Британец в стране советов - истребитель Martinsyde F.4 Buzzard

Dec 7 2012
+
15
-

 Этот самолет в общем-то довольно малоизвестен. В конце концов, выпуск в 370 с чем-то штук вряд ли можно считать особо значительным по меркам начала 1920-ых. Собственно королевским ВВС он тоже не слишком понравился - в RAF было поставлено всего 57 самолетов, и эскадрилии с ними так и не довели до боеспособного статуса.

И тем не менее, этот самолет, чья карьера оказалась столь короткой и малозаметной на родине, сыграл значительную роль в становлении ВВС другого государства - СССР.

Началась же история "Сыча" (англ. Buzzard) в 1917 году. Появление на полях сражений новых германских истребителей полумонококковой конструкции привело к череде событий, печально известных в RAF как "кровавый апрель". Эффективность новых немецких самолетов демонстрировали простые цифры: за апрель 1917 RAF потеряли 245 самолетов (!), в то время как немцы - лишь 67. Призрак нового "бича Фоккера" вставал перед собзниками во всей красе.

Отчаяно пытаясь решить проблему, правительство Великобритании раздавало контракты на разработку новых моделей истребителей всем фирмам, которые только что-то смыслили в авиастроении. Среди них была и корпорация "Мартинсайд", занимавшаяся производством авиации с 1908 года. Хотя объем выпуска машин "Мартинсайд" был невелик, все же фирма имела хорошую репутацию у RAF и некоторый опыт производства военных самолетов.

Еще в 1917, Джордж Хэнсайд, один из основателей корпорации, разработал в инициативном порядке проект истребителя Martinsyde F.3. Легкая и скоростная, машина произвела благоприятное впечатление на RAF своей способностью развивать скорость до 229 километров в час (!) и заслужила оценку "значительного шага вперед по сравнению со всеми современными истребителями". В серию, тем не менее, F.3 не пошел: причиной тому было использование на нем дефицитного двигателя "Роллс-Ройс Фалкон", необходимого для серийного производства истребителей Bristol F.2

Чтобы решить эту проблему, Хэнсайд решил переработать свой аэроплан под более доступный двигатель. Такой двигатель в наличии был - 300-сильный "Испано-Сьюиза" с водяным охлаждением.

Переделанный истребитель, под названием F.3 Buzzard впервые поднялся в воздух в июне 1918 года. Это был расчалочный биплан полумонококковой схемы. Летные испытания продемонстрировали отличную управляемость и впечатляющие летные характеристики - истребитель развивал 235 километров в час, при высоте полета до 2,5 часов и потолке 7320 метров. Хорошая скороподъемность - высота 3050 метров достигалась за 8 минут - привлекла внимание "Домашней Защиты" RAF, которая планировала использовать самолет как перехватчик.

Планы на производство новой машины были впечатляющие. Планировалось заказать для вооружения RAF 1450 истребителей. Так как заводы "Мартинсайд", очевидно, не могли выполнить такой заказ, он должен был быть распределен между рядом других фирм. Кроме того, предполагалось в 1919 году произвести еще 1500 самолетов в США по лицензии.

Но... в ноябре 1918 года, Компьенское Перемирие остановило ход мировой войны. Потребность RAF в новых военных самолетах резко снизилась: среди прочих отмененных оказался и заказ на 1400 "Buzzar". Только 57 истребителей успели попасть в эскадроны RAF, но ни один из них не довели до строевого применения. Экономическое положение Великобритании оставляло желать много лучшего, и в конкурсе 1919 года победил более дешевый "Сопвич Снайп", хотя его летные характеристики и уступали значительно творению "Мартинсайд"

Изготовленные самолеты - а их было порядка 330 штук - оказались в распоряжении ADC, Aircraft Disposal Company (компания авиационной утилизации). Созданная не кем иным как Фредериком Хенли-Пейджем в 1920 году, эта фирма взяла на себя титанический труд "пристроить" огромный парк старых аэропланов, выведенных в резерв после окончания мировой войны. Среди почти 10000 машин, выставленных на продажу, оказались и "Buzzard".

И тут судьба им наконец-то улыбнулась. Первыми в 1921 году, четыре "Buzzard" приобрела Латвия. Затем, оценив по достоинству высокие летные качества истребителя, подтянулись и другие покупатели. "Buzzard" летали в небе Боливии, Испании, Португалии, Польши, Японии, воевали в гражданской войне в Ирландии, составляли до 1929 года основу финских ВВС.

Но самым крупным экспортным покупателем стал не кто иной как Советский Союз.

После Гражданской Войны, советская власть осталась в авиационом плане у разбитого корыта. Из почти 1200 имевшихся в 1918 боевых аэропланов к 1921 году осталось едва-едва 300 хоть как-то летнопригодных. Все эти машины были уже устаревшими, малоэффективными: особенно это касалось истребительного парка.

Иллюзий насчет возможности решить проблему своими силами большевики не строили. Авиапромышленность советской России только начинала восстанавливаться. Множество опытных инженеров погибло либо эмигрировало. "Дружественность" же соседей - вроде Польши и Румынии - не оставляла повода для сомнений в необходимости срочного восстановления ВВС.

Пришлось СССР, скрипя зубами, идти вновь на поклон к "врагам-буржуям". Только и мечтающие, как бы разорить советскую страну империалисты из ADC пошли навстречу интересам молодого государства рабочих и крестьян: в начале 1922 года был подписан контракт на покупку сразу 100 самолетов!

Первая партия из 20 "Мартинсайдов" прибыла в СССР в декабре 1922 года. Переснаряжение на новые машины началось нгезамедлительно - летчики были рады сменить свои дряхлые "Ньюпоры" на что-то более соответствующее современной воздушной войне. Первой переснарядилась на "Мартинсайды" в 1923 году 2-я истребительная эскадрилья, получившая полный комплект из 31 самолета.

 

Всего РККА получила 100 истребителей. Эксплуатировалось, правда, меньше - машины ADC были все же уже не самыми новыми. Советские летчики отзывались о них в целом, положительно:

Вот какой отзыв дали летчики из этой эскадрильи английскому истребителю: "Вялая поворотливость, но эволюции производит легко, восьмерку описывает в 18 сек. Допускает все фигуры, кроме перевернутого полета". Из достоинств отметили неприхотливость к качеству аэродромов, простоту технического обслуживания. Из недостатков в рапорте указали плохой обзор вниз, неудобное пользование вооружением, потенциально низкую боевую живучесть. Но общий вывод был вполне благожелательным: "Машина признается хорошей по летным данным и выносливости".

В 1925 году началось производство моторов М-6 (лицензионные "Испано-Сьюиза"), что позволило решить ряд проблем. Истребители "Мартинсайд" и еще ряд экспортных машин стали на какое-то время основой ВВС РККА. Предлагались даже эксперименты с превращением истребителя в палубный для проектируемой в то время переделки парохода "Комсомолец" в легкий авианосец.

С 1925 года, когда на вооружение поступили более новые Fokker D.XI, "Мартинсайды" начали постепенно снимать с вооружения. К 1927 году почти все истребители были переведены в учебные части. Но лишь в 1930 году машины были окончательно списаны.

Вот такая вот история этого аппарата. Не слишком примечательного, но... не надо забывать, что вся история советских истребительных сил как-никак началась с этого не самого удачливого но быстрого биплана...

 

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Дед Архимед's picture
Submitted by Дед Архимед on Tue, 14/11/2017 - 19:30.

Началась же история "Сыча" (англ. Buzzard) в 1917 году.

Коллега, по-английски Buzzard - это сАРыч, он же канюк.

 Боже, дай мне силы изменить то, что можно изменить, дай мне терпение принять то, что изменить нельзя, и дай разум, чтобы отличить одно от  другого.

Varyag's picture
Submitted by Varyag on Sat, 08/12/2012 - 06:22.

 Насчет "летали в Польше" - явное переувеличение. Был всего ОДИН самолет, личная машина командира ВВС, генерала Загурского.

http://polish-made.com/_var/gfx/3321a983abf09bd6e198f9a16aa07c37.jpg

Andriuha077's picture
Submitted by Andriuha077 on Sat, 08/12/2012 - 01:30.

+++Романтичная история.

;)     Уже сегодня делать то,
о чём другие будут думать завтра.
Уинстон Черчилль

NF's picture
Submitted by NF on Sat, 08/12/2012 - 01:14.

+++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.