14
10

9 сентября 1932 года. Четверг.

Москва. Ермаковская роща.

Вечером, часов около семи, Татищев закончил служебную рутину и собирался отбыть домой. Взволнованный помощник передал подполковнику полученное по телефону приказание генерала Брюханова — немедленно ехать в отдел дорожной полиции на Шелепиху. Что произошло, и из — за чего такая спешка, помощник не знал.

В отделе дорожной полиции Татищева ждал Брюханов.

-Очень серьезное происшествие, подполковник. Очень. — Брюханов нервно покусывал губы. — Около двадцати минут тому  назад у Ермаковской рощи сбит человек.

-У Ермаковской рощи?

-Да. М — да…Вы верите в предчувствие? Без него в большинстве случаев и делать нечего. Знаете ли, я посадил на Шелепихе своего сотрудника. Поискать, может кто — то чего слышал видел про «фордик», что у Ермаковской рощи в акациях отстаивался…Услыхал свежую сводку происшествий…Екнуло у него что — то, глаз ли зацепился…Ермаковская роща, Ермаковская роща…он сразу мне телефонировал. У меня есть все основания предполагать самое худшее. Сбитый человек — торговец из загородного киоска. Я жду звонка из полиции, они устанавливают анкетные данные пострадавшего. Ежели подтвердится, что это и в самом деле продавец…

-Что тогда?

-Вариант один — несчастного убрали, поскольку он стал невольным свидетелем конспиративной встречи британского резидента со своим информатором, о которой вы мне давеча докладывали, и мог бы чего — нибудь брякнуть. Или опознать кого — то. Или увидел что — то. Поначалу та сторона не придала значения работавшему допоздна киоску с бутербродами и газированной водой, потом проанализировала ситуацию и приняла решение.

В дежурном помещении дорожной полиции раздался продолжительный телефонный звонок. Дежурный унтер — офицер молча поднял трубку и тотчас передал ее генералу Брюханову. Тот с минуту слушал, что говорили на другом конце провода, затем передал трубку дежурному и сказал Татищеву:

-Едемте.

…Машина остановилась, не доезжая сажен сорока до загородного киоска, в темном неосвещенном месте возле группы людей.

-Врача привезли? — крикнули оттуда.

Тотчас следом подъехала и остановилась полицейская машина. Оттуда вылезли врач, криминалист — эксперт и полицейский пристав.

На краю шоссе лежал навзничь пожилой человек, издававший протяжное хрипение. Пока врач осматривал его, Брюханов отозвал в сторону пристава. Пристав, высокий, холеный, туго затянутый в мундир, имел аккуратный пробор, расчесанный волосок к волоску, темными, с азиатским разрезом глаз, участливо заглядывал в лицо генералу Брюханову, в котором безошибочно  признал высокое начальство, хоть тот и был в штатском. Пахло от ротмистра духами.

-Что случилось?

Оказалось поразительно наглое, вызывающее преступление. Подробности рассказали прохожие —  очевидцы, которые стояли тут же, в ожидании пока их официально допросят. Свидетели видели, как к загородному киоску подкатила легковая крытая автомашина. Из киоска лавки вышел продавец, этот милый старикан, которого знали все в округе, и внезапно бросился бежать по шоссе в сторону города. Машина неожиданно взяла с места ход, настигла старика и сбила его. После чего автомобиль на огромной скорости исчез в наступающих сумерках. Два или три очевидца происшествия бросились к сбитому, который весь был в крови, оттащили его на обочину. Они же сообщили в полицию о происшедшем по телефону.

Татищев уже успел наскоро поговорить с очевидцами. Он подошел к Брюханову и тот кивком головы отпустил пристава.

-Ну? Есть что?

-Предположительно, что в этом случае автомобилем была черная легковушка, марки «Форд»…

-А номерной знак  очевидцы не разглядели часом? — спросил Брюханов.

-Только последние цифры. Сорок пять.

Брюханов пожал плечами. Он подошел к врачу, закончившему осмотр пострадавшего.

-Каково состояние?

-Безнадежен. Не позже чем через час скончается. У него прострелена грудь.

-Что?!

-Взгляните сами, если немного разбираетесь. Входное отверстие под диафрагмой, выходное — на уровне седьмого позвонка. Как видно по ожогу, выстрел был произведен в упор. К тому же сотрясение мозга; падая, расшиб затылок о камни. И да, вот еще что…Уже потом его переехали автомобилем, что вызвало множественные повреждения: проломлен череп, размозжены грудная клетка и брюшная полость с повреждением жизненно важных внутренних органов, многократные переломы костей голеней. Эти ранения могли возникнуть только при повторном наезде на жертву. Удивительно, как старик еще протянул столько, с такими — то травмами.

Генерал Брюханов и Татищев выжидательно оглядели друг друга в свете фар. Брюханов дал коллеге время опомниться и спросить эксперта — криминалиста, крутившегося поодаль:

-Если я верно информирован, здесь произошел не наезд?

-Вот именно, — буркнул эксперт, — Речь идет не о несчастном случае, а об убийстве.

-Это точно? — переспросил все же Брюханов.

-В нашем деле ничего не точно, — спокойно ответил эксперт, — Подозрения в данном случае весьма весомы.

-Есть еще что — нибудь? По вашей, экспертно — криминальной части?

-Обнаружены небольшие осколки стекла, видимо, из автомобильной фары, они подлежат тщательному изучению. Но, полагаю, ежели наезда не было, вернее, ежели пострадавшего переехали после, то вряд ли осколки фары будут принадлежать именно искомому автомобилю. Ну, что еще? Снимем протектор, но чуть позже.

-Значит, убийство, — констатировал Брюханов.

-Ничего не поделаешь, — уныло подтвердил врач.

-Значит…Его никто не сбивал. — сказал Татищев

-Не сбивал?

-Да. По всей видимости мужчина обернулся по направлению к машине, она поравнялась с ним и из автомобиля, с шоферского места, был произведен выстрел. За шумом двигателя очевидцы выстрела не слышали, а в сумерках подумали, со стороны, наверное так виделось, что старика сшибло машиной.

Брюханов надолго задумался, а потом негромко спросил Татищева:

-Как вы планируете работу?

-Думаю, убийством займется полиция, мы, как говорится, пойдем своим путем и общими силами добьемся результата, — спокойно пояснил Татищев.

-А как конкретно вы это представляете?

Татищев покусал губы, взглянул на генерала.

-Рекомендую розыск машины продолжать, пока не будет конкретного результата. —  сказал Брюханов. — Посадите в городском отделе дорожной полиции пару своих сотрудников и пусть безвылазно сидят и работают по проверке в картотеке подходящих автомобилей. Пусть также ваши люди побеседуют со свидетелями. Держите связь с местной полицией. Пусть она  постоянно информирует вас о ходе расследования.

Подполковник Татищев кивнул.

-Ладно, давайте дальше: что мы имеем на данный момент? — спросил Брюханов.

-Немного. Две исходные точки — это «Ролльс — Ройс» и неустановленный пока «Форд», с номерным знаком, оканчивающимся на сорок пять. — сказал Татищев.

-Не исключаете, что номер — пресловутый сорок два — сорок пять?

-Не исключаю. Следует по — видимому ожидать, что наш мистер Хе безусловно насторожится после убийства киоскера.

-Заигрались бритты, ох заигрались…Неспортивно ведут себя.

-Полагаете, смерть продавца киоска дело рук англичан?

-А вы полагаете, что этот экспромт с убийством киоскера разыграл наш неуловимый мистер Хе?

Татищев снова кивнул.

-Думаете, чего — то испугался?

-Уверен. Да вы пройдите, поглядите сами.

Генерал вслед за Татищевым подошел к киоску.

-Нам известно, что продавец из своей лавки увидел закрытую легковую машину, миновавшую киоск и остановившуюся невдалеке, близ посадки акаций. Там машина загасила фары и стояла не менее десяти минут. Думается мне, что продавец теоретически мог рассмотреть того, кто был в автомобиле.

-Темно было. Как он мог рассмотреть? И что? Силуэт?

-Машина фары выключила не сразу. Продавец наш был в легком испуге, опасался грабителей. Возможно тот, кто находился в салоне, мог зажигать карманный фонарик, подсвечивая себе для какой — то цели, или мог прикуривать. То есть, мог невольно осветить свое лицо на короткое время. А потом, по прошествии некоторого времени, испугался. Испугался, что продавец при случае сможет каким — либо образом на него указать или опознать. Ткнуть пальцем.

-Слабовато. При каком таком случае? Все это вилами писано.

-Но как основание для действа принять можно.

-Можно.

-Боялся. Испужался. С мыслями собирался. И конь о четырех ногах спотыкается, что уж о человеке говорить? -Будем исходить из этой мудрости. Итак?

-Это пусть полиция расследует.

-И все же?

-Сначала стрелял в упор, потом, для верности, переехал старика машиной.

-Непрофессионал?

-А может наоборот, весьма хладнокровный профессионал?

«Блуждающие огни» - 26.

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить