Бывший французский кавалерист в стране Суоми

14
8
Бывший французский кавалерист в стране Суоми

Бывший французский кавалерист в стране Суоми

Небольшая, но интересная статья из жж Юрия Пашолока.

Откровенно говоря, общие итоги французской танкостроительной программы межвоенного периода иначе, как провалом, назвать сложно. Большая часть танков представляла собой недоразумение, причем концептуально эти боевые машины находились не во второй половине 30-х годов, а скорее в начале 20-х. Просто на несколько ином качественном уровне. По большому счету, приличные танки были у кавалерии, да и те имели ряд недостатков, которые отчасти стали результатом просчетов пехотной программы. Ну а поскольку кавалерия от пехоты зависела, кое-что оказалось от нее в наследство. Например, одноместная башня, и это при том, что кавалеристы еще до войны получили первые танки (официально броневики) с двухместными башнями. Как раз такой «подарочек» в виде башни APX-1CE с 47-мм пушкой SA 35, получил едва ли не лучший французский танк того периода — SOMUA S 35. По большому счету, эта боевая машина была единственной, которую можно назвать адекватной.

В виду ряда обстоятельств данный танк в полной мере не смог себя проявить в кампании мая-июня 1940 года. Тем не менее, нельзя не признать, что машина получилась удачной. Вполне подвижной (что для «французов» редкость), технологичной, с мощным мотором, живучей, с хорошими данными по ремонтопригодности. Неудивительно, что именно SOMUA S 35 оказался одним из тех французских танков, который недолго находился на складах трофейной техники. По итогам Французской кампании мая-июня 1940 года в руки немцев попали 297 SOMUA S 35 в различном техническом состоянии — более двух третей от общего выпуска. Был организован ремонт танков. В декабре 1940 года вместо четырёх дивизий была сформирована лишь танковая бригада на трофейных танках (Beute-Panzer-Brigade), в которую входили 201-й, 202-й и 301-й танковые полки. В марте 1941 года во всех полках (помимо других танков) насчитывалось около десятка SOMUA S 35, которые в тот момент обозначались как SOMUA (4.7). Тем не менее, танк, более известный как Pz.Kpfw.35 S (f), оказался одним из немногих, который применялся в первой линии.

Перед отправкой в части Pz.Kpfw.35 S (f) проходили программу переделок. В исходном виде к нему хватало претензий, кроме того, требовалось привести машину к немецким стандартам, хотя бы минимально. Модернизированные танки получили немецкие радиостанции Fu 5. Справа от башни появилась штыревая антенна, более практичная, чем французские антенны. Кроме того, часть танков отличалась и командирскими смотровыми башенками. У этих танков срезался верх командирской башенки, в которой оборудовался двухстворчатый люк. Это позволило хоть немного улучшить ситуацию с обзором. Кроме того, через такой люк вполне можно было залезать в башню, не пользуясь кормовым люком. По этим признакам легко отличить машину, которая попала в немецкую армию.

Башенный 131 без полосы по периметру башни. В 211-м батальоне были и такие машины

Башенный 131 без полосы по периметру башни. В 211-м батальоне были и такие машины

7 марта 1941 года 2-й батальон 201-го танкового полка, который служил на трофейной матчасти, переформировали в танковый батальон «Вульф» (в честь майора Вульфа, командира батальона). Впрочем, так он назывался недолго. Уже 24 марта его переименовали в 211-й танковый батальон. Тем не менее, в память о первом названии на левом заднем борту башни появилась стилизованная буква W. Батальон был направлен в Норвегию, но на самом деле он двинулся дальше — в Финляндию. Как раз там он был к 22 июня 1941 года. На тот момент в его составе было 16-17 (в зависимости от периода) Pz.Kpfw.35 S (f), из них 2 командирских танка.

Хорошо видна буква W на башне, плюс чуток видна полоса на башне

Хорошо видна буква W на башне, плюс чуток видна полоса на башне

Наступать батальону пришлось в сложной местности. Воевал он с начала июля 1941 года, основной задачей являлась поддержка пехоты. При этом, как писал в своём докладе Вульф, периодически возникали нестыковки работы танков и пехоты, что приводило к потерям. Также майор жаловался на то, что французские бронебойные снаряды были простыми болванками, так что заброневое действие было невысоким. За июль батальон записал на свой счёт 24 советских танка, потеряв от огня шесть (четыре безвозвратно) и от механических повреждений десять.

Башенный 302, видна полоса на башне

Башенный 302, видна полоса на башне

Следует отметить, что непосредственно потери французские танки несли, судя по докладу Вульфа, от огня советской противотанковой артиллерии. Всего к началу войны в батальоне было 24 танка, а к 30 июню безвозвратно потеряли 9 из них. Потерь от поломок и повреждений было больше, а еще 2 танка попали под огонь собственных пикировщиков Ju-87. В целом же опыт применения французских танков оказался скорее положительный, особенно с учетом того, что действовали они на сильно пересеченной местности.

Маркировки батальона в 1942 году

Маркировки батальона в 1942 году

В дальнейшем 211-й батальон продолжал действовать в том же регионе, причем он получил пополнение в матчасти. Последние бои с его участием состоялись уже осенью 1944 года, причем один из Pz.Kpfw.35 S (f) батальона ныне стоит в парке «Патриот».

Источник: https://yuripasholok.livejournal.com/12858723.html

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
byakinromm03NFyassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
yassak

Интересно сравнить с действительными потерями Красной Армии. Боюсь как бы не нулевые.

С советской стороны на данном участке фронта действовал двухдивизионный 42-й стрелковый корпус, получивший в качестве усиления определённый процент 1-й танковой дивизии ЛВО. Основная часть источников указывает следующее:

17 июля 1941 года эшелоны с 1-й танковой дивизией (без 3-го батальона 2-го танкового полка, 1-го мотострелкового полка и 3-го батальона 1-го танкового полка) отправились из Заполярья через Петрозаводск на Ленинград. Из-за технических неисправностей дивизия оставила в Алакуртти 2 КВ, 23 БТ-7, 10 Т-26, и в Кандалакше — 30 БТ. За время боев безвозвратные потери дивизии составили 33 БТ, 1 Т-26,3 БА-10.

На конец июля в составе корпуса имелся сводный танковый батальон двухротного состава — 15 танков БТ-7 и 10 Т-26.

NF

++++++++++

romm03

А башня так и осталась одноместной?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить