На танкоопасных направлениях

апр 29 2017
+
22
-

 

В начале 1930-х гг. в связи с прогрессирующим ростом количества танков в ведущих странах мира проблема борьбы с ними приобретала особую актуальность. По мнению советских военных специалистов, одним из эффективных средств противотанковой обороны являлась установка специальных минных заграждений.

Прицепка конструкции Гутмана 

Исследования в этом направлении развернулись в НИИИТ РККА под руководством Г.О. Гутмана. В феврале 1934 г были сформулированы тактико-технические требования к специальному бронированному 

«минному заградителю-прицепке МЗП», 

который мог буксироваться различными машинами.

Основным назначением МЗП являлась постановка противогусеничных мин на направлениях вероятной атаки танков противника. В наступлении минный заградитель мог применяться как средство защиты флангов и тыла от внезапных действий танковых групп, а в обороне – для преграждения движения танков в случае их прорыва, обхода и т.п. При выходе из боя своих частей МЗП предполагалось использовать для их прикрытия.

Для отработки основных компоновочных решений машины и выбора оптимальной формы корпуса противогусеничных мин было решено построить макетный образец заградителя. За основу взяли танкетку Т-27, в задней части которой установили приспособление для укладки оригинальных мин круглой формы.

Испытания макетного образца позволили выявить принципиальные недостатки конструкции и устранить их в следующем образце – МЗ-27 (МЗТ-27), испытания которого прошли осенью 1934 г. Параллельно подготовили партию опытных мин, получивших обозначение «Т-27». Они могли снаряжаться как боевыми (заряд гексогена или тола массой 0,9 кг), так и учебными зарядами (со снаряжением дымовыми шашками).

Основой приспособления для минирования на МЗ-27 являлся легкосъемный сварной барабан из 10-мм брони, располагавшийся в задней части машины. В нем размещалась вращающаяся обойма с ячейками для мин. Перед началом минирования на землю сбрасывался специальный якорь, который закреплялся на грунте и удерживал прикрепленный к нему трос, связанный с барабаном. При движении МЗ-27 трос разматывался, и мины выгружались на землю.

В том же 1934 г на заводе №37 собрали опытную партию минных заградителей из 12 таких машин. Хотя конструкция МЗ-27 не получила развития, опыт его эксплуатации позволил перейти к работам по созданию полноценного минного заградителя.

Минный заградитель МЗП должен был удовлетворять требованиям максимальной проходимости (преодолевать мелкие преграды: канавы, пни, кочки и т.п.), устойчивости при бортовых кренах до 40° и поворотливости. Буксировку предлагалось осуществлять танкетками Т-27 (на малой скорости), танками Т-26, БТ и Т-28 или тракторами «Коммунар». Скорость движения МЗП определялась до 70 км/ч по дорогам и до 40 км/ч на пересеченной местности. Буксирное приспособление прицепки предполагалось выполнить универсальным, позволяющим осуществлять буксировку всеми типами указанных машин. Ширина хода прицепки (расстояние между центрами гусениц) не должна была превышать ширину хода танка Т-26 (т.е. не больше 2020 мм).

Корпус МЗП предполагалось выполнить из листов броневой стали для обеспечения минирования в условиях ведения противником огня из стрелкового оружия. Однако при заблаговременном устройстве минного поля в тылу допускалось использовать минный заградитель без броневой защиты, т.е. либо он должен был оснащаться съемными бронелистами, либо подразумевалась разработка специального небронированного варианта. Но ни тот, ни другой вариант не был воплощен в металле.

По аналогии с МЗ-27, параллельно с новым заградителем проектировалась и специальная противогусеничная мина нажимного действия (типа противотанковой ТМ-35), содержащая 1 кг ВВ. В середине 1930-х гг. это сочли вполне достаточным. Так, в «Наставлении по подрывному делу», изданном в 1934 г. Управлением начальника инженеров РККА, прямо указывалось, что 

«...для подрывания гусеницы танка достаточен заряд в 1 кг. ВВ, располагаемый или на поверхности земли или заподлицо с нею».

Установка мин должна была производиться с интервалами 0,5 и 1 м на всех скоростях движения буксирующей машины. Максимальное количество мин, размещаемых в корпусе заградителя, определялось первоначально в 1000 шт., но позже было заметно снижено. Время заряжания МЗП минами вручную экипажем из двух человек не должно было превышать 20 мин. Положение мины после падения определялось «крышкой вниз».

«Нулевой» вариант

В 1935 г., с учетом результатов проведенных работ, в Научно-исследовательском институте инженерной техники (НИИИТ) РККА был создан первый вариант «минного заградителя-прицепки» конструкции Гутмана. Для изготовления опытного образца определили Завод опытных конструкций Всесоюзного института механизации (ВИМ) сельского хозяйства, располагавшийся в районе ст. Плющево. Это предприятие не имело опыта выполнения военных заказов, поэтому «первый блин» действительно вышел комом.

Прицепка оснащалась гусеничным движителем от легкого танка Т-37А (хотя на одном из первых эскизов представлена машина с использованием ходовой части все той же Т-27), но ведущее колесо переднего расположения было оригинальной конструкции. В корпусе размещались все основные механизмы – включения, передачи, подачи и выбрасывания мин. Длина опытного образца составляла 2900 мм, высота – 1000 мм, а ширина – 1750 мм. По проекту, толщина броневых листов корпуса колебалась от 4 до 15 мм, однако опытный минный заградитель собрали из конструкционной стали. Его общая масса достигала 3300 кг.

Перед заряжанием МЗП следовало демонтировать листы в задней части корпуса. Мины устанавливались вручную, поодиночке, в обоих этажах. Общее количество мин составляло 575 шт., но допускалось и частичное заряжание прицепки (200, 300, 400 мин и т.д.).

Мины внутри корпуса укладывались в два этажа – по 25 рядов на этаже (в каждом ряду верхнего этажа находилось по 12 мин, нижнего этажа – по 11 мин). Установка мин осуществлялась при буксировке прицепки: работа механизма в корпусе обеспечивалась червячной передачей при вращении ведущих колес. Выключение и включение механизмов прицепки производилось из буксирующей машины с помощью тросового управления. В корпусе МЗП тросы прикреплялись к специальному рычагу, выходили через отверстие в передней части корпуса, проходили через систему блоков и трубок, укрепленных на буксирных тягах, и шли дальше к буксирующей машине. Таким образом могли задействоваться правая или левая конусная муфта прицепки, что определяло установку мин с интервалами 0,5 и 1 м, или ее работа прекращалась.

После включения МЗП мины каждого этажа передвигались в заднюю часть корпуса. Когда в одном из этажей происходило выбрасывание мин одного ряда, то в другом этаже подавался очередной ряд мин и наоборот. При подаче мин к задней части корпуса вступал в действие механизм выбрасывания, и мины последовательно выпадали на землю.

Программа испытаний минного заградителя была утверждена в начале 1935 г начальником НИИИТ РККА дивинженером (инженером дивизии) Потаповым. Планировалось испытать МЗП в различных условиях, на подъемах и спусках до 30°. Большое внимание уделялось безопасности транспортировки мин на всех скоростях движения прицепки и при преодолении небольших препятствий, а также ее защищенности от самовзрыва мин в случае быстрой остановки перед неожиданными преградами. Макеты мин предполагалось испытать с использованием дымовых шашек – на так называемых «вспышках».

В ходе изготовления первого образца МЗП на заводе опытных конструкций ВИМ возникли вполне ожидаемые сложности, поэтому испытания в районе ст. Нахабино провели только в январе-феврале 1936 г. Минный заградитель буксировался танками Т-26 (двухбашенный) и БТ-7, а также трактором «Коммунар».

Легкий танк Т-26 буксировал МЗП по дороге на 1-й, 2-й и 3-й скоростях с выключенными механизмами, а при их включении – только на 1-й и 2-й скоростях. При этом он преодолевал подъемы до 12°, однако на поле с глубиной снежного покрова 0,5 м двигаться не мог Танк БТ-7 буксировал МЗП на всех скоростях и преодолевал подъемы до 20°. Трактор «Коммунар» транспортировал прицепку по ровной дороге на 1-й и 2-й скоростях. Отмечалось, что маневренность танка с МЗП существенно снижалась, а радиус поворота значительно увеличивался.

К началу испытаний успели изготовить только 75 макетов мин, поэтому в корпусе МЗП заполнили всего три ряда. При включении левой бортовой передачи мины разбрасывались в один ряд через интервал 1 м, однако отклонение между минами от принятого интервала иногда достигало 40 см. Примерно в 55% случаев мины падали на землю крышкой вверх, в остальных случаях, как и полагалось, крышкой вниз.

Процесс заряжания прицепки 75 минами занимал у двух человек около 4,5 мин (по расчетам, для полного заряжания 575 минами потребовалось бы 30-35 мин). Мины входили в корпус туго, так как высота этажей корпуса и высота мины отличались незначительно.

Механизм подачи работал с перебоями как из-за конструктивных просчетов, так и производственных дефектов. Мины подавались с перекосами, в результате элементы механизма серьезно деформировались, что приводило к задержке или к полному прекращению движения мин на этажах. Для устранения дефектов требовалась полная разборка междуэтажных перекрытий, что в полевых условиях было невозможно. Работа механизма выбрасывания также сопровождалась поломками: мины часто застревали, возникала реальная опасность их деформирования, а это в реальной боевой обстановке грозило взрывом. Испытания прицепки пришлось прекратить.

Еще одним серьезным недостатком опытного образца стало самопроизвольное выключение конусных муфт управления. Вызвала нарекания и тросовая система управления. Кроме того, передача от ведущих колес прицепки на червячный вал размещалась снаружи корпуса, поэтому шестерни забивались снегом и грязью. При торможении Т-26 среднее звено буксирного приспособления МЗП уперлось в глушитель танка и деформировалось. При повороте прицепки на ходу разрушались резиновые бандажи передних катков.

В заключении комиссии отмечалось:

«Все выявившиеся недочеты при испытании опытного образца М.З.П. являются следствием не совсем точных, до конца продуманных отдельных узлов механизма М.З.П. и грубого изготовления образца в мастерских. В целом образец имеет правильное взаимодействие отдельных механизмов и в основном удовлетворяем тактико-техническим требованиям, предъявляемым для М.З.П., и после изготовления и войскового испытания опытной партии может быть рекомендован на серийное производство для мотомехвойск РККА.

Для изготовления опытной партии (2-3 образцов) необходимо сделать изменения отдельных узлов механизма М.З.П. согласно прилагаемых к отчету тактико-технических требований на переделку чертежей по результатам испытаний опытного образца М.З.П.»

В марте 1936 г. начальник НИИИТ РККА Потапов утвердил ТТТ на переделку чертежей М3П по результатам испытаний опытного образца. Предусматривалось смонтировать передачу от ведущих колес в корпусе МЗП, чтобы избежать ее загрязнения. Следовало упростить демонтаж ряда важных узлов прицепки (червячной, конической и цилиндрической передачи). Конструкция конусной муфты включения нуждалась в доработке, исключающей возможность ее самопроизвольного выключения. Требовалось увеличить высоту верхнего и нижнего этажей (на 10 мм) с целью облегчения установки мин, а также усовершенствовать элементы механизмов подачи и выбрасывания. Кроме того, для удобства загрузки мин в корпус прицепки предлагалось спроектировать специальные обоймы и сконструировать прицепное приспособление, обеспечивающее автоматическую отцепку МЗП.

Вторая попытка

В течение 1936 г конструкцию МЗП доработали, и в начале следующего года усовершенствованный образец представили на заводские испытания. Его габаритные размеры немного изменились: длина равнялась 3010 мм, полная высота (после увеличения высоты этажей) теперь составляла 1100 мм, а ширина – 1850 мм. Чтобы обеспечить бесперебойную работу механизмов, количество мин уменьшили до 552 шт. Внутри корпуса мины располагались также, в два этажа, но по 24 ряда в каждом из них (12 рядов в верхнем этаже и 11 рядов в нижнем). Перед загрузкой мины теперь укладывались в специальные обоймы (по два ряда мин в каждой обойме), которые и задвигались в корпус. В результате полная масса заградителя увеличилась почти на тонну – до 4200 кг.

Учитывая негативный опыт первых испытаний, до повторной отправки опытного образца на полигон в Нахабино решили проверить взаимодействие всех механизмов без мин в стационарных условиях на заводе ВИМ. Для этого подготовили своеобразный стенд, где осуществлялось вращение ведущего колеса прицепки приводом от мотора (число оборотов соответствовало примерно скорости движения 30-40 км/ч) при снятой правой гусенице. Правильность такого решения подтвердилась сразу: пришлось дважды прерывать опыты и дорабатывать механизмы МЗП, чтобы устранить целый ряд вновь выявившихся дефектов – как конструктивного, так и производственного характера.

В полной мере проявилась прежняя «болезнь» – самовыключение конических муфт. Выяснилось, что угол конусов муфт включения слишком велик (14°), и это способствовало их выключению (предлагалось уменьшить его до 12°). Кроме того, сказывалась 

«недостаточная осевая сила нажатий». 

Этот недостаток предлагалось устранить за счет 

«использования усиленной пружины».

По-прежнему имелись нарекания к работе механизмов подачи и выбрасывания.

Затем испытали МЗП с макетами мин, заполнив ими один из этажей. При этом отказы и дефекты в механизме подачи приводили к неоднократным задержкам движения мин. Не лучшим образом показала себя конструкция обойм, оказавшихся к тому же чрезмерно тяжелыми. После очередных доработок провели еще два опыта с макетами мин с открытой и закрытой задней крышке корпуса.

На полевых испытаниях в январе-феврале 1937 г. в НИИИТ РККА для буксировки МЗП использовались танки СТ-26 (№312) и БТ-7 (№18923). В первом случае движение осуществлялось по ровной дороге на 1-й, 2-й и 3-й передачах при выключенных механизмах прицепки, а при их включении – только на 1-й и 2-й передачах. По полю с глубиной снега 0,4 м танк буксировал МЗП на тех же скоростях. БТ-7 буксировал МЗП в тех же условиях на всех передачах.

Не лучшим образом показало себя буксирное приспособление МЗП. Так, при торможении СТ-26 прицепка наезжала на него, и элементы буксирного приспособления серьезно деформировались. Тросовое управление коническими муфтами, выведенное из прицепки в танк, вновь вызвало серьезные нарекания. Дело дошло до того, что включать механизмы заградителя пришлось вручную, с помощью рычагов управления. Выявился и еще один серьезный недостаток: при буксировке прицепки с выключенными механизмами происходило самовыпадание мин. Заряжание МЗП макетами мин (450 шт.) производилось следующим образом: из корпуса выдвигались обоймы, в них закладывались макеты мин и обоймы вдвигались обратно – сначала в верхнем этаже, а потом в нижнем. Эта процедура затруднялась тем, что обоймы с минами очень туго входили на этажи. В полной мере сказалась и большая масса обойм.

Минирование производилось при буксировке танком СТ-26 на пересеченной местности и на различных скоростях. Выбрасывание мин велось поочередно: сначала из верхнего, а из потом нижнего этажа. К сожалению, и здесь наблюдались те же проблемы, что и на заводских испытаниях. Из-за неточностей, допущенных при изготовлении механизма подачи (имелся значительный люфт), мины во многих случаях двигались с перекосом и упирались в заднюю стенку обойм в нижнем этаже, отчего их движение останавливалось. Полевые испытания пришлось прекратить.

Испытания мины МЗП включали проезд по ней танков СТ-26 и БТ-7. Выяснилось, что необходимо увеличить толщину крышки мины, так как при прохождении танков она прогибалась, а нажатие на рычажок не передавала.

Тем не менее, выводы испытателей в целом были достаточно оптимистичными. Отдельные недостатки конструкции предполагалось устранить при выпуске опытной серии МЗП. Перечень необходимых переделок включал изменение конфигурации передней части корпуса, чтобы обеспечить более надежную работу тросового управления и улучшить условия буксировки прицепки. Для облегчения доступа к механизмам крышу корпуса предлагалось сделать разъемной, состоящей из трех секций. Задняя крышка корпуса в открытом положении мешала загрузке обойм с минами, поэтому рекомендовалось изменить расположение ее петель и сделать специальные ручки для ее открывания. В задней части МЗП надлежало смонтировать буксирные серьги. Следовало уменьшить шарнирность буксирного приспособления и придать ему большую жесткость, чтобы при движении танка задним ходом допускалось и перемещение прицепки назад.

Особо отмечалась необходимость уменьшения толщины листов корпуса до 8 мм, так как прицепка оказалась слишком тяжелой и, соответственно, инертной при буксировке, что приводило к продолжению ее движения после остановки танка. Главные замечания касались доработки механизма включения (для предотвращения самовыключения муфт) и изменения схемы тросового управления: следовало обеспечить возможность управления МЗП с места механика-водителя танка типа Т-26. Повторно рекомендовалось внедрить специальное устройство для автоматической расцепки МЗП и танка-буксировщика.

Очередной подход

Испытания доработанного образца МЗП прошли в октябре-ноябре 1937 г. Габаритные размеры прицепки практически не изменились. За счет изменения толщин листов корпуса удалось снизить ее массу (с комплектом мин – 552 шт.) до 3660 кг. Наконец-то появился так называемый «автомат расцепки» («автомат отцепки») МЗП с танком-буксиром. В перечень тягачей теперь включили легкий танк Т-38 и быстроходные тракторы СТЗ-3 и «Коминтерн».

Заводские испытания проводились по уже отработанной в начале года схеме – сначала в стационарных условиях. В основном выявленные ранее недостатки были устранены, механизмы прицепки работали надежно, без заеданий и перекосов. Правда, при закрытой задней крышке корпуса произошла задержка одной из мин в верхнем этаже. Устранить этот недостаток удалось, изменив форму задней крышки.

Полевые испытания МЗП проводились с использованием СТ-26 №4283 в районе ст. Нахабино. Танк буксировал прицепку по ровной местности на 1-й, 2-й и 3-й передачах с полной загрузкой минами и с выключенными механизмами. При этом наблюдалось самопроизвольное выпадение мин из нижнего (в основном) и верхнего этажей из-за недостатков механизма выбрасывания. В реальной боевой обстановке это могло привести к печальным последствиям. Установка мин проводилась на 1-й и 2-й передачах, однако до этого произвели обкатку прицепки с включенными механизмами, но без мин.

Управление автоматом расцепки осуществлялось из танка без выхода экипажа. Но из-за возникших проблем с монтажом роликов тросового управления на поворотах происходила самопроизвольная отцепка МЗП.

Тросы

«автомата отцепки и управления проходили в танк так, что приходилось выбивать заклепки, что было недопустимо», 

а также спутывались. Выяснилось, что управлять МЗП может только командир танка-буксировщика, так как соответствующие элементы, установленные у механика-водителя, располагались крайне неудобно: ему приходилось поворачиваться назад и прикладывать значительные усилия для включения или выключения прицепки. В результате водитель мог потерять управление танком.

В ходе длительных пробегов по проселочной дороге и по лесной просеке с множеством поворотов доработанное буксирное приспособление не имело поломок, за исключением траверсы. Поскольку она подходила только к танку типа Т-26, рекомендовалось разработать универсальную траверсу и к СТ-26, и к БТ-7, а также усилить ее конструкцию.

Минирование макетами мин проводилось при включении левой и правой конических муфт МЗП и, учитывая имевшиеся недостатки, только с откинутой задней крышкой корпуса. Испытания, проведенные на снегу глубиной до 30 см, прошли неудачно: выпадавшие мины зарывались в снег ребром и со значительными отклонениями (до 200 мм) в обе стороны.

Заряжание МЗП осуществлялось двумя способами. В первом случае заранее готовились обоймы с заряженными минами. Из прицепки вынимались свободные обоймы и вместо них загружались обоймы с минами. Эту операцию четыре бойца провели за 6-7 мин. Второй вариант заряжания предусматривал выемку пустых обойм, зарядку их минами и установку обратно в МЗП. На это у четырех человек ушло 15-16 мин. При этом подтвердилось, что обоймы слишком тяжелы и крайне неудобны. На испытаниях мины «на вспышку» при проезде по ней танков СТ-26 и БТ-7 выявились те же дефекты, что и в начале года – толщина крышки мины была явно недостаточной.

Обнаруженные недостатки и конструктивные дефекты следовало устранить в опытной серии МЗП, которая предназначалась для проведения войсковых испытаний.

Окончательный диагноз

Повторные полигонные испытания заградителя прошли почти через год, в сентябре-ноябре 1938 г, и уже на НИАБТ Полигоне. Их основной задачей являлось определение целесообразности принятия МЗП на вооружение Автобронетанковых войск РККА как 

«средства установки механизированным способом минных противотанковых заграждений под ружейно-пулеметным огнем противника».

В качестве буксировщика в этот раз был выделен двухбашенный танк Т-26 (№320).

Как уже отмечалось, элементы системы управления прицепкой предполагалось смонтировать на правой стороне танка, в районе места механика-водителя. Однако установить их на двухбашенный Т-26 не удалось, поэтому троса пришлось ввести с левой стороны машины, через задний воздушный колпак для выброса нагретого воздуха и отверстия, образовавшиеся после извлечения нескольких заклепок на заднем листе корпуса и на внутренней перегородке. Троса пришлось крепить не к блочному механизму управления, а к пружинам, установленным на болтах уголков (пояса жесткости) танка. В итоге управление МЗП оказалось крайне неудобным и ненадежным. Включение конических муфт прицепки требовало приложения значительных усилий из-за перегибов тросов и большого их трения.

На испытаниях совершенно неудовлетворительно показала себя конструкция автомата расцепки: при буксировке (особенно при толчках и поворотах) часто происходило самоотцепление минного заградителя. В результате тросы управления обрывались и запутывались, поэтому в дальнейшем включение и выключение МЗП производилось вручную – при остановке танка с выходом экипажа из машины.

Интересно, что хотя буксирное приспособление МЗП и было разработано для всех танков типа Т-26, отверстия траверсы не совпали с отверстиями буксирующих серег двухбашенной машины №320. Потребовались доработки на месте. Дышло буксирного приспособления оказалось коротким (при поворотах гусеница танка наезжала на гусеницу прицепки), а траверса – недостаточно прочной в поперечном сечении.

Заряжание МЗП, как и на испытаниях осенью 1937 г, производилось двумя способами. В первом случае в распоряжении экипажа Т-26 уже имелись запасные обоймы с минами. Два танкиста открывали заднюю крышку прицепки, вынимали пустые обоймы и вставляли на их место обоймы с минами. На эту операцию у них уходило до 25 мин. Если же запасных обойм с минами не имелось, время заряжания МЗП увеличивалось до 50 мин.

По результатам полевых испытаний на ровной местности минирование рекомендовалось вести при движении танка на 2-й передаче со скоростью 12 км/ч, так как на больших скоростях не удавалось соблюдать заданный интервал установки – «мины раскатывались». При установке мин с интервалами 0,5 м в два ряда обеспечивалось создание «такого минного поля, но которому танки противника не пройдут». Попытка минирования ровной местности на 4-й передаче привела к тому, что двигатель танка перегрелся и заглох.

Далее минирование проводилось на пересеченной местности, изъезженной танками (глубина оставленных колей достигала 300 мм). Сначала была осуществлена установка мин с интервалом 1 м. При движении танка на 2-й передаче прицепка испытывала сильную тряску, и мины выпадали из нее одновременно по две, по три и даже по четыре штуки, что нарушало определенную плотность минного заграждения. Однако, по мнению испытателей, даже такое «неправильное» минное поле являлось серьезным препятствием для танков противника. Провели испытания и по устройству многорядных минных полей.

Вследствие конструктивных недостатков механизмов МЗП минирование по-прежнему проводилось при открытой задней крышке корпуса (иначе мины верхнего этажа не выпадали, так как пространство между клапанами выбрасывания и крышкой было недостаточным). В то же время мины верхнего этажа при падении ударялись о крышку, что приводило к их неправильному положению на земле. Из-за перекосов элементов механизма выбрасывания отдельные мины укладывались с различными интервалами, а иногда выпадали сразу по две.

4 ноября 1938 г. в ходе пробеговых испытаний танк Т-26 с прицепкой прошел 30 км по шоссе при температуре окружающего воздуха была +7°С. При этом были получены максимальная скорость 32,5 км/ч, средняя техническая скорость 28,0 км/ч и средняя оперативная скорость 19,8 км/ч. Движение танка производилось почти исключительно на 4-й передаче. Управляемость танка с прицепкой признали удовлетворительной. На следующий день состоялись пробеги Т-26 с прицепкой на пересеченной местности. Движение танка на полевых участках производилось преимущественно на 3-й и лишь местами на 2-й и 4-й передачах (при 1800-2000 об/мин), на лесных участках – на 2-й и иногда на 1-й и 3-й передачах (при 1600-1900 об/мин).

В общей сложности в ходе испытаний пробегом прицепка прошла за танком 140 км. Максимальная скорость на проселочной дороге составила 21,6 км/ч, на целине – 22 км/ч. Однако средняя оперативная скорость на проселочной дороге равнялась всего 7,5 км/ч, а на лесных участках и того меньше – 3,3 км/ч, что явилось следствием частых остановок танка из-за выскакивания пальца гусеницы и поломки серьги буксирного приспособления (прицепку пришлось буксировать цепью, что привело к ее поломкам). В то же время управляемость Т-26 при движении по проселочной дороге также признали удовлетворительной. К сожалению, не удалось избавиться и от одного из серьезных недостатка МЗП: при буксировке вновь происходило самовыпадание мин из верхнего и нижнего этажей корпуса.

Испытания корпуса МЗП на пулестойкость не проводились, так как для изготовления опытного образца использовалась сталь «3». Но, по заключению специалистов 1-го отделения 3-го отдела НИАБТ Полигона (отделение испытания брони), корпус, изготовленный из гомогенной брони с повышенной термической обработкой, при принятой толщине листов (боковых и заднего – 12 мм; переднего и верхнего – 6 мм, нижнего – 4 мм) сможет удовлетворять требованиям пулестойкости от пулеметного огня танков противника и будет иметь приемлемую массу.

Подрывная способность мины для МЗП оценивалась слишком оптимистично – по результатам испытаний в октябре-декабре 1934 г мины Т-27, снаряженной гексогеном (вес заряда – 800 г). Тогда мина укладывалась под гусеницу танка «Риккардо». Во всех опытах наблюдалось надежное повреждение траков гусеницы, а в одном случае было проломлено днище машины. На основании этих данных и сделали вывод о том, что мина МЗП, снаряженная толом весом 1 кг, будет вполне успешно перебивать гусеницы танка и выводить его из строя. Но испытать прицепку с боевыми минами так и не удалось.

Не обошли вниманием и вопрос заметности минного поля, установленного с помощью МЗП. Местность, на которой производились испытания, была покрыта невысокой высохшей травой. Мины на такой местности при солнечном освещении были видны с высоты человеческого роста с расстояния 15-20 м. Но из двигающегося танка через смотровые щели минное поле не смогли обнаружить даже с самого близкого расстояния. Хуже обстояло дело с заметностью минных постановок на дороге или на местности без травы: с высоты человеческого роста днем они легко определялись с расстояния уже 50-70 м.

Параллельно с проведением этих испытаний в октябре 1938 г. отделением саперных танков НИАБТ Полигоне были уточнены ТТТ к МЗП. Несмотря на довольно большое количество недостатков, рекомендовалось изготовить в 1939 г. по измененным чертежам опытную партию минных заградителей в количестве трех единиц с целью проведения их полигонных и войсковых испытаний. Одновременно рассматривался вариант использования на МЗП гусеничного движителя от танка Т-38. Особо подчеркивалось, что должна быть полностью исключена возможность случайного взрыва мин в результате их падения из корпуса, толчков при проходе по неровностям местности и недостатков механизма выбрасывания. Масса прицепки не должна была превышать 3500 кг.

В перечень доработок МЗП вошло изменение конфигурации и угла установки задней крышки корпуса, чтобы обеспечить свободное выпадение мин с верхнего этажа. Траверса буксирного приспособления должна была подходить не только к танкам Т-26, но и к БТ. Автомат расцепки решили вообще исключить из требований,

«как усложняющий конструкцию, не являющийся безотказным и мало потребный в действительности».

Управление прицепкой надлежало передать командиру танка и обеспечить простоту монтажа его элементов. Чтобы снизить заметность прицепки, следовало уменьшить ее высоту за счет уменьшения клиренса до 300 мм. Бортам корпуса рекомендовалось придать наклон для повышения их пулестойкости.

Однако уже с апреля-мая 1939 г. в документах, касающихся МЗП, присутствует такая формулировка: 

«С дальнейшей разработки прицепка снята».

Возможно, это было связано с недостаточной мощностью заряда ВВ в проектируемых минах, учитывая, что даже почти в три раза более мощная ТМ-35 вызывала нарекания как раз по этой причине и в том же 1939 г. была снята с производства. Кроме того, нельзя было не учитывать стремительное насыщение армий вероятных противников противотанковой артиллерией, заставившей говорить о себе более чем серьезно еще в годы войны в Испании. В этих условиях противопульная броня МЗП уже не гарантировала ее выживаемости в современном бою. Наконец, отдельные конструктивные недостатки как самой прицепки, так и мины для нее, требовали немало времени для их устранения. Так или иначе, но доработку МЗП сочли нецелесообразной. На этом долгая история «минного заградителя-прицепки» конструкции Г. О. Гутмана была завершена.

источник: М. Павлов, И. Павлов «На танкоопасных направлениях» «Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра» №11/2015 г..

Комментарии

Аватар пользователя NF
Опубликовано сб, 04/29/2017 - 12:30 пользователем NF
+
0
-

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Аватар пользователя Ansar02
Опубликовано пн, 05/01/2017 - 09:36 пользователем Ansar02
+
0
-

!!! Весьма интересно, спасибо!

Аватар пользователя Слащёв
Опубликовано вт, 05/02/2017 - 17:48 пользователем Слащёв
+
6
-

Под такую систему требовалась изначально проектировать противотанковую мину, при которой взрыватель способен действовать незывисимо от того, какой стороной упала мина.

Слащёв