Операция «Дунай» Часть 3

сен 12 2018
+
14
-

 

К вопросу о потерях

Говоря о людских потерях в ходе операции «Дунай», следует помнить, что на Западе принята чехословацкая точка зрения, которая, разумеется, выставляет в черном свете наших военнослужащих. Якобы вечно пьяные и неграмотные солдаты Советской Армии на территории ЧССР не только застрелили, подавили гусеницами, избили и бросили в тюрьмы массу местных жителей, но еще попутно переломали себе шеи, падая вместе с танками и бронемашинами в канавы и реки, и даже постреляли друг друга.

В этом ключе описывает операцию «Дунай» и «демократическая» художественно-пропагандистская литература, вроде пресловутых «Рассказов освободителя» В. Суворова, написанных исключительно по идейным соображениям и ни в коей мере не являющихся источником достоверных сведений по данной теме.

Повторим, что с «пражской весной» не все было так просто, как кажется. Создается впечатление, что не без участия западных спецслужб нечто похожее на Венгрию 1956 г. в ЧССР все-таки затевалось, хотя и в более скромных масштабах. Во всяком случае, сразу после ввода войск ОВД в административных зданиях Праги органами КГБ и армейский контрразведки было обнаружено большее количество заранее складированного там стрелкового оружия (в основном пистолеты и пистолеты-пулеметы; по разным данным – от нескольких сотен до нескольких тысяч стволов), которое не являлось табельным opyжием сотрудников соответствующих министерств и ведомств. Чехословацкие источники так и не смогли внятно ответить на вопрос, зачем были созданы эти запасы оружия и боеприпасов Правда, уже в 1990-е гг. появилась весела «оригинальная» версия о том, что это оружие 

«подбросили сами русские».

Другой интересный момент: сразу после ввода войск ОВД на территории ЧССР зафиксировали работу многочисленных радиостанций, передававших кодированную информацию. Советской контрразведкой, сотрудниками КГБ и местных МВД и МГБ были изъяты десятки радиостанций (причем часть из них – современные армейские передатчики натовского образца) в комплекте с питанием, шифровальными таблицами и т.д. Разумеется, в Чехословакии считают, что так действовали простые «радиолюбители, стремившиеся донести до свободного мира правду об ужасах советского вторжения», и все последующие репрессии против них были инспирированы советскими спецслужбами. Но все это больше похоже на существование в ЧССР достаточно мощной разведсети, которая оказалась не готова к столь стремительному вводу войск ОВД.

Хотя считается, что никакого вооруженного сопротивления войскам ОВД в ЧССР оказано не было, имеются факты как минимум нескольких провокационных обстрелов советских военнослужащих и техники из стрелкового оружия в Праге и еще в нескольких городах. Как правило, стрельба велась из пистолетов, пистолетов-пулеметов или охотничьего оружия с крыш, чердаков или с верхних этажей зданий. Неизвестные вели хаотичную пальбу исключительно с целью вызвать ответный огонь (а советские солдаты в этих случаях действительно стреляли в ответ) и спровоцировать массовые жертвы среди мирного населения. Поскольку жертв в ходе подобных обстрелов не было (все ограничилось ранеными), чехословацкие исследователи полагают их

«выдумкой советских оккупантов».

Однако несколько подобных случаев попали в объективы кино- и фотокамер. Видимо, подобные действия еще с 1960-х гг. становятся непременным атрибутом любой «демократической революции».

Списки человеческих жертв операции «Дунай», приводимые западными источниками, предельно недостоверны. Например, многие авторы заявляют, что только в первый день присутствия войск ОВД в ЧССР советскими войсками было убито или смертельно ранено 58 местных граждан, в том числе семь женщин и один восьмилетний ребенок. Но поименный список этих жертв нигде не приводился, поскольку никакими документами МВД, Госбезопасности и даже Минздрава ЧССР не подтверждается.

Вместе с тем, западные источники утверждают, что с 21 августа и до середины октября 1968 г. в результате действий войск ОВД погибло 108 и было ранено более 500 граждан ЧССР

«в подавляющем большинстве мирных жителей».

То есть даже на Западе не отрицают, что какая-то часть этих погибших могла быть вооружена и оказывала сопротивление. Однако список этих жертв тоже до сих пор не опубликован. Похоже, в эту статистику включили вообще всех граждан ЧССР, которые за указанный период ушли из жизни по самым различным причинам – это самоубийцы, жертвы ДТП и уголовных преступлений, скончавшиеся от отравлений и т.д..

Как-то мотивировать и конкретизировать эпизоды массовой гибели гражданского населения в ходе операции «Дунай» чехословацкие и западные исследователи тоже не смогли. Считается, например, что 21-22 августа 1968 г. 

«большое количество жертв»

среди гражданского населения было в Праге, в частности, у здания Радио. Якобы именно там советские солдаты открывали огонь по толпе. На самом деле в центре Праги в эти дни было сожжено несколько советских танков. Кстати, делалось это достаточно профессионально: на узких улицах города боевые машины оказались блокированы баррикадами из автомашин, автобусов и прочих транспортных средств. Затем толпа (как правило, впереди выставляли женщин, детей и подростков) подбиралась вплотную к танкам и стремилась поджечь их бутылками с бензином или проткнув чем-нибудь острым внешние дополнительные топливные баки. Танкисты и сопровождающие их десантники и мотострелки пытались потушить горящие машины подручными средствами. Если огонь в это время и велся, то исключительно в воздух, поверх голов.

Во всяком случае, есть лишь единичные фото с погибшими жителями, которые на Западе относят к этому или другим подобным эпизодам. Но ведь это могли быть жертвы не случайных пуль, а банальных ДТП.

Нечто подобное наблюдалось не только в Праге. Например, штаб 38-й гвардейской общевойсковой армии докладывал о том, что за первые три дня во время продвижения по территории Словакии и Северной Моравии части потеряли сгоревшими семь танков и БТРов. В целом чехи и словаки особой агрессивности по отношению к войскам ОВД не проявляли. Большинство известных снимков, запечатлевших так называемое «сопротивление чехословацкого народа советским агрессорам», сделаны в Праге в первые три дня операции «Дунай» и являются откровенно постановочными.

Западные данные о потерях «агрессоров» тоже, мягко говоря, недостоверны. Со ссылкой на чехословацкие источники, принято считать, что «в результате враждебных действий местного населения» с 21 августа по 12 ноября 1968 г. были убиты 12 военнослужащих Советской Армии, а еще 84 человека погибли по небоевым причинам (катастрофы, ДТП, неосторожное обращение с оружием и техникой, травмы, болезни), что дает общую цифру в 96 человек (в некоторых источниках приведены другие цифры – 11+87, итого 98 погибших). Ранено и травмировано было якобы еще от 62 до 87 советских солдат и офицеров. Точных данных о количестве раненых в ходе операции «Дунай» до сих пор не опубликовано.

Однако в обнародованном позднее списке потерь Советской Армии значится 97 фамилий, в том числе 19 офицеров (один подполковник, три майора, два капитана, пять старших лейтенантов, шесть лейтенантов и два младших лейтенанта). Согласно указанным в этом списке данным о причинах смерти, к небоевым потерям можно условно отнести только 24 человека. При этом ранения и травмы тоже вполне могли быть следствием

«враждебного воздействия населения»

и считаться боевыми потерями. Рядом с фамилиями 73 солдат и офицеров в списке однозначно указано – «погиб», т.е. эти потери были понесены в условиях, так или иначе

«приближенных к боевым».

Иначе куда отнести, например, потери в автомобильных и прочих катастрофах, умело спровоцированных чехословацкой стороной? Простой пример:

21 августа 1968 г. в районе населенного пункта Жандов в районе г. Нешска-Липа толпа местных граждан пыталась блокировать при подходе к мосту через реку танк Т-55 из 64-го танкового полка 35-й мед, отставший от колонны. В итоге, чтобы не пострадало мирное население (дети и подростки полезли прямо под гусеницы), его командир приказал механику-водителю резко отвернуть в сторону. Танк рухнул в реку и утонул, погибли его командир старшина сверхсрочной службы Ю.В. Андреев, механик-водитель рядовой П.Д. Казарык и заряжающий младший сержант Е.Н. Махотин. Наводчику, фамилия которого нигде не фигурирует, видимо, удалось спастись.

В ходе операции «Дунай» случаи спровоцированных чехами ДТП, связанных с серьезными или даже смертельными травмами, были вовсе не единичными. Правда, других фактов гибели экипажа танка или бронемашины почти в полном составе не зафиксировано.

Другой широко известный случай – авиакатастрофа 26 августа 1968 г советского транспортного Ан-12. Согласно западным данным, в этот день заходивший на посадку на аэродром Зволен (Словакия, порядка 20 км южнее Банска-Бистрицы) самолет из 347-го втап 12-й втад (командир капитан Н.Д. Набок; на борту находился экипаж из пяти человек и груз продовольствия) из-за ошибки пилотирования врезался в гору и сгорел; уцелел только стрелок-радист. По советской версии, при заходе на посадку Ан-12 был обстрелян с земли из стрелкового оружия, в результате чего один из двигателей загорелся и остановился. Из-за этого самолет не сумел дотянуть до ВПП, разрушился и сгорел. При этом на борту находилось семь человек (фактически два полных экипажа) из 12-й втад. Видимо, спасся только находившийся в хвостовой стрелковой установке сержант-радист, фамилия которого ни в одном документе не указана.

Таким образом, отечественные источники относят эту потерю к боевым, а западные – к небоевым. При этом на Западе неизменно прибавляют, что историю об обстреле с земли

«выдумали сами русские».

Показателен и еще один похожий эпизод. В первые дни операции в районе г. Теплице при падения вертолета Ми-4 погибли два гражданских советских журналиста – К. Непомнящий и А. Зворыкин (экипаж уцелел). По советским данным, машина упала после обстрела с земли. Но чехословацкая сторона с самого начала утверждала, что Ми-4 упал из-за отказа техники или ошибки пилотов, а уже после падения, сами же вертолетчики якобы несколько раз прострелили разбитый вертолет из пистолета, дабы списать эту катастрофу «на боевые».

Говоря о боевых потерях, стоит вспомнить о неоднократных обстрелах одиночных советских армейских автомашин, о нападениях на одиночных военнослужащих (часто со смертельным исходом), а также на часовых, связистов и регулировщиков с целью завладения их оружием. По свидетельствам советских ветеранов, подобные акции имели место и после ноября 1968 г.

О потерях в ходе операции «Дунай» со стороны Народного Войска Польского и ННА ГДР никаких достоверных данных не приводилось. А зная нынешнее отношение историков этих стран к социалистическому периоду своей истории, можно предположить, что подобная информация не будет открыта и в дальнейшем. Ряд исследователей полагают, что для ННА ГДР цифра потерь может составлять несколько человек, а для поляков – свыше 20 погибших и раненых военнослужащих, но все это не боевые потери (ДТП, болезни, неосторожное обращение с оружием).

8-я мотострелковая дивизия Венгерской Народной Армии за время операции «Дунай» лишилась четверых военнослужащих, но эти потери отнесены к небоевым (болезни и несчастные случаи).

Болгарский воинский контингент в ЧССР с августа по ноябрь 1968 г. потерял убитыми двух военнослужащих, при этом один из них, часовой, погиб при нападении на него с целью завладения его автоматом, а второй скончался от травмы или болезни. Кроме того, 29 болгарских солдат и офицеров получили ранения и травмы разной степени тяжести.

Таким образом, хотя фактически никаких боевых действий во время операции «Дунай» не велось, назвать ее «бескровной демонстрацией силы» нельзя, поскольку людские и технические потери здесь все-таки имелись.

Чего боялись в НАТО

Начало операции «Дунай» вызвало в НАТО шок. Высказывались предположения, что ввод войск ОВД в Чехословакию – лишь внешнее прикрытие для чего-то большего.

Аналитики НАТО считали, что может произойти примерно следующее: полмиллиона солдат и 5000 единиц БТТ стран ОВД в течение максимум двух-трех недель сосредоточатся на территории ЧССР (где до этого не было советских войск), а затем продолжат наступление уже на территорию нейтральной Австрии.

Надо сказать, что Австрия тогда была едва ли не «самым слабым местом» североатлантической оборонной стратегии. В то же время, ее нейтралитет и территориальная целостность гарантировались двухсторонними договорами, подписанными СССР и США еще в 1950-е гг.

Что же Австрия могла противопоставить мощнейшей группировке ОВД? В ее армии насчитывалось не более 50 тыс. чел., половина из которых были резервисты. Регулярную армию представляли три мотопехотные бригады. В ВВС имелось всего 30 истребителей Сааб J-29 «Туннан» почтенного возраста, 27 реактивных учебно-боевых самолетов и несколько десятков поршневых самолетов (учебных, связных и транспортных) и вертолетов. Артиллерии и противотанковых средств у австрийской армии имелось по-минимуму, а самым современными образцами бронетанковой техники были 153 американских танка М47 «Паттон» (получены после 1957 г.). Остальные несколько сотен единиц австрийской БТТ (легкие танки М41 «Уокер Бульдог», ЗСУ М42 «Дастер» и безнадежно устаревшие «Чариотеры» английского производства) можно было вообще не принимать в расчет.

По расчетам НАТО, Австрия могла продержаться против ОВД лишь считанные часы. Западные аналитики считали, что при средней скорости движения 40 км/ч и отсутствии организованного сопротивления советские танки были способны пересечь территорию Австрии за 6-8 ч, после чего танковые колонны ОВД выходили к итальянской границе у Больцано и к границе Югославии. А если при этом часть войск, введенных в ЧССР, наносили еще и вспомогательный удар на юге ФРГ в общем направлении на Мюнхен, а ГСВГ и ННА ГДР переходили в наступление на направлениях Гамбург – Бремен и Кассель – Бонн – Кельн с последующим форсированием Рейна, положение становилось и вовсе угрожающим.

По численности и количеству боевой техники страны ОВД превосходили страны НАТО. Качество фронтовой авиации обеих сторон было примерно равным. По танкам умеренное качественное превосходство тоже оставалось за ОВД: серийное производство новых английских «Чифтенов» со 120-мм пушками началось только в 1966 г., а «Центурионы», М60 и «Леопарды-1» (к выпуску последних приступили в 1965 г.), оснащенные 105-мм пушками, в танковых и механизированных войсках НАТО большинства не составляли. При этом в ГСВГ в немалом количестве имелись Т-62 и Т-10М, превосходившие западные танки указанных типов (кроме разве что «Чифтена»), а на вооружение Советской Армии уже начинали поступать Т-64 и T-64A.

Основными танками НАТО в 1968 г. оставались М47 и М48 с 90-мм орудиями. Кроме того, США, все резервы которых в то время были брошены во Вьетнам (особенно это касалось мобильных частей и авиации) не смогли бы быстро перебросить подкрепления в Западную Европу. По этой логике, советские танки при таких условиях в течение нескольких суток вполне могли выйти к Ла-Маншу, и сдержать гипотетическое наступление без широкого применения ядерного оружия в НАТО считали невозможным.

Разумеется, ничего подобного в ОВД вообще не планировали. Никаких дальнейших наступательных, а тем более захватнических планов у советского командования не было. Более того, часть механизированных соединений ГСВГ участвовала в операции «Дунай», что делало невозможным какие-либо наступательные операции – по крайней мере в течение пары месяцев. Повышенная боевая готовность в частях советских РВСН и стратегической авиации во время операции «Дунай» также не объявлялась. Напротив, руководство СССР как раз собиралось предложить ряд мер по разрядке международной напряженности и сокращению вооружений. Этот процесс активно начался в 1973 г. и спустя два года закончился подписание Хельсинских соглашений по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Интересно, что именно со следующего, 1969 г., в НАТО начали проводить ежегодное масштабные учения «Рефорджер», во время которых отрабатывались возможные действия войск в условиях широкого применения ядерного и химического оружия. Именно в конце 1960-х – начале 1970-х гг. натовские стратеги стали считать лучшим средством против массированного наступления советских танков в Европе нейтронную бомбу.

Нагнала страху операция «Дунай» и на разного рода «нейтралов». Югославский лидер И.Б. Тито тоже предполагал, что русские могут и не ограничится ЧССР, а заодно захотят разобраться с ним, припомнив ему былой «ревизионизм и оппортунизм», поэтому вооруженные силы СФРЮ пару месяцев находились в полной боевой готовности. Испугались и австрийцы: к 1975 г. они развернули в составе своей армии механизированную дивизию и одновременно приступили к строительству по всей стране противоатомных убежищ, а также долговременных укреплений и огневых точек на границе с ЧССР и Венгрией. Австрийская армия начала масштабные закупки противотанкового вооружения, а также разработку и приобретение новых образцов БТТ. Например, вскоре развернулось производство собственного легкого танка SK-105 «Кирасир», а для замены М47 закупались американские М60А-3. Аналогичные меры предприняли и в Швейцарии.

Хотя Третья мировая война осенью 1968 г. так и не состоялась, но эта страница истории до сих пор иногда будоражит умы некоторых исследователей. Полудокументальных книг в модном ныне жанре «альтернативной истории» на эту тему не отмечено, но в некоторых компьютерных играх-стратегиях подобные сценарии все же фигурировали.

Фото из архива автора и общедоступной сети Интернет. Рис. А Шепса.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Полный список советских военнослужащих, погибших в ходе операции «Дунай» в 1968 г. (по алфавиту):

1. Авдеев Е.Н. Рядовой, водитель, 31-й полевой механизированный хлебозавод 9-й ТД. Погиб 29 августа.
2. Азизов М.Э. Рядовой, механик-водитель, 5340-й отд. саперный батальон 128-й гв. мсд. Погиб 23 августа.
3. Акимов А.Н. Мл. сержант, ком. отделения связи, 82-й гв. мсп 6-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
4. Андреев Ю.Н. Старшина сверхср. службы, ком. танка, 64-й мсп 35-й мсд. Погиб 21 августа.
5. Андрощук Н.И. Рядовой, стрелок, 322-й мсп 31-й тд. Погиб 21 августа.
6. Арсентьев В.М. Рядовой, заряжающий, 130-й тп 13-й гв. тд. Погиб в августе.
7. Асеев В.В. Мл. сержант, водитель-моторист, рем. мастерская 7-го гв. тп 11-й гв. тд. Погиб 20 сентября.
8. Ауглис Э.Ю. Мл. сержант, ком. танка, 295-й гв. мсп 15-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
9. Ахмадеев O.A. Рядовой, стрелок, 96-й мсп 254-й мсд. Погиб 21 августа.
10. Ашуров Р. Мл. сержант, ком. отделения, 97-й мсп 254-й мсд. Умер от ран 4 сентября.
11. Басов В.Я. Мл. сержант сверхср. служб», нач. сапожной мастерской, ст. сапожник, 1009-й зап 14-й гв. мсд. Погиб 13 сентября.
12. Белоус А.И. Рядовой, водите,’», 331-й ап 128-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
13. Бельчиков Ю.Н. Ст. лейтенант, нач. объединенной мастерской 86-й отд. радиотехнический батальон ПВО Северной Группы Войск. Умер от ран 8 сентября.
14. Бердин А.Ю. Рядовой, заряжающий, 66-й тп 254-й мсд. Погиб 10 октября.
15. Божко Г.М. Ефрейтор, наводчик, 265-й гв. мсп 48-й мсд. Погиб 24 августа.
16. Бондарчук А.Ф. Рядовой, водитель, 266-я отд. реактивная батарея 48-й мсд. Погиб 26 августа.
17. Бородкин B.E. Мл. сержант, ком. отделения, старший механик, 833-й иап 126-й иад. Погиб 19 сентября.
18. Буянкин Н.И. Рядовой, стрелок, 108-й гв. пдп 7-й гв. вдд. Умер от ран 26 августа.
19. Веселовский М.Я. Ефрейтор, мастер по ремонту танков, рем. мастерская 398-го тп 128-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
20. Виршич И.В. Ефрейтор, стрелок, 166-й гв. мсп 30-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
21. Гаевский Л.Ф. Мл. лейтенант, комвзвода, 265-й гв. мсп 48-й мсд. Погиб 24 августа.
22. Галециян Р.А. Рядовой, орудийный номер, 52-й отд. реактивный дивизион 6-й гв. мсд. Умер от полученной травмы 23 августа.
23. Гончар В.И. Рядовой, водитель, 249-й гв. мсп 11-й гв. тд. Умер от ран 8 сентября.
24. Горбунов Н.И. Ст. техник-лейтенант, бортовой авиатехник корабля, 8-й втап 12-й втад. Погиб в авиакатастрофе 26 августа.
25. Грабовский У.В. Рядовой, орудийный номер, 96-й ап 9-й тд. Погиб 25 августа. 
26. Гришин Е.Г. Сержант, ком. танка, 31-й отд. тб 27-й гв. мсд. Умер от ран 10 сентября.
27. Гусев П.М. Рядовой, дальномерщик, 285-й ап 48-й мсд. Умер от отравления 7 сентября.
28. Гусейнов Г.А. Рядовой, стрелок, 274-й мсп 24-й мед, Погиб 21 августа.
29. Данилов. Ю.В. Рядовой, механик тропосферной станции, 440-й отд. батальон тропосферной связи. Умер от полученной травмы 21 августа.
30. Демкин Г.Ф. Мл. сержант сверхср. службы, старший воздушный радист, 347-й втап 12-й втад. Погиб в авиакатастрофе 26 августа.
31. Деркач О.И. Капитан, ком. танковой роты, 100-й тп 31-й тд. Умер от ран 21 августа.
32. Евтушенко Г.А. Ст. сержант, ком. танка.76-й гв. тп 20-й тд. Погиб 21 августа.
33. Ершов В.А. Лейтенант, помощник ком. корабля, 347-й втап 12-й втад. Погиб в авиакатастрофе 26 августа.
34. Замалаев А.Н. Ст. техник-лейтенант, техник по авиадесантному оборудованию 566-й втап 12-й втад. Погиб в авиакатастрофе 26 августа.
35. Запевалов. В.Я. Ефрейтор, оператор, 760-й отд. дивизион связи 2-го корпуса ПВО. Погиб в ноябре.
36. Зарайский Е.И. Сержант, ком. отделения, 81-й гв. мсп 6-й гв мсд. Умер от ран 22 августа.
37. Заярный В.П. Ст. сержант, ком. танка, 333-й мсп 48-й мсд. Погиб 27 августа.
38. Зенков Г.Г. Лейтенант, штурман корабля, 566-й втап 12-й втад. Погиб в авиакатастрофе 26 августа.
39. Иона Э.А. Рядовой, орудийный номер, 331-й гв. ап 128-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
40. Ищак Н.С. Мл. сержант, механик-водитель, 30-й гв. рб 6-й гв. мсд. Умер от ран 22 августа.
41. Казарык П.Д. Рядовой, заряжающий, 64-й мсп 35-й мсд. Погиб 21 августа
42. Карандасов В.М. Майор, зам. ком. батальона по снабжению, 88-й отд. рбв; 48-й мсд. Погиб 27 сентября.
43. Кобук В.Г. Мл. сержант, ком. танка, 16-й гв. мсп 6-й гв. мсд. Умер от полученной травмы 22 августа.
44. Козлов Б.М. Подполковник, нач. продовольственного отдела 11-й гв. армии. Умер от полученной травмы 22 сентября.
45. Кораблев В.Г. Рядовой, водитель-электромеханик, 199-я авиационная комендатура 149-й адиб. Погиб 28 августа.
46. Корольке А.В. Рядовой, стрелок, 108-й гв. пдп 7-й гв. вдд. Погиб 6 сентября.
47. Корчажкин М.В. Ст. лейтенант, ком. мотостр. роты, 233-й гв. мсп 14-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
48. Котович В.В. Мл. сержант, комсорг батальона, 237-й тп 31-й тд. Погиб 31 августа.
49. Красий Е.А. Ст. сержант сверхср. службы, автотехник роты, 82-й гв. мсп 6-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
50. Краснопольский Г.С. Ефрейтор, наводчик орудия, 239-й гв. тп 15-й гв. тд. Умер от ран 29 августа.
51. Лапин Г.В. Мл. сержант, ком. отделения, батарея управления и артразведки 48-й мсд. Погиб 2 сентября.
52. Левицкий М.С. Рядовой, водитель-электромеханик, 21-й отд. радиорелейный батальон. Умер от ран 26 августа.
53. Лисовой А.Я. Старшина, ком. взвода, 551-й гв. ап 128-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
54. Лузгин B.B. Рядовой, разведчик, 167-й гв. мсп 1-й гв. мсд. Погиб 8 октября.
55. Луктянов А.Г. Рядовой, оператор, 242-й гв. мсп 20-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
56. Малиновский И.Н. Рядовой, сапер, рота инженерных заграждений 445-го исб. Погиб 3 октября.
57. Маренич H.A. Ефрейтор, ст. стрелок, 255-й гв. мсп 20-й тд. Погиб 27 августа.
58. Маруев В.М. Мл. сержант, ст. оператор, 242-й гв. мсп 20-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
59. Махотин Е.Н. Мл. сержант, механик-водитель, 64-й мсп 35-й мсд. Погиб 21 августа.
60. Меркявичус С.В. Мл. сержант, ком. танка, 360-й тп 18-й гв. мсд. Погиб 25 августа.
61. Милованое H.A. Майор, нач. штаба тб, 52-й гв. тп 6-й гв. мсд. Умер от болезни 26 августа. 
62. Мурник И.А. Мл. сержант, минометчик, 315-й гв. мсп 128-й гв. мсд. Погиб 23 августа.
63. Набок Н.Д. Капитан, командир корабля, 374-й втап 12-й втад. Погиб в авиакатастрофе 26 августа.
64. Набоков А.А. Рядовой, завскладом, 884-й отд. реактивный дивизион. Умер от ран 22 августа.
65. Никитин В.П. Рядовой, стрелок, 280-й гв. мсп 18-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
66. Одудеико Н.И. Рядовой, стрелок-гранатометчик, 96-й мсп 254-й мсд. Погиб 21 августа.
67. Павлов В.М. Рядовой, водитель, 716-й отд. реактивный дивизион 13-й гв. тд. Погиб 21 августа.
68. Парейчук И.М. Рядовой, радиотелеграфист. 716-й зап 48-й мсд. Погиб 20 августа.
69. Пергамник П.М. Рядовой, наводчик, 398-й тп 128-й гв. мсд. Погиб 26 августа.
70. Петраш А.С. Рядовой, разведчик, 59-й отд. рб 35-й мсд. Погиб 3 октября.
71. Поляков В.Г. Рядовой, водитель, 398-й тп 128-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
72. Пуртов И.Г. Ефрейтор, мастер по ремонту минометов, 29-й гв. мсп 20-й гв. мсд. Погиб 1 октября.
73. Радчук Н.И. Сержант, ком. отделения, комендантская рота штаба 6-й гв. мсд. Погиб 18 сентября.
74. Рудюк В.С, Ст. лейтенант, ком. взвода, 68-й гв. отд. рб 20-й гв. мсд. Погиб 21 августа.
75. Святный Н.И. Ст. сержант, старшина роты, 16-й отд. рб 93-й гв. мсд. Умер от полученной травмы 6 сентября.
76. Седых 8.И. Лейтенант, ком. взвода, 69-й мсп 14-й гв. мсд. Погиб 2 сентября,
77. Семененко А.Г Рядовой, водитель, 143-й отд. линейный батальон связи. Погиб 30 августа.
78. Семенов В.В. Рядовой, радиотелеграфист, 224-й гв. мсп 27-й гв. мсд. Погиб 3 сентября.
79. Сидоров А.В. Мл. лейтенант, ком. танкового взвода, 95-й тп 9-й тд. Умер 21 августа.
80. Сильников Г.Ф. Лейтенант, ком. минометной батареи, 149-й гв. мсп 128-й гв. мсд. Погиб 6 октября.
81. Синкявичус А.Ю. Ст. сержант, зам. комвзвода, 280-й гв. мсп 18-й гв. мсд. Погиб 13 сентября.
82. Ситник В.В. Рядовой, водитель, 86-й отд. радиотехнический батальон. Погиб 24 августа.
83. Сулима С.П. Лейтенант, зам. комроты по политчасти, 166-й гв. мсп 30-й гв. мсд. Погиб 5 сентября.
84. Табаков А.Ф. Ефрейтор, наводчик орудия, 52-й гв. тп 6-й гв. мсд. Погиб 6 октября.
85. Тараскин В.В. Рядовой, заряжающий, 278-й гв. мсп 13-й гв. мсд. Погиб 26 августа.
86. Тилюпо Л.И. Сержант, ком. отделения, 397-й отд. автомобильный батальон. Погиб 19 сентября.
87. Ткачев А.С. Мл. сержант сверхср. службы, ст. кинорадиомеханик 223-й гв. мсп 14-й гв. мсд. Погиб 2 сентября.
88. Томилов С.В. Лейтенант, ком. взвода подвоза боеприпасов, 125-й отд. автотранспортный батальон 48-й мсд. Умер от отравления 29 сентября.
89. Тронь В.Н. Рядовой, пулеметчик,255-й гв. мсп 20-й тд. Погиб 27 августа.
90. Тугушев Б.А. Рядовой, стрелок, 210-й мсп 48-й мсд. Погиб 18 сентября.
91. Утешев Л.Д. Рядовой, водитель, 398-й тп 128-й гв. мсд. Погиб 22 августа.
92. Фролов А.А. Ефрейтор, ст. стрелок, 68-й мсп 27-й гв. мсд. Погиб 1 октября.
93. Цихесели В.Д. Рядовой, стрелок, 327-й гв. мсп 128-й гв. мсд. Погиб 25 августа.
94. Шарафутдинов М.С. Мл. сержант, механик-водитель, 28-й тп 27-й гв. мсд. Умер от болезни 21 августа.
95. Шевченко Н.Ф. Рядовой, радист, 86-й отд. радиотехнический батальон ПВО Северной группы войск. Погиб 24 августа. 
96. Шилов А.Д. Майор, пропагандист полка, 97-й мел 254-й мсд. Умер от полученной травмы 2 октября.
97. Якушкин Э.Д. Мл. сержант, нач. авторемонтной мастерской 716-го отд. реактивного дивизиона 13-й гв. тд. Умер от ран 1 сентября.

Принятые сокращения: ТД – танковой дивизия, МСД – мотострелковая дивизия, ТП – танковый полк, МСП – мотострелковый полк, ЗАП – зенитно-артиллерийский полк, АП – артполк, ИАП – истребительный авиаполк, ИАД – истребительная авиадивизия, ПДП – парашютно-десантный полк, ВДД – воздушно-десантная дивизия, ВТАП – военно-транспортный авиаполк, ВТАД – военно-транспортная авиадивизия ТБ – танковый батальон, РБ – разведывательный батальон, РВБ – ремонтно-восстановительный батальон, АДИБ – авиадивизия истребителей-бомбардировщиков, ИСБ – инженерно-саперный батальон.

источник: Владислав Морозов «Операция «Дунай»» «Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра» №5/2017 г.

Комментарии

Аватар пользователя Ansar02
Опубликовано ср, 09/12/2018 - 05:44 пользователем Ansar02
+
0
-

yes!!!

Аватар пользователя NF
Опубликовано ср, 09/12/2018 - 12:20 пользователем NF
+
0
-

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.