Румыния в ПМВ. Несбывшиеся возможности

апр 21 2018
+
36
-

С самого начала войны Антанта и центральные державы стремились втянуть в неё на своей стороне Румынию. Интерес к ней определялся тем, что румыны могли выставить армию в 600 000 человек, страна также занимала важное стратегическое положение — на фланге восточного фронта. Сами румыны во главе с премьером И. Брэтиану (именно у него была реальная власть в королевской Румынии) заняли прагматичную позицию: в войну надо вступить, но выждать для этого подходящий момент.

Румыния с 1883 г. была связана с Австрией и Германией союзным договором. В немецком генштабе всерьёз рассчитывали на румынские дивизии. Планируя бросить в начале войны свои главные силы на запад, немцы полагали, что австрийцы вместе с румынами смогут сковать на востоке русскую армию. С началом войны Вена и Берлин потребовали выступить вместе с ними. За немедленное выступление на австро-германской стороне был румынский король Карл Гогенцоллерн. В России опасались, что король может организовать провокации на русско-румынской границе, чтобы втянуть Румынию в войну на стороне противника.

 

Карл (справа) и кайзер Вильгельм.

Но выступление румын в 1914 на стороне центрального блока могло принести не только отрицательные последствия для России и вообще Антанты. Много русских войск румыны сковать не могли. А вот получить сокрушительный ответ — это да. В начале 1915, вместо тяжёлого наступления в Карпатах против упёршихся австро-венгров, русская армия могла нанести удар по румынам — самому слабому члену вражеской коалиции. Кроме того, выступление Румынии против России автоматом ставило в российские союзники Болгарию. У той был к этому кровный интерес — возвращение южной Добруджи, захваченной румынами. Так что, румыны попадали в клещи с севера и юга. А затем, через территорию Болгарии, русской армии было недалеко до Константинополя и черноморских проливов.

На самом деле выступление Румынии на стороне Австро-Германии, да ещё в самом начале войны, было исключено. Прогерманская позиция короля не имела поддержки в обществе и правящей верхушке. Большинство считало, что воевать за Австро-Германию — это не в интересах Румынии. Определяющей была позиция Брэтиану: выждать, когда в войне точно обозначится победитель – и выступить на его стороне уже под конец войны. А пока Бухарест объявил себя нейтральным; австро-германское требование выступить на их стороне было отклонено. Формально по договору требовалось, чтобы нападающей стороной была Россия, но войну ведь начали Австрия с Германией. В сентябре 1914 старый король-германофил умер. Новый король не пытался продавливать какую-то свою линию.

Румыны в большинстве своём желали, чтобы побеждающей стороной оказалась Антанта. Антанта, видя такую предрасположенность, прилагала усилия по привлечению Румынии на свою сторону. В частности, были признаны претензии румын на Трансильванию. Среди соображений русского командования, бросившим свои войска в кровопролитную Карпатскую операцию, не последним было склонить Румынию к выступлению.

В самой Румынии сторонники Антанты начали шумную кампанию за как можно быстрое вступление Румынии в войну. К весне 1915 их кампания достигла апогея. Брэтиану стал намекать, что румыны выступят весной. И это время действительно было подходящим для выступления. Обстановка была вполне благоприятной: в войну против Антанты ещё не вступила Болгария, русский фронт проходил в Карпатах, держался сербский фронт, в войну за Антанту вступала Италия. И Трансильвания была очень слабо прикрыта.

Румынское выступление могло спутать все карты в австро-германских штабах. На 19 апреля (2 мая по н.с.) была назначено наступление на русском фронте под Горлицей. Там уже сосредоточилась ударная группировка под командованием Макензена. Австро-германцев ждал успех — они прорвут фронт и вынудят русские армии к Великому отступлению. Оставление противнику значительной территории и огромные потери станет тяжёлым потрясением для русской армии, правящих кругов и общества.

Наступление румын грозило не только потерей Трансильвании. В нём виделся стратегической обход с южного фланга всего Восточного фронта австро-германцев. Их единственным резервом была группировка Макензена. Других сил для быстрой переброски на угрожаемое направление не было. Наступление под Горлицей пришлось бы отменить. Предназначенные для него войска направились бы в Трансильванию. Русская армия получила бы передышку и подготовила наступление на Карпатском фронте.

В мае 1915 войну Австро-Венгрии объявила Италия. На новообразовавшийся фронт австрийскому командованию пришлось перебросить 5 дивизий с сербского фронта и 2 дивизии из Галиции. Всего итальянцы сковали 20 австро-венгерских дивизий. Ослаблением австро-венгров на своём фронте воспользовались бы сербы. Под ударами со всех сторон Австро-Венгрия могла потерпеть крах.

По румынской территории проходил единственный путь, по которому Германия переправляла оружие туркам. С выступлением Румынии эти поставки были бы перекрыты – и у англо-французских сил появился бы шанс таки переломить ситуацию в Дарданеллах.

В общем, если бы Румыния выступила весной 1915, это могло бы изменить Первую мировую войну, приведя к более быстрому поражению центральных держав. Война оказалась бы более короткой, менее кровопролитной и менее разрушительной для всех.

На самом деле правители Румынии исключали её выступление весной 1915. Сторонники немедленного вступления боялись, что Румыния может опоздать на войну и окажется ненужной. Но Брэтиану видел, что война ещё будет долго. Поэтому надо продолжать политику выжидания – пока не возникнут более выгодные условия. Один из знавших румынского премьера обрисовал его позицию так: «Обманем всех и вступим в войну под конец, чтобы только успеть на мирную конференцию как участник победившей коалиции».

Румыны кажутся хитрее итальянцев. Те ведь достаточно быстро всё согласовали с Антантой и, объявив войну, сразу начали наступление. Но итальянцы, вступая в войну, вовсе не рассчитывали, что им предстоят тяжёлые бои. Расчёт был на то, что австро-венгров намертво сковали русский и сербский фронты — и против итальянцев австро-венграм уже некого выставить. Румыны же видели, что весной 1915 австро-венгры ещё имели достаточно сильные резервы. В частности, их контрудары заставили отступить русские войска из Буковины. Сталкиваться с пока ещё сильным противником не входило в расчёты Бухареста.

Сценарий румынского выступления весной 1915 подразумевает спасение России. Ведь, роковую группировку Макензена отвлекли бы на себя румыны. Но как раз этого румыны никогда бы не сделали. До них дошли сведения о немецких войсках, появившихся в Карпатах — неподалёку от самой Румынии. Эти сведения особенно плохо подействовали на румын и их готовность выступить. Немецкой армии они боялись (да все её боялись). Сосредоточив весной 1915 свои силы под Горлицей, немцы совершенно исключили выступление румын. Те ведь понимали, что с этими германскими силами придётся тогда бороться ещё и им, а не только русским.

Изменения на фронтах вокруг Румынии в 1915 г.

 

К концу 1915 г. армии центрального блока разбили Сербию. Высвободилось более 300 000 солдат, возник вопрос – куда их направить дальше? Среди прочего обсуждался и проект ударить в начале 1916 г. по Румынии. Это рассматривалось как упреждающий удар. Всё же было решено не добавлять ещё один фронт к уже и так имеющимся. Да и румыны поспешили в этот период принять вид полной лояльности к центральным державам.

В мае-июне 1916 наступил другой благоприятный момент для румынского вступления. Русские войска под командованием Брусилова нанесли тяжёлое поражение австро-венгерским армиям. В венгерском парламенте раздались призывы выйти из войны. В Бухаресте испугались, что со своей политикой выжидания они могут и прозевать момент.

Историк А. Керсновский писал: если бы румыны выступили сразу, то «положение австро-германских армий из критического стало бы катастрофическим, и при умелом использовании румынских возможностей нам удалось бы вывести из строя Австро-Венгрию». Но Брэтиану не был бы Брэтиану, если бы не похерил и этот момент. Вместо немедленного выступления он снова затянул переговоры. В Бухаресте не видели необходимости немедленного выступления. Не видели этого и в Петербурге — иначе махом приняли бы все требования румын (не собираясь их потом выполнять — в духе англо-французской дипломатии) — лишь бы румыны быстрее выступили.

Помимо дипломатических неувязок, А Керсновский добавляет румынам ещё один мотив отсрочить выступление – им надо было допродать австро-германцам всё, что ещё можно и уж после этого вступать с ними в войну. Так что, даже изворотливость Петербурга не ускорила бы румын. Но, если в мае-июне австро-германцы не знали как заткнуть дыры на русском фронте, то к сентябрю у них уже было что перебросить против румын. Достаточно быстро румыны были разгромлены.

Румынская катастрофа затронула не только румын. Всю тяжесть развалившегося румынского фронта пришлось взвалить на себя русской армии. С большими потерями она атаковала в Карпатах австро-венгров, чтобы оттянуть их силы на себя, облегчив положение румынского союзника. С других участков были сняты и переброшены в Румынию 36 пехотных и 13 конных дивизий — более 500 000 бойцов, четверть сил русской армии. Авральные перевозки огромного количества войск подвергли российские железные дороги тяжёлому напряжению. Есть мнение, что именно румынские перевозки довершили расстройство российского ж/д хозяйства в начале 1917. Из-за этого расстройства произошли перебои в снабжении Петербурга – что вызвало демонстрации, перешедшие в революцию.

В своей катастрофе, конечно, виноваты сами румыны. Но не только. А. Керсновский отмечает, что русское командование имело возможности предотвратить катастрофу — но упустило их.

Вообще, русское командование во главе с Алексеевым было против вовлечения в войну Румынии. Было понятно, что Румыния могла выставить слабовооружённую и неопытную армию, не обеспеченную ни боеприпасами, ни другими видами снаряжения. Обеспечение должно было идти за счёт русской стороны. В общем, слабый союзник принесёт скорее больше проблем, чем поможет.

К тому же своё выступление румыны обставляли неприемлемыми для России требованиями. Их претензия на Трансильванию и другие земли с румынским большинством была признана. Но Бухарест домогался большего – ещё и украинских и сербских земель. Подход англо-франков здесь был таким: соглашаться на все требы румын, обещать им всё, лишь бы затянуть их в войну. Просто они не собирались потом исполнять свои обещания, да и обещалось не своё. Было условлено после войны посмотреть — что там действительно можно откроить румынам. Подход России был иным – ведь требы румын её касались сразу и непосредственно. Среди прочего, Румыния требовала присылки русских войск в Добруджу – против болгар. Но прямое столкновение с болгарскими войсками было для России нежелательно.

Румыния просила прислать 5-6 русских корпусов, примерно 250 000 человек. Алексеев категорически отверг это «чудовищное домогательство». Он обещал 50 тысяч, но пожалел и их, послав 30 тысяч. Такие силы ничего не могли против начавшегося наступления центральных армий. А вот 250 000 могли вместе с румынами отбить наступление общего врага. Потом, под давлением наступившей катастрофы, русская ставка была вынуждена аврально отправить в Румынию гораздо больше войск.

Долгом генерала Алексеева было не отвергать «домогательства», а предвидеть возможность катастрофического развития, если не подкрепить румын заранее. Предвидеть, что их катастрофа неизбежно затронет и Россию. Интересы России требовали не разглагольствований, что он, де, не будет заниматься «тасканием для румын каштанов русскими руками». Интересы России требовали использования возможностей, что возникали с вступлением Румынии.

Из Румынии возможно было ударить в обход фланга всего австро-германского фронта. Русской Ставке надо было сразу и существенно подкрепить румын и согласовать с ними направление их главного удара — из Молдавии на северо-восток. Уже в начале наступления можно было выйти в тыл австро-венгерских армий и перехватить там немногочисленные карпатские проходы, поймать австро-венгров в мешок.

Существовала другая стратегическая возможность: ударить из Румынии на юг — по Болгарии. Такую возможность видели и боялись Гинденбург и Конрад – главнокомандующие противника. Её видел и глава русской стратегии Алексеев. В начале 1916 он сам выдвигал такую идею: румыны и русские с севера, салоникская армия союзников с юга, совместно брали Болгарию в клещи и выводили её из войны, затем освобождали Сербию. Этим же отсекалась и Турция. А затем объединённые войска Антанты наступали с Балкан на север.

Однако, западные союзники не пошли на согласование наступлений с юга и севера. Они энергично побуждали Румынию к выступлению, но в критический момент не оказали ей помощи. Салоникская армия генерала Саррайля провела в бездействии то время, когда русская армия истекала кровью в Карпатах, пытаясь оттянуть врага от румын.

Да и сами румыны вряд ли бы с охотой пошли на согласование стратегии. Они явно не хотели наступать на северо-восток или юг — туда, где пахло жареным, где ждало серьёзное столкновение с врагом. Их заботила только оккупация слабозащищённой Трансильвании.

Но, если Россия предоставляла румынам сильную поддержку – то она могла потребовать согласования планов. В обмен за присылку русских войск, Румыния должна была ударить из Молдавии на север — во фланг и тыл австро-венграм на русском фронте. Здесь румыны должны были сосредоточить свои главные силы, не менее 250 000 штыков. Надо было убедить румын: бессмысленно наступать где-то в Трансильвании, в изоляции от основного восточного фронта.

Но русская Ставка желала видеть в выступлении Румынии не возможности, а лишь невыгоды, вроде растяжения и без того огромного фронта. Алексеев был против вступления Румынии. А когда румынского союзника ему всё же навязали, генерал занял к нему индифферентно-игнорирующую позицию. Русская Ставка отстранилась от всякого участия в разработке румынской стратегии. Предоставленные сами себе румыны распорядились очень плохо.

Вступление Румынии давало русской Ставке возможные ключи к победе. Наступление из Молдавских Карпат или Добруджи могли быть стратегически успешными. Но фланговое положение Румынии так и не было реализовано. Ставка предпочла продолжать кровавые и уже безрезультатные наступления в Галиции. Алексеев пожалел для румынского фронта 5 русских корпусов в августе 1916. В декабре пришлось направить 15 корпусов, но уже без всякой пользы. России и русской армии дорого обошлось его недомыслие.

Надо было либо сразу решительно подкрепить румын, либо вовсе не допустить их вступления. Русский генштаб и правительство с МИДом противились их вступлению – надо было быть упорнее. Если бы удалось добиться невступления — это было бы лучше для всех.

Ведь на самом деле, вступление Румынии только затянуло войну – вопреки надеждам Парижа и Лондона, подтолкивавших румын к вступлению. Быстрая и сокрушительная победа над Румынией подняла было приунывший дух народов центрального блока. Германия укрепилась в уверенности в конечной победе. В оккупированной Румынии немцы выкачали миллион тонн нефти, реквизировали два миллиона тонн зерна. И поднятый дух и полученные материальные ресурсы были жизненно необходимы для того, чтобы Германия могла продолжать войну вплоть до осени 1918 г.

В современной Румынии тоже есть мнение: лучше было не ввязываться в 1916 в войну, стоившую тяжелейших потерь, а сохранить нейтралитет. Австро-Венгрию всё равно ждал крах и развал – в 1918 румыны взяли бы Трансильванию и без войны, не потеряв ни одного солдата, не потерпев никаких разорений. Возможно, так же было бы с Россией и Бессарабией.

Вот только в 1916 румыны очень хотели вступить в войну, они ведь тогда не предвидели от этого тяжёлых последствий. Удержать их от вступления могло только противодействие этому России. Но вступление Румынии продавливали англо-франки, и их давления русская сторона не могла выдержать. В отношениях между Парижем, Лондоном и Петербургом зависимым был Петербург. Да и русское командование несколько расслабилось после брусиловского успеха. От австро-германцев уже не ожидалось способности быстро отреагировать на румын. Была также ложная надежда, что болгары скованы на юге Салоникским фронтом союзников. Поэтому нехай румыны вступают, и поддержки им не надо… Как и весной 1915, Ставка и Петербург оценивали положение уверенно, не подозревая, что катастрофический поворот уже в нескольких шагах.

В общем, катастрофа была неотвратима.

 
 

Комментарии

Аватар пользователя Skidrow
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 10:35 пользователем Skidrow
+
6
-

"Интерес к ней определялся тем, что румыны могли выставить армию в 600 000 человек, страна также занимала важное стратегическое положение — на фланге восточного фронта."

Стратегически уязвимое положение, что вы успешно дальше и подтверждаете. От себя же добавлю..
Румыны выставили в реальности 23 дивизии, чего оказалось недостаточно для борьбы на два фронта. А борьба на два фронта её ждет при любом раскладе.

"А затем, через территорию Болгарии, русской армии было недалеко до Константинополя и черноморских проливов."

Болгария открывала феерические возможности для РИА вообще - если бы ей удалось откуда-то найти лишних 15-20 дивизий и обеспечить их.
Англо-французам не выгодно иметь проливы под контролем России и снабжать её во имя этого мероприятия не будут. И война России с Австро-Венгрией их волнует ровно настолько, насколько Австро-Венгрия угрожает итальянцам - т.е., выходу к французским Альпам и открытию для французов "второго фронта", который они не потянут.
Зато им интересно то, что Россия делает с Германией, которая действительно представляет для них угрозу, причем делает не разными непрямыми действиями (а-ля нанесения ряда поражений АВИ и создание угрозы промышленным районам Силезии), а именно что тупо и в лоб. Имхо, конечно.

"Среди соображений русского командования, бросившим свои войска в кровопролитную Карпатскую операцию, не последним было склонить Румынию к выступлению."

А что ж тогда в 1916 Алексеев так грустил по поводу вступления Румынии в войну? Ставка что в 1915, что в 1916 не хотела видеть румын в войне, четко осознавая, что сил у неё нет ещё и румын спасать. Да вы об этом и сами далее говорите..

"Русская армия получила бы передышку и подготовила наступление на Карпатском фронте."

Которое кончится ничем, кроме провала, не может. Положение с обученными пополнениями было критическим уже зимой 1915 г., про снаряды и винтовки я умолчу. И наступление должно было вестись на венгерскую равнину, где могла развернуться и русская, и австро-венгерская кавалерия, только вот у второй прозаически больше патронов и она у себя дома. Попытки спуститься туда предпринимались и во время Карпатской операции, но закончились они провалом.

"С выступлением Румынии эти поставки были бы перекрыты – и у англо-французских сил появился бы шанс таки переломить ситуацию в Дарданеллах."

Сомнительно как-то. В Дарданеллах союзное командование допустило столько ошибок, что там сложно было проиграть. Да и снабжение шло через Австро-Венгрию и Болгарию..

"Есть мнение, что именно румынские перевозки довершили расстройство российского ж/д хозяйства в начале 1917. "

Румынский фронт вызвал реорганизацию полков на 3-х батальонные штаты и формирование дивизий 4-й волны, до кучи.

"Долгом генерала Алексеева было не отвергать «домогательства», а предвидеть возможность катастрофического развития, если не подкрепить румын заранее."

Алексеев, в данном случае, жертва политики. Ставка предложила нормальные варианты, где русские войска не требовались непосредственно в Румынии, но поверивших в себя румын они не устроили - с какого это фига они должны русским помогать, а не территории отвоевывать?
И войска ему было родить просто неоткуда. Румынский фронт очень сильно ослабил весь Восточный фронт в целом.

"Русской Ставке надо было сразу и существенно подкрепить румын и согласовать с ними направление их главного удара — из Молдавии на северо-восток."

А русская Ставка так и хотела. Но кого волнует, чего там хочет русская Ставка?

"но в критический момент не оказали ей помощи. "

Они бы ни одной дивизии с румынского фронта не оттянули, даже если бы и захотели.

"В обмен за присылку русских войск"

Россия очень плохо умела врать, увы. А войск нет.

"Русская Ставка отстранилась от всякого участия в разработке румынской стратегии."

Когда её варианты отвергли по политическим соображениям.

"Вступление Румынии давало русской Ставке возможные ключи к победе."

Давало. Но.. кого волнует, чего там хочет русская Ставка? Французам были нужны румыны в войне, всё остальное их не касалось.

"..полученные материальные ресурсы были жизненно необходимы для того, чтобы Германия могла продолжать войну вплоть до осени 1918 г."

Капля в море. 1917 - самый тяжелый год в Германии ПМВ, какие-то реальные ресурсы они получили после Октябрьской революции и оккупации Украины. В своё время, я жутко ломал голову, как без этого действа затянуть войну до осени 1918 г.

"Как и весной 1915, Ставка и Петербург оценивали положение уверенно, не подозревая, что катастрофический поворот уже в нескольких шагах."

Обвинять Россию в поражении Румынии, когда Россия была против её вступления в войну по целому ряду объективных причин - как-то странно. И при таком раскладе России удалось спасти часть Румынии и даже начать отвоевывать её. Да и капитулировала Румыния уже после Брест-Литовска, прожив на целый год дольше Российской Империи.
Румын, кроме собственной жадности и хитрожопости, никто в войну не тянул.

В заключение, перефразируя известную фразу.. Где винтовки, Билли? Нам нужны винтовки!
Когда придумаете, где России взять пол-миллиона винтовок (хотя бы их) для частей Румынского фронта - тогда и обвиняйте во всех смертных грехах по отношению к Румынии и глубокому стратегическому провалу Ставки.

Аватар пользователя arturpraetor
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 11:21 пользователем arturpraetor
+
0
-

Румыны выставили в реальности 23 дивизии, чего оказалось недостаточно для борьбы на два фронта. 

ЕМНИП, 600 тысяч румынских войск - это вся численность армии. А из-за откровенно хреновой логистики (плохо развитая дорожная сеть, разгильдяйство) пришлось 1/3 из этих 600 тысяч отправить на обеспечение снабжения остальной армии. В результате и получились те самые 23 дивизии - или так, или 600 тысячам румын в поле будет нечего жрать и нечем стрелять в противника...

Дальше всех заходит тот, кто не знает куда идти.

Аватар пользователя Ярослав 2
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 13:08 пользователем Ярослав 2
+
0
-

пришлось 1/3 из этих 600 тысяч отправить на обеспечение снабжения остальной армии.

Я тоже видел про эту треть румынской армии, которую пришлось задействовать на обеспечении действующих частей. Потом подумал: а, например, в армии США какая доля армии работает на обеспечении ? Кажется, даже больше, чем треть. Или тут что-то другое ?  

Аватар пользователя arturpraetor
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 13:12 пользователем arturpraetor
+
0
-

Зависит от времени и ТВД - разные объемы снабжения, разные возможности по его доставке... Но на Западном фронте в ПМВ, насколько я помню. удельный вес снабженцев был меньше (максимум до 1/5 от общей численности) благодаря развитой сети железных и обычных дорог. Но когда и где это видел - не помню, вполне может быть что ошибаюсь.

Дальше всех заходит тот, кто не знает куда идти.

Аватар пользователя Андрей Толстой
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 15:23 пользователем Андрей Толстой
+
4
-

Уважаемый коллега Ярослав 2,

Обзор очень интересный ++++++++++++++++++++++++!!! Но уж простите немного неполный :))))))))))))))))))) Или тут что-то другое?  Ага, не хватало всего малости, 200 тыс. винтовок и 7 млн. патронов. В РеИ Румыния имела на 650 тыс. солдат, всего 350 тыс. винтовок. Отсюда и недастающие 1/3 обозников.

Я тут немного покопал по Румынии и нашел забавную книжку В.Н. Виноградов "Румыния в годы Первой мировой войны". Издательство "Наука" Москва 1967г. Несмотря на постоянные отсылы к марксизму-ленининзму, в книжке содержится весьма интересные факты. Поищите. Если не найдете могу прислать, но у меня только DjVu.

И кстати я тут посидел немного подумал, а знаете понравилось :))))))), так вот, а что если сделать АИ по Болгарии. Той же Болгарии, за счет Румынии можно было бы гарантировать Добруджу, а за счет Турции, Восточную Фракию. И более или менее справедливый раздел по Македонии. Болгарию, проще снабжать через Грецию, а если взять Констанцу то и по морю из России. Болгары более стойкие солдаты, чем те же румыны и лучше замотивированы (возвращение исторических земель, отторгнутых во время Балканских войн). А самое главное, как только мы вместе с Болгарией выносим Румынию, той же Австрии и Германии придется для спасения "союзника" снимать войска и как раз с Горлицкого прорыва. Потому как защищать Румынию от Центральных держав, это одно. А совместно с болгарскими войсками брать Бухарест и гордо маршировать в Трансильванию, угрожая южному флангу противника это совсем другой. Тут австрийцы с германцами 10-12 дивизиями, не не отделаются. Ох, заманчиво, черт возьми. Могло бы получится довольно интересно. Впрочем как на это посмотрят "союзники" Франция и Великобритания, большой вопрос.

                                                         С уважением Андрей Толстой

Аватар пользователя Ярослав 2
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 16:46 пользователем Ярослав 2
+
0
-

Я тут немного покопал по Румынии и нашел забавную книжку В.Н. Виноградов "Румыния в годы Первой мировой войны".

Так я по ней и писал (хотя нет, то другая статья была). Я тоже копал по Румынии - и кроме Виноградова ничего путного, кажется, и нет.

  мы вместе с Болгарией выносим Румынию

И это приходило в голову: заставить румын вернуть болгарам Южную Добруджу. Если те на это по хорошему не согласятся, а румыны скорее всего не согласятся (не только жадности, но и потому что у них союз с Австро-Германией имеется, то есть считают себя ещё и достаточно сильными) - то тогда война: Россия с Болгарией против Румынии. Быстрый разгром, занятие Бухареста, посадка там нового правительства, которое разворачивает румынские полки против Австро-Германии (мотивация - Австро-Венгрия). В результате кульбита в наших союзниках и болгары (сразу) и румыны (после смены правительства).     

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 17:00 пользователем Вадим Петров
+
0
-

[quote=Ярослав 2]

... В результате кульбита в наших союзниках и болгары (сразу) и румыны (после смены правительства).     

[/quote]

Болгария неизменно останется союзницей Германии или нейтральной. Практически все, кто действительно был ориентирован на Россию, переселились в район Болграда.

Что же касается Румынии, то у нее было два "светоча", Германия или Франция.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Аватар пользователя Ярослав 2
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 13:20 пользователем Ярослав 2
+
0
-

Ставка что в 1915, что в 1916 не хотела видеть румын в войне, четко осознавая, что сил у неё нет ещё и румын спасать

1915 - он разный для русской ставки получился; до весны ещё не было чёткого осознания - как мало сил.

 Обвинять Россию в поражении Румынии, когда Россия была против её вступления в войну по целому ряду объективных причин - как-то странно. 

Может, я неправильно выразился - имелось в виду, что ставка и Петербург прозевали ухудшение обстановки; в мыслях не было "обвинять Россию". 

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 14:45 пользователем Вадим Петров
+
0
-

... Ставка и Петербург оценивали положение уверенно, не подозревая, что катастрофический поворот уже в нескольких шагах.

В общем, катастрофа была неотвратима.

Катастрофа была неотвратима с того момента, как Российская империя вляпалась в Антанту. Ее никогда не рассматривали иначе, чем расходный материал. Удивительно, но и сегодня находятся те, кто не желает этого признавать.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Аватар пользователя Ярослав 2
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 16:49 пользователем Ярослав 2
+
0
-

М-да, своя игра у Российской империи даже с Румынией не прошла.

Аватар пользователя Skidrow
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 15:15 пользователем Skidrow
+
0
-

Может, я неправильно выразился - имелось в виду, что ставка и Петербург прозевали ухудшение обстановки; в мыслях не было "обвинять Россию". 

Я делал вывод исходя из всего текста. Может и неправильно трактовал, но впечатление сложилось именно такое.

1915 - он разный для русской ставки получился; до весны ещё не было чёткого осознания - как мало сил.

Не было. И Горлицкий прорыв планировали перебить собственным наступлением, но опоздали. Тут уже весь вопрос в том, насколько неудачно будут развиваться события для России после провала наступления.
 

Той же Болгарии за счет Румынии можно было бы гарантировать Добруджу, а за счет Турции, Восточную Фракию. И более или менее справедливый раздел по Македонии. Болгарию, проще снабжать через Грецию, а если взять Констанцу то и по морю из России.

Греция вступила в войну в 1917 г., когда её Антанта совсем прижала. А так там царь Константин, очень даже прогерманский товарищ. Только через Салоники.
Но "болгарский" вариант - это отличная альтернатива вышла бы. Гораздо больше возможностей.

Впрочем как на это посмотрят "союзники" Франция и Великобритания, большой вопрос.

В РИ они раскручивали тех, кого было легко раскрутить на влезание в мировую бойню. Просто у болгар был кровный интерес, а Центральные державы пообещали им плюшки раньше, чем Антанта, к тому же, болгары были очень плотно с Германией и АВИ повязаны экономически - зачем доверять непонятному мужику с другого конца континента?
Вот и..

Аватар пользователя anzar
Опубликовано сб, 04/21/2018 - 19:59 пользователем anzar
+
0
-

Етот пост- второе переработанное издание:))? Вставлю пять копеек все таки, хотя время у меня не очень есть.

Но "болгарский" вариант - это отличная альтернатива вышла бы.

Увы почти невозможная- раньше надо было боржоми пить- перед вторую балк. войну (межсоюзническую). Ведь Балканский Союз- русское творение, задачи которого- дележ европейской Турции с видом на Проливы. В соответствие с етим главный удар наносила болг. армия в восточной Фракии на Царьгород. Но пока она штурмовала укрепления в Чаталджанском перешейке (неуспешно) чтобы взять Стамбул, "союзники" взяли все, что им хотелось в Македонии, вкл. так называемую в договорах "беспорную" болг. часть. И конечно не захотели возвращать. Арбитром по договору должен выступить Император всея Руси и прочих... Но вот он тянул- не хотел любимых сербов огорчать. Ну, захотелось ребятам компенсировать себе отсуствие выхода к морю, что с етого, а вот "неуступчивые" болгары... (ето распространенная теза русских "историков") Да и интересно смог ли он что то сделать? Займи он другую позицию- сербы "послали" бы его (с опорой на АВ) и что бы он сделал?  Франция ему поможет?:)) А пока тянул, пришло лето, мобилизированные крестьяне в болг. армии (500тыс! при 5 милионном населении!) заволновались (сеять надо) и болг. армия решила силой взять свое... и успела бы, если не удар румын в спину. В последнем Россия могла бы и надавить на Р. угрожая войной, но...  прав ли коллега Вадим о несамостоятелности РИ или "емоциональные" связы с Сербии...

В чем причина "неуступчивости" болгар (так русские "историки" ето называют)? , что "территории", которые "имперцы" (русские) легко меняют? А в том, что там ест население, которое не безразлично куда входит. Дело в том что "современные, демократ., "европейские" державы на Балканах оказались ярыми националистами. Для болгар в Македонии оказалось что лучше бы остатся под Султаном, чем быть "освобожденным" сербам или грекам. Первый културную и церковную автономию гарантировал (как всякая империя), а вот зверства "христиан" делавших террором сразу из болгар "южные сербы" или "славяноязичных еллинов" (официалное название и теперь) и выгоняя болг. священники... (знакомо теперь?)

Как бы то ни было, сократим пространное обяснение два конкретних вопроса:

1. что могла предложить болгарам Антанта и Россия в ПМВ? Первая- ничего, Россия- чуть более. В етой АИ речь об Рум. и Добрудже- ето могло прокатит, но остаеться еще Сербия, а вот она ничего бы не уступила в Македонии, даже под угрозу полного разгрома. Вот такие они упоротые (за что их уважаю). А Россию что?- она на поводке- что у сербов, что у франков...

2. С Греции терр. противоречия не столь большие тогда, ест и греки на болг. территориях (из которых не делаем "грекоязычных болгар"), соперничество об Солун (Тесалоники)- скорее о том кто будет держать таможню (он "ворота" Македонии)

3. материальное снабжение- дело не в том, что "болгары были очень плотно с Германией и АВИ повязаны экономически" а в том что вооружение армии больше из АВИ, хотя ест и 75мм артиллерия Шнейдер... а трофеями много не повоюешь. Вот снабжать через Тесалоники можно только вначале- болг. армия вместе с союзныкам в Галиполи вскроет Проливы раньше, чем железнодорожники линию протянут. Впрочем вот карта с наличним веткам.

с ув. анзар

Vis pacem - para bellum

Аватар пользователя Слащёв
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:38 пользователем Слащёв
+
2
-

 

.......И именно в этот момент выступила Румыния! В самый что ни на есть неподходящий! Впрочем, стратеги Бухареста, похоже, руководствовались самой примитивной логикой - чем больше австрийцев побьют русские, тем легче будет побеждать. А когда увидели, что русские не в состоянии еще сильнее измочалить врага - значит, пора! Весьма своеобразной была и логика Жоффра узнав о вступлении Румынии в войну, он восторженно провозгласил: "Ради этого ничего не жаль!" Ну как же - 600 тыс. солдат!... Вот только армия Румынии была, наверное, наихудшей в Европе. Командование понятия не имело об управлении войсками, элементарных правилах стратегии и тактики, тыловом обеспечении. Не только офицеры не знали своих солдат, но порой и солдаты своих офицеров - в казармах и на плацах те бывали редко, считая это для себя чуть ли не унизительным. Румынские офицеры вообще представляли собой своеобразное зрелище, впечатлявшее современников. Щеголяли в корсетах, напудренные, с подкрашенными губами и подведенными глазами, поголовно играли на скрипках и чуть ли не напоказ выставляли нетрадиционную сексуальную ориентацию...

Артиллерия была допотопной, ее возили на волах. А командовали ею так умело, что ставили батареи в затылок друг дружке, и те не могли стрелять. Но практические стрельбы в румынской армии почти и не проводились - берегли боеприпасы. Отчего те приходили в негодность. Деньги же, предназначенные на новые боеприпасы, расхищались - и списывались на проведенные стрельбы. Пулеметы имелись - 800 на всю армию. Но пользоваться ими не умели и возили в обозах. Ружей, снарядов, даже обмундирования и обуви не хватало. Или тоже разворовывали и сбывали "налево". Шанцевого инструмента в частях не было в принципе, и окапываться солдат не учили. О полевой связи румынские командиры не знали. А к армейским линиям связи запросто подключались частные лица - за взятку. Захотелось помещику телефон заиметь, а в соседний гарнизон кабель тянут... А железнодорожники за взятку могли отцепить от воинского эшелона вагон с полковым имуществом и подцепить попутный груз какого-нибудь дельца. Тем более, что офицеры со своими эшелонами не ездили, перемещаясь только в вагонах I и II класса. Вот такую союзницу и сосватали французы России.

Для того, чтобы помочь этой союзнице прикрыть ее южную границу был отправлен в Добруджу отдельный корпус Зайончковского. Точнее, почти 2 корпуса, поскольку ему придали еще кавалерийскую дивизию и Сербскую сформированную из пленных славян. Но каково же было удивление русских, когда обнаружилось, что сами румыны оставили в Добрудже всего... 1 дивизию и гарнизоны крепостей. Понадеявшись на "хитрый" сепаратный договор с Болгарией и на русских. А основная часть их армии, 400 тыс. штыков и сабель, 28.8 начала вторжение в Трансильванию. И Юго-Западному фронту снова пришлось перейти в наступление - чтобы поддержать румын. 31.8 8-я, 11-я, 7-я и 9-я армии возобновили атаки.

Однако дальнейшие события стали развиваться не так, как виделось румынскому командованию.  Болгария, конечно, не преминула рассчитаться за удар в спину в 1913 г. И уже с 4.9 с ее территории самолеты начали бомбардировки Бухареста, вызвав панику населения и оказывая сильное психологическое воздействие на правительство. А 5 - 7.9 болгары и немцы под командованием Макензена нанесли удар на Туртукай (Тутракан). Удар еще частный, силами всего 3 дивизий. Но результаты превзошли все ожидания, противостоящих румын разгромили подчистую, взяли 12 тыс. пленных и 200 орудий - войска побежали, бросив всю артиллерию. Дальнейшее продвижение в Добрудже было остановлено частями Зайончковского. Но пока Макензен особо и не напирал, его целью было лишь отвлечь румын от продвижения в Австро-Венгрию. Да вот только самое поразительное, что румынское командование даже на такой "звонок" не отреагировало. Оно лишь усилило требования к русским прислать еще войска, и к французам - надавить на русских. А свои дивизии снимать из Трансильвании на южную границу так и не стало. Жадно спешило захватить побольше территории. Румыны перешли Южные Карпаты (Трансильванские Альпы), взяли Прассо (Брашов), Германштадт, Орсову. Да и то наступление шло туго. Войска останавливались даже при ничтожном сопротивлении - так, долго возились с "осадой" Германштадта, который оборонялся лишь городской полицией. Словом, румыны заняли юго-восточную часть Трансильвании, а дальше застряли - как только австрийцы смогли создать перед ними неплотную завесу из регулярных частей..

 

После летних неудач и потерь настроение в Германии было плачевное, а в Австро-Венгрии еще хуже. Срочно требовалась крупная победа, чтобы поднять тонус и немецкого народа, и союзников. И такую возможность подарила Центральным Державам Румыния (и Франция, подтолкнувшая ее к войне). 15.9 Гинденбург издал приказ: "Главной задачей армии ныне является сдерживание всех позиций на Западном, Восточном, Итальянском и Македонском фронтах с использованием всех наличных сил против Румынии".   26.9, как раз когда остановилось наступление русских, Центральные Державы обрушились на Румынию. Против нее было собрано 2 группировки. Северная, в Трансильвании, из 9-й германской и 1-й австрийской армий (9 немецких и 11 австро-венгерских дивизий) под командованием Фалькенгайна, и Южная, в Болгарии (1 немецкая, 8,5 болгарских и 1 турецкая дивизии) под командованием Макензена. Фалькенгайн должен был на широком фронте сокрушить румынскую армию и через Трансильванские Альпы вторгнуться в Валахию с северо-востока, а Макензен сперва наступать в Добрудже, вдоль Черного моря, а потом нанести удары через Дунай с запада и юга. Таким образом вся Румыния охватывалась с трех сторон и превращалась в гигантский "мешок", "супер-Канны". Этот план, кстати, был разработан еще Фалькенгайном, Гинденбург лишь перехватил его реализацию.

Могла ли Румыния избежать катастрофы? Безусловно. Если бы, обнаружив сосредоточение противника, ее войска своевременно отошли из Трансильвании и укрепились на перевалах Трансильванских Альп - горы там не слабые, до 2, 5 км, и даже при технической отсталости на такой позиции можно было остановить врага. А часть дивизий выделить на берег Дуная - тоже исключительный рубеж обороны. Однако румыны и не подумали оставлять то, что удалось захватить. И, остановленные австрийцами, стали ждать, пока русские не помогут одержать новые "победы". А получилось - ждать удара. Он стал сокрушительным. Многие полки побежали сразу после начала артподготовки. В других запаниковали командиры и приказали отступать. Но об организованном отступлении и речи не было, стали откатываться. Части перемешивались и рассыпались. Бросали пушки. Поджигали зарядные ящики и повозки с патронами - и движущиеся следом страдали от рвущихся в огне боеприпасов, что еще более усугубляло панику. Почти сразу австро-германцы отбили Германштадт, 1.10 вошли в Петрошаны. И на плечах отступающих румын двинулись на перевалы Трансильванских Альп.

"Крайней" оказалась, конечно же, Россия. Жоффр снова разразился требованиями послать 200 тыс. солдат в Добруджу. Румынский помол Диаманди обивал пороги царя и Алексеева с планом бухарестского генштаба - чтобы руские сосредоточили 3 - 4 корпуса в Ойтузской долине, прорвались через Восточные Карпаты и ударили во фланг наступающим немцам. Чтобы разобраться в обстановке, в Румынию послали начальника Генштаба Беляева. И ему стали навязывать уже третью идею. Направить 3 - 4 русских корпуса прямо к Бухаресту. Загородить проходы в Трансильванских Альпах, а одновременно форсировать Дунай и вторгнуться в Болгарию. Царь отвечал французам, что послать столько войск в Румынию невозможно, части понесли большие потери и нуждаются в пополнении. И даже если послать, то подобная перегруппировка заняла бы не менее 1,5 месяцев. Поэтому было бы гораздо эффективнее активизировать наступление Салоникского фронта. И Алексеев тоже доказывал, что снимать столько войск - это значит оголить фронт. Ставка изыскала возможность отправить лишь 2 корпуса и севернее, чем просили румыны, в долину Бистрицы, чтобы они примкнули к армии Лечицкого. Но и на это было нужно 15-20 дней.

И Диаманди бежал жаловаться Палеологу, что Алексеев, "кажется, не понимает страшной серьезности положения или, может быть, руководствуется эгоистическими задними мыслями, исключительной заботой о своих собственных операциях... Я заклинал его пойти нам навстречу шире, но я не в состоянии был убедить его в целесообразности идей румынского главного штаба". А Палеолог озлобленно пишет в дневнике: "Отдает ли себе генерал Алексеев точный отчет в высоком преимущественном интересе, какой представляет для нашего общего дела спасение Румынии?" Хотя почему Румыния представляла собой "высокий преимущественный интерес" в ущерб России, остается на совести союзников. Как и то, почему Алексеев должен был исполнять бредовые идеи румынских штабистов - если и британские представители отмечали, что по сравнению с деятельностью румынских военачальников "даже игры школьников выглядят воплощением плана Шлиффена".

Могли ли русские на данном этапе действительно расхлебать последствия французско-румынской авантюры? Нет, уже не могли. На всех наших фронтах оставалось 1,2 млн. активных штыков, а для того, чтобы пополнить части, да еще и перевезти за сотни километров, требовалось время. Ослабив собственный фронт, войска не успевали и на другой. К тому же они оторвались бы от своих тыловых баз, возникали практически неразрешимые проблемы со снабжением. И они просто оказались бы лишней добычей немцев в румынском "мешке". А вдобавок в конце сентября - октябре снова активизировались боевые операции. В одних местах наступления и демонстрации производили русские, предпочитая вместо сомнительных перебросок оттянуть на себя врага. В других местах наседал противник, не позволяя русским снимать части в Румынию. Армии Брусилова 30.9-2.10 снова нанесли удар, 7-я на Бережаны, 11-я на Красне. Прорвали первую полосу укреплений, взяли 3 тыс. пленных. Но силы были уже не те, и на следующих позициях их остановили. А немцы и австрийцы, в свою очередь, ответили сильными контратаками у Станислава и Ковеля, и их пришлось отражать. Особая армия Гурко провела широкомасштабную демонстрацию на Стоходе. 9 дней гремела русская артиллерия, после чего гвардия и 1-й Туркестанский корпус атаковали на плацдарме у дер. Свинюхи. Взяли 2 линии окопов, но немцы зацепились за третью, встретили убийственным огнем. Части понесли большие потери, только офицеров было убито 47, погиб ген. Копыловский. Гурко остановил атаки, начал подготовку к новому удару, подводя на плацдарм части 30-го корпуса. Немцы обнаружили это и опередили своим контрударом. После газовой атаки смяли три батальона 256-го полка и отбили одну линию траншей обратно. Завязались жестокие встречные бои без особых результатов....

 

 

На Юго-Западном фронте левофланговая 9-я армия начала сдвигаться на юг, в Румынию, вдоль хребта Восточных Карпат, чтобы помешать германским частям форсировать перевалы. В этих боях получил контузию Г.К. Жуков находясь в разведке на подступах к Сайе-Реген, напоролись на мину. Двоих драгун тяжело ранило, а Георгия Константиновича выбросило из седла и сильно ударило о землю. В Добрудже группировка Зайончковского больше месяца сдерживала противника, зацепившись за древние, невесть с каких времен сохранившиеся пограничные валы. Она постепенно усиливалась, насчитывала уже 5 дивизий. Но положение ее осложнялось тем, что из-за румынского бездорожья и снабжение, и перевозка пополнений были возможны только морем, через Констанцу. И Черноморский флот оказывал ей максимально возможную поддержку. Осуществлял перевозки, обстреливал противника с кораблей. Гидропланы с русских авианосцев осуществляли разведку, бомбежки и штурмовки врага. Несли потери - на минах у румынских берегов погибли миноносец "Беспокойный", 2 тральщика, несколько транспортных судов. Колчаку была подчинена и Дунайская флотилия, и ее канонерки тоже помогали удерживать позиции, не пропустив в русско-румынские тылы австрийские мониторы.

Но румыны своих войск, чтобы поддержать Зайончковского, так и не выделили. Даже по "оптимистичным" оценкам французского Генштаба, у них по всему южному рубежу находилось неопределенное количество в "1-3 дивизии". И Макензен использовал свое двукратное превосходство, перегруппировавшись и начав 16.10 новое наступление на группу Зайончковского, вынужденную прикрывать промежуток в 100 км между Дунаем и морем. И опять наступление было четко согласовано с диверсиями в тылах. Прогремел взрыв в Архангельске на пароходе, стоявшем возле склада взрывчатых веществ - к счастью, более крупной катастрофы здесь удалось избежать. А в Севастополе при загадочных обстоятельствах погиб флагман Черноморского флота линкор "Императрица Мария". Накануне на нем шла погрузка угля, мелкий ремонт, корабль посещали рабочие. А рано утром начался пожар под носовой башней, стал рваться боезапас, столб пламени достигал 300 м. Колчак лично руководил аварийными работами на борту линкора, удалось затопить погреба других башен и локализовать пожар, этим были спасены другие корабли на рейде и город. Но внутри дредноута последовал новый взрыв, он лег на бок и затонул. Погибло и умерло от травм и ожогов около 300 чел. Как уже позже, в 1932 г. выяснило ОГПУ, это была диверсия, осуществленная под руководством немецкого шпиона В.Вермана. Но ведь непосредственными исполнителями и убийцами своих соотечественников уже стал кто-то из своих, российских рабочих...

Таким образом, в критический момент Черноморский флот оказался парализован. А Макензен в трехдневных боях проломил оборону на древних валах и вынудил части Зайончковского отступать. 22.10 немцы взяли Констанцу. Русская группировка лишилась единственной тыловой базы - других портов в Румынии не было. И зацепиться в ровной, как стол, Добрудже, тоже было не за что. Войска отбивались арьергардными боями - например, отличился самоотверженной атакой Смоленский уланский полк. Но под угрозой обходов, теснимые превосходящими силами, откатывались на север, к устью Дуная. Правда, тут наконец-то смогли получить снабжение и встретились с пополнениями, идущими из Одесского округа - к концу октября в Добрудже было уже 8 дивизий (и 9 в Северной Румынии). Зайончковского сместили на должность, более соответствующую его уровню, командовать обычным (18-м) корпусом. А командующим группировкой в Добрудже стал ген. Сахаров. Более опытный, и кроме того, сочли, что во взаимоотношениях с румынами он сможет быть хорошим дипломатом, ведь Сахаров слыл одним из самых вежливых военачальников (например, в одном из докладов он обращался к Брусилову: "Не признаете ли Вы, ваше высокопревосходительство, возможным приказать почтить меня уведомлением о решении вашем по вышеизложенному"). И Макензена сумели остановить у Браилы.

Теперь уже возникла реальная угроза вторжения противника в пределы России - в Молдавию и в направлении Одессы. Поэтому Ставке приходилось идти на риск и принимать более кардинальные меры. Группировка Сахарова преобразовывалась в 6-ю армию, сюда же перебрасывалось управление 4-й армии ген. Рагозы, направлялись дополнительные соединения с других участков и спешно формируемые в тылу. Наступление Юго-Западного фронта, давно уже прекратившееся фактически, 27.10 было прекращено официально. Его войска начали дальнейшую сдвижку на юг. Дело это было тоже не простое, приходилось осуществлять громоздкую "рокировку". 8-я армия выводилась из боевых порядков - на ее участок растягивали фланги 11-я (которую принял ген. Клембовский) и Особая. А 8-я, совершив марш "за спиной" 11-й и 7-й, вводилась там, откуда уходила еще южнее 9-я....

 

...

Но характерно, что с собственных сомнительных достижений союзники постарались переключить внимание общественности на Румынию и раздули такую пропагандистскую кампанию, которая коснулась даже русских солдат во Франции. Надо отметить, что в лагерях Майи и Мурмелон, куда периодически отводили на отдых этих солдат, они быстро и прочно сошлись с бельгийцами братались, становились искренними друзьями. А вот с хозяевами накапливались трения. Сперва по мелочам - например, в Майи солдаты пожаловались, что мало умывальников. Французский сержант возмутился - дескать, тут стояли наши войска, и им хватало, так чем же недовольны эти русские свиньи, что они, англичане, что ли? А между тем, многие русские свиньи за несколько месяцев на чужбине уже изучили язык и подобные высказывания понимали. Когда начались холода, французские интенданты попытались сэкономить уголь и не топить бараки - они были убеждены, что для русских, живущих среди вечных льдов, нулевая температура нипочем. А когда покатились бочки относительно Румынии, офицер Ю. Лисовский вспоминал: "Говорилось о том, что бесконечно жаль бедных и благородных румын, хороших и культурных румын, ставших жертвою такой ужасной измены, такого жестокого предательства... А предав Румынию, этот предатель, разумеется, предал и других союзников, вынужденных снова напрягать свои усилия и изнемогать в борьбе. И очень скоро удалось разобрать, что французы обвиняют в предательстве никого другого, как Россию и русских. Говорилось, правда, не о России, а о ее министрах, работающих в пользу Германии, в особенности о Штюрмере, будто бы "умышленно направившем целые транспорты французских снарядов, предназначенных румынам, куда-то в Сибирь". Но слухи об измене Штюрмера, гулявшие по Франции, сразу же заметно изменили отношение французов к России вообще и в особенности к тем ни в чем не повинным нижегородским и тульским мужикам, которые сидели в мокрых траншеях Шампани. Последние дни ноября 1916 г. были тем моментом, когда окончательно увяли последние цветы, преподнесенные им в Марселе..."

 

 

Кстати, стоит внести поправку и в распространенные утверждения о том, будто Макензен и Фалькенгайн прошли по Румынии "триумфальным маршем". Это как раз яркий пример того, как треп германской пропаганды бездумно повторялся последующими авторами, не удосужившимися просто взять линейку и приложить к карте. "Триумфальным" получился только первый этап, когда за неделю румын вышибли из Трансильвании. А дальше расстояние в 150 км немцы и австрийцы "маршировали"... 2 месяца. Правда, не только из-за сопротивления румынской армии - перейдя границу, вражеские войска завязли в бездорожье и жуткой румынской грязи. И потери несли немалые, хотя в основном от болезней - повоюй-ка в слякоти, под дождями. Ни о каких хитрых маневрах уже речи не было - войска Фалькенгайна продвигались рывками от позиции к позиции, которые румыны устраивали по многочисленным речкам, стекающим со склонов Трансильванских Альп. При нажиме они отходили на следующий рубеж, но чтобы осуществить этот нажим, требовалось через моря грязи подвезти орудия, боеприпасы, обозы. Так что и время организовать прочную оборону у румын имелось, и специалисты были - из Франции для командования их армиями прикатил ген. Бертелло, который в 14-м был начальником штаба у Жоффра и обещал устроить немцам "вторую Марну". Но не имея над собой железной фигуры самого Жоффра, повел себя иначе - русские военные советники называли его болтуном и "безответственным авантюристом". Генералу совершенно вскружила голову очаровательная королева Мария, даже в атмосфере Бухареста слывшая "легкомысленной" (а там для подобной репутации нужно было уж очень постараться). И Бертелло, плененный соблазнами венценосного тела, стал лишь очередным проводником румынских "стратегических идей". То есть принялся требовать еще "3-4 русских корпуса".

 

Но в Румынии находились уже 9 русских корпусов. Армии Лечицкого и Сахарова. Причем русские, пересекая границу, оказывались в не менее тяжелом положении, чем немцы. Все участники этой кампании вспоминают, что в России традиционно критиковали и высмеивали собственные "непорядки", бесхозяйственность, плохие пути сообщения, грязь на дорогах, но только попав в Румынию, смогли убедиться, насколько были не правы, и увидели настоящие непорядки, грязь, бесхозяйственность и по-настоящему плохие пути сообщения. Пропускная способность железных дорог была ничтожной. Войска перевозились в дачных вагонах, других не имелось. И в этих дачных вагонах по несколько суток простаивали на каждом полустанке - железнодорожники пропускали за взятки чьи-то частные грузы или пути не выдерживали напряженных перевозок и где-то случались крушения. Приходилось топать пешком, вручную вытаскивая из грязи увязшие телеги и пушки. Километров по 5 в сутки. Снабжения не было никакого, союзники-румыны в этом плане русских игнорировали. Солдаты голодали, лошади тощали, а подножного корма не было осень. Все, от патронов до фуража, приходилось везти из России - а грузы скапливались на пограничных станциях и протискивались "по чайной ложке". Если пытались везти гужевым транспортом хотя бы сено, то обозные лошади съедали его еще в пути.

 

Дополнялось это недоброжелательностью населения. Маршал Василевский вспоминал: "Среди румын росла германофильская пропаганда, и к нам они относились не очень-то дружелюбно". Крестьяне каких-то французов знать не знали, и в русских видели тех, кто принес на их землю ненужную им войну. А знать и интеллигенция уже жалели, что выбрали сторону Антанты. В общем, происходило именно то, что предвидел Алексеев, не желавший посылать в Румынию русские войска. Однако расхлебывать довелось уже не ему. Нервные перегрузки и пагубная привычка делать все самому подорвали его здоровье, в ноябре обострилась старая болезнь почек. Состояние быстро ухудшалось, и Михаил Васильевич обстоятельно, по-православному, стал готовиться помирать. Распрощался с близкими и друзьями, отдал последние распоряжения. Но когда исповедовался и причастился, вдруг наступило облегчение. И он стал постепенно оживать. Царь настоял, что ему нужен отдых и отправил в Крым на 2 - 3 месяца. Временно замещать Алексеева был назначен В.И. Гурко.

 

Положение усугублялось тем, что русские и румынские войска действовали совершенно независимо друг от друга. 9-я, 6-я и формирующаяся 4-я армии оставались в составе Юго-Западного фронта, в подчинении Брусилова. Но между ними зиял "провал", где оперировали румыны, подчиненные как главнокомандующему своему королю. И их руководство из какой-то детской игры в самостоятельность ни на какое сотрудничество упорно не шло. Не сообщало о своих планах, даже об обстановке на своем участке - а может, и само не знало ее. В Бухаресте находился ген. Беляев, но и от него все старательно "секретили". Брусилов признавал такое положение нетерпимым, просил Гурко или подчинить ему весь фронт или выделить войска в Румынии в новый фронт. И после долгих брыканий румынской стороны, согласований и утрясок, взаимодействия удалось достичь только в декабре, когда новым союзникам пришлось совсем туго. Подчиниться русскому полководцу они, конечно, не захотели, и был создан Румынский фронт, где номинальным главнокомандующим стал король Фердинанд, а его помощником - Сахаров. Которому русские войска подчинялись напрямую, а румынские - через их главный штаб.

...

А германскому командованию тем временем становилось ясно, что красивый план "клещей" потерпел провал. Завязать "горловину" образовавшегося мешка и сходящимися ударами отрезать румынскую армию от России так и не получилось. Этого не позволили русские армии. 9-я растянулась на 200 км, но Лечицкий умело маневрировал своими соединениями, перебрасывая их на угрожаемые участки. Серьезное сражение произошло под Кирлибабой, где отличилась 12-я кавдивизия, в пешем порядке атаковавшая саксонцев, переброшенных из Франции. Кстати, командовал 12-й кавдивизией К.Г. Маннергейм - будущий президент Финляндии. Славно проявила себя в карпатских операциях и Терская казачья дивизия - терцы, привычные к действиям в горах, наводили ужас на неприятеля, проникая по козьим тропам в его тылы, захватывая неприступные кручи. Тяжелые, затяжные бои шли восточнее Дорна-Ватры. 103-й пехотной дивизией была отражена попытка противника пробиться через перевалы к румынскому городу Бакэу. Позже в районе Гимиша части 9-й армии отразили атаки германской группировки ген. Герока.

 

Другое крыло фронта прочно удерживали 6-я и 4-я армии при поддержке Дунайской флотилии и Черноморского флота. Сахаров действовал грамотно и осторожно. Он как раз и озаботился в первую очередь укреплением флангов "мешка". И лишь когда положение на них упрочилось, а войск, подтягивающихся из России, стало достаточно, рискнул послать часть сил в глубь Валахии для непосредственной поддержки румынской армии. Туда был направлен один из лучших, 8-й корпус Деникина, и ряд других соединений. Обстановка оставалась совершенно неясной, и Деникин, например, получил приказ "двигаться по Бухарестскому направлению до встречи с противником и затем прикрывать это направление, привлекая к обороне отступающие румынские части". А германское командование, потерпев неудачу с окружением, решило вообще отказаться от него и ограничиться вытеснением. 9-я немецкая армия, хоть и преодолела Трансильванские Альпы, но прочно застряла на рубеже р. Олт, у Питешти и Кымполунги, в 100 км западнее Бухареста. И находилась в бедственном положении из-за нехватки снабжения. Поэтому главная роль снова перешла к армии Макензена. Она перегруппировалась и к 23.11 навела понтонный мост через Дунай у Зимнице - с юга, на кратчайшем направлении к Бухаресту. Что, в принципе, могла бы сделать давным-давно, румыны берег Дуная почти не охраняли. Форсирование прошло почти беспрепятственно. Левым флангом Макензен соединился с группировкой Фалькенгайна - и теперь она могла снабжаться через Болгарию. А до Бухареста немцам и болгарам было всего 30 км, но и их преодолевали 2 недели из-за грязи и забивших дорогу обозов, брошенных румынами. 25.11 румынское правительство выехало в Яссы, к русской границе. Защищать свою столицу оно и не думало и 4.12 официально объявило ее "открытым городом". Но немцы все еще барахтались на подступах и вошли в Бухарест 6.12.

 

Русские соединения, направленные в Валахию, к падению столицы уже не успели, попав в хаос отступления румынских армий. И двигались, вкрапленные между ними. Сдерживали противника арьергардными боями и несли большие потери - румыны часто бросали позиции, даже не поставив в известность сражающихся рядом русских, и те оказывались под угрозой обхода. Немцы и болгары преследовали, захватывая огромное количество продовольствия, сырья, имущества. Причем русским уничтожать все это категорически запрещалось. А то, дескать, знаем мы вас, устроите тут нам 1812 год... Первыми в этом вопросе опомнились англичане, направили комиссию офицеров со специальным заданием уничтожать запасы нефти, зерна, фуража, стратегические объекты. Британский представитель объезжал нефтяные вышки у Плоешти, и за ним "двигался шлейф огня и дыма". Им румыны не препятствовали, но скрупулезно подсчитывали стоимость уничтоженного. Как писал Деникин: "Румыны уверенно высчитывают стоимость убытков от каждого разрушенного завода, моста, здания. Говорят: за все заплатят англичане! Оптимисты. Быть может, заплатят, но... учтя цену присоединяемой Трансильвании".

 

Ему в критические дни кроме 8-го корпуса подчинили и два румынских, и он дал противнику сражения у Бузео и Рымника. Остановить врага не удалось встретив сопротивление русских, немцы искали по соседству участки, занятые румынами, и жали на них, вынуждая отступать дальше. Но все же эти бои сыграли важную роль, помешав врагу добить румын и позволив им более-менее беспрепятственно отходить на север, в провинцию Молдова. Все же треть румынских войск оказалась в плену, а ряд высокопоставленных деятелей перешли на сторону Германии. Западные державы больше всего боялись, как бы немцы не посадили в Бухаресте нового короля, который вступит в союз с ними (хотя почему это вызывало опасения, непонятно - все худшее, что могло произойти в отношении Румынии, уже произошло). Германия и Австро-Венгрия и впрямь хотели осуществить такой сценарий, но воспротивились Болгария и Турция, они стояли за раздел Румынии. Отдать Добруджу болгарам, а те компенсируют это туркам уступками во Фракии. Ссориться с ними ради сомнительной дружбы с бессильной Румынией Берлин и Вена не захотели, и вопрос спустили на тормозах.

 

Фронт удалось стабилизировать в конце декабря, когда румынские войска откатились на линию, куда уже выдвинулись навстречу русские соединения, подготовив оборону. И противника остановили на рубежах Дорна-Ватра - Окна Фокшаны - Браила - дельта Дуная. На новом фронте северный участок занимала 9-я армия, потом от Монастырки до Ирештидевице две румынских, а дальше до Черного моря 4-я и 6-я. Для России новая союзница стала чрезвычайно дорогим "подарочком". Сухопутный фронт увеличился в 1,5 раза - на 600 км. До лета 16-го в Ставке ходил анекдот: "Если Румыния выступит против нас, России потребуется 30 дивизий, чтобы ее разгромить. Если же Румыния выступит против Германии, нам также понадобится 30 дивизий, чтобы спасать ее от разгрома. Из чего же тут выбирать?" Шутка оказалась преуменьшенной - на Румынский фронт пришлось перебросить 35 пехотных и 12 кавалерийских дивизий. Немцы захватили запасы продовольствия, нефть, скот.

 

Но хотя Берлин ликовал, очередной раз славя Гиндербурга и Людендорфа, более сведущие специалисты говорили: "Так они напобеждаются до смерти". Потому что стратегическое положение Германии не улучшилось, а ухудшилось. Она ведь тоже вынуждена была в ходе операции направлять в Румынию все новые соединения, и там находилось уже не 9, а 20 немецких дивизий. И для немцев с австрийцами сухопутный фронт растянулся на те же самые 600 км. Что при общем неравенстве ресурсов было для них куда хуже, чем для Антанты.

https://www.e-reading.club/bookreader.php/64583/Shambarov_-_Za_Veru%2C_C...

Короче, вступление в войну Румынии  - это один большой бардак. Для всех

Слащёв

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:45 пользователем Вадим Петров
+
0
-

[quote=Слащёв]

Короче, вступление в войну Румынии  - это один большой бардак. Для всех

[/quote]

И что, для кого-то это было секретом? Так для чего огромная простынь? У Вас просто привычка обращать внимание на следствие и полное игнорирование причин.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Аватар пользователя The same Fonzeppelin
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:46 пользователем The same Fonzeppelin
+
0
-

(Страдальчески) Слащев, вас что, Вадим Петров покусал? Ну на фига нам эта портянка?

Тот самый Граф Цеппелин

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:48 пользователем Вадим Петров
+
0
-

[quote=The same Fonzeppelin]

(Страдальчески) Слащев, вас что, Вадим Петров покусал? Ну на фига нам эта портянка?

[/quote]

Хороший пример непонимания разницы между цитированием по сути и просто копированием чего-то, где есть знакомые слова!

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Аватар пользователя arturpraetor
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:51 пользователем arturpraetor
+
0
-

Тут на самом деле колокольчик звенит еще и на другую тему - на сайте люто не хватает функции спойлера. Пригодилось бы всем.

Дальше всех заходит тот, кто не знает куда идти.

Аватар пользователя The same Fonzeppelin
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:55 пользователем The same Fonzeppelin
+
0
-

На сайте не хватает функции спойлера, возможности игнора и еще 100500 вещей, о которых Бороде неоднократно говорили.

Тот самый Граф Цеппелин

Аватар пользователя frog
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 11:00 пользователем frog
+
2
-

   Оно, конешно, так. Но, как говорил один приятель, "заведите свою собаку и дрессируйте из нее хоть селедку"))))

frog

Аватар пользователя arturpraetor
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 11:00 пользователем arturpraetor
+
0
-

Есть такое. Бум надеяться, что на новом движке хотя бы часть пожеланий будет.

Дальше всех заходит тот, кто не знает куда идти.

Аватар пользователя frog
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 10:58 пользователем frog
+
0
-

   Так есть еще и воздушно-капельный путь, дык видимо и еще какие-то)))

frog

Аватар пользователя Слащёв
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 11:35 пользователем Слащёв
+
0
-

Фонцеппелин,    у    нас   вроде как   "Альтернативная История"  тут,   поэтому такая   отрицательная  трактовка  участия Румынии в войне  (довольно распространённая, кстати)  уместна тоже.   Или вы считаете, что вступление Румынии в войну являлось для России благом?

Слащёв

Аватар пользователя The same Fonzeppelin
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 11:40 пользователем The same Fonzeppelin
+
0
-

У меня такое мнение, что надо уважать читателя и в комментах из больших цитат уметь делать выжимки. Я, конечно, понимаю, что при вашем и Вадимовском уровне некомпетентности, топить смысл в бесконечных цитатах, которые можно крутить и истолковывать как угодно - это основная методика дискуссии. Но нормальные пользователи сайта не должны страдать, пытаясь понять, о чем вообще идет речь.

Тот самый Граф Цеппелин

Аватар пользователя Слащёв
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 12:02 пользователем Слащёв
+
0
-

В коротеньких выжимках очень трудно показать атмосферу того хаоса

Слащёв

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 12:35 пользователем Вадим Петров
+
0
-

[quote=Слащёв]

В коротеньких выжимках очень трудно показать атмосферу того хаоса

[/quote]

А зачем это показывать? В тексте статьи и во многих исследованиях достаточно хорошо отмечен сам факт, что Румыния - это как чемодан без ручки. И только тот, кто сам желает создать себе проблемы, позволяет себе тащить его.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Аватар пользователя Alex22
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 12:59 пользователем Alex22
+
6
-

Вадим, при всем уважении...

Граф прав - достаточно короткого изложения

собственными словами с приведением источника.

Лично я к подобным длинным цитатам отношусь вполне

спокойно.

Проблема в другом.

Продираться через длинный текст человеку, особо

не интересующемуся данной темой

(к слову, данную тему я знаю на общем уровне,

ну там +/-), достаточно тяжело,

а вот краткий вывод он бы с радостью прочитал.

Как-то элементарное неуважение к собеседнику.

(хотя мне поровну)

 

Как там это было (кажется где-то так) -

"Вы знаете предмет только тогда, когда можете объяснить

  его домохозяйке."

 

Alex22

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 13:58 пользователем Вадим Петров
+
0
-

[quote=Alex22]

Как там это было (кажется где-то так) -

"Вы знаете предмет только тогда, когда можете объяснить

  его домохозяйке."

[/quote]

В принципе, Вы правы! Но, в частности - нет. Поясню, в ответ на вопрос, сколько потребуется времени на написание отчета, был получен ответ: если без ограничения объема текста, то три дня, а если кратко, то три месяца.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Аватар пользователя Alex22
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 14:35 пользователем Alex22
+
0
-

[quote=Вадим Петров]

Поясню, в ответ на вопрос, сколько потребуется времени на написание отчета, был получен ответ: если без ограничения объема текста, то три дня, а если кратко, то три месяца.

[/quote]

Не хуже Вас это знаю, уж поверьте... 

Но должен же быть идеал, которому надо стремиться... 

Вы попробуйте, краткость - ведь она сестра таланта!

И увидите, что имя В.П. если и будет упоминаться,

то только с уважением и почтением.

 

Ничего личного, и с уважением!

 

Alex22

Аватар пользователя NF
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 17:04 пользователем NF
+
0
-

Но должен же быть идеал, которому надо стремиться... 

Вы попробуйте, краткость - ведь она сестра таланта!

И увидите, что имя В.П. если и будет упоминаться,

то только с уважением и почтением.

 

Те вы верите что в этом случае ВП возьмёт и так вот сразу откажется от своей многолетней привычки привирать и переворачивать с ног на голову всё, что будет в данный момент нужным? Наивный вы всё таки человек.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Аватар пользователя frog
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 17:33 пользователем frog
+
0
-

   Весна.....Обновление природы.....Романтизм...... Барышни в мини..... Так хочется верить в прекрасное(даже если знаешь, что все это фигня)))))

frog

Аватар пользователя NF
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 18:08 пользователем NF
+
0
-

Весна.....Обновление природы.....Романтизм...... Барышни в мини..... Так хочется верить в прекрасное(даже если знаешь, что все это фигня)))))

 

Или, чем не вариант-обыкновенный старческий маразм? При этом не обязательно ВП совсем уж в преклонном возрасте. Он может таким и по жизни.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Аватар пользователя frog
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 19:10 пользователем frog
+
0
-

   Маразм, он разный)))) А тута как-то "стабильность - признак мастерства". Да и тем, на которых "клинит", не так уж и много. Просто "кстати, о блохах")))) Но вот блохи выныривают внезапно в любой теме. Вот это....напрягает несколько досадно. Особенно, видимо, автору темы. Особенно, если он эффективность оценивает не в печатных знаках.

frog

Аватар пользователя The same Fonzeppelin
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 12:38 пользователем The same Fonzeppelin
+
6
-

А поместить выжимку и ссылку на остальной материал - товарищ Сталин лично запретил?

Тот самый Граф Цеппелин

Аватар пользователя Вадим Петров
Опубликовано вс, 04/22/2018 - 12:30 пользователем Вадим Петров
+
-2
-

[quote=The same Fonzeppelin]

У меня такое мнение, что надо уважать читателя и в комментах из больших цитат уметь делать выжимки. Я, конечно, понимаю, что при вашем и Вадимовском уровне некомпетентности, топить смысл в бесконечных цитатах, которые можно крутить и истолковывать как угодно - это основная методика дискуссии. Но нормальные пользователи сайта не должны страдать, пытаясь понять, о чем вообще идет речь.

[/quote]

Не просто основная, а необходимая, ибо практически любая проблема имеет несколько разноплановых уровней и не должны страдать те, кто способен их видеть от того, что Вам доступно только поверхностное восприятие.

Постановка проблемы имеет несколько уровней, которые во многом обусловлены как профессионализмом исследователя, так и сложностью самой проблемы ...

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)