14
10

 

15 сентября 1932 года. Среда.

Великое княжество Литовское. Мемель.

 

Ничем не примечательный пассажир ступил на перрон Мемельского вокзала. Он вышел из вагона виленского поезда не первым, но и не последним. Одет он был без каких — либо претензий: костюм, белая рубашка, галстук, мягкая шляпа, светло — коричневый плащ, и с самым простым багажом — большим портфелем темной кожи. Пассажир  слегка улыбался, как бы спрашивая: «Это встречают меня? — и заранее благодарил: — О, спасибо! Спасибо!». Улыбка его, однако, была не просто приветливая, а слегка скованная, настороженно вежливая улыбка. Выйдя из вокзала, он застыл как зачарованный.

Минуту или две приезжий любовался привокзальной площадью и лишь потом уверенно направился к стоянке таксомоторов и извозчиков. Машин на стоянке было немного. Извозчиков не было вовсе. Приезжий твердой походкой направился к стоянке автомобилей, взял таксомотор, шофер которого откровенно скучал, громко зевая.

-К историческому музею, пожалуйста, — сказал по — немецки мужчина в светло — коричневом плаще.

-Хоть к доисторическому. — ответил шофер на немецком и добавил несколько коротких рубленых слов на литовском, среди которых явственнее всего слышны были «шудас» и «блет».

В машине пассажир молчал,  рассматривая город. Таксомотор не очень быстро проехал Науямиестис- Новое место, и по Биржевому мосту через реку Дане вкатился в Старый город. Немного попетляв по узким улочкам Старого города, таксомотор остановился у Исторического музея.

-Три лита. — сказал шофер по — немецки.

Пассажир молча вытянул из кармана плаща мятую купюру в пять лит, отдал шоферу и помахал рукой, мол, сдачи не надо. Шофер громко зевнул, сказал по — литовски «шудас» и отъехал. Пассажир постоял, пока машина не скрылась из виду, и деловитой походкой направился к городской пристани. Ни о каком историческом музее не было речи. Он очень спешил.

Приезжий, не доходя до пристани, повернул направо, пошел по улице Пилес, дошел до Замкового моста. Здесь у маленького дебаркадера он купил билет на прогулочный катер, курсировавший к Свиному острову, где размещались городские увеселительные аттракционы, и обратно. И почти тотчас причалил катерок. С него сошло несколько экскурсантов. На борт поднялось три или четыре пассажира, среди которых был приезжий с портфелем.

На реке Дане было ветрено. Здесь, над холодной серой водой, солнце нисколько не грело. Экскурсанты заторопились внутрь катера, занимая места у иллюминаторов. Приезжий остался на палубе. Засунув руки в карман плаща, он стоял у левого борта. Катер вошел в мемельский канал, медленно прочапал мимо Морского вокзала. Берег канала по левую сторону теперь занимали корпуса судостроительного завода. Портальные краны. Громады достраивающихся на стапелях и на плаву кораблей. Склады. Лесные биржи. Какие — то огромные баки и металлические конструкции, заслоненные от посторонних взглядов заборами.

Мемель готических архитектурных ансамблей остался позади. С каждой минутой все сильней чувствовалась близость Куршского залива. Ветер становился холоднее, резче. Он срывал брызги с гребешков волн и швырял в катерок. Приезжий стоял у борта, с руками в карманах плаща, с портфелем под мышкой, задумчивый и даже как будто отрешенный от всего. Так ведут себя люди, решающие в уме трудную математическую задачу.

На Свином острове приезжий сошел на пристань и минут пять стоял у перил, глядя то на канал, то в сторону города и Нового порта. Катер, который привез его вместе с другими экскурсантами, готовился отчалить. И тогда он вдруг повел себя странно. Он купил обратный билет, взошел на палубу катера и опять всю дорогу простоял на открытой палубе, засунув руки в карманы плаща. Днем он уехал из Мемеля в Вильну…

…Тем же вечером  о странном поведении ничем не примечательного пассажира, со слов капитана прогулочного катера стало известно заведующему мемельского отделения Полевого контроля* капитану Лейтису.

-И что может значить подобное необычное поведение? — поинтересовался помощник Лейтиса.

-Ничего необычного, коллега. — ответил капитан. — Простая визуальная разведка. Наш  неизвестный гость осуществил визуальную разведку судостроительного завода и порта. Конечно, визуальная разведка — это не похищение секретных документов или образцов вооружения. Но когда ее ведут по единому плану сразу несколько человек, на регулярной основе, выводы неизменно оказываются важными. В разведывательной работе, в конце концов, самое главное — иметь некоторое количество точно установленных и пусть даже не выдающихся фактов. Анализ довершит остальное!

-Как будем действовать?

-Почти никак. Подготовь сопроводительную записку для наших коллег из политической полиции. Составь подробный словесный портрет подозреваемого, с описанием одежды. Потом допроси капитанов прогулочных катеров, курсирующих от Замкового моста до Свиного острова. Возможно, они и раньше замечали подобного или подобных странных пассажиров на борту своих катеров. Наверняка такие поездки носили не единичный случай. Вероятен планомерный характер наблюдения за заводом и портом. Я сделаю телефонный звонок в Вильну и пусть действуют уже ребята в столице. Хорошо, ежели гость окажется иностранным дипломатом — ведь он наверняка вел детальную запись: номера позиций на карте — схеме, характеристики объектов и участки берега…Даже крошечный блокнот, содержащий одни только цифры, и то — уличающий документ! Дипломаты ведь не имеют права заниматься разведывательной деятельностью!

-Что в Вильне могут сделать дипломату? — спросил помощник капитана Лейтиса. — В лучшем случае сделают замечание, но они знают, что личность дипломата неприкосновенна.

-Пусть  столичные разбираются. У них кругозору побольше. Им виднее…

============================

Полевой контроль*- служба в структуре Департамента охраны края (ДОК) – литовской тайной полиции. Занимается государственной охраной Великого Княжества Литовского.

«Блуждающие огни»-39.

 

15 сентября 1932 года. Среда.

Великое княжество Литовское. Вильна.

 

Литовское государство, включавшее в себя только этнические литовские земли, и формально считавшееся конституционно — монархическим, а стало быть, почти демократическим государством, между тем, было одним из старых в Европе. Впрочем, это не мешало его ближайшим соседям, Германии и Польше, считать Литву историческим курьезом, подлежащим ликвидации.

Для России Литва не являлась ни историческим курьезом, ни европейскими задворками, хотя она и располагалась на периферии. Для России Литва имела полное право на определение своей судьбы, поскольку являлась логичным последовательным продолжением национальной истории, воли нации и ее естественного права.

Разумеется, компрадорское правительство Казиса Гринюса, обросшее национальными комплексами, постоянно «смотрело в рот» Москве, и там, естественно,  усиленно делали вид, что «Великая Литва» — старый, добрый, важный партнер России в Прибалтике и она вовсе не напоминает собой завшивленный  хутор с нерешённой территориальной проблемой, почти полным отсутствием промышленного потенциала, безграмотным, преимущественно сельским населением, раздутым штатом доносчиков, застарелым помещичьим укладом и глубокой классовой сегрегацией.

В Москве всегда умело давали понять литовцам, что в межгосударственных раскладах по — прежнему уделяется должное политическое, военное и экономическое значение Великому Княжеству Литовскому. В Вильне Москва держала значительное посольство, большую военную миссию, торговое представительство. С Литвой Россия была связана прочными узами военных и экономических соглашений. В Литве, помимо столицы, находились три русских консульства — в Ковне, Шавле и в Мемеле. Москва строила Мемельский торговый порт, Москва контролировала весь железнодорожный транзит. В конце концов, Москва «советовала» литовским премьер — министрам, предупреждала любой политический шаг литовского правительства.

В какой — то мере пристальное внимание Москвы к литовскому государству заставляло некоторые европейские страны проявлять дипломатическую и разведывательную активность (хотя и не всегда успешную и эффективную). На территории Литвы действовали несколько иностранных резидентур, дипломатические представительства кишели сотрудниками разведок под всевозможными официальными прикрытиями (правда не снискавшие славы и почти всегда — довольно посредственные в профессиональном плане). И совершенно естественно, что Департамент Государственной Охраны и иные «особые» службы России располагали в Литве соответствующим служебным аппаратом, действовавшим против враждебного «закулисья».

В Вильне соответствующий аппарат Департамента Государственной Охраны представлял Константин Сергеевич Марков, скромный служащий консульского архива. Получив сигнал от литовского Полевого контроля*, он приступил к действиям. Человека, проводившего визуальную разведку мемельского порта и завода, установили довольно быстро — им оказался репортер виленской газеты Брячис.

-Промышленный шпионаж? — поинтересовался помощник Маркова, человек в Вильне совершенно новый, до конца в службе не поднаторевший.

-Вероятно. Вкупе с военным. — ответил задумчиво, с легкой скукой в голосе, Марков. — Не желаете ли пройтись по теории ведения промышленного шпионажа? Итак, сбор информации включает в себя получение необработанного, сырого материала, который затем, в результате анализа будет превращен в полезные аналитические материалы. Этот материал может быть использован как правительством заинтересованной державы, так и частными компаниями или лицами, заинтересованными в процессе принятия стратегических решений. Поиск нужной информации может осуществляться путем использования традиционных источников, как-то: журнальные и газетные публикации, проводимые выставки и конференции, добыча секретных сведений политического военного характера, опросы, наблюдения, интервью…Пассивные методы- получение сведений из печатных источников и документов, активные — опросы, интервью, визуальные наблюдения, то есть те, в которых в качестве источника информации выступает человек. Основной формой сбора информации является наблюдение: постоянное, систематизированное. За состоянием объекта, за определенными показателями. Наблюдение позволяет отслеживать изменения интересующих показателей, своевременно предупреждать о возможном развитии событий. Можно выделить четыре основные составляющие наблюдения: непрямое наблюдение, условный обзор, информационный поиск и формальный поиск.

-Эт — то мне понятно, — сказал помощник

-Да? Поделитесь мой друг, своим пониманием, — тотчас вскинулся Марков.

-Непрямое наблюдение — сие есть общий обзор сведений, при котором не следует достижение специфических целей. Тут можно сказать еще — просматривающий сведения человек зачастую и не предполагает того, что ему может встретиться. Условный обзор предполагает, что изучение производится в заранее определенном направлении, но при этом может предусматривать средства активного сбора сведений, когда более или менее определена область информации…

-Неплохо, продолжайте…

-Изучающий путем условного обзора может быть чувствителен к определенного рода сведениям и может оценивать их значимость. Информационный поиск относительно ограничен, но он также и не структурирован на получение особой информации. Ну и, наконец, формальный поиск характеризуется обдуманными действиями просмотра особой информации.

-Очень хорошо, очень, — одобрительно кивая, сказал Марков. — Теперь мы подходим к главному. Известно, что девяносто пять процентов всех сведений составляет несекретная информация. И только пять процентов — секретная. Нам надо выявить к чему, или к кому, интерес у «той стороны», выявить «интересующихся» разными секретами в нашей «посудной лавке» и пресечь их деятельность. Можно — громко, можно не очень.

-Это уж как пойдет.

-Пустим местных филеров за Дарраком, своих светить не будем. — подумав — поразмышляв, решил Марков, беседуя со своим помощником. — Возможно, вскроем сеть.

-Уместно ли? — засомневался помощник. — Нельзя, что ли,  что — нибудь придумать, чтобы не посвящать в работу литовскую сторону?

-Чай не в Европе — с  живем. В Литве. Это там, в Европе, Ротшильды могут позволить себе вести тщательное наблюдение за правительственной и деловой активностью при помощи как открытых методов, так и пользуясь шпионажем. Тут  иначе и такие фортеля ежели и выкидывают, то редко и не всегда метко. Поэтому и приходится местных архаровцев посылать, гешефты со сложностями прокручивать не стоит…

«Блуждающие огни»-39.

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
NFБПМmaster1976Варен Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Варен
Варен

+++++

Вот думаю, все это по любому кончится новой мировой войной, году так не раньше 1936го

NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить