Боевой путь советских «Шерманов» Часть 9 Американские танки в немецкой столице

17
8
Боевой путь советских «Шерманов» Часть 9 Американские танки в немецкой столице

Боевой путь советских «Шерманов» Часть 9 Американские танки в немецкой столице

Содержание:

Весной 1945 года лишь самые накачанные пропагандой Геббельса немцы могли верить не только в победу Германии в войне, но даже в то, что удастся остановить противника у ворот столицы рейха и договориться о мире. И с запада, и с востока в направлении Берлина катились американские, британские и советские танки, при этом многие из них были очень похожими: с обеих сторон действовали танки семейства «Шерман». О том, как воевали в Берлинской операции советские M4A2, и пойдёт речь.

На Берлин!

К весне 1945 года советские танковые части, использующие «Шерманы», приняли свой окончательный вид. «Валентайнов» в большинстве из них теперь не было — в качестве усиления американским машинам придавали только советские самоходки.

К 16 апреля 1945 года, началу битвы за Берлин, в 1-м механизированном корпусе (мк) генерал-лейтенанта С.М. Кривошеина, входившего в состав 2-й гвардейской танковой армии, в строю было 160 M4A2 из положенных по штату 170: по 35 машин находилось в танковых полках (тп) 19-й, 35-й и 37-й механизированных бригад (мбр), 50 танков было в строю 219-й танковой бригады (тбр). Ещё 19 машин этого типа имел 57-й отдельный мотоциклетный батальон (омцб), а последними тремя располагал 647-й отдельный батальон связи (обс). Что касается неисправной техники, то три танка находились при корпусе, но требовали среднего ремонта, а семь отстали пути. В строю были машины как и с 75-мм, так и 76-мм пушками: в наличии имелось 2,6 боекомплекта 75-мм и 2,5 боекомплекта 76-мм снарядов.

«Шерманы» M4A2(76)W, потерянные на дороге к Берлину. Матчасть, прибывшая на фронт зимой 1944–1945 гг., к апрелю была довольно потрёпанной

«Шерманы» M4A2(76)W, потерянные на дороге к Берлину. Матчасть, прибывшая на фронт зимой 1944–1945 гг., к апрелю была довольно потрёпанной

Стоит отметить, что многие машины 2-й гвардейской танковой армии были довольно сильно изношены: так, более 80 M4A2 находилось в строю ещё с января-февраля 1945 года, и на начало Берлинской операции они накрутили порядка 220 моточасов. Запчастей хватало на 500–600 км, и у «стариков» наблюдались типичные проблемы: разрывы гусеницы и отслаивание резиновых бандажей опорных катков. Однако 5 апреля на пополнение прибыло 100 новых машин.

Вдобавок к «Шерманам», в корпусе имелось 16 исправных СУ-76 75-го самоходного артиллерийского полка (сап), 10 СУ-85 1822-го сап (ещё две машины отстали в пути) и 19 СУ-122 347-го гвардейского тяжёлого самоходного артиллерийского полка (ещё три самоходки требовали ремонта).

Здесь стоит сделать небольшое отступление. На западе довольно популярно мнение, что корпус непосредственно перед штурмом Берлина поменял свои Т-34 на американские танки, потому как M4A2 качественно превосходил советскую машину. Эти заявления не имеют ничего общего с реальностью хотя бы потому, что «тридцатьчетвёрок» в корпусе не осталось уже с конца 1943 года, а первые «Шерманы» были получены ещё летом 1944 года, когда о Берлине мало кто задумывался. Большинство новых машин, прибывших во 2-ю гвардейскую танковую армию к началу наступления, были отечественными: на 100 M4A2 пришлось 200 Т-34-85, 21 ИС-2, 26 ИСУ-122, 15 СУ-100 и 30 СУ-76.

15 апреля командир корпуса генерал Кривошеин дал приказ 35-й и 37-й мбр сформировать два передовых отряда в составе танкового полка, мотострелкового батальона, артиллерийского дивизиона, инженерно-минной роты и зенитной батареи в каждом. 16 апреля в 04:00 отрядам предстояло переправиться через Одер и замаскироваться. К исходу дня начали переправляться через реку и основные части корпуса.

Колонна «Шерманов» и приданные им в усиление самоходки

Колонна «Шерманов» и приданные им в усиление самоходки

Несмотря на то, что корпус находился во втором эшелоне 2-й гвардейской танковой армии, воевать на подходах к Берлину всё-таки пришлось, хотя бои пока были не самые напряжённые. 17 апреля был разбит 2-й моторизованный полк 20-й танковой дивизии и захвачен в плен командир полка майор Хорст. Потери 1-го мк в этом бою были незначительными, а машин в строю даже прибавилось: подоспели два отставших «Шермана» и обе СУ-85.

18 апреля вновь пришлось переправляться через водную преграду — реку Штобберов. В тот день передовые части корпуса встретили серьёзное сопротивление в районе города Бацлов. Оставив часть сил, чтобы справиться с противником, остатки корпуса двинулись на Илов, но встретили сопротивление и там. Даже сильные очаги сопротивления не задержали корпус надолго: к 10:00 19 апреля Илов и Бацлов были взяты, а корпус продолжил движение на запад. Уже утром 20 апреля завязались бои за пригород Берлина Бернау, который пал к полуночи.

Карта продвижения 1-го мк на запад. Уже 20 апреля корпус вёл бои за пригород Берлина Бернау

Карта продвижения 1-го мк на запад. Уже 20 апреля корпус вёл бои за пригород Берлина Бернау

На следующий день корпус повернул на юго-запад и начал наступать в направлении Вейсензее. Сопротивление противника нарастало. Документы корпуса описывают мощную противотанковую оборону, устроенную в плотной городской застройке, для преодоления которой требовалось создавать штурмовые группы. С 14 по 20 апреля корпус лишился 79 танков, хотя лишь 20 из них были безвозвратными потерями. Несмотря на стойкость обороны, к исходу дня 22 апреля корпус уже вёл бой на улицах Берлина.

В районе Бацлов отличился командир взвода 3-го тп 37-й мбр младший лейтенант В.В. Бальцер, лично сбивший из зенитного пулемёта истребитель «Мессершмитт» Bf 109. Также в этом бою его экипаж уничтожил две самоходки, три пулемётные точки и до 40 солдат противника. Сбил самолёт и командир танка младший лейтенант М.Я. Астафьев. За эти подвиги танкисты получили ордена Отечественной Войны I и II степеней соответственно. Такой же орден получил техник-лейтенант В.А. Веретенников, зампотех роты 3-го тп — он увёл с поля боя два подбитых танка и в течение двух часов восстановил один из них. Зампотех другой роты 3-го тп капитан В.А. Сакаш, который вытащил два танка из болота и увёл один с поля боя, будучи раненным, тоже получил орден. Зампотех роты старший техник-лейтенант А.Д. Ялымов, который потушил и вывел с поля боя два горящих танка, удостоился ордена Красной Звезды. Был награждён орденом Отечественной Войны и радиотехник из 3-го тп старшина В.С. Аршинов, который проводил ремонт радиостанций непосредственно на поле боя.

M4A2(76)W из 1-го мк идёт в бой

M4A2(76)W из 1-го мк идёт в бой

Наград, вручённых за уничтоженные 17-19 апреля танки противника, было довольно много, особенно в 3-м тп. Танкисты применяли в бою и личное оружие. Например, сержант А.С. Попыгин выбрался из подбитого танка с пистолетом и лично застрелил семь немцев.

вернуться к меню ↑

Раш по центру

Дальше 1-й мк не продвинулся, но не из-за сопротивления противника: корпус перебрасывали на правый фланг 2-й гвардейской танковой армии. Теперь танкистам предстояло идти на центр города с запада — через Розенталь, Витенау и Вестенд. В 11:00 23 апреля корпус снова перешёл в наступление.

К исходу дня 24 апреля 1-й мк захватил район Тегель и дошёл до канала Берлин-Шпандау. Мосты через канал были уничтожены, и частям 35-й мбр пришлось форсировать преграду и создавать плацдарм для того, чтобы устроить переправу. Работая всю ночь, сапёры бригады навели переправу к 10:00 25 апреля. Далеко уйти не удалось, так как тот же фокус пришлось проделать, подойдя к реке Шпрее. К 10:00 26 апреля переправа была наведена, и уже к полудню части 35-й и 19-й мбр соединились с 55-й гв.тбр 3-й гвардейской танковой армии. Кольцо вокруг центра Берлина замкнулось.

Рокировка 2-й гвардейской танковой армии: 1-й мк был переброшен с левого фланга на правый и ударил по Берлину с северо-запада

Рокировка 2-й гвардейской танковой армии: 1-й мк был переброшен с левого фланга на правый и ударил по Берлину с северо-запада

Корпус подвёл итоги боёв. С 16 апреля было потеряно 169 M4A2, из них 30 безвозвратно. Подавляющее большинство потерь пришлось на вражескую артиллерию: её огнём было поражено 124 танка. На фаустпатроны пришлось всего две машины, столько же подорвалось на минах. От авиации пострадало пять танков. 36 машин вышли из строя по небоевым причинам: 22 по технической неисправности, семь завязли в болоте, столько же застряли в кюветах.

С утра 27 апреля корпус начал наступление на центр Берлина. Наступление велось по трём параллельным маршрутам двумя эшелонами. В первом эшелоне находились 219-я тбр, 37-я мбр и часть 35-й мбр. Остатки 35-й мбр и 19-я мбр наступали во втором эшелоне. Пехота второго эшелона держала рубежи, занимаемые передовыми частями. Придерживаться этих планов удалось не долго: так как противник отнюдь не бездействовал, 19-я мбр была выставлена в качестве заслона на плацдарме в районе Рулебен, 37-я мбр и 219-я тбр продолжили наступление, а 35-я мбр наступала следом за 37-й мбр.

M4A2 из состава 1-го мк на улице Берлина

M4A2 из состава 1-го мк на улице Берлина

При наступлении активно использовались штурмовые группы. Для лучшего контроля над ними наблюдательные пункты всех командиров находились в непосредственной близости к передовой, на расстоянии всего 100–500 метров от переднего края. Штурмовые группы организовывались следующим образом: 5–7 автоматчиков, 4–5 сапёров, 2–3 расчёта ручных или станковых пулемётов, 1–2 самоходных орудия и до двух пушек. Зачастую с группами действовали и танки, до 3–4 машин на улицу.

В наступлении пехота и танки прижимались к бокам улицы, ведя огонь по противоположной стороне и забрасывая подвалы гранатами. Шествие замыкал M4A2, откуда верхние этажи зданий обстреливались из зенитного пулемёта. Для этого также использовались зенитные самоходки M17, крупнокалиберные пулемёты ДШК на танках ИС-2 или даже станковые ДШК. Если противник отходил, то пехота садилась на танки для стремительного броска вперёд. Дерзкие рывки вперёд совершались и при сопротивлении противника: 2–3 танка с десантом и пушками на прицепе прорывались вперёд на расстояние 5–6 домов, завязывая бой в направлении вглубь квартала, заходя в тыл противнику. В этом случае немцы были вынуждены как минимум ослаблять фронтальное сопротивление, а иногда оставляли позиции.

Советские танкисты и танки M4A2(76)W в окружении девушек-остарбайтеров. Один танк имеет 76-мм орудие M1A1 без дульного тормоза, второй M1A2 с дульным тормозом

Советские танкисты и танки M4A2(76)W в окружении девушек-остарбайтеров. Один танк имеет 76-мм орудие M1A1 без дульного тормоза, второй M1A2 с дульным тормозом

Особенно пригодились СУ-122, мощный осколочно-фугасный снаряд которых был способен справиться с укреплениями, не поддающимися «Шерманам».

Для защиты такого количества техники пехоты не хватало, так как её потери на подступах к Берлину оказались значительными, а пополнение получено не было. Ночью, когда танки и орудия выставлялись для круговой обороны, в танках приходилось оставлять 1–2 человека, а остальные прочёсывали дома в округе. В качестве пехоты использовались танкисты, потерявшие свои машины. Бывало, что такие эрзац-пехотинцы действовали весьма успешно. Например, экипаж младшего лейтенанта И.И. Ивасенко с пистолетами-пулемётами в руках уничтожил 17 фаустников и взял в плен 36 солдат, за что командир экипажа получил орден Отечественной Войны I степени. Заряжающий младший сержант Н.Н. Боев из трофейного оружия убил девять фаустников, заработав орден Славы III степени. Помощник механика-водителя старший сержант А.Т. Карпачев получил ту же награду за то, что гранатами уничтожил пулемётное гнездо.

Подбитый M4A2(76)W и убитые лошади — в уличных боях гибло и живое, и неживое

Подбитый M4A2(76)W и убитые лошади — в уличных боях гибло и живое, и неживое

Ко 2 мая корпус полностью овладел районом Шарлоттенбург. В связи с капитуляцией гарнизона города 1-й мк был выведен из Берлина и к исходу дня 3 мая сосредоточился в лесу западнее Кляйн Бениц. Чуть более месяца спустя командир корпуса генерал-лейтенант Семён Моисеевич Кривошеин получит за эти бои звание Героя Советского Союза.

вернуться к меню ↑

Последние потери

Всего в битве за Берлин, с 15 апреля по 2 мая 1945 года, 1-й мк отчитался, среди прочего, о 8900 уничтоженных и 1538 захваченных в плен солдат и офицерах противника, а также 106 сожжённых и 12 захваченных танках и самоходных орудиях. Корпус потерял 481 человека убитыми, 2281 ранеными и 119 заболевшими. Потери в матчасти также были значительными: на 2 мая в строю оставалось 83 M4A2, ещё два танка нуждались в текущем ремонте, а 20 машин — в среднем. Безвозвратные потери составили 53 «Шермана». Потери были как боевыми, так и техническими. 58 из оставшихся в строю 83 M4A2 были довольно изношенными, имея свыше 100 моточасов пробега каждый, ещё 21 наработали от 50 до 100 часов, и лишь три израсходовали менее 50 моточасов. Один M4A2 ресурс двигателя не расходовал вообще.

M4A2(76)W на улице Берлина. Створка пистолетного лючка отсутствует, рядом с петлёй виден след от попадания. На броне укреплено бревно для самовытаскивания

M4A2(76)W на улице Берлина. Створка пистолетного лючка отсутствует, рядом с петлёй виден след от попадания. На броне укреплено бревно для самовытаскивания

Разумеется, большинство потерь были боевыми. Всего вышло из строя 209 танков (включая впоследствии отремонтированные), из которых 112 пришлись на огонь артиллерии. От мин пострадало всего три танка, 10 были подбиты с воздуха. Количество машин, подбитых фаустпатронами, было куда больше, чем при подходе к городу — 26 штук. Ещё 41 «Шерман» сгорел по неустановленным причинам. В боевые потери зачислили один затонувший танк, а также 16 машин, которые завязли в болоте.

С танками продолжали работать и после окончания боевых действий. Некоторые машины вновь вступали в строй, какие-то, наоборот, убывали в ремонт. На 4 мая 1945 года в строю оставалось 69 M4A2.

Для того, чтобы понять, как именно чаще всего поражались танки, ремонтники 2-й гвардейской танковой армии осмотрели 135 машин, включая 25 безвозвратно потерянных и 31 нуждающийся в капитальном ремонте «Шерман». Из общего числа осмотренных машин 60% потерь пришлось на артиллерию (в основном калибра 75 и 88 мм), а 34% — на фаустпатроны. Из 41 подбитого танка, осмотренного непосредственно в городе, процент подбитых фаустпатронами был выше — 73%, а на артиллерию пришлось всего 11 танков.

Схема распределения попаданий на основе обследования подбитых танков M4A2

Схема распределения попаданий на основе обследования подбитых танков M4A2

«Шерманы» из общей статистики не выпадали: всего три осмотренных танка были подбиты артиллерией, а восемь — фаустниками. Это был огромный скачок по сравнению со средним процентом потерь от оружия этого типа во 2-й гвардейской танковой армии с конца 1944 года, который составил всего 4%. О значимости фаустпатронов в городских боях говорят и наградные листы 2-й гвардейской танковой армии, где уничтоженные фаустники учитываются отдельно от пехоты противника.

А вот по стойкости при артобстреле M4A2 отличался от советских машин: из 12 поражённых артиллерией и списанных танков три были подбиты 75-мм пушками (25%), четыре — 88-мм (33%), один — 100-мм (8%), ещё четыре пришлись на долю 20-мм зениток (33%). Из 21 танка, подлежащего капитальному ремонту, в 16 попали 75-мм снаряды (76%), и лишь в четыре — 88-мм (19%), один получил попадание из 100-мм орудия (5%).

Среди 15 обследованных Т-34-85, выведенных из строя вражеской артиллерией, шесть безвозвратных потерь были отнесены на 75-мм орудия (40%), семь — на 88-мм (46%) и два — на 100-мм (13%). Из 14 ремонтопригодных «тридцатьчетвёрок» восемь были поражены 75-мм орудиями (57%), три — 88-мм (21%), две — 100-мм (14%), одна — 20-мм (7%). В среднем отечественные средние танки поражались более крупным калибрами, чем американские. Возможно, это было связано с тем, что по «Шерманам» чаще стреляли сбоку: на борта корпуса пришлось 34,9% пробитий по сравнению с 14,5% у Т-34 и 12,5% у ИС-2. Тонкий вертикальный борт довольно высокого танка служил отличной мишенью.

Схема пробиваемости брони «Шермана» немецкими 20-мм пушками. При удачном стечении обстоятельств такое орудие могло поразить борт или корму танка

Схема пробиваемости брони «Шермана» немецкими 20-мм пушками. При удачном стечении обстоятельств такое орудие могло поразить борт или корму танка

Ремонтники проделали немалую работу: за операцию было проведено 163 текущих, 85 средних и один капитальный ремонт танков, а также 77, 29 и пять ремонтов самоходок соответственно. 105 машин были эвакуированы. По наградным листам видно, что многие ремонтники в тылу не отсиживались, некоторым довелось повоевать. Например, зампотех роты 9-го тп 19-й мбр младший лейтенант В.А. Румянцев в бою заменил командира танка, уничтожив с экипажем два танка противника, 10 пушек, 10 автомашин с боеприпасами, убил 10 солдат и офицера из личного оружия, и взял в плен ещё пять человек. За эти поступки Румянцев получил орден Красной Звезды. Такой же орден получил зампотех роты 219-й тбр М.И. Беляцкий, который за период штурма Берлина не только обеспечил эвакуацию шести танков, но и убил 12 немцев. Артиллерийский техник лейтенант И.Г. Будников убил из личного оружия шесть фаустников, за что получил орден Отечественной Войны I степени.

Восстанавливались танки и силами экипажей. За время боёв в Берлине несколько механиков-водителей получили орден Славы III степени за то, что смогли поставить на ход и вывести подбитые «Шерманы» с поля боя. Командир танка младший лейтенант Н.Я. Крупенин потушил пожар и вывел свою машину из-под огня после того, как механик-водитель и его помощник были убиты попаданием фаустпатрона, и продолжил бой, действуя в качестве водителя и командира одновременно. За это он получил орден Отечественной Войны II степени.

Сборный пункт аварийных машин в районе Вестенд. Среди советских и немецких танков мелькают и «Шерманы»

Сборный пункт аварийных машин в районе Вестенд. Среди советских и немецких танков мелькают и «Шерманы»

Были отмечены и механики-водители, машины которых не нуждались в ремонте, пройдя без поломок 500–1000 км от Кюстринского плацдарма до Берлина — например, старшина И.М. Самантойн, старший сержант П.П. Теплухин, младший сержант Д.А. Кожухарь и ефрейтор В.Д. Григорьев из 219-й тбр получили за это ордена Славы III степени.

На основе опыта операции командование 2-й гвардейской танковой армии составило довольно подробный доклад об использовании бронетанковой техники в период с конца декабря 1944 до начала мая 1945 гг. Несколько страниц посвящалось разработке идеального танка для будущих конфликтов. Не удивительно, что за основу этого танка танкисты взяли Т-34, указав на ИС-3 как пример наращивания бронирования без существенного увеличения массы.

Разобранный на запчасти M4A2 со следами попадания в башню

Разобранный на запчасти M4A2 со следами попадания в башню

Однако в этом гипотетическом танке просматривались черты «Шермана»: как на M4A2, боеприпасы у нового танка не должны были храниться в башне — самой уязвимой части танка. Также за основу бралась гусеница американского танка — с оговоркой, что следует устранить плохое сцепление с грунтом. Подвеска и механизмы поворота нового танка брались от семейства «ИС».

Танки M4A2 семейства «Шерманов» вступили в бой в руках советских танкистов ещё в 1943 году. Это были неоднозначные машины, но они явно превосходили остальных своих ленд-лизовских одноклассников. К 1945 году с некоторыми свойственными M4A2 дефектами удалось справиться, другие сопровождали его до конца войны, однако надёжность «Шермана» возросла, улучшились его защита, вооружение, обзор. Баталии на тему, какой танк был лучше — «Шерман» или Т-34 — не утихают по сей день, но, беспристрастно рассматривая опыт войны, советские танкисты высоко оценили оба танка.

вернуться к меню ↑

Источники

  • База документов «Память народа» (http://pamyat-naroda.ru)
  • База документов «Подвиг народа» (http://podvignaroda.ru)

источник: https://warspot.ru/17199-amerikanskie-tanki-v-nemetskoy-stolitse

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
СЕЖNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

СЕЖ

+++++++

СЕЖ

Весной 1945 года лишь самые накачанные пропагандой Геббельса немцы могли верить не только в победу Германии в войне, но даже в то, что удастся остановить противника у ворот столицы рейха и договориться о мире.
По идее так
Весной 1945 года лишь самые накачанные пропагандой Геббельса немцы могли верить не только что удастся остановить противника у ворот столицы рейха, но и верили в победу Германии в войне.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить