Было дело под Эйлау

Фев 10 2017
+
17
-

 

Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

Только недавно обратил внимание, что мой день рождения совпадает не только с днем юного антифашиста (у нас его регулярно отмечали в школе, но я до сих пор не знаю, почему он приходится именно на 8 февраля), но и с датой битвы при Эйлау (или Прейсиш Эйлау) – одного из крупнейших сражений эпохи наполеоновских войн.

7-8 февраля (по новому стилю) 1807 года возле восточнопрусского городка Эйлау выясняли отношения французская армия Наполеона и русско-прусская армия под командованием Леонтия Леонтьевича (Левина Августа Готлиба Теофиля) фон Беннигсена – генерала немецкого происхождения на российской службе. Французов было, по разным данным, от 65 до 75 тысяч, а союзников – от 72 до 76 тысяч, из них девять тысяч прусаков, которые, впрочем, подоспели "к шапочному разбору" и в битве фактически не участвовали. То есть, силы были примерно равные; правда, Беннигсен имел существенное преимущество в артиллерии – 400 пушек против 300.

Состояние русской армии перед боем красочно описал один из ее офицеров:

«Армия не может перенести больше страданий, чем те, какие испытали мы в последние дни. Без преувеличения могу сказать, что каждая пройденная в последнее время миля стоила армии 1 000 человек, которые не видели неприятеля, а что испытал наш арьергард в непрерывных боях! Неслыханно и непростительно, как идут дела. Наши генералы, по-видимому, стараются друг перед другом методически вести нашу армию к уничтожению. Беспорядок и неустройство превосходят всякое человеческое понятие.

Бедный солдат ползёт как привидение, и, опираясь на своего соседа, спит на ходу. Это отступление представлялось мне скорее сном, чем действительностью. В нашем полку, перешедшем границу в полном составе и не видевшем ещё французов, состав рот уменьшился до 20-30 человек… Можно поверить мнению офицеров, что Беннигсен имел охоту отступать ещё далее, если бы состояние армии предоставляло к тому возможность. Но так как она настолько ослаблена и обессилена… то он решился… драться».

Одним словом, – всё как обычно. 

Правда, войско Наполеона выглядело не лучше. Вот как описывал его состояние французский военный историк Анри Лашук: 

«Никогда еще французская армия не была в столь печальном положении. Солдаты каждый день на марше, каждый день на биваке. Они совершают переходы по колено в грязи, без унции хлеба, без глотка воды, не имея возможности высушить одежду, они падают от истощения и усталости. Огонь и дым биваков сделал их лица жёлтыми и исхудалыми до неузнаваемости, у них красные глаза, их мундиры грязные и прокопчённые».

Но, несмотря на это, сражение получилось замечательным – исключительно упорным и кровопролитным. Французы многократно атаковали, но все их атаки были отбиты с большими потерями, при этом дело не раз доходило до рукопашных. В итоге русские удержали позиции, однако на следующее утро Беннигсен, опасаясь, что еще одного такого дня его армия не выдержит, снова приказал отступать. Между тем, французы были настолько измотаны и обескровлены, что Наполеон отказался от преследования. Он простоял в Эйлау 10 дней, а потом сам скомандовал отход. Исходя из этого, можно сказать, что Эйлау стало первым генеральным сражением Бонапарта, в котором, лично командуя войсками, он не смог одержать победу.

Французы потеряли под Эйлау 4893 человека убитыми, 23 598 – ранеными и 1152 – пленными. В русской армии было не принято считать людей с такой точностью, поэтому ее потери известны очень приблизительно: по разным источникам – от 15 до 26 тысяч убитых, раненых и пропавших без вести. Примерно три тысячи солдат и офицеров попали в плен. Таким образом, обе армии потеряли в общем счете около половины своего состава. 9 февраля, проезжая на коне по усеяненому тысячами трупов полю боя, французский маршал Ней с досадой заметил: "Что за бойня! И без всякой пользы..." Впрочем, на его отношение к войне это ни коим образом не повлияло.

Картина Жана Антуана Симеона Форта "Французская кавалерия вступает в сражение под Эйлау". Вдали двумя рядами белых дымов отмечена линия огневого соприкосновения русских и французов.

Карты битвы под Эйлау. Слева – расположение войск седьмого, а справа – восьмого февраля (26 и 27 января по старому стилю) 1807 года. Зеленым, как было принято до революции, отмечены русские, а красным – французы.

Бой за кладбище Эйлау, картина Кейта Рокко.

Контратака Московского гренадерского полка, картина Александра Аверьянова. Обратите внимание на кирпичную церквушку со сбитой ядрами колокольней на заднем плане. Она присутствует на большинстве живописных полотен, посвященных битве при Эйлау.

Еще одна картина Александра Аверьянова (одного из лучших, на мой взгляд, современных российских художников-баталистов): "Командный пункт Наполеона под Эйлау". А слева – та же церковь.

Атаки русских кирасир (картина Николая Зубкова) и французских гвардейских конных гренадер.

Наполеон ободряет раненых солдат, выражающих ему свое почтение. Картина Антуана-Жана Гро.

Бонапарт снимает шляпу перед собранными для захоронения трупами французов, погибших под Эйлау ради его великих амбиций.


источник: http://vikond65.livejournal.com/591218.html