Первые болгарские ВВС. Взгляд из России Часть 2

мар 18 2012
+
14
-

Вторая Балканская война официально закончилась 10 августа 1913 г. Через четыре дня началась демобилизация болгарской армии. Процесс этот затронул и авиационные части: все отделения были расформированы, а персонал и технику свели в Воздухоплавательный парк, вместе с прожекторным и автомобильным отделениями [прожекторного и автомобилното отделение], составивших собственно военно-воздушные силы, иначе — Техническую дружину [Техническа дружина] инженерных войск страны. Командовал авиацией майор Васил Златаров. Первоначально планировалось сформировать в составе парка две роты: аэропланную и балонную, но десятка самолетов при восьми пилотах и одного-двух аэростатов (уже непригодных к использованию) для этого явно не хватало. Поэтому ограничились одной ротой смешанного состава [аеропланна и балонна рота].

По прикидкам командования для успешного выполнения боевых задач «авиационная группировка» Болгарии должна была состоять из 48 самолетов, одного дирижабля и шести привязных аэростатов при 87 дипломированных офицерах-авиаторах. Однако экономическое и финансовое положение страны не позволило осуществить этот «прожект». Денег, выделенных на нужды авиации, хватило лишь на приобретение пяти аэропланов и одного аэростата. До июля 1914 г. успели получить «баллон», названный «Солун» (т.е. «Салоники») и два французских «Блерио» XI-2.

Затем началась Первая Мировая война и иностранные поставки прекратились, но болгарам все-таки удалось «разжиться» еще двумя «Альбатросами» DD1. предназначенными для Турции — пилоты аэропланов потеряли ориентировку и сели на территории Болгарии (аналогичным образом в Болгарии оказались и два «Таубе», но их после облета решили вернуть владельцу).

Если технику приходилось покупать за границей, то персонал готовили своими силами: в 1914 г. в Софии открылась летная школа [аеропланно училище], переведенная в октябре следующего года на аэродром Божурище (в 10 км к западу от столицы). Из десяти курсантов первого набора семерых допустили к тренировочным полетам. Обучением руководил Джованни Сабелли — единственный из иностранцев, оставшийся в Болгарии после окончания войны. Он вернулся на родину только в июле 1915 г. и сразу же поступил добровольцем в армию. Одержав 5 воздушных побед, Сабелли погиб в воздушном бою 25 октября 1917 г.

В течение года Болгарское королевство оставалось в стороне от большой войны, но затем решило примкнуть к, казавшемуся тогда несокрушим, союзу Германии, Австро-Венгрии и Турции. С 21 сентября 1915г. шла мобилизация, а 5 октября страна официально вступила в войну, а уже через три дня началось наступление на сербском фронте. С болгарской стороны в нем участвовали две армии (3-я армия прикрывала румынскую границу и черноморское побережье).

Перед началом боевых действий было воссоздано одно аэропланное отделение, которое возглавил капитан Радул Милков. В его подчинении находилось шесть пилотов, восемь наблюдателей и 109 человек наземного персонала при пяти аэропланах: паре так и не попавших в Турцию «Альбатросов» и трех «Блерио» (одноместного и двух 2-местных). Быстро достигшее боеготовности отделение базировалось на столичном аэродроме, но выполнению полётов мешала установившаяся на длительный период плохая погода.

Только 14 октября небо немного прояснилось, и Милков отрядил на разведку сразу все свои силы. Аэропланы поднялись в воздух, но вскоре погода снова начала портиться и им пришлось срочно возвращаться на базу. Ветер оказался слишком сильным, и капитан Пеню Попкрестев повредил на посадке одноместный «Блерио».

Распогодилось только через неделю. 21 и 24 октября отделение по заказу штаба 1 -й армии выполнило разведку укреплений в районе Ниша. Вскоре город был взят и на местный аэродром перебросили два аэроплана с соответствующим количеством обслуживающего персонала, однако особой пользы это не принесло, поскольку погода снова ухудшилась и ни одного вылета совершить не удалось.

В первой половине ноября командование приняло решение о переводе аэропланного отделения на юг в распоряжение штаба 2-й армии, столкнувшейся с упорным противодействием англо-французских частей, прикрывавших отход сербских войск. Недалеко от Куманово (город в нынешней Македонии) начали готовить аэродром, но темпы продвижения сухопутных сил были такими высокими, что летное поле оказалось далеко в тылу прежде, чем на нем появились самолеты. Поэтому отделение осталось на старом месте, осваивая новую технику, поставки которой из Германии наладились сразу после вступления Болгарии в войну.

Первыми, еще 27 сентября, прибыли три истребителя «Фоккер» (скорее всего это были E.I) с германскими пилотами и механиками. Немцы имели задачей обеспечение прикрытия Софии от возможных авианалетов, а также подготовку «местных» летчиков-истребителей. Месяц спустя болгары получили первую половину из дюжины закупленных разведчиков LVG В.II. Эти аэропланы по своим характеристикам оказались хуже «Альбатросов», но зато оснащались пулеметами. Перед отправкой в Болгарию машины, изначально не вооруженные, получили «рельсовые» пулеметные установки, аналогичные стоявшим на «Авиатиках» C.I. Кроме того, на отдельных самолетах имелся и неподвижный пулемет (скорее всего, не синхронный, а крепившийся над верхним крылом).

Одновременно с прибытием самолетов в летной школе, с 22 октября возглавляемой капитаном Симеоном Петровым, началась ускоренная подготовка второго набора курсантов. Меньше чем за месяц германский инструктор Франке [Franke] подготовил семь пилотов и девять наблюдателей, но свежие кадры попали на фронт только весной следующего года.

Тем временем, сербская армия в сопровождении тысяч беженцев отступила в Албанию, а затем при помощи союзников переправилась на греческий остров Керкира (иначе - Корфу). Впоследствии, после переформирования, сербские дивизии убыли на салоникский фронт, стабилизировавшийся вдоль линии греческой границы. Симптомотично, что обе воюющие стороны «ни в грош» не ставили статус Греции как нейтральной страны и спокойно воевали на её территрии.

Завершив переучивание, болгарские летчики перебрались поближе к фронту. Главной базой отделения стал аэродром возле населенного пункта Белица (долина реки Струма, 29 км к северу от Петрича) в непосредственной близости от штаба 2-й армии. Там находилось четыре «Эльфауге», девять человек летного состава и 64 нижних чина. Ещё два пилота, три наблюдателя и 22 человека обслуживающего персонала при трех LVG составили аэропланную команду [аеропланна команда], приданную 10-й пехотной дивизии, «державшей» адриатическое побережье Болгарии. Для авиаподразделения был подготовлен аэродром южнее Ксанти.

В начале 1916 г. из Германии прибыла новая партия вооружения в счет кредита, выданного Болгарии по случаю ее вступления в войну, в том числе и 13 двухбалочных бипланов «Отто» C.I - по-настоящему редких машин, которых построили-то едва пару дюжин. Эти разведчики оборудовались пулеметной турелью, радиостанцией и фотокамерой. Одновременно началось обучение нового «потока» курсантов. Всего до конца года подготовили пять пилотов (с «багажом» около 40 часов налета каждый) и 10 наблюдателей, которые за время обучения поднимались в воздух по пять — шесть раз.

В связи с поступлением новой техники структура военной авиации изменилась. Теперь воздушные силы назывались «воздухоплавательной дружиной» [въздухоплавателна дружина], командующим оставался подполковник Златаров. В его прямом подчинении находились два аэропланных отделения, лётная школа, а также воздухоплавательные и «запасные» части (о них будет рассказано позднее).

1-е отделение капитана Милкова базировалось в Белице. В его состав входило шесть пилотов, семь наблюдателей и 71 человек прочего персонала при шестерке «Эльфауге». Отделение действовало в интересах 2-й армии.

Недавно сформированное 2-е отделение возглавил капитан Никифор Богданов, имевший в подчинении 55 человек, в том числе пять пилотов и столько же наблюдателей, а также шесть аэропланов (три «Эльфауге» и три «Отто»). Отделение базировалось на аэродроме Удо-во (населенный пункт в нынешней Македонии в долине реки Вардар, 25 км от греческой границы) и действовало в интересах 1-й армии.

Зимой 1915 — 1916 гг. на салоникском фронте царило полное затишье, но с наступлением весны активность авиации начала расти. Аэропланы обеих сторон проводили разведку прифронтовой полосы и тыловых объектов противника, а также изредка совершали бомбардировочные рейды. 17 апреля над Софией появился одиночный французский самолет, сбросивший несколько бомб на местный аэродром в качестве мести за немецкую бомбардировку Салоник. Никакого противодействия нападавшим со стороны болгарской авиации оказано не было.

21 апреля еще один французский «Фарман»-40 пересек линию фронта и взял курс на болгарскую столицу. На перехват «нарушителя» был поднят один LVG B.II из 1-го отделения (пилот капитан Продан Таракчиев, наблюдатель поручик Стефан Зарзанов), но пока болгарская машина набирала высоту, противник успел уйти далеко вперед и догнать его не удалось. Экипаж прекратил безнадежное преследование и, осмотревшись, заметил, что в районе Петрича над болгарскими позициями «висят» сразу четыре вражеских аэроплана. Наблюдатель выпустил в их сторону пулеметную очередь, после чего четверка в полном составе поспешно удалилась на греческую территорию. Это был первый воздушный бой в истории болгарской авиации.

Летом активность болгарской авиации повысилась ещё больше, при этом процент вылетов на дальнюю разведку и бомбометание неуклонно возрастал. В то же время противник резко усилил свою ПВО: увеличилось число зенитных орудий и пулеметов, кроме того, на балканском фронте появились одноместные истребители. Все больше аэропланов возвращались на базу с боевыми повреждениями. 14 июня болгары понесли первую потерю: из боевого вылета не вернулся «Эльфауге» из 2-го отделения. Его экипаж (поручики Иван Миланов и Никола Дремсизов) благополучно избежал гибели и плена и спустя пять дней вышел к своим.

Второй «Эльфауге» (на этот раз из 1-го отделения) был сбит 8 июля. Близкий разрыв зенитного снаряда повредил двигатель и оторвал часть шасси. Машина перешла в отвесное пикирование, но пилот фельдфебель [фелдфебел] Христо Димитров сумел в последний момент вернуть ее в горизонтальный полет и более-менее благополучно посадить. Через два дня он и его летнаб поручик Христо Скутунов перешли линию фронта и вернулись домой.

В конце июня болгарская разведка обнаружила концентрацию значительного числа самолетов на одном из неприятельских аэродромов вблизи линии фронта. Эти машины могли наносить удары как по болгарским войскам, так и по тыловым объектам. На основе этих данных был сделан вывод о том, что противник в ближайшее время может осуществить бомбардировку столицы.

Как это часто случается, давно ожидаемое событие всё равно застало болгар врасплох: 3 июля над Софией появился «Фарман», сбросивший без какого-либо противодействия четыре бомбы. Второй рейд состоялся 15 сентября. На этот раз зенитки успели открыть огонь, но артиллеристы стреляли в «белый свет, как в копеечку». К тому же, как и в предыдущем случае, ни один из трёх «Фоккеров» не был готов к немедленному взлёту по тревоге, а поскольку сообщение о появлении противника оба раза приходило с опазданием, то ме-ханики просто физически не успевали подготовить истребители к вылету на перехват.


  1. По меньшей мере один из них был трехстоечным (позже этот вариант получил военное обозначение В.I, а двухстоечный был назван В.II).

источник: Сергей Спичак "Первые болгарские ВВС" История Авиации №15 (№2/2002)

Комментарии

Аватар пользователя Frujin
Опубликовано вс, 03/18/2012 - 12:20 пользователем Frujin
+
0
-

Прекрасно, просто прекрасно, болшое спасибо за чудесная статия.

Аватар пользователя byakin
Опубликовано вс, 03/18/2012 - 12:29 пользователем byakin
+
0
-

коллега Frujin
рад что найденная статья понравилась. 
она действительно информативная и интересная.

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»; МОДЕРАТОР