«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

1
0

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы, поднятой в статье уважаемого коллеги бороды «Шушпанцеры Новороссии и Украины».

«Броневые каретки» Шумана — весьма любопытное явление в истории военной техники. Хотя они часто упоминаются в работах по истории фортификации, многие любители и даже знатоки военной истории, увидев изображение «бронекаретки», даже не сразу понимают — что это за сооружение и каково его назначение. Можно услышать: «Это что за «бронетачанка»?» (когда видят ее на повозке), «Это полевая кухня или полевой спиртзавод?» (если не виден ствол орудия). Попробуем вкратце рассказать об этих «бронекаретках», обстоятельствах их появления и применения.

Классик «броневой фортификации»

«Бронекаретка» (о происхождении этого названия — чуть позже) стала детищем периода «фортификационного брожения» 1860-1880 гг., но сумела сравнительно счастливо пережить его и продолжить службу до конца Первой мировой войны, отразив в своей судьбе ряд перепитий истории долговременной и полевой фортификации.

1860-е гг. стали периодом распространения казнозарядной нарезной артиллерии с удлиненными снарядами, значительно превзошедшими по могуществу действия прежние сферические «гранаты» и «бомбы». В1870-е гг. на вооружении появляются стальные дальнобойные орудия, способные вести огонь удлиненными снарядами не только на большие дальности, но и с большей меткостью. К тому же артиллеристы приступили к опытам над фугасными снарядами с новыми бризантными взрывчатыми веществами. И хотя практические результаты эти опыты дали только в 1880-е гг., перспектива качественного роста могущества артиллерии не могла не заставить военных инженеров начать исследования новых способов защиты фортификационных сооружений.

В деле крепостного строительства начинался новый этап: стало очевидно, что прежние кирпичные строения (даже при толстых земляных подушках) не обеспечивают должную стойкость, а расчетам крепостной артиллерии требуется постоянная защита. Повсеместно стали вводить в практику бетон. Но тот же прогресс металлургии железа и стали, который обусловил быстрое развитие материальной части артиллерии, дал и материал для защиты — железную и стальную броню. Правда, развитие броневого дела в XIX в. было связано, прежде всего, с потребностями флота и в меньшей степени — фортификации[1]. На флоте начали использовать броневые башни. В 1860 г. свои конструкции башен предложили швед Т. Тимбе и англичанин К. Кольз, в 1862 г. в США был спущен на воду «Монитор» с броневой пушечной башней Дж. Эриксона на центральном штыре. В том же году на британской броненосной батарее «Ройал Соверейн» применили башню К. Кольза, вращавшуюся на катках по погону. Вслед за США и Великобританией другие державы приступили к строительству кораблей с башенными установками. Инженеры, занимавшиеся крепостным строительством, не могли не заинтересоваться этими новшествами.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

В Европе началось использование броневых закрытий в береговых укреплениях и опыты с ними на фортах сухопутных крепостей. Военные инженеры проявили интерес и к вращающимся башням (особенно после успешных действий башенных мониторов в боях гражданской войны в США), причем особенно велик он был там, где на фортах крепостей ставили многочисленную артиллерию. Именно тогда начинает формироваться такое направление, как «броневая» или «бронебашенная» фортификация.

Одним из первых энтузиастов «бронебашенной долговременной фортификации» был прусский офицер Максимилиан Шуман (1827-1889). Потомственный военный, он в 1845 г. начал службу в «пионерных» (саперных) частях, а с 1861 г. в звании капитана служил в различных крепостных гарнизонах. С 1862 г. Шуман усиленно изучал «броневой вопрос». Совершив в 1863 и 1865 гг. две заграничные поездки для ознакомления с эксплуатацией стальных и железных броневых закрытий, он занялся испытаниями в крепости Майнц собственных конструкций бронированных установок для крепостной артиллерии. В 1866 г. в форте Бинген у Майнца он установил первый бронированный каземат. Кроме бронеказемата Шуман предложил и броневую башню — с применением железной брони (пока еще английской). Неплохие познания в точных науках в сочетании с жилкой исследователя и изобретателя и похвальной энергией позволили ему быстро выдвинуться в число ведущих специалистов в новой отрасли. В марте 1868 г. Шумана включили в состав Инженерного комитета.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Во время франко-прусской войны 1870-1871 гг. майор Шуман был старшим инженером штаба 3-й армии и даже получил за службу Железный крест первой степени, но вскоре после войны вышел в отставку и сосредоточился на разработке своей системы броневых закрытий. В конце 1870-х гг. некоторые башни его системы приняли для установки в фортах: упоминается, например, их установка у Меца, Кельна, Ингольштадта, Гестемюнде. М. Шумана вместе с известным теоретиком крепостной войны баварским генералом К.Т. фон Зауэром считали главой германской школы «бронебашенной фортификации», хотя между ними существовало немало противоречий во взглядах на крепостное строительство и устройство закрытий. Незадолго до смерти Шумана кайзер Вильгельм II присвоил ему звание подполковника и форму 3-й военно-инженерной инспекции.

Интерес к бронированным башням для установки на форты и береговые батареи повсеместно усилился после оценки опыта бомбардировки британской эскадрой египетских фортов в Александрии в июле 1882 г., а уже в следующем году в Германии провели первые официальные опыты стрельбы новыми тяжелыми фугасными снарядами по крепостным постройкам. Тогда же Шуман, не имея собственных средств для продолжения опытов, заключил соглашение с металлургической и кораблестроительной фирмой Германа Грюзона (Herman Gruson) в Букау близ Магдебурга.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Грюзон, введя в практику «закаленный» (отбеленный) чугун с твердым поверхностным и вязким внутренним слоем, уже получил заказы на башни собственной разработки для германских сухопутных крепостей. Сочетание чугунной (а затем сталежелезной) брони «Грюзон-Верке» с предложенной Шуманом рациональной полусферической (купольной) формой бронирования обещало получение надежных

«вращающихся бронированных орудий (бронеустановок) для коренного реформирования постоянных укреплений».

Основным направлением стала разработка башен для тяжелых крепостных мортир и гаубиц и скрывающихся башен для скорострельных пушек. В 1885-1886 гг. башни майора Шумана выпуска фирмы «Грюзон-Верке» прошли испытания в Котроче, в окрестностях Бухареста, совместно с французскими башнями системы Мужена производства завода «Сен-Шамон» (башням Грюзона-Шумана еще придется не раз конкурировать с французскими). В самой Германии усилиями Шумана и Грюзона «броневые» и башенные батареи стали типовым элементом многих укреплений.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Броневая каретка»

Занявшись вопросом использования в фортовых крепостях малокалиберных скорострельных нарезных орудий, Шуман в 1885 г. предложил для них «подвижную» бронированную башенную установку. Грюзон поспешил запатентовать установку Шумана на себя и свое предприятие — сначала, конечно, в Германской империи. Уже 12 ноября 1885 г. был выдан соответствующий патент № 35 955. В том же году он получил патент во Франции (№172 633) и в Бельгии (№71 082), в 1886 г. — в Италии (патенты №ХХ 20 057 и XL 49) и Австро-Венгрии (патенты №22 265 и 50 366), в 1887 г. — в США (патент №367 617). Стоит отметить, что в первую очередь патенты оформлялись в европейских странах, проявлявших наибольший интерес к «бронебашенной фортификации» и «броневым фортам».

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Изображения и описание, первоначально размещенные в патентах, содержали основные идеи установки, но отличались от того ее облика, который стал известен впоследствии.

Согласно патентной заявке Грюзона, например, установка включала цилиндрический броневой корпус с небольшим «тамбуром» и полусферический купол, вращающийся на роликовом погоне корпуса. В амбразуре купола ставилась малокалиберная казнозарядная нарезная пушка, к куполу было подвешено и сиденье наводчика. Впрочем, Грюзон заранее оговаривал в заявке, что купол может крепиться и на центральном штыре (это расширяло действие патента). Для наводки орудия по вертикали служил винтовой механизм с маховичком. Горизонтальное наведение наводчик должен был производить, переступая ногами по деревянному настилу пола. Патроны к пушке укладывались в ячейки горизонтального кольца, вращающегося внутри корпуса. Доступ в корпус — через бронедверь в тамбуре. Снаружи к корпусу крепились отъемные колеса и детали запряжки. Одноконной запряжкой установка должна была доставляться на позицию, которая могла представлять собой, скажем, «бронебашенный пояс» в виде невысокого бруствера с заранее приготовленными нишами для установок. Таким образом, имелась возможность быстро перебрасывать орудийные установки для усиления той или иной позиции при незначительных затратах на предварительную подготовку самой позиции.

На практике эта общая схема нуждалась в существенных доработках, которые и были сделаны. Вращающийся купол все же опирался на центральный штырь, а ролики по периметру корпуса лишь облегчали его вращение[2]. Центральный штырь, в свою очередь, опирался на три лапы, закрепленные на полу корпуса. Наводчик вращал купол с помощью ручного штурвала через шестеренчатый привод поворота. Для более точной наводки служило кольцо с делениями угломера на внутренней поверхности корпуса. На центральный штырь на кронштейне крепились сиденья наводчика и заряжающего. Вентиляция осуществлялась «естественным» образом: в куполе выполнялось отверстие, закрывавшееся откидной крышкой. Кольцо с боеукладкой сменили установленные на полу по периметру укладки с гнездами для выстрелов (патронов). Непосредственно установка орудия крепилась на центральный штырь и к амбразуре купола; импульс отдачи воспринимался куполом и корпусом установки. Амбразура перекрывалась прилегающей изнутри бронемаской с прорезью для прицеливания и могла прикрываться сверху небольшим козырьком от шрапнельных пуль и мелких осколков.

Установка предназначалась для короткоствольных пушек калибра 37, 53 и 57 мм или, согласно принятой в Германии системе обозначения калибров, — 3,7, 5,3 и 5,7 см (именно из-за этого 53-мм пушка нередко упоминается просто как «5-см», а 57-мм — «6-см»). Калибры эти, кстати, также были связаны с флотом: легкие скорострельные пушки таких калибров использовались в противоминной корабельной артиллерии для отражения атак миноносок. Орудия имели длину ствола 23-25 калибров, вертикальный клиновый затвор, снабжались смещенным вправо открытым механическим прицелом и мушкой, крепившейся на ствол втулкой. Скорострельность достигала 30 выстр./мин.

Масса снаряда 53-мм пушки — 1,75 кг, начальная скорость (при длине ствола 24 калибра) — 495 м/с, максимальная дальность стрельбы -3,2 км; снаряда 57-мм пушки — 2,72 кг, 430 м/с и 5,5 км (длина ствола 25 калибров, патроны с бездымным порохом) соответственно. Эффективной, впрочем, была стрельба не далее 1-1,5 км, но этого вполне хватало, чтобы прикрыть ближние подступы к форту или сорвать атаку на данном участке. О боекомплекте можно судить на примере «бронекаретки» с 57-мм пушкой: он включал патроны с фугасной гранатой (масса гранаты — 2,72 кг, разрывного заряда — 90 г), со шрапнелью (2,72 кг, 88 пуль по 8 г каждая), картечь для самообороны на малых дальностях (140 пуль по 19-24 г каждая).

На позиции установка размещалась в нише в тыльной стенке бетонного или земляного бруствера таким образом, что купол возвышался над бруствером не более чем на 35 см. В другом варианте «бронекаретка» ставилась в замаскированном каменном или бетонном укрытии, а для стрельбы выкатывалась с помощью тросов к бетонному брустверу. В этом случае она играла роль своего рода «скрывающейся» бронебашни, только с горизонтальным перемещением.

Поскольку цилиндрический корпус защищался слоем земли или бетона, он изготавливался клепкой из листов обычного железа и только в верхней части имел броневой пояс. Купол поначалу изготавливали из «закаленного» чугуна. Между тем, еще в 1878 г. француз Я. Хольцер ввел в состав броневой стали хром. В 1889 г. британская «Блочер Стил» изготовила броню из стали, легированной никелем. В 1891 г. в Германии появилась никелевая броня Круппа, и вскоре фирма «Крупп» первой из металлургических компаний представила хромоникелевую стальную броню. Соответственно, с начала 1890-х гг. купола установок Шумана изготавливали из крупповской стальной брони. Броневой пояс прикрывал стык вращающегося купола и неподвижного корпуса. Учитывая изменения конструкции, материал брони и комплектацию «бронекареток», отличалась и указываемая для них масса — от 2,05 до 5 т (с повозкой).

Схему доставки на позицию и размещения на ней «бронекареток» также доработали. Под установку создали двуколку с рамой из уголковых профилей, на которую, как на рельсы, стволом назад закатывалась установка, снабженная укрепленными под днищем четырьмя роликами с ребордами. Соответственно массе установки в повозку впрягалось от одной до трех лошадей. Возница размещался сверху тамбура. Под рамой возилась секция рельсов с шириной колеи 60 см (стандартная ширина крепостных узкоколеек). На месте узкоколейную рельсовую секцию укладывали на грунт в заранее подготовленной нише, опрокинув двуколку, скатывали с нее установку прямо на рельсы и фиксировали от отката стопорами.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Установка получила название «fahrbare Panzerlafette», или «Fahrpanzer», что можно перевести как «возимая броневая установка» или «передвижной бронированный лафет». Однако в русской литературе по фортификации, закрепился более краткий перевод — «бронекаретка». Причем установку называли попеременно «бронекареткой» Шумана, Грюзона (по производителю и держателю патента) или Круппа (после объединения Грюзона с Круппом в 1892 г.).

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

По крепостям и «фесте»

«Бронекаретки» весьма заинтересовали германское (прусское) военное министерство: не слишком торопясь широко внедрять дорогостоящие броневые форты с тяжелыми орудиями «дальней обороны» в больших башнях, оно охотно закупало шумановские установки для усиления средств «ближней обороны» фортов старых и новых крепостей. По данным, приводимым профессором Военно-инженерной академии В.В. Яковлевым, в 1885-1890 гг. на закупку «бронекареток» и броневых наблюдательных постов германское военное ведомство израсходовало 5,5 млн. марок. Количество построенных в различных вариантах «бронекареток» оценивается не менее чем в три сотни, и большая часть из них была использована в крепостях Германской империи.

«Бронекаретки» Шумана поставлялись также в Бельгию, Болгарию, Данию, Румынию, Швейцарию и даже в Чили. Румыны, например, ставили «подвижные шумановские башенки» на «броневых фортах» у Фокшан, Намалозы и Галаца — близ границы между Молдавией и Валахией. Форты здесь были выполнены в форме «бронебашенных поясов», причем в первой линии располагались батареи по пять шумановских установок с 53- и 37-мм пушками; такие же установки прикрывали подступы к более солидным бронебашням в следующих линиях. В 1892-1893 гг. три десятка «бронекареток» с 57-мм пушками закупила Болгария для усиления своих старых крепостей в Сливнице, Белоградчике и Видине. В 1913 г., во время Второй балканской войны, около Белоградчика сербские части захватили у болгар четыре «бронекаретки». Ирония судьбы: осенью 1915 г. сами сербы якобы пытались использовать эти «бронекаретки» в ходе безуспешной обороны своей столицы Белграда от австрогерманских войск.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

В экспортном варианте использовалась другая повозка в виде дрог с двуконной запряжкой: в конструкции повозки появилась передняя поворотная ось, над которой располагалось сиденье возницы. Для удобства работы на стоянке повозку снабдили тормозными колодками. В то же время германская армия использовала «бронекаретки» в основном на прежней двуколке.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Менялась и сама «бронекаретка». Она утратила «тамбур», двустворчатая дверь выполнялась в самом цилиндрическом корпусе, изменилось также крепление нижних роликов. Установка, что называется, «все свое возила с собой»: запасные части, инструмент и принадлежность крепились в укладках с внутренней стороны створок двери.

Тем временем период «фортификационного брожения» заканчивался. Вопрос о тяжелой артиллерии в сухопутных крепостях постепенно решался в пользу выноса ее из фортов и установки на промежуточных и смежных с фортами батареях. Форты оставались хорошо укрепленными бетонированными «пехотными опорными пунктами» со средствами ближней обороны — это, кстати, изначально предлагала русская военно-инженерная школа. Но бронебашенки с легкими скорострельными пушками располагали на своих фортах даже такие противники «увлечения броневой фортификацией», как известный русский военный инженер К.И. Величко или британские фортификаторы. До широкого введения в крепостях автоматических пулеметов малокалиберные скорострельные пушки оставались лучшим противоштурмовым средством. А «бронекаретки» обходились дешевле постоянных скрывающихся малых бронебашен с пушками тех же калибров. Кроме того, они позволяли при необходимости быстро перестроить схему обороны форта. Поскольку броневая защита «кареток» оказалась недостаточной для противостояния новым снарядам осадной артиллерии, позиции для них предпочитали готовить там, где «каретки» были бы прикрыты от обстрела с фронта — на боковых (не обращенных непосредственно в сторону противника) фасах фортов, за защитными траверсами, в угловых горжах (с тыльной стороны укреплений).

В 1894 г. под явным влиянием германской конструкции Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления российского военного министерства решил испытать «подвижную броневую башню». Правда, предназначалась она для 57-мм капонирной пушки Норденфельда. Узнав об этом испытании, фирма «Крупп» поспешила предложить поставку «бронекареток» своего производства, но русское военное ведомство не стало вести переговоры до окончания испытаний.

Испытания начались в 1902 г., башня долго дорабатывалась. Интересно, что ее испытывали возкой не только по крепостной узкоколейке с колеей 75 см, но и по мостовой, как лошадиной тягой, так и усилиями нижних чинов; стрельба предполагалась с рельс с применением подкладок (тормозных колодок и опор). В 1908 г. был представлен отчет Главного артиллерийского полигона, после рассмотрения которого испытания решили продолжить. Но на вооружение русских крепостей подобные «башни» так и не поступили.

В самой Германии «бронекаретки» продолжали привлекать внимание. Из всех конструкций Шумана они оказались, пожалуй, наиболее «долгослужащими».

В 1890-е гг. «бронекаретки» ставили на брустверах малых фортов или так называемых «промежуточных укреплений» в приграничных германских крепостях, в основном у границы с Францией — например, в Меце и Тионвиле (в Лотарингии). В 1893 г. установки с 53-мм пушками использовали в новом «фесте» (долговременном укреплении) «Кайзер Вильгельм II» у Мутцига в Эльзасе. Предпочтение в этот период отдавали «бронекареткам» с 53- и 57-мм пушками — 37-мм орудия считались устаревшими и слишком слабыми.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Одной из давних проблем фортовых крепостей была оборона промежутков между фортами и прикрытие от штурма промежуточных батарей. И здесь перевозимые «бронекаретки» оказывались весьма кстати, упрощая и удешевляя подготовку позиций. Более того, именно расположение в окопах на междуфортовых промежутках для обстреливания проходов фланговым огнем считалось наиболее рациональным применением «бронекареток» в крепостях. Это было уже ближе к полевой фортификации. Способность же повозок с каретками следовать по дорогам со скоростью обозной повозки давала возможность использовать их и в полевых укреплениях для усиления позиций пехоты.

Даже с 1908 г., когда немцы на отдельных участках создали подобие укрепленных районов (батальонных позиций), «бронекареткам» Шумана нашлось применение. Например, в «фесте» Вольфсберг на левом берегу реки Мозель. Здесь позиции для «бронекареток» оборудовали в передовой линии в виде бетонированных траншей вместе с броневыми наблюдательными постами и пулеметными установками, сзади широкого проволочного заграждения. Для перевозки «бронекареток» теперь использовали не только конные повозки, но и грузовые автомобили.

Нельзя сказать, чтобы успех «бронекареток» Шумана не вдохновлял других разработчиков. В частности, давний конкурент Круппа французская компания «Шнейдер — Ле Крезо» в 1909 г. запатентовала одноместную «передвижную орудийную башню», которую предлагалось устанавливать на шасси автомобиля, малые корабли или «в желаемом месте в крепости». Эта конструкция отличалась своими особенностями. Цилиндрическая башня с легким орудием вращалась на основании на роликовом погоне, а основание крепилось болтами к раме повозки или к полу сооружения. Наводчик в башне размещался выше орудия и ее вращение производил с помощью велосипедного привода с педалями, чтобы

«освободить руки для работы с прицелом и механизмом вертикальной наводки».

Сведений об установке где-либо таких башен найти не удалось.

Из крепостей — в окопы

Подавляющее большинство крепостей в ходе Первой мировой войны не оправдало возлагавшихся на них надежд. Зато в условиях позиционных фронтов полевая фортификация заимствовала все больше элементов долговременной. «Перекочевала» на «полевые» фронты и крепостная артиллерия — от тяжелых орудий до легких. Вспомним, например, использование в русских окопах капонирных 57-мм пушек Норденфельда или 76-мм противоштурмовых пушек. Попали в окопы и «бронекаретки» Шумана — благо они изначально предлагались как для долговременной, так и для полевой фортификации. Их подвозили к позициям и ставили либо в пехотные окопы, либо за любым подходящим укрытием в качестве отдельной огневой точки.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

С 1917 г. на Западном фронте немцы стали включать такие установки в систему противотанковой обороны в качестве выдвинутых вперед замаскированных орудий. С «пилюльными коробками» (как прозвали такие установки) британским танкистам и пехотинцам пришлось столкнуться, например, на Ипре во Фландрии в июле 1917 г. Малые размеры и удобство маскировки «пилюльных коробок» позволяли надеяться на то, что они избегнут прямых попаданий тяжелых снарядов при артиллерийской подготовке атаки противника, а наличие кругового бронирования — на защиту от огня стрелкового оружия и легких осколков во время атаки. В целом те же задачи и с тем же расчетом решали и появившиеся в ходе мировой войны «блиндированные пулеметные посты», собиравшиеся в окопах из готовых деталей, хотя по устройству они были куда проще «бронекареток».

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Германцы нашли старым «бронекареткам» и иное применение — известен, по крайней мере, один германский бронепоезд с «кареткой», установленной на бронеплощадке и закрытой щитами по броневой пояс корпуса, чтобы сохранить возможность кругового обстрела.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

В описаниях боев на других фронтах «бронекаретки» Шумана упоминаются в основном как трофеи. Так, в 1918 г. во время наступления сил Антанты против Болгарии несколько штук были захвачены у болгар частями французской Восточной армии. Впоследствии эти трофеи передали греческой армии.

О наследниках

«Бронекаретки» Шумана получили наследников именно в области полевой фортификации. Не касаясь специально различных проектов и опытных образцов «передвижных постов» и «подвижных башен», вспомним передвижные огневые точки, нашедшие применение в годы Второй мировой войны. Среди трофеев Красной Армии, взятых под Орлом летом 1943 г., например, оказались бронированные пулеметные огневые точки «MG-Panzernest» («пулеметное бронированное гнездо»), известные также под прозвищем «крабы».

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Огневая точка имела вид массивного литого броневого колпака, опирающегося на более узкое основание. В амбразуре колпака крепился 7,92-мм пулемет MG.34 или MG.42, внутри имелась укладка для боекомплекта в 3500-4000 патронов. В задней части колпака имелся входной люк с откидной крышкой, в крыше — зарешеченное вентиляционное отверстие. Толщина брони колпака была дифференцированной и составляла 180-40 мм. Расчет из двух человек размещался на складных сиденьях. Пулеметная установка оборудовалась гильзоотводом и рукавом для вывода пороховых газов. Сектор обстрела — 60°. «Гнездо» снабжалось двумя перископическими приборами наблюдения, вытяжным вентилятором с ножным педальным приводом и даже калориферной обогревательной печью (расчеты «бронекареток» Шумана о таком могли лишь мечтать); предусматривались телефонный аппарат и укладка для ЗИП.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Для перевозки установка переворачивалась вверх дном, в отверстия в бортах колпака вставляли ось, на которую надевали колеса, в амбразуре закрепляли дышло, которым сооружение массой около 3,5 т цепляли к передку или к тягачу. В отличие от перевозимых сборных огневых сооружений, нашедших широкое применение по обе стороны фронта, это сооружение доставлялось на позицию уже в готовом виде — как и «бронекаретка». На позиции заранее готовился окоп, в который и опрокидывалось «гнездо». Отверстия в бортах на позиции закрывались пробками, одно из них могло использоваться для вывода дымовой трубы печи. Высота всей установки с основанием составляла 1,95 м, но на позиции над землей возвышался только броневой колпак высотой около 0,95 м, часто обсыпавшийся землей, камнями и маскировавшийся.

«Противник устанавливает бронеколпаки на всех фронтах, — писал техник-лейтенант И. Ливчак в «Военно-инженерном журнале» за январь 1944 г., — и, захваченные нашими войсками, они с успехом могут быть использованы».

В самом деле, «MG-Panzernest» нашли широкое применение не только на советско-германском фронте. В том же 1944 г., например, союзники захватывали такие передвижные «гнезда» во Франции.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

В заключении отметим, что «бронекаретки» Шумана порой упоминают в числе «предшественников танка». Конечно, соблазнительно, увидев подобную установку на повозке, отнести ее к курьезным предкам бронетанковой техники. Да и словосочетание «fahrbare Panzerlafette» у современного читателя вызывает ассоциацию скорее с самоходными артиллерийскими установками, нежели с крепостным строительством. Но «бронекаретке» для такого «родства» не хватает главного — самоходности — даже в варианте «скрывающейся» или, точнее, «выезжающей» башни. Эта передвижная огневая точка для «ближней обороны» проходит строго по разряду фортификации.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

В статье использованы фото М. Лисова, М. Петрова, В. Ригманта, М. Усова, а также из архива М. Павлова и автора.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Анатомия Грюзона

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Вдогонку к вчерашней заметке с рисунком немецкой мобильной бронебашни Шумана-Грюзона, выпускавшейся в конце  века фирмой "Крупп", даю подборку ракурсов "прозрачной" компьютерной 3D-модели этой установки. К сожалению, автор мне не известен, иначе, я бы обязательно его указал. На мой взгляд, это великолепная работа, разве что, художник, быть может, слишком увлекся "ободранностями" и ржавчиной. Да и красная древесина бревен, сложенных на запятках повозки, выглядит немного странно.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

Башня вооружена 53-миллиметровой скорострельной пушкой L/24 с вертикальным клиновым затвором. Она выпускалась как для вооружения германской армии, так и на экспорт. Всего изготовлено более 300 таких установок, которые применялись в Первой мировой и в обеих Балканских войнах. В Германии их называли Panzerlafette (бронелафет), а России придумали термин "бронекаретка", хотя на вооружении русской армии подобных установок не было.

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

«Бронекаретки» Шумана и ее наследники

А это уменьшенная модификация "бронекаретки" с 37-миллиметровой пушкой и тамбуром. Рисунок из немецкой военной энциклопедии начала ХХ века.


  1. Описание развития «броневого дела» во второй половине XIX в. выходит за рамки данной статьи. Напомним лишь, что британцы в 1859 г. заложили свой первый броненосный фрегат «Уорриор», а в 1861 г. Джон Броун в Шеффилде построил прокатный стан для изготовления корабельной брони.
  2. Шуман явно предпочитал в своих башенных установках схему с центральным штырем, проще реализуемую, чем роликовый погон, хотя она занимала значительную часть внутреннего объема башни.

источники: 

8
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Ponchik78Николай ШамраевAnsar02Из майкудука.NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
гело

В России чтото подобное

В России чтото подобное недавно сделали.Модульную огневую точку.Вот не помню как называется.Вроде применяли на дальнем востоке.

rapax07

гело пишет:
В России чтото

[quote=гело]

В России чтото подобное недавно сделали.Модульную огневую точку.Вот не помню как называется.Вроде применяли на дальнем востоке.

[/quote]

Точно! Нашёл его:

Универсальное огневое сооружение (УОС) «Горчак»

http://www.soldiering.ru/army/artillery/russian/uos.php

И ДОТ на его базе:

http://army.armor.kiev.ua/fort/dot-62.shtml 

Николай Шамраев

а вот помните, выдающийся
а вот помните, выдающийся русский ученый Менделеев преложил проект «танка». По современным понятиям «шурмовое орудии». Я вкратце напомню. Боевая машина ( по проекту) имела противоснарядное бронирование корабельной броней и вес по тем временам астрономический. Но у нее были достаточно широкие гусеницы и очень сильный двигатель ( как у маневрового тепловоза).. собственно это и был маневровый тепловоз в броне и на гусеницах. Вне зоны прямого огня его предполагалось доставить к осаждаемому форту по саперной железной дороге. На огневую позицию он выдвигался своим ходом. На позиции корпус его ОПУСКАЕТСЯ НА ЗЕМЛЮ)) потому, что связан с ходовой частью домкратами. ))… в нем, по проекту, стояло несовсем адекватное , а фактически другого не было, 120мм орудие КАНЭ.. но если бы в нем стояло нечто вроде Флак-88 с соответствующей оптикой. Это идеально..

Ведь его назначение и было сносить своим огнем прямой наводкой в артиллерийской дуэли броне-башни фортов.

Ponchik78
Ponchik78

Вы папу с сыном перепутали.

Вы папу с сыном перепутали. Проект самоходной береговой батареи создан инженером-кораблестроителем В. И. Менделеевым.

NF

Хороший материал!

Хороший материал!

Из майкудука.

Установка предназначалась для

Установка предназначалась для короткоствольных пушек калибра 37, 53 и 57 мм или, согласно принятой в Германии системе обозначения калибров, — 3,7, 5,3 и 5,7 см (именно из-за этого 53-мм пушка нередко упоминается просто как «5-см», а 57-мм — «6-см»). Калибры эти, кстати, также были связаны с флотом: легкие скорострельные пушки таких калибров использовались в противоминной корабельной артиллерии для отражения атак миноносок. Орудия имели длину ствола 23-25 калибров, вертикальный клиновый затвор, снабжались смещенным вправо открытым механическим прицелом и мушкой, крепившейся на ствол втулкой. Скорострельность достигала 30 выстр./мин.

Как то непривычно видеть калибр 57мм у немцев, хотя в танках встречалось, по кораблям встречались 50мм и 52мм. Причем и длина ствола в калибрах 40 и 50 соответственно. 37мм пушки встречались, или картечницы Гочкиса (как раз 23-25 калибров) или автоматы Максима.

Ansar02

!!!

yes!!!

Николай Шамраев

мне кажется, тему можномне кажется, тему можно дополнить некоторыми рассуждениями. В них я буду базироваться на труде замечательного отечественного ученого проф. В.В.Яковлева «Эволюция долговременной фортификации». Эта книга является по существу обобщением тех лекций, которые он читал в академии ГШ как еще в Императорской России, так и в молодой Советской Республике. Т.е. он является не современным историком, а конкретным специалистом в вполне конкретной для его времени области человеческой деятельности. Крепости второй половины 19-го века были т.н. «дырявыми крепостями». Они представляли собой «фортовый пояс» цепь отдельных фортов на расстоянии в несколько километров от «ядра крепости». Поскольку обычно это были развивающиеся старые укрепленные пункты в ядре крепости находилась замкнутое т.н. «бастионным фронтом» пространство. Сами форты фортового пояса представляли собой, по существу, отдельные несомкнутые между собой оградой «какбы бастионы». т.е. земляные сооружения пятиугольной формы, главным исходящим углом направленные в сторону противника и огражденные рвом. Внутри они имели казематированные помещения для гарнизона. Так же казематированные помещения располагались во внутренних ( эскарп)и внешних (контрэскарп) стенках рва. Из них обеспечивалась огневая оборона рва. В этой системе расположение артиллерийской броне-башни на бетонированном контрэскарпе по меньшей мере странно. Калибр орудия подразумевает, что оно предназначено для самообороны форта, а не для прикрытия огнем межфортовых промежутков и тем более конрбатарейной борьбы.… Подробнее »

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить