Польские танкетки или «бронетараканы» Второй Речи Посполитой

11
8

Если судить по цифрам, то к моменту начала Второй мировой войны Польша имела достаточно внушительный парк бронетехники — около 870 единиц (против примерно 2700 танков в германских группах армий «Север» и «Юг»). Но 3/4 из них приходилось на достаточно специфические машины — танкетки TK-3 и TKS. Что же представляли собой эти боевые машины, составлявшие основу польского бронетанкового вооружения?

Содержание:

Студент-архитектор и его «тараканы»

9 сентября 1939 года началось одно из первых крупных сражений Второй мировой войны – битва на Бзуре. Польские армии «Познань» и «Поморье», отступавшие на восток из познаньского выступа, оказались в тылу рвавшейся к Варшаве немецкой группы армий «Юг». Передвигаясь ночными маршами, поляки скрытно дошли до долины реки Бзуры и нанесли мощный удар по левому флангу 8-й армии вермахта. При наступлении на юго-восток они освободили несколько городов и вынудили германское командование пересмотреть планы операций в центральной Польше, перебросив к Бзуре дополнительные танковые и авиационные подразделения. Ситуация для немцев в этом районе была настолько критичной, что, например, 17 сентября люфтваффе практически отменило все вылеты, кроме связанных с районом Бзуры. Тем не менее, общий ход боевых действий армии «Познань» и «Поморье» переломить не смогли — ещё 12 сентября немцы подошли ко Львову, а 14-го завершили окружение Варшавы.

В числе других воинских частей в состав армии «Познань» входила Великопольская кавалерийская бригада, в составе которой сражался 71 бронебатальон (71 Dywizjon Pancerny). Из трёх рот этого сформированного непосредственно перед войной (24–27 августа) подразделения только одна была укомплектована машинами, которые с известной долей условности можно назвать танками. Это были тринадцать пулемётных танкеток TKS (и, возможно, TK-3), четыре из которых поляки успели перевооружить, установив автоматические пушки 20 mm wz. 38 model A (по польской классификации это орудие проходило как «сверхтяжёлый пулемёт»). Одной из таких танкеток с «тяжёлым» вооружением командовал призванный в армию 26 августа студент Варшавского политехнического университета — командир взвода сержант Роман Эдмунд Орлик. Вторым членом экипажа, состоявшего из двух человек, был механик-водитель Бронислав Закржевский.

Роман Эдмунд Орлик (на переднем плане) с Брониславом Закржевским у своей боевой машины

Роман Эдмунд Орлик (на переднем плане) с Брониславом Закржевским у своей боевой машины

Во время битвы на Бзуре Великопольская кавалерийская бригада вела тяжёлые бои против 4-й танковой дивизии 16-го моторизованного корпуса 10-й армии вермахта. 14 сентября бригада атаковала немцев в районе Брохова. В этом бою Орлик уничтожил 3 танка из состава 36-го танкового полка; скорее всего, это были машины PzKpfv I и PzKpfv II, составлявшие основу танкового парка немецкой 4-й дивизии.

18 сентября Великопольская кавалерийская бригада в составе Оперативной кавалерийской группы, сформированной с целью очищения пути на Варшаву для остальных окружаемых немцами польских частей армии «Познань», вела бои в районе Кампиноской пущи к западу от столицы. Взвод (в польских источниках – полувзвод, półpluton) Орлика в составе его машины и ещё двух танкеток с пулемётным вооружением был направлен в разведку. Услышав шум танковых двигателей впереди, сержант отправил машины с пулемётным вооружением в укрытие, а сам расположился в засаде.

Схема танкового боя 18 сентября 1939 года, нарисованная самим Романом Орликом после войны

Схема танкового боя 18 сентября 1939 года, нарисованная самим Романом Орликом после войны

По дороге перед польской танкеткой двигалась колонна из трёх танков и нескольких автомобилей 1-й лёгкой дивизии вермахта. Внезапно открыв огонь, польский танкист выстрелом в борт уничтожил головной немецкий танк прямо на дороге, вынудив остальные машины для объезда съехать в лес. Меняя позиции, Орлик уничтожил два остальных немецких танка, оставшуюся часть немецкой колонны обратил в бегство и без потерь вышел со своим взводом из боя.

В некоторых источниках указывается, что все три танка, уничтоженные Орликом 18 сентября, были чешскими PzKpfw 35(t), составлявшими основу танкового парка 1-й лёгкой дивизии. Однако с большой вероятностью одним из этих танков был PzKpfw IV. На вооружении 1-й лёгкой дивизии в небольшом числе они имелись, и за период с 1 по 25 сентября дивизия потеряла до 9 танков этого типа. В бою в числе прочих получил тяжёлые ранения и умер командир танкового взвода лейтенант Виктор IV Альбрехт, принц Ратиборский – в ряде источников указывается, что именно он командовал экипажем PzKpfv IV, и даже приводится фотография его уничтоженной боевой машины.

Предположительно, на фото PzKpfv IV принца Виктора Альбрехта, уничтоженный Романом Орликом в бою 18 сентября

Предположительно, на фото PzKpfv IV принца Виктора Альбрехта, уничтоженный Романом Орликом в бою 18 сентября

19 сентября Орлик принял участие в бою за Серакув, где несколько десятков танков немецкого 11-го танкового полка и 65-го танкового батальона атаковали 7-й полк конных стрелков и 9-й уланский полк поляков. Батареей 7-го дивизиона конной артиллерии и польскими танкистами в этом бою было уничтожено и подбито более 20 немецких танков, из числа которых на счету танкетки Орлика 7 машин. Двоих немецких танкистов Орлик взял в плен. Затем Орлик сумел вывести свою танкетку к Варшаве, принял участие в её обороне, а после падения города присоединился к силам польского сопротивления. Ему удалось пережить войну, после которой он работал по своей специальности – архитектором.

Принимая во внимание машину, на которой сражался Орлик, его достижения (13 подбитых и уничтоженных танков меньше, чем за неделю боёв) выглядят очень достойно. Маленькая, легкобронированная и слабо вооружённая танкетка TKS и на первый, и на второй взгляд мало подходила на роль грозного истребителя танков. Тем не менее, как показала практика, в умелых руках и она могла быть грозным оружием — причём, учитывая то, что Орлик стал танкистом буквально за несколько дней до начала войны, освоить её, видимо, было несложно.

Так что же это за бронемашины, о которых, как пишет польский военный историк Януш Магнуски, пленённый поляками немецкий офицер-танкист отозвался такими словами:

«…очень сложно попасть из пушки по такому маленькому таракану»?

вернуться к меню ↑

Поляк с британскими корнями

Эксперименты британского танкостроения в межвоенный период «аукнулись» по всему миру. «Виккерс шеститонный», например, породил целую плеяду однотипных машин в разных странах, впоследствии воевавших по обе стороны фронтов Второй мировой войны. Похожим образом сложилась судьба и у двухместной танкетки конструкторов Джона Кардена и Вивьена Ллойда Mk VI, которая в советской специальной литературе звучно именовалась «гусеничным пулемётовозом Карден-Ллойда». Их с различными доработками производили в СССР (Т-27), Франции, Чехословакии, Японии, Италии, Польше – причём в двух последних странах к началу мировой войны именно танкетки составляли основную массу гусеничных бронемашин.

Танкетка Карден-Ллойд Mk VI (без пулемёта), буксирующая гаубицу

Танкетка Карден-Ллойд Mk VI (без пулемёта), буксирующая гаубицу

Британская танкетка, вооружавшаяся 7,7-мм пулемётом «Виккерс» с водяным охлаждением, была дёшева и проста в конструкции. При её изготовлении использовались многочисленные доступные автомобильные узлы и агрегаты, в том числе двигатель Ford T.

В 1929 году, когда началось её серийное производство в Англии, поляки закупили один экземпляр для испытаний. После показа на полигоне в Рембертове 20 июня 1929 года было решено закупить ещё 10 танкеток, из которых сформировали два взвода по пять машин. Всесторонние испытания показали, что машины обладают хорошими подвижностью и проходимостью, что в совокупности с малым размером делает их подходящими для нужд разведки. Было принято решение заменить танкетками бронемашины wz.28 в разведывательных подразделениях кавалерийских частей, и Польша приобрела лицензию на производство Карден-Ллойд Mk VI.

Более подробные исследования, проводившиеся с сентября по декабрь 1929 года, показали и определённые недостатки. В первую очередь проблемы доставляла малокомфортная не подрессоренная подвеска, из-за которой экипаж выматывался после продолжительной поездки. Уже на двух британских машинах поляки усовершенствовали её конструкцию, установив полуэллиптические рессоры.

Но на этих полумерах решено было не останавливаться – в массовое производство поляки запустили более глубоко модернизированные машины. Промежуточными этапами по усовершенствованию танкетки были машины версий TK-1 и TK-2 с изменённой формой корпуса, которые друг от друга отличались расположением ведущего колеса: в ТК-1 оно было сзади, а в ТК-2 осталось спереди.

Кроме того, если на ТК-2 в качестве силовой установки по-прежнему использовался двигатель Ford T, на ТК-1 поставили новый Ford A. Обе машины получили электрический стартёр, а в качестве вооружения на них установили пулемёт с воздушным охлаждением «Гочкисс» wz.25. Что касается названия польской танкетки, то по его происхождению нет единого мнения. ТК может быть аббревиатурой от фамилий конструкторов Тшецьяка и Каркоза, которые работали над машиной, инициалами подполковника Тадеуша Коссаковского из инженерного департамента польской армии, а также просто сокращением от слова «танкетка».

Прототипы ТК-2 (на переднем плане) и ТК-1. За ними видны оригинальные британские Карден-Ллойды Mk VI. Фотография, вероятно, относится к 1930 году. На заднем плане грузовики Ursus A и два Saurer

Прототипы ТК-2 (на переднем плане) и ТК-1. За ними видны оригинальные британские Карден-Ллойды Mk VI. Фотография, вероятно, относится к 1930 году. На заднем плане грузовики Ursus A и два Saurer

вернуться к меню ↑

Серийное производство

Дальнейшие испытания и работа над прототипами привели к созданию третьего варианта машины с закрытым сверху боевым отделением. Новая машина под названием ТК-3 и была принята на вооружение польской армии в 1931 году. Всего этих танкеток было изготовлено 3 партии по 100 штук, причём 15 ТК-3 из первой партии были сделаны из неброневой стали.

Серийная танкетка ТК-3. Масса 2430 кг, двигатель Ford A 40 л.с., скорость по дороге 46 км/ч, запас хода до 200 км. Вооружение – 7,92-мм пулемёт Hotchkiss wz. 25, боекомплект — 1800 патронов

Серийная танкетка ТК-3. Масса 2430 кг, двигатель Ford A 40 л.с., скорость по дороге 46 км/ч, запас хода до 200 км. Вооружение – 7,92-мм пулемёт Hotchkiss wz. 25, боекомплект — 1800 патронов

В начале 30-х годов поляки приобрели лицензию на производство итальянского двигателя FIAT-122BC и в рамках импортозамещения (моторы Ford-A приходилось закупать за границей) в 1933 году установили двигатель отечественной сборки на некоторое число танкеток. Всего таких машин (которые получили наименование TKF) было выпущено от 18 до 22; есть мнение, что они входили в число 100 машин последней серии ТК-3.

В 1933 году началась работа над модернизацией ТК-3. TKS (или, в довоенном написании, TK-S) получила корпус новой формы с улучшенным бронированием. Разумеется, машину оснастили фиатовским двигателем отечественного производства, а также новой трансмиссией. Была усилена подвеска, расширены траки гусениц и изменена система их натяжения. Командир получил поворачиваемый современный перископ, а пулемёт на TKS был установлен в шаровой установке (на первом прототипе устанавливался пулемёт с водяным охлаждением wz.30 «Браунинг», но затем было решено вернуться к такому же, как и на ТК-3, «воздушному» wz.25).

Серийная танкетка TKS с пулемётным вооружением. Масса 2570 кг, двигатель FIAT 122ВС 46 л.с. (или FIAT 122AC 42 л.с), скорость по дороге 45 км/ч, запас хода до 160 км. Вооружение — 7,92-мм пулемёт Hotchkiss wz. 25, боекомплект — 1920 патронов

Серийная танкетка TKS с пулемётным вооружением. Масса 2570 кг, двигатель FIAT 122ВС 46 л.с. (или FIAT 122AC 42 л.с), скорость по дороге 45 км/ч, запас хода до 160 км. Вооружение — 7,92-мм пулемёт Hotchkiss wz. 25, боекомплект — 1920 патронов

В общей сложности к окончанию производства в апреле 1937 года были построены 262 серийные танкетки TKS. Разрабатывался и облегчённый вариант TKS-B для эксплуатации в качестве артиллерийского тягача, в котором вместо бронепластин использовались обычная сталь. Машина получилась легче, быстрее (на 5 км/ч), с меньшим расходом топлива и лучшей управляемостью, но в серию так и не пошла.

Так как с самого начала было понятно, что вооружённая пулемётом танкетка не сможет бороться с бронетехникой противника, неоднократно высказывались идеи о перевооружении польских танкеток более серьёзным оружием. Ещё в 1931 году на них предлагалось установить 13,2-мм тяжёлый французский пулемёт «Гочкис». Рассматривались варианты с установкой 37-мм и даже 45-мм орудий. На рубеже 1935–1936 годов на одну из TKS в экспериментальном порядке установили тяжёлое противотанковое 20-мм ружье Золотурн S18–100 (которое использовалось в качестве основного вооружения на венгерском лёгком танке «Толди»). Этот опыт показал, что установка вооружения с таким калибром целесообразна, но ружьё поляки «забраковали» из-за того, что оно могло вести только одиночный огонь.

После испытания различных моделей автоматических пушек Эрликон, Золотурн и Мадсен, уже в августе 1939 года было принято решение перевооружить 80 танкеток TKS и 70 TK-3 недавно разработанными отечественными автоматическими пушками 20 mm wz. 38 model A.

Прототип «сверхтяжёлого пулемёта» (автоматической пушки) 20 mm wz. 38 model A

Прототип «сверхтяжёлого пулемёта» (автоматической пушки) 20 mm wz. 38 model A

К началу войны поляки успели произвести лишь около 50 таких орудий, а на танкетки было установлено и того меньше – от 20 до 24. Именно на такой машине сражался Роман Орлик – в силу малой заметности, подвижности и удачного вооружения такие TK-3 и TKS оказались самыми ценными образцами польской бронетехники.

Танкетка TK-3 с 20-мм автоматической пушкой wz. 38 model A

Танкетка TK-3 с 20-мм автоматической пушкой wz. 38 model A

вернуться к меню ↑

Эксперименты над «тараканами»

Рассказывая о польских танкетках, необходимо упомянуть вкратце и о экспериментальных машинах на их базе. В конце 1932 или в начале 1933 года был построен башенный прототип TKW (W – «wieża», башня). На него пробовали ставить пулемёты с воздушным и водяным охлаждением. Испытания этого «минитанка» показали, что башня является экстремально тесной, обладает ужасной вентиляцией и плохой обзорностью. У машины получался очень высокий центр тяжести, правая сторона оказалась перегруженной, что могло привести к опрокидыванию, а броневой колпак водителя ограничивал угол поворота башни 306 градусами.

Башенная танкетка TKW, вооружённая пулемётом с водяным охлаждением

Башенная танкетка TKW, вооружённая пулемётом с водяным охлаждением

В 1932 году на базе ТК-3 было создано лёгкое самоходное орудие TKD с вооружением в виде 47-мм короткоствольной пушки Vickers QF. Всего было построено 4 машины, из которых сформировали экспериментальный взвод. Самоходки проходили испытания в качестве средств противотанковой и артиллерийской поддержки кавалерийских частей. По итогу учений летом 1933 года стало понятно, что к ходовой части претензий нет, а вот маломощное орудие не совсем отвечало потребностям польской армии.

Экспериментальный взвод TKD. Первая половина 30-х гг.

Экспериментальный взвод TKD. Первая половина 30-х гг.

37-мм противотанковой пушкой «Бофорс» была вооружена ещё одна экспериментальная машина TKS-D. Её концепция была уникальна: здесь танкетка выступала в роли тягача для обычного лафетного орудия, которое, однако, при необходимости можно было снять с лафета и установить в передней части корпуса машины. В таком виде тягач превращался в миниатюрный, но полноценный для 30-х годов «истребитель танков», самоходное ПТО.

Артиллерийский тягач/самоходное ПТО TKS-D. Орудие установлено на машине, которая буксирует «пустой» лафет

Артиллерийский тягач/самоходное ПТО TKS-D. Орудие установлено на машине, которая буксирует «пустой» лафет

Ещё одним интересным решением была польская реализация модной в 1930-е годы концепции «колёсно-гусеничного» танка. Для польских танкеток на базе грузовика Ursus А было разработано специальное колёсное шасси. После заезда с рампы на это устройство ведущие колеса танкетки соединялись цепями с передачей на задний мост агрегата, а передние колеса соединялись с органами управления бронемашины. В таком виде танкетки приобретали внешность тяжёлого бронеавтомобиля – правда, в безбашенном варианте практическая польза такого решения в боевых условиях остаётся под очень большим вопросом.

TKS на колёсном шасси

TKS на колёсном шасси

Танкетки TK-3, TKF и TKS были основными и наиболее многочисленными бронемашинами польской армии перед началом Второй мировой войны. Их внушительное количество в примерно 600 единиц на бумаге создавало видимость бронетанковой мощи польской армии. На самом деле они не могли и не смогли стать полноценной заменой «настоящим» танкам. Однако такие преимущества, как небольшой размер, малая заметность и высокая подвижность, позволяли им удачно действовать в разведке или из засад. При отсутствии другой бронетанковой техники они могли выполнять роль танка непосредственной поддержки пехоты; иногда даже само их присутствие поднимало боевой дух польских войск и угнетающе действовало на немецкую пехоту, которая часто вообще не ожидала столкновения с польской бронетехникой.

Автор: Александр Сирота


Источник: http://warspot.ru/3935-bronetarakany-vtoroy-rechi-pospolitoy

76
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
72 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
W_ScharapowПупсser.СлащёвАлександр Князев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Ansar02

Почтенный коллега!
«На самом

Почтенный коллега!

"На самом деле они не могли и не смогли стать полноценной заменой «настоящим» танкам."

Вот главная суть! И кавычки тут ИМХО — лишние.

NF

++++++++++

++++++++++

Alex -cat

познавательно
тема , так

познавательно

тема , так понимаю, в поддержку ШИТ?

ЗЫ .ТК — сокращением от танка в польском быть не может. Насколько помню на нём танк -панцер.

Александр Князев

само слово «танкетка»  

само слово "танкетка"   подменяет смысл ттх данного вида техники. для некоторых танкетка стала своего рода подменой танка, а танк из танкетки не получается как бы этого не хотелось

 

отсюда все глубинные причины "неудач" от использования танкеток и все попытки использования танкеток "по-танковому" формировали негативную оценку 

 

по польской классификации это орудие проходило как «сверхтяжёлый пулемёт»

 

танкетка в лучшем случае именно самоходный пулемет, так что поляки в общем-то правы

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить