Бомбы на Гибралтар

Июн 6 2014
+
19
-

О значении Гибралтара как основной британской военно-морской базы и крепости говорить не приходится — именно здесь находился ключ к Средиземному морю. Особенно большое значение приобрела "Скала", как называли Гибралтар и сами англичане, и их противники, в годы Второй мировой войны. Утрата крепости могла грозить Великобритании непредсказуемыми последствиями: от осложнения морских перевозок до потери всех ее тогдашних владений на Средиземном море.

Готовя захват Гибралтара, нацисты рассчитывали привлечь к этой стратегически важной операции испанцев. Это фактически означало втягивание Испании в войну, но добиться от генерала Франко такого шага не удалось.

Как известно, другой германский союзник Италия объявила войну Великобритании и Франции 10 июня 1940 г. В планируемой операции по захвату "Скалы" роль ее Вооруженных сил сводилась к минимуму — проведению обстрелов с моря и нанесению ударов с воздуха. Однако и это сделать было непросто. ВВС Италии (Regia Aeronautica) располагали бомбардировщиками FIAT BR.20, Savoia-Marchetti SM.81 и SM.79, радиус действия которых не позволял достигнуть Гибралтара и вернуться на свои базы. Но в Риме не собирались отказываться от участия в столь престижной с политической точки зрения операции и нашли достаточно оригинальное решение. Роль своеобразного стратегического бомбардировщика отвели трехмоторному транспортному самолету Savoia-Marchetti SM.82, отличавшемуся значительной дальностью полета.

9 июля 1940 г. в итальянский Центр экспериментальной авиации (Reparlo Sperimentale) в Гуидонии прибыли 3 первые переоборудованные SM.82. Каждый из них имел бомбоотсек, способный вместить четыре 400-кг бомбы. Оборонительное вооружение состояло из трех 7,7-мм и одного 12,7-мм пулеметов Breda-Safat. В свой первый боевой рейд на Гибралтар они стартовали 17 июля в 19.40. Ради обеспечения дальности действия нагрузку сократили до четырех 250-кг бомб. 18 июля в 03.40 итальянские военные самолеты впервые пролетели над Гибралтаром. По воспоминаниям участников этого налета, несмотря на военное время, англичане вели себя довольно беспечно. Британская база даже не была затемнена, и экипажи получили возможность прицельно сбросить бомбы на портовые сооружения. Застигнутая врасплох артиллерия ПВО не успела открыть огонь. Позже стало известно, что в результате налета погибли 4 человека, в т.ч. трое гражданских.

Этот скромный успех вдохновил итальянцев на повторную акцию. 25 июля три SM.82 стартовали с аэродрома Альжеро. На этот раз британская ПВО смогла повредить один из самолетов, что, впрочем, не мешало ему возвратиться на свой аэродром По окончании ремонта самолет присоединился к двум другим SM.82, базировавшимся к тому времени на аэродроме Десиммоману (Кальяри) на Сардинии. Все три "Савойи" включили в состав 32-го бомбардировочного авиаполка.

Вечером 20 августа в очередной рейд на Гибралтар направились два SM.82. Первой стартовала машина м-ра Луччини. Через несколько минут за ней последовал самолет к-на Россалди, который сбросил на цель все 4 бомбы и следующим утром возвратился на свой аэродром. Экипажу Луччини увидеть родные берега было не суждено, он погиб вместе со своим самолетом, сбитым огнем ПВО. Этот случай побудил итальянцев прекратить налеты на «Скалу», и 11 сентября, получив распоряжение свыше, командир 32-го стормо п-к Галио издал соответствующий приказ.

Как только итальянцы угомонились, за Гибралтар взялись недавние союзники британцев французы, которые совершили наиболее мощные авианалеты на «Скалу» за всю Вторую Мировую войну. Подконтрольное нацистам французское правительство Виши в ответ на атаку союзниками Дакара, расстрел англичанами французского флота в Оране и Мерс-эль-Кебире, а также захват французских кораблей в британских портах приняло решение о проведении ответного (по сообщениям прессы — «карательного») авиаудара по Гибралтару.

С этой целью во Французской Северной Африке собрали достаточно сильную авиагруппировку, включавшую 64 бомбардировщика. ВВС выделили; 9 LeO-451 из I и II эскадр 23-й бомбардировочной авиагруппы с авиабазы Мекнес, 15 Douglas DB-7 из I эскадры GB 19 и II эскадры GB 81, базировавшихся там же, еще 12 DB-7 из GB 1/32 с аэродрома в Медлоне, а также 9 LeO-451 из I эскадры GB 11 из Орана. Авиация ВМС (Aeronavale) предоставила 19 машин Martin 187Е из эскадр 2В, ЗВ, 2АВ и 4АВ. Утром 24 сентября 1940 г. все они поднялись в воздух и направились к цели. Бомбардировщиков сопровождали 24 истребителя Curliss Н-75А из GC I/5 и II/5, а также 12 более современных Dewoitine D.520 из GC II/3.

Между 13.00 и 14.15 59 французских бомбардировщиков беспрепятственно достигли цели и сбросили на портовые сооружения и позиции ПВО Гибралтара 41 т бомб. Ответным огнем один самолет из GB I/32 был поврежден и совершил вынужденную посадку на своей территории в Порт-Лоати, еще один разбился при посадке на аэродроме в Медионе.

По окончании налета 22-я разведывательная авиагруппа направила четыре Martin 167F для фотосъемки результатов атаки. Проанализировав итоги операции, командование французских ВВС в Северной Африке приняло решение повторить налет, увеличив количество бомбардировщиков до 83 (помимо перечисленных подразделений, в ударную группу вошли машины из GB I/25 и II/32). 28 сентября между 15.00 и 16.15 французские самолеты достигли цели, сбросив 56 т авиабомб. На этот раз артиллерия ПВО не позволила французам прицельно атаковать, и большинство бомб упало в море. По данным немецкого историка Ю. Ровера, в результате этого авиаудара в гавани Гибралтара был потоплен британский тральщик Stella Sirius. От зенитного огня французы потеряли LeO-451 из GB II/23. Экипаж в составе л-та Корта, мл. л-та Шозевилля, сержантов Рокеса и Риблене погиб. Самолет л-та Пагюра из GB I/11 получил сильные повреждения, но сумел возвратиться на базу.

К началу лета 1941 г. итальянское командование решило возобновить рейды своих бомбардировщиков на «Скалу». К тому времени 32-й стормо пополнился несколькими SM.82 5 июня взлетевшие с Сардинии «Савойи» снова сбросили бомбы на британскую базу. 12 июня, а также 11,13 и 14 июля налеты повторили. При этом самолеты наряду с бомбами сбрасывали морские мины, одна из которых по ошибке угодилa на испанский городок Ла-Линеа в 3 км севернее Гибралтара, где от взрыва погибли 3 человека.

Командование Regia Aeronautica планировало подключить к атакам Гибралтара новые бомбардировщики Piaggio Р.108В. Для их эксплуатации 19июля 1941 г на аэродроме Пиза решили сформировать первую итальянскую бомбардировочную группу дальнего действия, командование которой принял подп-к Кастеллани, а командиром 274-й эскадрильи назначили старшего сына итальянского диктатора к-на Бруно Муссолини, Итальянские офицеры посетили авиабазу люфтваффе Бордо-Мерине, где осмотрели базировавшиеся там самолеты Kampfgeschwader 40, прежде всего, бомбардировщики дальнего действия Focke-Wult Fw 200С Condor, а также ознакомились с тактикой использования авиации против союзных конвоев. 7 августа во время учебного полета -ри заходе на посадку разбился Бруно Муссолини. Причиной катастрофы Р108В признали неправильные действия самого пилота. После этого 247-я эскадрилья получила наименование "Бруно Муссолини". Командование отказалось от формирования авиагруппы, сосредоточив в этом подразделении все 6 исправных Р.108В.

2 июня 1942 г.* два самолета этого типа совершили первый разведывательный полет в западную часть Средиземного моря. В середине месяца эскадра перебазировалась на аэродром Дециммоманну на Сардинии. Вечером 28 июня 5 самолетов поднялись в воздух и взяли курс на Гибралтар {на заставке — эти самолеты перед вылетом). Один из них почти сразу возвратился назад из-за отказа двигателя. Остальные машины под командованием Кастеллани продолжили полет и беспрепятственно сбросили на Гибралтар 8 т бомб. Хотя самолеты не получили боевых повреждений, но повышенный расход топлива заставил почти все экипажи совершить на обратном пути вынужденные посадки. Так бомбардировщик, который пилотировал ст. л-т Байлетто, сел в испанской Пальма-де-Мальорке. Байлетто во время недавней гражданской войны в Испании воевал в составе одной из итальянских бомбардировочных групп, которая поддерживала генерала Ф.Франко и базировалась на Балеарских островах, поэтому отлично знал этот аэродром. В Испании приземлились еще два Р.108: один — в Лос Альказарас, другой - близ Валенсии. Экипажи вскоре возвратились в Италию, но самолеты испанцы оставили себе. До своего аэродрома на Сардинии сумел дотянуть лишь один бомбардировщик, и в его баках оставалось едва 80 л бензина...

После этого неудачного рейда итальянцы принялись дорабатывать Р.108, стремясь увеличить радиус его действия. В частности, с бомбардировщиков демонтировали бесполезные в ночных полетах передние пулеметы. Кроме того, пересмотрели тактику их применения.

3 июля для атаки Гибралтара вылетел один Р108, пилотируемый Байлетто. До цели бомбардировщик не добрался и обратно не вернулся, исчезнув со всем экипажем. 11 июля испанские рыбаки выловили в море близ Мальорки обломки итальянского самолета. По всей видимости, машина потерпела катастрофу. Только 24 сентября состоялся очередной налет силами двух Р.108В. Оба благополучно возвратились на свой аэродром.

Следующие бомбардировки Гибралтара итальянцы провели в ночь с 20 на 21 и с 21 на 22 октября 1942 г. Во время второй из них один Р.108В из-за технической неисправности не смог сбросить бомбы и возвратился обратно с опасным грузом. В нарушение всех инструкций экипаж пошел на вынужденную посадку на аэродроме Дециммоанну, во время которой самолет подломил шасси, получил значительные повреждения, но каким-то чудом бомбы не сдетонировали.

Снова на Гибралтар итальянские самолеты отправились 19 июня 1943 г. На сей раз с Сардинии взлетели девять SM.79. До цели долетели только 4 машины, остальные из-за неполадок с двигателями вернулись обратно. О причиненном бомбардировками ущербе не сообщалось. Это был последний рейд Regia Aeronautica на Гибралтар. 8 сентября 1943 г. Италия капитулировала. В общей сложности за 3 года войны ее бомбардировщики совершили 17 налетов, в которых участвовали 43 самолета.

В 1944 г. эта история получила весьма неожиданное продолжение. Оно было связано с Итальянской Социальной республикой, т.н. Республикой Сало, которую создал на севере страны Муссолини при поддержке Германии. 4 июня (т.е. в день вступления англо-американских войск в Рим) в 21.34 десять торпедоносцев SM.79 авиагруппы «Бускалья» во главе с м-ром Марини поднялись с французского аэродрома Истр близ оккупированного Марселя и направились к Гибралтару. Они следовали на предельно малой высоте вдоль испанского побережья. Одна машина из-за отказа двигателя совершила вынужденную посадку в районе г. Перпиньян на французской территории в 25 км от испанской границы, остальные сумели достичь цели и в 02.20 сбросить торпеды над гаванью. По немецким агентурным данным, были повреждены 4 британских транспорта общим водоизмещением до 30000 т и еще 2 неустановленных корабля. Англичане это опровергают, утверждая, что торпеды повредили только волнолом. Итальянские самолеты благополучно легли на обратный курс. Однако из-за нехватки топлива трем машинам пришлось совершить вынужденные посадки на территории Испании, еще две сели в Перпиньяне, остальные вернулись на свой аэродром. 


* Ряд источников также говорит о вылете к Гибралтару в ночь на 1 апреля 1942г. трех SM.82, без уточнения подробностей.

источник: Владимир Заблоцкий, Анатолий Овчаренко "Бомбы на Гибралтар" Авиация и Время 06-2008

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
wps's picture
Submitted by wps on Sat, 07/06/2014 - 11:31.

Итальянцам - при поддержке немцев и про-немецких "добровольцев" из разных стран - надо было все силы бросить против МАЛЬТЫ !

После взятия Мальты - положение "союзников" в Средиземноморье значительно ухудшилось бы - можно было бы решить вопрос и с Гибралтаром - или с Египтом.... (точнее - в какой последовательности : 1. - Мальта взята -  2. - Гибралтар или Египет ? - что взять легче - и что сильнее ухудшит положение "союзников" в другом "центре" - падение Гибралтар сильнее ухудшит положение Египта - или наоборот ?)

"Война - ведь это не кино, а просто трудная работа"

NF's picture
Submitted by NF on Fri, 06/06/2014 - 15:23.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.