Броня Российской империи. Часть III. В двух шагах от танка — Пузырев К 28-44БП

15
8

Поскольку моя работа по альтернативным бронеавтомобилям вызвала определённый интерес, продолжаю серию публикаций.

Сразу оговорюсь: это 3 часть, первой еще нет, но она будет. К сожалению, временно отошел от альтфлота РИ, но в этой альтернативе они будут взаимосвязаны. Также как и с одной из альтернатив коллеги E.tom. 

Представляю Пузырев К 28-44БП.

История этой крайне интересной машины началась ещё в декабре 1913 года, когда ГАУ выпустило требование по конкурсу на бронеавтомобиль с пушечным вооружением. Требования выглядели следующим образом:

  • Автомобиль должен нести в качестве основного вооружения орудие калибром не менее 37 мм;
  • иметь возможность вести обстрел в широком диапазоне;
  • обладать возможностью передвигаться по пересеченной местности, сохраняя бое­способность;
  • и должен был производиться в России с локализацией комплектующих не менее 65%.

То есть условия конкурса распространялись практически только на отечественные заводы.

Но к 31 декабря на требования конкурса откликнулись только два предприятия — Русский автомо­бильный завод Пузырева и акционерное общество «Лесснер».

Правда, после того как ГАУ несколько изменило требование к проходимости и количеству отечественных комплектующих, к участникам присоединился Ижорский завод.

Знаменитый «Руссо-Балт» представил только проект пушечного автомобиля, но построить опытный экземпляр забронированного по проекту Братолюбова и Некрасова к конкурсу не успел, сосредоточив основные ресурсы на легком пулеметном «Руссо-Балт» типа С.

Результатом стало предоставление на заключительные испытания в августе 1914 годов следующих машин: полугусеничного бронеавтомобиля Пузырев К 28-44БП с 37-мм модерни­зированной морской пушкой Гочкисса, Ижорский «Маннесманн-Мулаг» с 47-мм орудием той же системы на базе обычного грузовика и полноприводного Лесснер 40-76БП с 76-мм противо­штурмовой пушкой образца 1910 года.

Победила в конкурсе машина Пузырева — о ней и пойдет речь в дальнейшем, но первым в серию пошел ижорский бронеавтомобиль (сказалась дешевизна и то, что завод мог предоставить как минимум 3 экземпляра уже до конца года). О боевом пути этих автомобилей сказано много, поэтому не вижу смысла на ней останавливаться.

Что касается машины «Лесснера», то ее история была достаточно печальна и заслуживает отдельного рассказа, пусть и достаточно небольшого.

Что касается броневика Пузырева, то, несмотря на все препоны, построенная всего в 9 экземплярах эта машина оказала значительное влияние на развитие российской бронетехники в последующие годы. Но обо всем по порядку.

Иван Петрович Пузырев начал свою деятельность в 1909 году с продажи автомобильных принадлежностей и запасных частей. Затем стал заниматься ремонтом машин, постепенно изготовляя в собственных мастерских растущий ассортимент новых деталей.

Накопленные им практический опыт и финансы позволили в 1910 г. открыть Русский автомобильный завод И. П. Пузырева (РАЗИПП). К 1912 г. на предприятии, занимавшем земельный участок площадью 0,54 га, работало 98 человек. Завод все делал сам, покупал от зарубежных смежников только магнето, свечи и карбюраторы. Шины и заготовки лонжеронов рам он заказывал петербургским фирмам.

Основная модель завода «Пузырев-28-35» 1911 г., довольно простая по устройству, имела солидный запас прочности и слыла несколько тяжеловатой. На ней стоял четырехцилиндровый (5130 см³, 35 л.с. при 1200 об/мин) двигатель с цилиндрами, отлитыми в два блока, и боковыми клапанами, расположенными по обе стороны двигателя. Кулачковые валы, магнето, водяной и масляный насосы приводились набором из семи шестерен, довольно шумных в работе.

Конусное сцепление, трехступенчатая коробка передач, карданная передача к заднему мосту – такой была трансмиссия этой машины. Помимо ведомого конуса сцепления из алюминиевого сплава отливались картер и масляный поддон двигателя, картеры коробки передач и дифференциала. Задний мост отличался от большинства конструкций тех лет наличием полуосей полностью разгруженного типа.

Модель «Пузырев-28-35» имела колесную базу 3000 мм, но благодаря довольно длинному двигателю в кузове удалось расположить только два ряда сидений.

В 1912 году машину усовершенствовали. Прежде всего выросли рабочий объем и мощность двигателя: соответственно до 6325 см³ и 40 л.с. Коробка передач стала четырех­ступенчатой, и ее оригинальная конструкция была защищена привилегией. Новшество заключалось в том, что все шестерни коробки находились в постоянном зацеплении и включались скользящими кулачковыми муфтами. Такое решение упрощало переключение передач, уменьшая ударные нагрузки и шум при перемене передач. В этом отношении машины РАЗИПП стояли выше автомобилей РБВЗ и зарубежных фирм. Другое преимущество заключалось в том, что рычаг переключения передач находился внутри кузова, в то время как на легковых «Руссо-Балтах» он до 1913 г. еще располагался снаружи, за правым бортом.

Рама на машине образца 1912 г. стала совершенно иной. Она получила выгиб над задним мостом, очень длинные (передняя – 1110 мм, задняя – 1490 мм) и мягкие продольные полуэллиптические рессоры. На раме увеличенной длины оказалось возможным разместить кузов с тремя, а не двумя рядами сидений, рассчитанных не на пять, а на восемь человек. Колесная база выросла до 3320 мм, а колея колес – до 1400 мм.

Прочная рама, мягкая подвеска, большой дорожный просвет – 320 мм и колеса с шинами большого диаметра сделали этот автомобиль хорошо приспособленным для отечественных дорожных условий. Модернизированная машина получила индекс «А28-40». Ее снаряженная масса составляла 1900 кг, а скорость – около 80 км/ч.

На одном из автомобилей модели «А28-40» с пятиместным кузовом «торпедо» сам И. П. Пузырев летом совершил без единой поломки пробег Петербург–Париж–Петербург. Он явился хорошей рекламой, и Пузырев предложил свои услуги военному министерству, которое в опытном порядке приобрело два автомобиля. Дальше дело не пошло, поскольку министерство имело прочные связи с РБВЗ и не хотело рисковать, заказывая близкие по характеристикам автомобили другому заводу.

Броня Российской империи. Часть III. В двух шагах от танка - Пузырев К 28-44БП

Автомобиль Пузырев А28-40, который послужил основой первого отечественного полугусеничного бронеавтомобиля.

Но конкурс 1913 года позволил заводу воспрянуть духом, тем более что предприятие было в долгах.

Сразу стоит сказать, что требования конкурса не были неожиданностью, и Иван Петрович по сути имел уже все составляющие для постройки своего автомобиля.

Во первых, благодаря связям отца, который имел выход на ГАУ, предоставившее ему отчеты об отдаче большинства орудий, которые применялись в русской армии и флоте.

Во-вторых, знакомство с личным шофёром императора Николая II и заведующим технической частью императорского гаража Адольфом Кегрессом позволило использовать на своем броне­автомобиле доработанный движитель его конструкции.

И последнее — связь с правлением Путиловского завода помогла разработать бронезащиту.

Для ускорения работ (которые начались в сочельник 1914 года) был использован показанный на Международной автомобильной выставке в С.-Петербурге усовершенствованный лимузин «А28-40» с подвеской задних колес на три четверти эллиптических рессорах.

Аврал, кстати, помог спасти вообще эту затею: поскольку часть рабочих и сам Иван Петрович находились на заводе почти постоянно, вовремя удалось локализовать пожар в середине января 1914 г., правда склад и один из цехов получили повреждение.

Переделки автомобиля оказались значительными:

  • Раму удлинили на 300 мм и усилили.
  • Также усилили задние и передние рессоры.
  • Для поднятия мощности и без того огромный объем двигателя увеличили до 6500 куб. см. Правда, это подняло мощность только на 4 л.с., зато двигатель стал намного тяговитее.
  • Серьезно изменили и коробку передач, изменив передаточное число.

Что касается гусеничного движителя, то гусеницу серьезно усилили металлическими вставками.

Корпус машины обшили 5-6 мм бронелистами, поскольку посчитали, что такое бронирование при условии большой дальности действия основного вооружения будет достаточным.

Что касается вооружения, то применили морскую 37-мм пушку Гочкисса. Сначала её установили на обычной тумбе за бронещитом, который был открыт сзади (такая установка использовалась потом на Ижорском «Маннесманн-Мулаг»); но такая полубашня не позволяла вести огонь вперед, поскольку наводчику и заряжающему просто негде было развернуться из-за ограниченности боевого отделения (правда, таковым его назвать было сложно, поскольку оно представляло собой платформу с бронированными бортами высотой полметра).

Броня Российской империи. Часть III. В двух шагах от танка - Пузырев К 28-44БП

Первый прототип бронеавтомобиля, апрель 1914 года.

Но в таком виде машина поступила на предварительные испытания в апреле 1914 года (где она была единственной), у военных вызвали нарекания отсутствие вспомогательного вооружения и самих результатов стрельбы, зато проходимость по сравнению с участвовавшим в испытаниях через месяц «Руссо-Балт» типа С была выше всяких похвал.

Машину которая получила название Пузырев К 28-44БП (где К обозначало Кегресс, а БП трактовали по-разному – то блиндированный пушечный, то Путиловский), вернули на доработку на завод, притом выплатив половину заявленной стоимости в 12 000 рублей.

Конструкторы с привлеченными к работе специалистами Путиловского завода занялись пере­работкой проекта.

Для начала решили поставить пушку в закрытую башню, но чтобы она вращалась на 360 градусов и при этом в ней могли работать и наводчик и заряжающий, пришлось несколько уменьшить размеры орудия, увеличить размер башни и, главное, разработать специальный лафет, поскольку центральной тумбы уже не было, а крыша боевого отделения не могла выдержать нагрузки при выстреле.

В итоге само орудие крепилось на трехстоечном лафете, который жестко крепился к опорному кольцу, которое в свою очередь вращалось по еще одному опорному кольцу, которое опиралось на усиленную раму на 6 стойках. Это решение позволило достаточно комфортно расположить орудийный расчет.

Кроме того, если раньше полубашню вращали оба члена орудийного расчета, то теперь с помощью винтового механизма это делал наводчик (правда, сохранялась возможность вращения башни по принципу «всем телом», если требовалось быстро поменять цель).

Борта машины также подняли, и теперь они достигали метра, для того чтобы огонь можно было вести поверх рубки управления (где у командира машины появился пулемет «Максим»). Правда, по впечатлениям находившихся в кабине во время выстрела была мысль, что по ней ударили кувалдой.

Кстати, для уменьшения воздействия на экипаж во время выстрела пороховыми газами, на смотровые щели были установлены бронеколпаки, которые экранировали последние. А в орудийной башне установили 300 мм «командирскую» башенку с бронестеклами (правда, сам командир находился рядом с водителем).

Немного о боевой рубке. Места экипажа опустили насколько это возможно, что позволило уменьшить высоту рубки на 40 см; правда, уменьшился обзор – эту проблему решили, опустив насколько возможно капот двигателя (который также был забронирован, как и радиатор, а для улучшения его охлаждения прорезали дополнительные вентиляционные щели). Кроме того, сделали откидывающимися вниз щитки дверей и щитка со стороны водителя, в походном положении это было очень важно.

Экипаж попадал в машину через две боковые двери (водитель и командир) и через задний люк (наводчик и заряжающий); через последний также подавались боеприпасы при загрузке, которых было всего 60 снарядов (15 находились в башне и 45 на стеллаже за рубкой; правда, при этом заряжающему приходилось за ними лазить согнувшись в три погибели).

Кроме того, в дверях и корпусе стояли бойницы с заслонками для стрельбы из личного оружия. Перетаскивать «Максим» с лобового листа некто и не думал, да и из-за тесноты это было тяжело.

Зато опять же благодаря связям отца удалось включить в состав вооружения экипажа автоматический карабин системы Федорова с магазином в 20 патронов (которого, правда, еще не существовало).

В таком виде он вышел на испытания в августе 1914 года:

Экипаж – 4 человека; двигатель: тип — четырехтактный, внутреннего сгорания, число цилиндров — 4, рабочий объем — 6520 см³, мощность — 44 л.с. при 1200 об/мин; число передач — 4; главная передача – карданный вал; размер шин (гусматик)- 920×120 мм; длина — 5250 мм; колея — около 1500 мм; ширина максимальная — 2050 мм; высота — 2750 мм; база — 3650 мм; масса в снаряженном состоянии — около 4700 кг; скорость — около 40 км/ч; Вооружение: 37 — мм пушка Гочкисса, 7,62 мм пулемет, личное оружие экипажа (в т.ч. 6,5-мм карабин Федорова).

Испытания прошли более чем успешно: имея вооружение равное «Маннесманн-Мулаг», «Пузырев» превосходил его в защищенности и проходимости, а имея равные характеристики по проходимости с «Лесснер», но уступая ему в вооружении, он превосходил последний в угле обстрела. Кроме того, автомобиль был намного дешевле – 12 000 руб. против 20 000.

Но тут вскрылась беда завода Пузырева: его цеха были не приспособлены к массовой постройке автомобилей. Заказанное в Германии после первых испытаний в апреле 1914 года на субсидии военного ведомства оборудование из-за войны не полностью поступило, и Иван Петрович смог выполнить первый заказ на 2 дополнительные машины только к началу 1915 года. Его здоровье к ноябрю 1914 серьезно пошатнулось, и его родственники постепенно свернули выпуск автомобилей, оставив только выполнение заказа на 7 штабных А28-40, который был получен в октябре 1914, и сосредоточившись на ремонте и обслуживании автомобилей и выпуске четырехцилиндровых двигателей для прожекторных установок. А роль больших автомобилей взяли на себя ФВД-Путилов-Кегресс и «Гарфорд-Путилов».

Уже сданные броневики с марта 1915 года вошли в состав 3 автоброневого дивизиона и прекрасно показали себя во время Брусиловского прорыва, иногда являясь единственными машинами, которые могли оказать поддержку своей пехоте. Интересно, что ни одна из машин не была выведена из строя вражеским огнем, но часто подводили гусеничные ленты.

В итоге, когда второй серийный автомобиль переправлялся по достаточно ветхому мосту, одна из лент соскочила и машина упала в воду с достаточно большой высоты, повредив движитель и кормовую часть вместе с башней.

Во время ремонта на него вернули двухскатные колеса на заднюю ось, а удалив башню, сделали достаточно большое забронированное отделение для штабных офицеров, в которое последние попадали через кормовую дверь; при этом пулемет в лобовом листе оставили.

Машина понравилась командованию и ей не гнушались пользоваться не только офицеры дивизиона, но командующий 9-ой армией генерал Лечицкий.

Все эти машины дожили до 1919 года.

Броня Российской империи. Часть III. В двух шагах от танка - Пузырев К 28-44БП

Переоборудованный в штабной автомобиль бронеавтомобиль Пузырев К 28-44БШ, осень 1916 года. 

Казалось бы, о бронеавтомобилях можно заводу забыть. Но в конце 1916 года военное ведомство провело ознакомление с техническими новшествами, в том числе и бронетехникой, с командующими фронтами и флотами, где среди прочих машин оказался вышедший с ремонта один Пузырев К28-44БП. Он уверенно ползал по оврагам, а на проселке обгонял даже колесные броневики, к тому же он был достаточно небольшой для перевозки.

Среди присутствующих был Александр Васильевич Колчак, который буквально перед этим получил в командование Черноморский флот и на него была возложена проработка десантной операции по захвату Черноморских проливов.

Морское ведомство имело на вооружении 18 пушечных машин «Гарфорд-Путилов», из которых 10 передали ЧФ; но 11-тонная машина при попадании в песок застревала так, что для выколупывания ее приходилось привлекать личный состав морской пехоты численностью до роты. ФВД, которых было аж 2 машины, были лучше, но поговорка «чем круче джип, тем дальше идти за трактором» была актуальна и тогда.

«Пузырев» же был легче, быстрее и, главное, проходимей, что в итоге сподвигло заказать у завода 6 машин. Иван Петрович, который немного отошел от болезни, ревностно взялся руководить процессом сборки, тем более что Путиловский завод не горел желанием помогать теперь уже конкуренту. К сожалению, работа в холодных цехах вызвала рецидив, и 25 декабря 1916 года истинного патриота отечественного автопрома не стало.

Тем не менее работы продолжились, и в мае 1917 года новенькие «Пузыревы» в необычном ломаном камуфляже были представлены в Севастополе.

Интересно, что для них были разработаны новые десантные баржи «Эльпидифор» с кормовой аппарелью. Кстати, и сами броневики выходили в бой с них кормой вперед, даже не имея кормового поста управления.

 На учениях лета 1917 года ударный батальон морской пехоты с дивизионом пушечных броневиков настолько слаженно отработали, что вызвали панику у полка береговой обороны, который выполнял «обязанности» противоборствующей стороны, хотя все знали, что стрельба ведется холостыми зарядами.

В не совсем удачной операции ноября 1917 именно «Пузыревы» смогли зачистить окрестности европейской части Стамбула, уничтожив прислугу орудий береговой обороны. Продвигаясь к Силиври, они способствовали успеху 1 бригады морской пехоты.

Броня Российской империи. Часть III. В двух шагах от танка - Пузырев К 28-44БП

Бронеавтомобиль Пузырев К 28-44БП отдельного автобронедивизиона 1-ой бригады морской пехоты Черноморского флота, октябрь 1917 г.

Перегруппировка турецких войск и бунты в центральной части страны заставили согласиться на мирный договор между Российским государством и Османской империей. Основные цели операции не были достигнуты, но Россия получила возможность контроля проливов благодаря автономии районов Фатих и Сариер, в которых теперь были гарнизоны русской армии, в которые вошли и броневики Пузырева.

В годы второй мировой их закопали в землю в качестве ДОТов, поскольку они уже не могли сами передвигаться, где и находились до 70-х годов.

После передачи всех объектов вышедшей из НАТО Турции под юрисдикцию турецкой республики одну самую сохранившуюся машину откопали и перевезли в Севастополь.

По странной логике ее разбронировали и одели в цивильный кузов, установив обычные пневматические шины. В итоге сейчас в автомобильном отделе Политехнического музея экспонируется «монстр» на длинном шасси, который даже экскурсоводы прозвали бронтозавром.

Но это единственный реальный автомобиль Пузырева, который сохранился из 57 выпущенных до революции февраля 1917 года.

63
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
12 Цепочка комментария
51 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Пупс

Коллега, зацепите и машину

Коллега, зацепите и машину Накашидзе! 1905 год уже в наличиии вроде ничего на испытаниях! Хотя броня слабая, проходимость еще хуже, пулемет вражеский, ой, союзников…Но для полицейских нужд (да и высшим чинам кататься для солидности) вполне неплохо. А вот от него уже плясать по нескольким направлениям: Это и свои комплектующие, подбор вооружения, схема шасси, да и с тактикой надо определиться… Ну еще была куча всякческих проектов, докиньте для солидности!wink

-22

««Танкоград» — официальное имя городу, данное уже после Продолженной Войны, было присвоено по праву… А сам Накашидзе Михаил Александрович, ещё ранее получил негласный титул «Князь радский». «Танкоград» — официальное имя городу, данное уже после Продолженной Войны, было присвоено по праву… А сам Накашидзе Михаил Александрович, ещё ранее получил негласный титул «Князь Танкоградский». Первый в мире и России серийный броневик «Скиф», не был предусмотрен проектом Автопарома. Так как, Князь не оставлял настойчивых попыток сварганить что-нибудь путное на базе «Хренни», я решил ему немного помочь. Всё одно, до «Каймана» и «Номада» на его базе, ещё очень далеко – а, на чём-то приобретать практический опыт было надо. — Не надо навешивать на это хлипкое шасси тяжёлую броню, Князь! Сварим из бронелистов несущий корпус, а подвеску уже к нему присобачим. Винтик и Шпунтик, довольно-таки быстро и качественно рассчитали и состряпали проект «бюджетного» броневичка — пользуясь навороченным «инженерным» арифмометром, уже выпускавшимся на нашем часовом заводе «НОРД-ОСТ». Корпус «Скифа» был сварен из листов хромоникелевой брони, толщиной всего четыре с половиной миллиметра. Она держала пистолетную пулю практически с любой дистанции, но уже с трёхсот метров пробивалось обыкновенной винтовочной. В боковой проекции… Лоб у Скифа» был скошенный – как у его прародительницы «Хренни» и выдерживал попадания с более… Подробнее »

NF

++++++++++

++++++++++

Андрей Толстой

Уважаемый коллега Wasa,
Очень

Уважаемый коллега Wasa,

Очень и очень, неплохая альтернатива. Только ++++++++!!! Единственный вопрос, а почему Вы чисто пулеметный не сделали? По моему непросвещенному мнению, вначале бы потренировались на пулеметном, а потом отработав перешли к пушечному, тогда все логично. Но сама концепция отличная.

                                                 С уважением Андрей Толстой

redstar72

+++++++ 

+++++++ yes

E .tom

башенная

башенная установка 

Бронеавтомобиль Пузырев К 28-44БП отдельного автобронедивизиона 1-ой бригады морской пехоты Черноморского флота, октябрь 1917 г.

 Для технологических возможностей России в то время постройка башни в которой все нагрузки  артиллерии воспринимает погон башни большая проблема , тяжелые арт системы устанавливались на тумбах или спец лафетах 

waldemaar08

По «Виккерсу» тут тоже не всё

По "Виккерсу" тут тоже не всё гладко.Если коробка стандартная,то будет мешать пулемётчику(здоровая,сука)Опять же стреляные гильзы и загазованность такой маленькой коробки.

Ansar02

Почтенный коллега!

Почтенный коллега! Загазованность башни и гильзы — это проблемы решаемые в обязательном порядке после первого же опыта эксплуатации. Особой нужны акцентироваться на них нет.

Что касается АП — лично мог убедиться в музее — АП Маклена вообще зараза длинная. Длиннее "пом-помов". Зато полегче. И патрон подходит от "Гочкисов".

С уважением, Ансар.

waldemaar08

Да как сказать…Судя по

Да как сказать…Судя по картинке-гильзы все сыпятся внутрь подбашенной коробки,под ноги.Через 2 коробки бронеезды себе носы порасшибают и ноги повыкручивают.Можно же пририсовать направляющий жёлоб,который будет их выводить за башню.Да и пару "колпаков" на крышу прилепить легко,а работа после этих мелочей,согласитесь,кажется более продуманной и качественно сделанной.

E .tom

 у Маклина свой патрон  у Маклина свой патрон повышенной мощности. Патроны к 37-мм пушке Маклена  Пушка Маклена стреляла не патронами пушек Гочкисса, а специально созданными для нее "однофунтовыми тяжелыми" патронами в удлиненной гильзе длиной 137 мм . Размеры гильзы: по шляпке диаметр составлял 45 мм, максимальный по корпусу — 40,8 мм, по дульцу — 37,5 мм. Масса — 165 грамм.  К пушке применялись четыре типа снарядов: бронебойный, фугасный, шрапнель и картечь в металлической оболочке.  У снарядов первых двух типов применялись донные взрыватели с инерционными предохранителями, фугасные снаряды могли иметь и простейшие головные взрыватели типа Гочкисса или Норденфельдта.  Предохранитель, таким образом, мог быть в виде разжимаемых ударником лапок, которые до выстрела ограничивали его перемещения. В этом варианте роль инерционного тела играет цилиндрик, разводящий пружинные лапки предохранителя. Во втором варианте ударник имеет насечку, которая ограничивает перемещение цилиндра из мягкого металла, который, в свою очередь, насажен на головку ударника и не дает ей коснуться капсюля. При выстреле силой инерции цилиндр подается назад, преодолевая сопротивление насечки ударника, продвигается до упора в крышку корпуса взрывателя.  То есть снаряды имели чаще всего донные взрыватели с предохранителем в виде инерционного тела-грузика, котророе при выстреле осаживалось, выходя из зацепления с лапками предохранителя, или же преодолевая трение о стрежень… Подробнее »

Ansar02

Безусловно свои, почтенный

Безусловно свои, почтенный коллега. Но не раз встречал упоминания, что патроны Маклена и Гочкиса были взаимозаменяемы.

E .tom

Как раз глубоко заблуждение,

Как раз глубоко заблуждение,  у них разные по форме гильзы.

Ansar02

!!! Отличная работа, !!! Отличная работа, почтенный коллега! Описание первого прототипа не стыкуется с картинкой — в описании сказано, что пушка не могла вести огонь вперёд — как на РИ машинах с подобной компоновкой ("Паккард" "Маннесман-Мулаг"). На картинке же — ещё как может! Почему бы военному ведомству не заказать таких машин сразу минимум 20-30? То, что на РАЗИППе нет для этого соответствующих производственных мощностей — не проблема. Он мог выпускать такие броневики в кооперации с тем же Обуховским, Путиловским или Ижорским. Согласитесь — импортные "Ланчестеры" ему в подмётки не годятся, а "Гарфорды" слишком неуклюжи. И таки — да, именно на такую модель вполне уместно будет поставить любую АП. Эффективность возрастёт минимум на порядок. В качестве вспомогательного вооружения, не лучше ли использовать пулемётик Мадсена или даже Шоша (будь он не ладен)? Башенная версия очень хороша и для 17-года вполне уместна. Тем более как развитие первой модели (я уверен — первая партия БА — те самые 20-30 машин, должна выглядеть именно как прототип). Не совсем понятно только зачем в башню пихать 47 мм пушку — по эффективности осколочной гранаты она на практике столь же ничтожное действие имеет как и 37 мм. Зато 37 мм для башни более предпочтительна. Может имеет смысл заменить… Подробнее »

E .tom

Еще про ком. башню, или у вас

Еще про ком. башню, или у вас там стоят призматические перископы или опять что то с головой башнера.

 для примера основные ком. башни.

Отдельный командир при отсутствии телефонной связи бессмыслен.

E .tom
Пупс

Прикольная статья! При

Прикольная статья! При 402м/сек на 1200 метров попадает в амбразуру! Меня жутко мучает вопрос КАК??? Или уточним сколько снарядов использовали? Да еще снаряды с черным порохом! Вот же затейники Французы! 

E .tom

Нормально, это не ПТО для

Нормально, это не ПТО для которого надо еще пробить несколько сантиметров брони.

 Дешево и сердито можно как станкачь воткнуть в каждый окоп, вы забываете что окопная война с ее пистолетными расстояниями. если делали пружинные арбалеты бомбометы и их хватало. а минамет Маилза стрелял вообще охотничьим патроном.

 Другое дело что французы долго считали эту пушку достаточной и совали во все пехотные танки.

Пупс

Не надо сравнивать бомбометы

Не надо сравнивать бомбометы с этим чудом… Любая ручная граната вразы мощней снаряда 37мм, а тут еще на черном порохе! А вот по эффективности, шаровые бомбы и гранаты думаю раз в 10 лучше из за равномерного разлета осколков…Просто я по прикладную физику веду речь. На 1200 метров при 402м/сек граната летит 3 секунды, при слабом порыве ветра до 5 м/сек у нас промах будет метров 7? Вертикальный разброс тоже метра 2 будет и сколько снарядов надо чтоб попасть в амбразуру?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить