Папирусы времени правления Хеопса в вади эл-Джарф (Суэцкий залив) Часть 1

июл 17 2016
+
15
-

 

Папирусы времени правления Хеопса в вади эл-Джарф (Суэцкий залив)

Пьер Талле, Университет Париж-Сорбонна (Париж IV).

BULLETIN DE LA SOCIÉTÉ FRANÇAISE D’ÉGYPTOLOGIE N° 188 Février 2014

Перевод О.В.Круглякова

Египетский музей в Каире представил уникальный папирус, возраст которого превышает 4500 лет. На нем подробно описывается процесс строительства древних пирамид.

Папирус был создан во времена правления второго фараона IV династии Древнего царства Египта Хуфу, известного как Хеопс. Именно о строительстве Великой пирамиды в Гизе, которая стала усыпальницей фараону, идет речь в свитке.

Министр древностей Египта Халед Эль-Ананий сообщил журналистам, что папирусы выставлены для публичного просмотра только сейчас, хотя были обнаружены еще в 2013 году во время археологических раскопок франко-египетской командой специалистов внутри пещеры в порту Вади-эль-Жарф. Халед Эль-Ананий заметил, что на сегодняшний день представленные папирусы считаются одними из самых древних. Музейный сотрудник Тарек Тауфик добавил, что на папирусах описывается повседневная рутинная жизнь строителей пирамид и процесс доставки строительного материала из порта на Красном море в Гизу. Свитки рассказывают о структуре административной власти и центральной природе государства при фараоне Хеопсе. Один из папирусов был написан старшим сотрудником по имени Марра. Мужчина описывает свой 3-месячный опыт на строительстве пирамиды, описывает процессы транспортировки материалов по Нилу и его каналам.

Сейчас представлено 6 из 30 папирусов, найденных в пещере. Находка опровергает популярную сейчас теорию о том, что при строительстве пирамид египтяне использовали уникальные техно­логии, которые не доступны современному человеку.

Вади эл-Джарф расположено на западном берегу Суэцкого залива несколько южнее прибрежного города Зафарана и приблизительно в 100 км к югу от Айн Сохна, другой якорной стоянки фара­онов на берегу Красного моря (рис. 1).

Вади использовалась в начальный период Древнего Царства, преимущественно при правлении Хеопса (ок. 2550-2520 до н.э.), для отправки морских экспедиций к бирюзовым и медным шахтам, разрабатывавшимся египтянами на юге-востоке Синайского полуострова. Оно лежит прямо напротив недавно идентифицированной точки погрузки в Эль-Марха на другом берегу Суэцкого залива, в месте, где его ширина не превышает пятидесяти (sic) километров (рис.2).

Вади соединяется с долиной Нила на широте Мейдума, где построена первая из пирамид Снефру, основателя IV династии, единственной, следы которой встречаются в вади Араба. В меньшей степени, но, несомненно, одной из решающих причин выбора именно этой точки побережья являлось существование примерно в 10 км к западу источника пресной воды (сегодня он в монастыре Святого Павла): он позволял пополнять запасы экспедиций, следовавших транзитом через эти места. На растянувшемся на 6 км с запада на восток от первых скалистых предгорий Восточной пустыни до берега Красного моря (рис.3) пространстве многочисленными архео­логическими свидетельствами выделяются четыре основные зоны «портовой инфраструктуры».

Западнее всего (Zone 1) расположена система галерей-складов, сравнимая с найденной недавно в двух других портах, сейчас известных как Айн-Сохна и Мерса Гауасис. Здесь насчитывается около тридцати галерей, семнадцать из которых расположены вокруг небольшой скальной возвышенности, а девять других проделаны в восточном склоне маленького вади, тянущегося с севера на юг (рис. 4). Они в среднем имеют в длину 20 м, в ширину 3 м и в высоту - 2,5 м, но некоторые достигают 34 м, например, галереи G1 и G20.

У входов непременно обнаруживаются остатки защитной системы. Вход в галереи сужен установленными по бокам известняковыми блоками ещѐ до запечатывания размещавшейся перед входом грудой крупных блоков (рис. 5). Эта часть порта предназначалась для хранения материалов (деталей судов и оборудования) и продуктов первой необходимости, нужных в экспедициях. Хранившиеся в этих складах крупные глиняные кувшины для воды были изготовлены здесь же на месте: две печи для их обжига обнаружились ниже галерей G3, G5 и G6.

Несколькими сотнями метров восточнее, на последних известняковых холмах, господствующих над огромной прибрежной равниной, окаймляющей в этом месте Красное море, находятся участки (Zone 2 & 4), предназначенные для жилья и, вероятно, для «штаба» работ. Широкий спектр находок в лагере выявляет во времени, по крайней мере, две основные группы событий, и обе, судя по обнаруживаемому на площади керамическому материалу, относятся к началу Древнего Царства.

На полпути (Zone 5) между лагерем и берегом, в центре прибрежной равнины, обнаружено просторное сильно занесённое песком прямоугольное с кладкой без раствора строение размерами 60 м на 30 м, разделенное внутри на тринадцать длинных поперечных помещений. Точную функцию этого самого крупного здания эпохи фараонов, обнаруженного до сего дня на побережье Красного моря, еще предстоит определить.

На самом берегу (Zone 6) находится последний сектор портовых сооружений. При отливе можно видеть в основном притопленный брекватер L-образной конфигурации, конец его участка «восток-запад» упирается в берег (рис. 6-7).

Этот волнолом начинается на пляже и уходит под водой к востоку на расстояние около 160 м. Затем наискось и хуже выдерживая направление, он вытягивается на юго-восток примерно на 120 м. По его осушающейся части видно, что он сложен из крупных валунов и гальки, которые обеспечивают защиту огромной искусственной заводи площадью более 2,5 га.

Предварительная подводная рекогносцировка позволила подтвердить портовое предназначение этого сооружения: по крайней мере, 21 корабельный якорь из известняка был обнаружен в укрытой ветвями волнолома заводи (рис. 8). Несколько больших глиняных кувшинов местного производства для хранения – тоже часть обнаруженного под водой археологического материала.

Первые сделанные в 2011 году обмеры позволили создать топографическую карту размещения всех компонентов инфраструктуры, в последние же два года финансируются раскопки и изучение двух секторов: галерей-складов и сооружений прибрежной зоны.

Изучение прибрежной зоны

В части береговых портовых сооружений в 2013 году работы сосредоточились в полосе, ограни­ченной 200 метров от уреза воды. В этом месте многочисленные следы стен были видимы и до раскопок, но общая картина представлялась весьма запутанной. На площади был найден корабельный якорь.

Проведенные приблизительно на 1000 кв. метров систематические раскопки выявили две не очень удаленные во времени группы событий периода Древнего Царства. Более давнему соответствуют два каменных строения больших размеров – 30 м в длину и 8 - 12 м в ширину, структурой похожие на расчёску с зубьями и ячейками между ними.

Оба сооружения - одного времени постройки, они расположены параллельно друг другу с ячейками по оси север-юг и «спиной» на север, чтобы защитить внутренние помещения от преобладающих ветров и риска песчаных заносов. План их общего расположения характерен для хранилищ, которые хорошо известны в контексте начала Древнего Царства (рис.9).

Первоначально они были снабжены крышей из легких материалов, поддерживаемой деревянными столбами, чьи следы в грунте были обнаружены в результате раскопок.

В свободном промежутке между этими двумя строениями (рис.10) был обнаружен запас из 99 каменных корабельных якорей: они были аккуратно сложены здесь на заключительном этапе заполнения обоих хранилищ.

Некоторые из этих очень разнообразной формы якорей всё ещё оснащены остатками якорных канатов (рис.11). На многих из них, кроме того, красными или чёрными чернилами нанесены метки, означающие, вероятно, имя корабля, которому якорь предназначен, или символ команды, несущей за него ответственность.

Тогда же, в период Древнего Царства, но после периода интенсивных песчаных бурь, спровоци­ро­вавших почти полное исчезновение хранилищ, из взятых здесь камней на юго-востоке зоны было возведено новое, более скромное, прямоугольное строение.

Ко второму этапу относятся и несколько хижин в северо-восточной части сектора, связанных с выпечкой хлеба.

С последним периодом жизни прежних строений перед отказом от эксплуатации порта вади эл-Джарф может быть связано и их вторичное использование для двух захоронений с костьми нескольких человек. Гипотеза может быть такой: члены экспедиции погибли в путешествии и были привезены, чтобы быть похороненными на родном египетском берегу.

Изучение системы галерей-складов

Сеть галерей-складов явилась предметом дальнейшего скрупулезного исследования. В результате трех сезонов раскопок тринадцать из тридцати существующих в этом секторе галерей полностью расчищены. Три из них содержали очень важный запас попадающихся и на поверхности крупных кувшинов, которые, вероятно, служили в качестве контейнеров для перевозки воды в экспе­дициях (рис.12).

Эти кувшины обязательно перед обжигом снабжались надписями красной краской, указывавшими их назначение. Надпись называла команду, которая здесь работала, например,

команду «Знакомцев Двойного Золотого Хора» (рис. 13), которая берет свое название от одного из сегментов титулатуры царя Хеопса.

Другие раскопанные галереи, похоже, были отданы для хранения элементов кораблей. Но деталей разобранных кораблей осталось очень мало. Предполагается, что все они были полностью восстановлены египтянами до окончательного отказа от эксплуатации порта. Несколько сотен брошенных деревянных судовых фрагментов, шипов, палубных фитингов, канаты сейчас дают, не смотря ни на что, возможность составить довольно четкое представление о том, что хранилось в галереях в своё время.

Систематические раскопки уклонов, имеющихся перед входами в складские галереи, а именно перед галереями G1, G2, G3 и G6 – тоже принесли много информации о различных этапах использования этого места. Все галереи сделаны явно в одной манере, а вынутая порода частично использовалась для упорядочения естественных уклонов при входах. Здесь заметны признаки современного использования галерей, характерные наличием кострищ и скоплений золы.

Закрытие галереи было тяжелой работой, поскольку использовались блоки известняка весом в несколько тонн, чтобы перекрыть пробками пандус - проход по оси входа. Все галереи, в конце концов, защищались большой известняковой пробкой заталкивающейся в каждый вход, а герметичности достигали путем заполнения швов глиняным раствором.

На большинстве этих блоков имеются метки, соответствующие царствованию Хеопса, для времён которого характерна реализация такой системы защиты. Наиболее wелостная формулировка, обнаруженная, по крайней мере, на пяти различных блоках,  содержит название команды, образованное от имени царя и которое можем пытаться переводить, с соблюдением всех правил: (команда) эскортных кораблей «Хеопс приводит своих Обеих Богинь» (šmsw jn ẖnm-ḫw⸗f-wj nṯrtj⸗s) (рис.14).

Собрание папирусов времён Хеопса

Кампания раскопок 2013 года привела к неожиданному для столь удалённой от долины Нила местности открытию большой партии папирусов, относящихся к позднему периоду царствования Хеопса. Они были найдены в процессе освобождения доступа к входам в галереи G1 и G2 (рис. 15). Сегодня это самые древние из когда-либо раскопанных в Египте папирусов.

Большинство их обрывков были разбросаны на большой площади у верхней группы блоков, у спуска к галерее G2. Лучше всего сохранившиеся и самые многочисленные части были занесены песком в узкой щели свободного пространства между двумя блоками защиты галереи G1. Теперь ясно, что эта партия документов, весьма взаимосвязанных, оказалась в этом месте в момент закрытия галереи. Свитки папируса были, возможно, внутри матерчатой сумки, поскольку здесь же были найдены и многочисленные холщовые фрагменты. Без сомнения, в древности была попытка ограбления склада с проникновением внутрь, чем и объясняется такое рассеяние материалов, что фрагменты обнаружились и на дне спуска, и на площадке до входов в галереи G1 и G2. Некоторые элементы тех же документов были собраны ещё и на разных уровнях склона.

В конце сезона, как результат работ, почти 400 фрагментов различного размера расправленными под 50 стеклами были переданы в Службу Древностей. Дюжина этих папирусов очень хорошо сохранились, самый длинный из них – лист, обнаруженный в двух фрагментах и при соединении оказавшийся длиной более 80 см.

В целом, эти архивы отражают все работы команды под названием «Ма-ouréret Хеопса», точный смысл которого сегодня от нас еще ускользает, и это название можно проследить повсюду в хранилище: оно фигурирует и на крупной партии глиняных сосудов, сделанных здесь же на территории для этой команды (рис.16).

Год «после 13 переписи» назван в связке с именем команды на одном из сохранившихся документов (рис. 17). Это позволяет, вероятно, отнести момент написания всего пакета документов к самому концу царствования, поскольку 26 или 27 («год 13 переписи Хеопсом всего крупного и мелкого рогатого скота Севера и Юга») - это последний год владычества этого суверена, как принято считать сегодня. По сути содержания эти документы, кажется, соответствуют названной дате, поскольку в них есть упоминания везира Анххафа, сводного брата Хеопса, чей период деятельности сейчас обычно относят к концу правления этого царя.

Все папирусы пакета делятся на две неравные категории. Большая часть из них, примерно две трети, состоят из учетных документов, в которых зарегистрированы ежедневные или ежемесяч­ные поставки продуктов питания для команды (рис. 18). Этот табличный тип документов уже очень хорошо известен из папирусов более позднего времени, обнаруженных, в частности, в погребальных комплексах царей Неферикара и Неферефра в Абусире.

При каждом наименовании поставляемого команде продукта есть три графы: первая - с планируемым к поставке объёмом, средняя с фактически поставленным объёмом и последняя - с ожидающимся объёмом. Ещё мы обнаружили очень интересную особенность наиболее полного из этих перечней, описывающего поставку различных видов зерновых: чтобы удобно было опознавать свёрнутый документ, название написано на обороте и гласит:

"Счет на хлеб" (рис. 19).

Поставщики предназначенных команде продуктов обычно указаны в верхней части документа, и мы видим, что различные номы, вероятно, чтобы равномерно распределить нагрузку между провинциями Египта, поочередно использовались для поддержания царских команд. Таким образом, за четыре месяца поставок, зафиксированных в документе, ном Гарпун (в западной дельте) назначен для поставок продуктов в течение первых двух из упомянутых месяцев, а ном Дофина (в восточной дельте) принимает эстафету на следующие два. Второй тип документов, несомненно, совершенно оригинален: об этих «бортовых» журналах можно говорить как о настоящем документе учёта рабочего времени, который предоставляется администрации самой командой. Эти виды документов известны Древнему Царству, - но те, что обнаруживались до сих пор - весьма фрагментарны, или очень ограничены во временных масштабах. Серия из вади эл-Джарф включает и более ста небольших разнокалиберных фрагментов, и в значительной части сохранившиеся документы, позволяющие понять внутреннюю организацию (рис. 20).

Деятельность команды расписана здесь тоже в виде таблицы: в шапке листа название месяца, когда команда работала, а строка ниже – разбита на 30 клеток, содержащих описание каждого дня в месяце. Под заголовком каждого дня есть две колонки для записи отчёта о деятельности команды в этот день. Внимательное изучение этих документов (в том числе и насыщенности чернильных линий, а их насыщенность всегда выше в начале ежедневного учёта) - говорит о том, что это не результат единовременной компиляции данных, занесённой в таблицу в один приём; данные вписывались в таблицу ответственным за это писцом ежедневно.

По её открытии мы назвали эту группу папирусов "Журнал Mérer", поскольку лучше всего сохранившиеся её фрагменты описывают деятельность ответственного лица – инспектора Mérer (sḥḏ Mrr) – который руководит оцениваемым в 200 мужчин подразделением «phyle» из команды «aper» ('pr) в 1000 рабочих. Оказалось возможным идентифицировать в документальном пакете три отдельных фрагмента папируса, каждый из которых может описать до двух месяцев деятельности этой команды.

При чтении этих фрагментов журналов, которые уже расшифрованы все, сразу удивляет одно: нет ни слова о деятельности, которая велась в самом вади эл-Джарф! Эти листы – действительно, подробный отчет о выполнении различных заданий командой Mérer - командой гребцов и перевозчиков за время, которое предшествовало её прибытию в порт . Они касаются в основном (но не только этого) стройки Великой Пирамиды Хеопса в Гизе. Возможно, когда писался документ, этот проект вступал в свою заключительную фазу, потому что в соответствии с обрывками сведений, которыми мы располагаем, Mérer и его команда в значительной степени ответственны за доставку строительного камня из карьера Туры

к югу от современного Каира. На этом этапе турский камень использовался массово при облицовке поверхности Великой Пирамиды, хотя это и не было его единственным назначением. Название этого места хорошо было известно и до обнаружения журнала, но теперь мы отмечаем, что в этих знаменитых карьерах высококачественного известняка существуют два четко различимых места, что до сего дня не отражено в литературе: в зависимости от случая, инспектор Mérer действительно отправляется в Тура-юг или в Тура-север. Камни затем транспортировались по реке, чтобы быть доставленными на стройку пирамиды Хеопса (Горизонт Хеопса).

Но любопытность документа не только в наименованиях мест (некоторые из них известны и есть в современной литературе, некоторые – нет), но и в том, что он даёт дополнительные сведения о пути из одной точки в другую. Кроме ежедневно вписываемой в документ даты, писец вносил и другие пометки времени, показывающие, где проведён день (wrš), а где ночь (sḏrt). Он отмечал иногда момент дня, когда он начал операцию, который мог быть, смотря по обстоятельствам, утренним ( ) или послеполуденным (mšrw).

Другие признаки в тексте полезны в поиске упомянутых мест, а рассказчик регулярно уточняет, вверх ли по реке (m-ḫsfwt) он плывёт, или на север (m-ḫd). А во времена Древнего Царства топография в районе Мемфиса очень отличалась от той, какой мы знаем её сегодня: уже на этой широте Нил был разделен на две ветви и тёк гораздо западнее нынешней поймы, а область Туры не находилась, как сейчас, в непосредственном контакте с рекой. Следовало сначала по малым протокам попасть в главное русло реки, а затем, уже по её западному рукаву (вероятно, по маршруту нынешнего Бахр-эл-Либеини) достичь, наконец, подножия плато Гиза, конечного пункта назначения груза. По данным "Журнала Mérer" за два дня должны быть пройдены двадцать километров, отделяющие от места, где конвой, в соответствии со словами текста, «загружается камнями» ( ). При возвращении обратно то же расстояние проходится порожняком всего за один день, хотя путь теперь ведѐт вверх по течению. Последний топоним, появляющийся регулярно, это

(литературно – "Ворота пруда Хеопса"), где осуществлялась регулярная пересмена на пути из карьеров Туры к пирамидам Гизы и, кажется, где было одно из мест нахождения администрации, управляющей царским строительством.

Изучение этого пакета документации должно, таким образом, впервые обрисовать картину "внутренней" администрации начала Древнего Царства и уточнить несколько моментов, касающихся его работы.

Само присутствие этих папирусов в порту вади эл-Джарф подтверждает тесную связь между этими портовыми сооружениями и строительством Великой Пирамиды Хеопса в Гизе; порт, возможно, выполнял важную функцию получения медных инструментов, необходимых на стройке и привозимых из-за Суэцкого залива на этой широте.

После трех сезонов раскопок уровень знаний о терминологии и об особенностях структуры транспортировок значительно возрос, все данные подчеркивают одновременно сложность организации грузовых поставок, массовость здешнего египетского присутствия и его относительную непродолжительность. А эта инфраструктура вполне может быть первой береговой в египетской истории на Красном море, созданной до порта Айн Сохна, более близкого к административной столице, Мемфису, но не скоро принявшего эстафету.

Библиография:

P. Tallet – G. Marouard, « The Harbor of Khufu on the Red Sea Coast at Wadi al-Jarf, Egypt », NEA 77/1 (2014), p. 4-14.

P. Tallet, « Un aperçu de la région Memphite à la fin du règne de Chéops selon le “journal de Merer” », dans Cl. Somaglino – S. Dhennin (éd.), Toponymieetperceptiondel’espace enÉgyptedel’AntiquitéauMoyen -Âge, sous presse, IFAO.

P. Tallet, « Les papyrus de la mer Rouge (ouadi el-Jarf, golfe de Suez) », Comptesrendusde l’AcadémiedesInscripti onsetBelleslettres(CRAIBL)2013, sous presse.

P. Tallet – G. Marouard – D. Laisney, « Un port de la IVe dynastie au ouadi el-Jarf (mer Rouge) », BIFAO 112 (2012), p. 399-446.

P. Tallet, « The Wadi el-Jarf Site : A Harbor of Khufu on the Red Sea », JAEI 5/1 (2013), p. 76-84.

G. Marouard, « Un nouvel atelier de potier de la IVe dynastie au ouadi el-Jarf (mer Rouge) », dans Th. Rzeuska (éd.),StudiesontheOldKingdomPottery, II, sous presse.

P. Tallet – G. Marouard, « An Early pharaonic harbour on the Red Sea coast », Egyptian Archaeology 40 (2012), p. 40-43.

P. Tallet, « Ayn Soukhna and the Wadi el-Jarf : Two newly discovered pharaonic harbours on the Suez Gulf », BMSAES 18 (2012), p. 147-168.

G. Lacaze – L. Camino, Mémoires de Suez. François Bisset et René Chabot-Morisseau à la découverte du désert oriental d'Egypte (1945 -1956), 2008.


источник - http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/201733-egipetskij-papirus-rasskazal-o-stroitelstve/

Комментарии

Аватар пользователя Atenaia
Опубликовано вс, 07/17/2016 - 09:55 пользователем Atenaia
+
0
-
Аватар пользователя Ansar02
Опубликовано вс, 07/17/2016 - 21:10 пользователем Ansar02
+
0
-

!!!