Боевой путь советских «Шерманов» Часть 5 «Шерманы» на Букринском плацдарме

17
8
Боевой путь советских «Шерманов» Часть 5 «Шерманы» на Букринском плацдарме

Боевой путь советских «Шерманов» Часть 5 «Шерманы» на Букринском плацдарме

Содержание:

Танки M4A2 пошли в бой в частях Красной Армии летом 1943 года. Из-за ограниченного объёма поставок, количество этих машин на фронте было незначительным, но некоторые выводы о боевых качествах этих машин всё-таки были сделаны. Осенью на фронт прибыла ещё одна горстка «Шерманов», и ей предстояло выдержать новый набор испытаний в рядах 53-го танкового полка 69-й механизированной бригады.

Поторопись, чтобы подождать

9-й механизированный корпус (мк) начал своё формирование ещё в январе 1943 года в Тамбове, но был признан боеготовым только в сентябре, успев за это время перебраться в Тулу. В корпус входили три механизированные бригады (мбр): 69-я, 70-я, и 71-я. Входящий в состав 69-й мбр 53-й танковый полк (тп) подполковника Суховарова получил опробованный ленд-лизовский дуэт: вместо лёгких Т-70 и средних Т-34 на вооружение полка прибыли средние M4A2 и лёгкие «Валентайны» различных модификаций, включая канадские Mk.VII. Интересно, что в соседний 229-й тп 70-й мбр, который уже имел опыт эксплуатации «Шерманов», такие машины не попали.

Документы корпуса жалуются на то, что командный состав, особенно штабы, прибыл очень поздно. Отмечались и проблемы с выдачей горючего для обучения танкистов. Сколачивание частей проводилось с 25 августа по 7 сентября, но эффективность процесса оказалось низкой.

Переброска «Шерманов» M4A2 по железной дороге. Так получилось пройти лишь часть пути на фронт

Переброска «Шерманов» M4A2 по железной дороге. Так получилось пройти лишь часть пути на фронт

8 сентября 1943 года 9-й мк включили в состав 3-й гвардейской танковой армии. Корпусу предстояло длинное путешествие в район Курска, где собирались части армии. Однако состояние корпуса не позволяло выдержать сроки: несмотря на приказ закончить погрузку к 12 сентября, части корпуса закончили её только к 14 сентября.

Спешка с наполнением корпуса кадрами отразилась на качестве бойцов: 70–80% механиков-водителей имели за плечами не более 5–8 часов вождения. На обучение экипажей пришлось отвести 25–30 моточасов каждой машины. Так разбрасываться моторесурсом перед началом крупной операции было крайне нежелательно, но и поход с необученными экипажами не сулил ничего хорошего. Опыт механики-водители получили и во время переброски частей от Курска под Сумы. Так как железнодорожных платформ не хватало, танки были вынуждены следовать своим ходом. После этого последовал 400-километровый марш к Днепру.

Для матчасти 53-го тп это мероприятие не прошло бесследно: из имевшихся в строю на 10 сентября 14 M4A2 до Сум добрались только 11, ещё один танк находился в среднем ремонте. Двигатели намотали к этому времени по 50–100 часов. Поддержание машин в строю было затруднительным и потому, что ремонтные части не были знакомы с «иномарками».

Остальные части корпуса тоже имели проблемы с перевозкой. Авиация противника всё ещё действовала активно, и двигаться можно было только ночью. Разрушения, нанесённые противником при отходе, тоже затрудняли перевозку и выгрузку эшелонов. Несмотря на это, командование толкало корпус вперёд. Не успев полностью сосредоточиться в районе Александровка, 9-й мк получил приказ командарма к утру 20 сентября перебраться в район Великие Бубны — Кролевщина — Долгополовка — Репки. Не успев сосредоточиться и здесь, корпус получил приказ преследовать отходящего противника к Прилукам. К этому времени тылы корпуса растянулись от Курска до Долгополовки. Горючее, продовольствие, боеприпасы находились в пути.

Советские M4A2 на марше. Зачастую всё необходимое приходилось везти с собой

Советские M4A2 на марше. Зачастую всё необходимое приходилось везти с собой

К третьей декаде сентября с точки зрения обеспечения 69-я мбр пребывала в довольно плохом состоянии: для танков имелось всего половина боекомплекта, было на исходе горючее, но приказ никто не отменял. Посадив пехоту на танки и подручные грузовики, бригада, усиленная 47-м гвардейским танковым полком (гв.тп), преследовала противника до Днепра. Из переправочных средств имелось только шесть рассохшихся лодок и один затонувший понтон, который удалось поднять и вернуть в строй. Мотострелковые части начали переправляться на правый берег, но артиллерию и миномёты, не говоря о танках, взять с собой было нельзя. Пришлось прекратить стремительное преследование и ждать наведения переправы.

Пока сапёрные части скапливались на левом берегу, поступил приказ переправить мотострелковые батальоны 69-й и 71-й мбр с артиллерией и миномётами для захвата плацдарма. Планировалось взять сёла Трахтемиров и Каменка для обеспечения дальнейшего наступления на Малый Букрин. В поддержку пехоты также была выделена рота «Валентайнов», но переправить её на другой берег было просто не на чем. 53-му тп было приказано ждать у села Вьюнище, выдвинув к переправе танковую роту.

Положение наступающих частей на 22–24 сентября 1943 года. Из-за нехватки плавсредств пехота переправлялась через Днепр практически без тяжёлого вооружения

Положение наступающих частей на 22–24 сентября 1943 года. Из-за нехватки плавсредств пехота переправлялась через Днепр практически без тяжёлого вооружения

К 23 сентября понтонный батальон всё ещё не прибыл. Мотострелковые батальоны 69-й мбр продолжали перебираться через Днепр. С пехотинцами на другой берег ушли половина роты противотанковых ружей, 82-мм миномёты и даже две 76-мм пушки, так что хоть какое-то тяжёлое вооружение у пехоты появилось. 53-й тп совершил марш из Строково и остановился в лесу восточнее Вьюнища, где встретился с остатками своих мотострелков. Горючее в бригаде было на исходе, не хватало продовольствия. Передышка всё-таки пошла полку на пользу: в этот день прибыл один из отставших в пути «Шерманов»; остальные три танка числились в ремонте.

24 сентября наконец-то прибыли понтоны, и темп переправы войск ускорился. Однако переправа танков была делом нелёгким, и плавсредств всё равно не хватало — за ночь удалось перебросить только шесть «Валентайнов». На следующий день количество переброшенных танков выросло до 10, ночью на 26 сентября было переброшено ещё четыре танка. К утру этого дня переправились все мотострелковые батальоны, на левом берегу оставалось 20 танков.

Переправа средних танков началась только ночью 27 сентября: планировалось перебросить восемь «Валентайнов» и два M4A2. Также 69-й мбр было направлено 1200 кг бензина 2-го сорта и 3000 кг дизельного топлива, но горючего всё равно категорически не хватало. В связи с этим были введены строгие ограничения на снабжение автотранспорта, который использовался частями корпуса.

Переправа тяжёлого вооружения на правый берег Днепра

Переправа тяжёлого вооружения на правый берег Днепра

Так как 53-й тп был единственным, кто к тому времени переправил танки, ему было приказано также поддерживать части 70-й и 71-й мбр на правом берегу Днепра. Танки сосредоточились за мотострелковыми частями. Атаки без их участия успехов не имели: пехота 69-й мбр в 09:00 28 сентября начала наступление, но залегла под огнём противника, пройдя всего 300–400 метров. Танки подтягивались медленно: в тот день было переправлено всего два M4A2 и три «Валентайна», а также одна машина с горючим. Для каких-либо масштабных боевых действий топлива не хватало: у 69-й мбр было всего 1,2 заправки дизельного топлива и 0,1 заправки автобензина.

вернуться к меню ↑

Царь горы

Вечно ждать, пока подтянутся тылы, было нельзя. Взятые разведкой пленные сообщили, что в районе плацдарма собираются 34-й, 112-й и 167-й пехотные полки, а также 19-й танковый полк, чтобы отбросить красноармейцев обратно на левый берег. Части вермахта перешли в наступление 29 сентября. Один удар силами до двух пехотных полков и 12 танков был направлен в стык между частями 9-го мк и 100-й стрелковой дивизии (сд). Удар в слабое место позволил противнику овладеть высотой 244.5, возникла угроза уничтожения тылов 71-й мбр и рассечения плацдарма надвое.

Положение войск на 28 сентября. На правом берегу Днепра находилось немало пехоты, но танков почти не было

Положение войск на 28 сентября. На правом берегу Днепра находилось немало пехоты, но танков почти не было

Оставив три танка для прикрытия фланга, остальными силами 53-й тп пошёл в атаку. Так как ожидался удар противника на Великий Букрин, полностью снимать пехоту с места было нельзя. С танками пошла лишь часть сил 70-й мбр. Атака немцев началась в полдень, когда танки 53-го тп ещё не вернулись. Силами до полка пехоты и 30 танков немцы сбили 1127-й сп с позиций и захватили лес севернее отметки 216.3, после чего вышли во фланг 70-й мбр. Штабам 69-й и 70-й мбр пришлось формировать заградотряды, чтобы прекратить бегство 1127-го сп и восстановить оборону. Один батальон 69-й мбр также был отброшен с позиций, но удержался на высоте 206.4. Связь с КП корпуса была потеряна, но оборона продержалась в течение 12 часов до ночи. В тот день 9-й мк заявил о трёх сожжённых и четырёх подбитых Pz.Kpfw.IV.

Один из них подбил на своём M4A2 сержант Г.А. Милитонян, также уничтоживший в этом бою миномётную батарею, противотанковую пушку и до роты немцев, за что получил орден Красной Звезды. Командир M4A2 старший сержант Д.А. Туловский получил орден Богдана Хмельницкого III степени за два подбитых танка, а также за то, что, выходя из танка, сам поднимал пехоту в атаку. Один сожжённый и два подбитых танка пришлись на счёт роты старшего лейтенанта И.Е. Вдовенко. Командир роты организовал не только контратаку, но и пополнение боекомплекта машин через аварийные люки непосредственно в бою, за что получил орден Александра Невского.

Отличившийся на Букринском плацдарме автоматчик получает награду

Отличившийся на Букринском плацдарме автоматчик получает награду

За отражение четырёх контратак противника получил орден Александра Невского командир роты старший лейтенант Г.Я. Шевгеня. Во время боя он был ранен, но продолжал руководить подразделением. За это и за отличную переправу роты на правый берег Шевгеня получил ещё и орден Красного Знамени. Командир полка подполковник Д.Г. Суховаров удостоился ордена Богдана Хмельницкого II степени. Он не отсиживался в тылу: один из сожжённых немецких танков пришёлся на счёт его экипажа. Командир этой машины младший лейтенант И.М. Харламов получил за бой орден Красной Звезды.

Ремонтники тоже получили награды. Техник-лейтенант М.С. Цуприков получил орден Отечественной Войны I степени за то, что пошёл в бой за башней M4A2. Подобравшись к подбитому M4A2, он починил его под огнём и лично увёл с поля боя. Кроме того, с помощью механиков-водителей двух подбитых танков Цуприков восстановил им гусеницы непосредственно в бою.

Оружейник красноармеец Е.А. Савин под огнём противника устранил неисправности четырёх орудий, трёх пулемётов «Браунинг» и двух пулемётов BESA, за что получил медаль «За отвагу». Наводчик «Шермана» старший сержант В.С. Калинин получил орден Красной Звезды за эвакуацию подбитого M4A2 с высоты 201.8. Сержант П.А. Кривенков получил медаль «За боевые заслуги» за ремонт радиостанций. К слову, ремонтники поработали на «Шерманах» и вне боя: за сентябрь было проведено 15 текущих ремонтов машин этого типа, а также один средний.

Переправа самоходки СУ-122 через Днепр

Переправа самоходки СУ-122 через Днепр

К вечеру переправили ещё три танка, что довело количество машин на правом берегу Днепра до 29. Всего той ночью планировалось переправить 10 машин: восемь «Шерманов» и два «Валентайна». Так как в бою были подбиты восемь танков, подкрепление оказалось как нельзя кстати. Ещё больше, чем новые машины, корпусу требовалось горючее: оставалось всего 1,1 заправки дизельного топлива и 0,1 заправки бензина. Переправа едва поддерживала активность корпуса, и большего от неё не ожидалось. Командование понимало, что сапёрам приходится работать в очень сложных условиях, за что многие из них получили медали «За боевые заслуги».

Спешить с переправой подкрепления было незачем: 30 сентября противник атаки не повторил — по мнению штаба 9-го мк, из-за сильных потерь. 69-я мбр держала оборону на высоте 206.4, 53-й тп находился в овраге юго-западнее этой отметки. Части корпуса улучшали оборону и подводили итоги боя: с 22 по 29 сентября 69-я мбр и 53-й тп потеряли 430 человек убитыми, 828 ранеными, 278 пропавшими без вести, а также четыре автомашины, три 76-мм и четыре 45-мм пушки, пять 82-мм миномётов, три ПТР, четыре «Шермана» и 14 «Валентайнов». В строю в 53-м тп оставалось всего девять танков.

вернуться к меню ↑

«Шерманы» наносят ответный удар

На длительное бездействие немцев рассчитывать не следовало, и было принято решение улучшить позиции бригады. 1 октября шесть танков 53-го тп провели рейд на позиции противника и в полном составе вернулись назад. Также был дан приказ одной ротой мотострелков 69-й мбр и тремя танками 53-го тп занять безымянные высоты в 1 км северо-восточнее отметки 201.7. Остальным приказали готовиться к контратаке, но в течение 1–2 октября противник активности не проявлял.

Схема запланированного на 5 октября 1943 года наступления

Схема запланированного на 5 октября 1943 года наступления

В ночь на 3 октября 69-я мбр получила три машины с необходимым продовольствием. Обеспеченность горючим всё ещё была низкой: имелось 1,1 заправки дизельного топлива и 0,2 заправки бензина. К ночи в 53-м тп на ходу было уже 10 танков, из них семь «Шерманов». Ещё пять M4A2 оставались в ремонте, а три машины списали. В бригаде оставалось всего 700 активных штыков — по сравнению с 1200 в 70-й мбр и 1150 в 71-й мбр. Несмотря на потери, надо было улучшить положение частей до того, как немцы раздавят плацдарм. Наступление запланировали на 5 октября: 9-му мк приказали развить успех 147-й и 100-й сд 27-й армии, с целью захватить район села Дудари и далее наступать на Яновку и Росаву. Помятая 69-я мбр оставалась за 70-й мбр во втором эшелоне.

Однако из-за нехватки боеприпасов наступление перенесли. Приказ тылам начать готовиться к наступлению поступил только 10 октября. У 69-й мбр накопилось 3 заправки дизельного топлива и 0,5 заправки бензина. Ситуация с матчастью слегка исправилась: у 53-го тп было девять M4A2 в строю и один в ремонте, ещё два «Шермана» требовали капитального ремонта, который на плацдарме выполнить было невозможно.

Атака пехоты с поддержкой танков на Букринском плацдарме

Атака пехоты с поддержкой танков на Букринском плацдарме

Атака началась 12 октября в 07:40 после 40-минутной артиллерийской подготовки. В течение дня 9-й мк добрался до минных полей на южных скатах высоты 216.3. Высоту корпус взял, но дальше не продвинулся. Приданные корпусу минные тральщики задачу не выполнили, и 69-я мбр остановилась у Малого Букрина, находясь в резерве. На минах подорвались три средних и два лёгких танка, ещё два были подбиты. Погиб офицер и четыре сержанта, были ранены восемь рядовых.

Старший сержант А.С. Данилов в этом бою восстановил подорвавшийся на мине «Валентайн». Всего же за бои на плацдарме он восстановил четыре «Валентайна» и один «Шерман», за что получил орден Красной Звезды. Такой же награды удостоился и механик-водитель младший сержант П.М. Чугай, который вовремя потушил загоревшуюся из-за близкого разрыва снаряда солому, маскирующую «Шерман». Получил тот же орден и упомянутый выше старший сержант В.С. Калинин, уничтоживший в этом бою два танка.

Схема достигнутых к 15 октября рубежей и немецких контратак

Схема достигнутых к 15 октября рубежей и немецких контратак

С 12 по 15 октября танки 53-го тп в основном держали оборону на достигнутых рубежах, при этом в полку оставалось восемь танков. Мотострелковые части прогрызали оборону противника. С утра 13 октября пехота атаковала, но была отброшена к исходным позициям. 14 октября была предпринята успешная атака 70-й мбр, но к вечеру пехота вновь была вынуждена отойти. 69-я мбр оставалась в обороне, на 15 октября в ней оставался всего 401 человек.

Заявки на успех тоже были: был сбит самолёт, подбито 5 танков и 3 самоходки, уничтожено 3 миномёта «Небельверфер», 11 пулемётов, 6 ПТО, а также до 700 солдат и офицеров противника. Одна самоходка пришлась на личный танк командира полка. На этот раз мехвод машины, младший сержант Ф.К. Злобин, получил орден Красной Звезды. Орден получил и пулемётчик И.П. Чиж, чей огонь из M4A2 не раз воодушевлял пехоту при проведении контратаки.

К 16 октября части начались перегруппироваться. 53-й тп переместился на юго-восточную окраину Малого Букрина. Разобравшись в матчасти, 5 M4A2 были оценены как ходовые, 2 требовали текущего ремонта, и 4 — капитального. Ещё одну машину списали. Безвозвратные потери к этому времени составляли 4 танка этого типа. Также на ходу находилось 8 «Валентайнов», включая 5 канадских. За исправные танки надо было благодарить ремонтников: под руководством старшего сержанта А.И. Палагушина за время боёв было восстановлено 3 M4A2 и 6 «Валентайнов», что заслужило ему орден Красной Звезды. Старший техник-лейтенант М.С. Цуприков не только эвакуировал три подбитых M4A2, но и пробрался к подбитой машине на поле боя и заменил раненого мехвода.

Положение на 19 октября. Части готовились к новой попытке расширить плацдарм

Положение на 19 октября. Части готовились к новой попытке расширить плацдарм

69-й мбр было приказано сдать позиции 100-й сд, и не снимая закопанные танки и артиллерию, привести часть в порядок. Наконец решились проблемы с горючим: к 17 октября у 69 мбр было 2,3 заправки дизельного топлива и 1,5 заправки бензина 2-го сорта. Однако, готовиться к наступлению было нельзя, так как 100 сд принять позиции не спешила. Позиции пехота приняла только днём 18 октября, да и только от 69 мбр, но не от её соседей.

План доставили в бригады утром 18 октября. По нему 9-й мк следовал за 27-й армией, сосредотачиваясь в районе Драчи, Николаевка, Македоны к исходу 19 октября. За пехотой армии должна была следовать разведка из 69-й и 70-й бригад. Задача 69-й бригады была достигнуть отметок 182,7 и 181,2 в районе Драчи. Танки 53-го тп использовались в качестве артиллерийских тягачей. Плетущийся в арьергарде 53-й танковый полк терпел небоевые потери: на ночь 19 октября в строю было всего 12 танков. Всего в корпусе было 105 машин.

Ночью пришёл приказ готовить корпус к бою. По сигналу следовало пропустить части 6-го гвардейского танкового корпуса через свои позиции и следовать за ними в прорыв. Пока атака не началась, можно было подлатать матчасть: к исходу 20 октября в 53-м тп было 14 танков в строю (5 «Шерманов» и 9 «Валентайнов»), а всего в корпусе 122 машины.

Планы наступления с целью расширения плацдарма

Планы наступления с целью расширения плацдарма

С места корпус сдвинулся в 13:30 21 октября, причём не в полном составе (один из «Валентайнов» был оставлен). К исходу дня 69-я мбр достигла безымянной высоты восточнее Ходорова и получила приказ организовать оборону и быть готовой к контратакам противника. В течение 22 октября контратаки не последовало. Ночью на 23 октября был получен приказ атаковать за 6-м гв.тк, но из-за немецкой контратаки части с места не сдвинулись. В тот день подоспел отставший «Валентайн». Вечером был дан приказ собрать 9-й мк для приведения частей и матчасти в порядок. Это было начало конца боевых действий: 25 октября было объявлено, что 3-я гв.та снимается с плацдарма и перебрасывается на Лютежский плацдарм севернее Киева.

На Букринском плацдарме танки 53-го полка в основном воевали в обороне против немецких контратак или поддерживали наступающую пехоту, в отличии масштабных танковых баталий под Орлом или прогрызание минных полей на Северном Кавказе, из-за чего M4A2 держались в строю намного дольше. Однако, здесь проявила себя недолговечность танков. После длинного марша на фронт своим ходом ресурс танков был на пределе. Несомненно, некоторые мехводы берегли свои машины. Например, механик-водитель M4A2 старший сержант Н.Д. Волнистый получил орден Красной Звезды за то, что прошёл со своим танков 500 км без поломок, но после месяца боёв на сложной для танков местности количество «Шерманов» в 53-м тп неуклонно редело.

Немецкие солдаты на подбитом «Шермане» M4A2

Немецкие солдаты на подбитом «Шермане» M4A2

Пожароопасность тоже сыграла свою роль: от огня противника за период боевых действий сгорело 4 M4A2 из 15. Среди Т-34, которых в 9-м мк насчитывалось 33 штуки, сгорело всего пять танков.

Официально, после эвакуации с плацдарма в строю оставалось 5 M4A2, но танки в боевых документах полка больше не появлялись. Видимо, при отсутствии запчастей и надлежащего опыта находчивости ремонтников был предел. В октябре по сравнению с сентябрём было проведено сравнительно мало ремонтов «Шерманов»: всего два текущих и три средних. По документам 3-й гв.та к 4 ноября в наличии оставалось девять танков этого типа, но все они требовали капитального ремонта, который полк был провести не в состоянии.

вернуться к меню ↑

Источники:

  • База документов «Память народа» (http://pamyat-naroda.ru)
  • База документов «Подвиг народа» (http://podvignaroda.ru)

источник: https://warspot.ru/16471-shermany-na-bukrinskom-platsdarme

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Стволяр Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Стволяр

В этих статьях интересны еще и старые фото ленд-лизовской техники. Не сказать, что она часто мелькает во всяких «официальных» источниках…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить