителю-биплану красивых форм. Одним из главных детских желаний Коломана Майрхофера стало обладание настоящим самолетом данного типа.

Однако начал Майрхофер с создания моделей «альбатросов» в масштабе 1:72. Сначала одну модель, затем еще одну, и еще, и еще до тех пор, пока количество моделей не достигло 250 экземпляров. Конечно, эта армада несла потери в боях против собственной и чужих пластиковых армий. Это хорошо известно каждому моделисту, чье увлечение возникло еще в детстве. Иногда Коломан Майрхофер пытался строить деревянные дистанционно-управляемые модели большего размера.

Примерно в возрасте 14 лет Майрхофер имел все необходимые материалы для постройки исторического самолета (профили крыльев, книги о двигателе и прочее), и у него возникла любовь к технической стороне исторических самолетов и их реплик, изготовленных в масштабе 1:1. Поскольку сам Коломан Майрхофер по образованию краснодеревщик, то его жизнь связана с древесиной и любовь к работам по дереву, из которого в основном изготавливались «альбатросы», сделала мечту о собственном истребителе Albatros D.III вновь актуальной. Еще одним побудительным мотивом было то, что профессия резчика по дереву и художника позволила бы Коломану Майрхоферу не только построить самолет, но еще и проявить при этом свои творческие силы.

Ключевым событием и началом работ Майкхофера по проекту «альбатрос» стали события 1990 года. В это время в Англии в Шаттлуорте (Shuttleworth) он прошел обучение и прослушал лекции по реставрации находившегося в коллекции этого музея исторического самолета de Havilland D.H.88 Comet, а также принял участие в восстановлении истребителя Albatros D.V из коллекции Национального музея авиации и космонавтики США. Примерно в это же время Коломан Майрхофер, движимый любовью к Albatros D.III, приобрел книгу Петера Шимера (Peter Schiemer) «Die Albatros (Oeffag) Jagdflugzeuge der k.u.k. Luftfahrtruppen» (Истребители Albatros (Oeffag) Императорско-королевских ВВС). По-видимому, решение строить «альбатрос» в его австрийском варианте Oeffag возникло из патриотических чувств. Еще одним побудительным мотивом для Майрхофера стало то, что в мире не имелось ни одного отреставрированного Albatros D.III или его реплик.

Благодаря выпущенной Смитсоновским институтом книге о реставрации истребителя Albatros D.V в Smithsonian Institution Коломан Майрхофер познакомился с Бобом Во (Bob Waugh), который для австралийского военного мемориала (Australian War Memorial), Канберра, разработал чертежи для реставрации этого истребителя. Майрхофер написал автору чертежей письмо и в процессе переписки узнал, что стабилизатор истребителя Albatros D.V практически идентичен стабилизатору Albatros D.III, и тогда у него и проснулся интерес к изготовлению копии стабилизатора самолета данного типа в натуральную величину.

Будучи новичком в области создания реплик исторических самолетов, Коломан Майрхофер получал много подсказок, которые в основном были дружественными, но не особо совпадавшими в деталях к исходным образцам. К тому времени в мире уже всюду имелись так называемые «сотрясатели пыли» (Abstaubern) и «золотокопатели» (Goldgräbern), общение с которыми приводило к негативному опыту.

Для того чтобы как-то утвердиться среди знатоков истории и техники, нужно было продемонстрировать результат. Но тут Коломану Майрхоферу помог Боб Во, порекомендовавший его Леонарду Опдайку (Leonard Opdycke) – издателю журнала «WW I Aero – the journal of the early aeroplane». Г-н Опдайк оказал Майрхоферу существенную помощь, познакомив его с большим количеством знающих людей. Еще одним новым важным контактом для Коломана Майрхофера стало знакомство со Стэнли Тичманом (Stanley Teachman), который в свое время работал над созданием радиоуправляемой модели Albatros D.II в масштабе 1:4.

Тем временем Коломан Майрхофер изготовил в натуральную величину стабилизатор для своего Albatros D.III и позаботился о его фотографировании профессионалами. Эти фотографии в поисках более подробной информации были разосланы в различные архивы, музеи и собрания, в том числе в Музей авиации и космонавтики (Air and Space Museum) Вашингтона, Немецкий музей (Deutsche Museum) Мюнхена, Имперский военный музей (Imperial War Museum) Лондона и в краковский Музей авиации и астронавтики (Muzeum Lotnictwa i Astronautyki). Ответы изо всех этих мест были дружелюбными и, к счастью, полностью позитивными и с охотным выражением оказать помощь.

Одним из важнейших источников информации на тот момент был посвященный самолетам Первой Мировой войны журнал Лео Опдайка. Первоначально Коломан Майрхофер хотел только узнать, сколько имеется материалов по истребителю Albatros D.III. Тогда он даже не был уверен, что у него собрано достаточно информации для полноценной постройки самолета. Но с помощью поступавшей со всего света информации он считал возможным построить фюзеляж D.III в соответствии с оригиналом. С 1993 года стало возможным искать необходимую информацию и чертежи истребителя Albatros D.III (Oef) в расположенном в Вене военном архиве Государственного архива Австрии (Österreichischen Staatsarchiv – Kriegsarchiv; военный архив). Поиски информации в военном и государственном архиве с короткими паузами продолжаются до сих пор. На сегодняшний день Коломану Майрхоферу в этом архиве удалось найти более тысячи синек чертежей австро-венгерских самолетов и относящихся к ним документов. Также в архиве Майрхофер сделал около ста цианотипий [1]. Следует сказать, что комплект чертежей для одного из самолетов дунайской монархии представлял собой около 350 синек. К счастью, Коломан Майрхофер нашел в венском военном архиве подробные чертежи сборочные чертежи Albatros D.III (Oef) и чертежи деталей этого самолета. Комбинация проекций чертежей позволила сделать возможной трудную, но благодарную работу по восстановлению отсутствующих чертежей. Затем и в мастерской началась работа, и на один час работы в мастерской приходились примерно 4 часа, проведенные в архиве (со временем это отношение изменилось на 1:1).

Коломан Майрхофер начал изготавливать в оригинальном масштабе моторную раму и отдельные фюзеляжные шпангоуты. Эти «мелкие» детали были изготовлены в мастерской фирмы Tumultimedia, расположенной в 8-м венском районе (8 Wiener Gemeindebezirk). Хозяйка фирмы Дорис Амстлер (Doris Amstler) оказала бесценную помощь. В начале 1994 года по счастливой случайности и в нужное время жене Коломана Майрхофера Изабелле удалось в Хальштатте (Hallstatt), федеральная земля Верхняя Австрия, занять незавершенную постройку, помещения которой можно было использовать в качестве жилья, офиса и склада. Теперь у Майрхофера появилась возможность создать свою собственную большую мастерскую, в которой было бы возможным строить самолет в натуральную величину. Первым тестом нового проекта была постройка модели этого здания в необычном для архитектуры масштабе 1:48. Загадка данного масштаба была разрешена после того, как была создана диорама с использованием пластиковой модели самолета Albatros D III, выпущенной компанией Glencoe в масштабе 1:48.

В начале 1994 года строительные и установочные работы над копией «альбатроса» в натуральную величину застопорилась из-за переноса работ в новое здание в Хальштатте. К этому времени Коломан Майрхофер уже принял решение строить Albatros D.III (Oef) в сборе. Примерно в это же время он начал поиски информации, необходимой для изготовления необходимого вспомогательного оборудования (топливного бака, водорадиатора, органов и тросов системы управления и т.д.). В конце 1994 года через журнал «WW I Aero-Journal Kontakt» Майрхоферу удалось установить контакт с американцем Джо Гертлером (Joe Gertler), у которого за серьезную цену удалось приобрести оборудование и приборы для «альбатроса» (тахометр и указатель высоты полета, датчик расхода топлива, магнето для заводки двигателя, лампы для кабины и прочее). В течение последующих двух лет Коломан Майрхофер достиг большого прогресса в работах над фюзеляжем и консолями нижнего крыла. Г-н Майрхофер испытывал удовольствие от выгодного стечения обстоятельств между его профессиональной деятельностью и хобби в виде постройки самолета. Параллельно к этому он еще работал над чертежами для преодоления следующей ступени в постройке собственного самолета.

В конце 1996 года Коломан Майрхофер познакомился с немецким энтузиастом авиации Эберхардом Фричем (Eberhard Fritsch), который был известен постройкой реплик истребителя Fokker Dr.I и двухместного легкого довоенного самолета компании Bleriot. Фрич также хотел построить реплику истребителя Albatros D.III и нашел в Коломане Майрхофере партнера для совместного производства. Майрхофер и Фрич прекрасно дополняли друг друга, поскольку Эберхард Фрич, являясь специалистом по обработке металлов, занимался металлическими деталями, в то время как Коломан Майрхофер работал над деревянными элементами конструкции.

С самого начала Коломан Майрхофер хотел сделать летающую копию истребителя Albatros D.III (Oef), хотя и не стремился получить в управлении гражданской авиации сертификат летной годности. С приходом Эберхарда Фрича ситуация изменилась. Оба любителя авиации решили начать постройку второй летной копии истребителя Albatros D.III, которая была пригодна для полетов и которая должна была находиться на расположенном вблизи Парижа аэродроме Ла Фертэ-Але и входить в состав мемориального французского авиазвена (Memorial Flight France) из состава музея общества Жана-Батиста Сали. Было решено, что Майрхофер будет изготавливать детали из древесины для обоих «альбатросов», а Фрич – детали из металла. После изготовления деревянных и металлических частей второй самолет должен был передан в Memorial Flight France для установки оборудования и вооружения, обшивки полотном и проведения летных испытаний. В этом сообществе находились исторические самолеты из коллекции музея общества Жана-Батиста Сали, и в его состав дожжен был войти и второй Albatros D.III.

В качестве силовой установки для обоих самолетов было решено использовать шестицилиндровые рядные двигатели Mercedes D.III, взятые в длительную аренду в расположенном в Ле-Бурже музее авиации и космонавтики. Однако примерно за полтора года до написания данной статьи в музее произошли некоторые внутренние изменения, и пригодные для полетов немецкие авиационные двигатели периода Первой Мировой войны, устанавливавшиеся на истребителях Albatros D.III, стали недоступны. Но Майрхофера и Фрича обрадовало то, что в коллекции музея общества Жана-Батиста Сали имелся один рядный шестицилиндровый двигатель BMW IIIa, ранее устанавливавшийся на самолеты Fokker D.VIIF, и этот двигатель был подарен для их «альбатроса». Несмотря на то, что этот двигатель компании BMW с большими ходом и рабочим объемом (19,1 литров) никогда не устанавливался на «альбатросы», этот развивавший необходимую мощность крупный авиамотор времен Первой Мировой войны стал приемлемым компромиссом. Данный двигатель, номинальная мощность которого равнялась 185 л.с., даже больше подходил для истребителя Albatros D.III (Oef), чем двигатель Austro-Daimler AD6, номинальная мощность которого в разных версиях была равна 185 л.с., 200 л.с. или 225 л.с.. Таким образом, этот авиадвигатель даже лучше подошел австро-венгерскому истребителю Albatros D.III (Oef), чем первоначально планировавшийся двигатель Mercedes с номинальной мощностью 160 л.с..

Уже в начале совместной работы Коломан Майрхофер и Эберхард Фрич твердо установили, что на немецкий истребитель Albatros D.III имелось значительно меньше документации, нежели на его австро-венгерского собрата. Однако Фрич на своем «альбатросе» хотел иметь более проработанный с точки зрения аэродинамики обтекатель воздушного винта, установленный на Albatros D.III (Oef) серии 153, в то время как Майрхофер хотел D.III (Oef) серии 253 без обтекателя. На фотографиях самолетов хорошо заметны нанесенные на бортовые поверхности фюзеляжей военные номера 253.261 и 253.262. Данные номера являются фиктивными и представляют собой продолжение серийных номеров самолетов австрийской авиастроительной компании Österreichischen Flugzeugfabrik AG (Oeffag), Винер-Нойштадт, завершившей серийное производство «альбатросов» в 1918 году.

В начале 1997 года Коломан Майрхофер начал работать над созданием второй реплики истребителя Albatros D.III (Oef), для того чтобы довести его состояние до уровня предшественника. При постройке второго самолета было сэкономлено время, поскольку уже не нужно было заниматься поисками и можно было использовать опыт, полученный в ходе постройке первого самолета. В связи с этим появилась надежда на то, что второй самолет в конце 1999 года достигнет уровня первой копии Albatros D.III (Oef) и что таким образом удастся сэкономить примерно два года по сравнению со временем, затраченным на постройку первого самолета (фиктивный военный номер 253.261). На сегодняшний день Коломан Майрхофер затратил на постройку обоих копий самолетов Albatros D.III (Oef) более 6000 часов. Это время соответствует трехлетней работе без отпуска по 40 часов в неделю.

С помощью замечательных контактов Эберхарда Фрича стало возможным при постройке самолетов выяснить ряд дальнейших деталей, которые хотя и не очень бросались в глаза, но для соответствия самолета оригиналу имели решающее значение. В конце 1997 года из США от Марвина Хэнда (Marvin Hand) из Хилдсбурга (Healdsburgh), штат Калифорния, было получено письмо. Ранее Марвин Хэнд сам летал на учебном самолете Stearman Kaydett и предположительно в 1960-е годы пожертвовал отреставрированный им самолет Hanriot HD I расположенному в Лондоне музею Королевских ВВС. И сегодня этот отреставрированный самолет радует и восхищает посетителей музея. В своем письме Марвин Хэнд сообщил Коломану Майрхоферу, что он с помощью различных специальных журналов, например «WW I Aero-Journal», отслеживал всю связанную с истребителем Albatros D.III (Oef) информацию. Хэнд предлагал купить имеющийся у него 175-сильный рядный шестицилиндровый двигатель Ranger, который мог подойти для установки на «альбатрос». Также в своем письме Марвин Хэнд написал, что купил этот двигатель еще в 1947 году, когда планировал изготовить реплику одного самолета Первой Мировой войны, но, к сожалению, не смог реализовать этот проект. Хэнд предлагал купить двигатель Ranger за ту же цену, за которую он приобрел мотор в 1947 году – $200. Конечно, Коломан Майрхофер не мог пройти мимо такого великодушного предложения. Упаковка и транспортировка двигателя были примерно в 8-9 раз дороже его стоимости, но двигатель в свое время был профессионально законсервирован и находился в прекрасном состоянии.

Однако иногда при реализации проекта возникали заминки, когда Коломан Майрхофер сталкивался с незапланированными задачами. Так, весной 1997 года Майрхофер через своего партнера Эберхарда Фрича получил от Memorial Flight France и от берлинского Музея транспорта и техники (Museum für Verkehr und Technik) заказ на изготовление трех пар крыльев для строившихся самолетов типа Fokker D.VII. Конечно, эта новая задача сразу восхитила Коломана Майрхофера и к концу этого года он изготовил все три пары крыльев, затратив на изготовление каждой пары примерно по 400 рабочих часов.

Но и этого было недостаточно – через Эберхарда Фрича с Майрхофером связался куратор расположенного в аэропорту Схипхол (Амстердам, Голландия) музея Aviodome и поинтересовался: имеются ли среди ранее изученных документов материалы о крыльях пассажирского самолета Fokker F.II образца 1919 года и нельзя ли заказать изготовление крыльев. Конечно же, Майрхофер захотел выполнить этот заказ! Но сначала он рассчитал, можно ли в его хальштаттской мастерской полностью изготовить крылья для Fokker F.II с размахом 16,10 м и длиной хорды 3,10 м или же окончательная сборка должна была вестись вне мастерской. На момент общения автора статьи с ее главным героем Коломан Майрхофер в основном находился в Хальштатте. За две недели он частично разобрал узкую стену своей мастерской и установил на этом месте дверь. Уже весной 1999 года было начато изготовление первых шпангоутов для крыльев F.II. Изготовить крылья следовало к октябрю 2001 года, и можно предположить, что и в следующем тысячелетии Коломан Майрхофер не будет жаловаться на скуку.

По словам Коломана Майрхофера, в последние годы его более всего восхитило то, что он смог познакомиться с большим количеством энтузиастов со всего мира, интересующихся историей авиации и восстановлением исторических машин, и что все более и более существенную помощь ему оказывали абсолютно незнакомые ему люди. Часто Майрхофер убеждался в том, что люди, которые ничего не смыслили в истории авиации и в авиационной технике, оказывались вовлеченными в проект восстановления «альбатроса» и – хотя и частично, но все же – очарованными им. Благодаря этому обстоятельству была разрешена большая часть технических проблем, возникавших на пути создания копий самолетов. Так, например, благодаря благожелательной помощи чуждых авиастроению людей удалось изготовить шасси и межкрыльевые стойки.

У истребителя Albatros D III межкрыльевые стойки представляли собой профилированные трубы с каплевидным поперечным сечением. Подобные профилированные трубы до сих пор изготавливают для легких и спортивных самолетов, но все же не с тем поперечным сечением, которое необходимо «альбатросу». Но и эти заранее изготовленные профили были очень дорогими. К счастью для Коломана Майрхофера, в военном архиве Государственного архива Австрии ему удалось найти материалы и на каждом из пяти найденных листов стандартов имелась информация обо всех стойках, которые использовались на всех производившихся в Австро-Венгрии самолетах. При этом он нашел и размеры каждой из стальных профильных труб, которые применялись на истребителе Albatros D.III (Oef).

После нескольких неудачных попыток установить контакты за рубежом Коломан Майрхофер через знакомых своего друга нашёл в местечке Бад-Гойзерн (Bad Goisern) – совсем неподалеку от его хальштаттской «верфи для альбатросов» (Albatros Werft) – одну слесарную фирма, специализирующуюся на изготовлении гнутых профилированных труб. Первоначально хозяин этой фирмы Йозеф Дойблер (Josef Deubler) очень сдержанно отнесся к просьбе Майрхофера. Однако упорство и постоянство, которые Майрхофер проявил в течение последних пяти лет, и характерное стремление, которые характеризовали Коломана Майрхофера, произвели соответствующее впечатление на господина Дойблера. После примерно полудюжины посещений с показом фотографий, чертежей и схем Йозеф Дойблер убедился, что обратившийся к нему человек не является фантазером. Последним препятствием являлось убеждение в том, что Дойблер не верил в техническую возможность производства таких же бесшовных труб, как во времена Первой Мировой войны. Однако Коломан Майрхофер показал ему датированную 1916 годом газетную статью на тему

«тридцатилетней традиции изготовления бесшовных стальных труб».

После этого господин Дойблер капитулировал, но при этом еще считал, что

«на этом заказе ничего не заработаешь».

В дальнейшем Йозеф Дойблер считал, что

«если все-таки такие трубы могли изготавливать уже в то время, то он может сделать это и сегодня».

В итоге господин Йозеф Дойблер пообещал, что займется этим делом в свое свободное время и без особой спешки и давления на него. Сказано – сделано: через год стойки были изготовлены! В заключение Коломан Майрхофер сообщил г-ну Дойблеру, что в будущем трубы такой формы, возможно, еще понадобятся и он, возможно, получит дальнейшие заказы от музеев и изготовителей реплик исторических самолетов.

Одной из наибольших проблем при постройке фюзеляжа копии истребителя Albatros D.III (Oef) была его фанерная обшивка. В обшивке фюзеляжа данного самолета использовалась изготовленная из березы трехслойная авиационная фанера толщиной 3 мм. Сегодняшняя авиационная фанера такой же толщины является шестислойной и слишком жесткой для того, чтобы ее можно было изгибать и придавать ей нужную полукруглую форму. Коломан Майрхофер по всему миру начал поиски трехслойной авиационной фанеры толщиной 3 мм. Это занятие выглядело безвыходным, пока Майрхофер не обнаружил то, что ему требовалось, в экзотическом месте – в собственной комнате! Он установил, что задняя стенка дивана, изготовленного компанией Ikea, имеет толщину 3 мм и как раз является трехслойной фанерой. Через знакомых, работавших в Штоккерау (Stockerau) на деревообрабатывающем заводе, и благодаря такому же дружественному отношению со стороны агента по оптовым торговым операциям Коломану Майрхоферу удалось приобрести в Финляндии на заводе компании Ikea остатки необходимой ему фанеры.

Иногда случай играет большую роль. Так Коломан Майрхофер в 1996 году в одном журнале о благоустройстве жилья обнаружил статью о перестройке чердаков зданий в мансарды. В статье имелась одна фотография, где на стене подобной мансардной квартиры можно было увидеть множество деревянных воздушных винтов. Имя владельца этой квартиры в статье также было указано. Коломан Майрхофер нашел телефон владельца квартиры, позвонил ему и узнал, что её хозяин Герман Хэртель (Hermann Härtel) увлекается собиранием воздушных винтов и в своей коллекции имеет воздушный винт Knoller. Данный винт, изготовленный в годы Великой войны компанией Jaray, имел диаметр 2,80 метра и шаг (ход, при котором при одном обороте винта на 360° винт смещается вперед) 210 см. Этот воздушный винт был точно такого типа, какой был нужен Коломану Майрхоферу для его самолетов. Господин Хэртель доброжелательно позволил измерить винт, и после этого Майрхофер сам изготовил два таких винта, потратив на каждый из них по 100 рабочих часов.

Но Коломану Майрхоферу не всегда так везло, и некоторые вещи ему приходилось банально покупать. Так, например, в Словакии в одной специализированной компании удалось приобрести изготовленный в США в 1922 году гибочный станок для изготовления проволочных петель. С помощью данного станка можно было без трещин и разрывов изгибать достаточно хрупкую проволоку для струн пианино.

По мнению Коломана Майрхофера, в основе ставшей уже привычной при постройке копии истребителя Albatros D.III (Oeffag) помощи лежали

«энтузиазм и широта натуры желавших оказать помощь людей».

Большое восхищение его проектом можно представить более отчетливо, если учесть, что у Майрхофера случались дни, когда ему приходилось вворачивать в поверхность фюзеляжа одного своего самолета до 450 шурупов. Бывало, что Майрхоферу целыми днями приходилось сидеть в одной позе и, лишь немного изменяя положение тела, подгонять и шлифовать детали из листового металла. И когда этой скучной работы действительно становилось слишком много, он на время отвлекался от нее, переключаясь на какую-либо другую работу над своими самолетами. Фактически почти каждую минуту своего свободного времени он тратил на работу над ними.

По мнению Майрхофера, в подобных проектах помимо увлечения историей авиации очень важным является

«соотношение между личной жизнью и профессиональной деятельностью, чтобы они не мешали друг другу».

К счастью, Коломан Майрхофер испытывал полное понимание и важную поддержку со стороны своей жены Изабеллы. Среди членов своей семьи и друзей он также нашел поддержку; многие люди симпатизировали Майрхоферу и оказывали помощь в его деятельности – этого можно пожелать и далее.

Для всех, кто интересуется проектом создания копий истребителя Albatros D III (Oeffag), указан адрес Коломана Майрхофера: Blumengasse 19/3/8,1170 Wien, Österreich

Истребители Albatros D.III (Oef) серии 253 изготавливались без кока воздушного винта

Истребитель Albatros D III (Oef) серии 53

В мастерской Коломана Майрхофера были построены две копии истребителя Albatros D.III (Oef). При их создании была собрана информация из большого количества источников

На данном снимке хорошо показано выдающееся качество изготовления деревянных элементов конструкции

Первая копия истребителя Albatros D III (Oef) с установленными нижними консолями крыла, хвостовым оперением и воздушным винтом

Попытка установки двигателя BMW IIIa на копию истребителя Albatros D.III (Oef). Установлен только первый цилиндр

Обе копии истребителя Albatros-а D-III близки к окончательной стадии сборки


  • [1] цианотипия – светокопировальный процесс

Комментарии

Аватар пользователя redstar72
Опубликовано ср, 01/10/2018 - 11:33 пользователем redstar72
+
0
-

++++++++++++ 

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

Аватар пользователя NF
Опубликовано чт, 01/11/2018 - 05:41 пользователем NF
+
0
-

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Аватар пользователя doktorkurgan
Опубликовано пт, 01/12/2018 - 09:35 пользователем doktorkurgan
+
0
-

Хорошая работа...

Три способа сделать что-либо: правильный, неправильный, и так, как это обычно делают в армии.