Выбор редакции

«Башенная» история

26
10

Приветствую, уважаемые коллеги. Представляемая сегодня вашему вниманию альтернатива посвящена Российскому императорскому флоту времен русско-японской войны. Основная ее идея не нова для меня и заключается в том, чтобы по максимуму остаться в реалистичных рамках доступных ресурсов, начав все как раз с перетасовки упомянутых в названии башен. Уверен, что те или иные элементы описываемого мира можно было уже не раз видеть либо в работах коллег, либо в моем собственном исполнении. Тем не менее, его история обрела свою конкретную печатную форму — и, кто знает, может, она чем-то приглянется и вам. Единственное, за что хотел бы превентивно попросить прощения — это за малый объем графического материала и за конспективность характеристик описываемых здесь кораблей. Просто когда уже сроднился со всеми этими чудесными старыми боевыми пароходами, многое из относящегося к их конструкции воспринимается как само собой разумеющееся. Но, тем не менее, к дополнительным пояснениям автор этого материала всегда готов — в меру своих знаний, конечно же. Итак…

 

… Радикальные изменения в кораблестроительной политике МТК, как утверждает одна часть сведущих лиц, начались после испытаний в октябре 1888 года барбетных установок на броненосце «Чесма». Другие же исследователи твердят (и небезосновательно) о том, что соответствующие предпосылки заложила еще безвременная кончина управляющего Морским министерством И.А.Шестакова в январе того же года.*

*Справочно:

В действительности И.А.Шестаков умер 21 ноября 1888 года.

Ближе к истине стоят все же эти вторые, ибо как раз после смерти Ивана Алексеевича занявший его пост Н.М.Чихачев велел приостановить работы над проектом будущего броненосца «Гангут». Уж больно мал и неказист казался ему этот корабль в его последних на тот момент проектных видах – особенно в сравнении с параллельно проектировавшимся для Черноморского флота броненосцем, впоследствии названным «Двенадцать Апостолов». А поскольку после спуска на воду «Синопа» стоял вопрос о постройке на Черном море еще одного корабля данного класса, то все три проекта решено было насколько это возможно унифицировать.

В итоге заложенные в 1888-1889 годах «Гангут», «Двенадцать Апостолов» и «Георгий Победоносец», как назвали пятый черноморский броненосец, стали действительно однообразными кораблями – 330 футов длины по ватерлинии и 64 с третью фута ширины, 8500 тонн проектного водоизмещения (реально – на 700-800 тонн больше), 70-процентный главный пояс и 45-процентный верхний с броней максимальной толщины в 14 и 12 дюймов соответственно, каземат для средней артиллерии, прикрытый 5-дюймовыми плитами, и в среднем 15 с половиной узлов на мерной миле при 8500 лошадиных силах машинной установки.

"Башенная" история

"Башенная" история

А вот за окончательный состав вооружения данной троицы – и тут уже права первая группа знатоков – им в определенной мере стоило благодарить испытания главной артиллерии «Чесмы». Точнее же – серьезнейшие проблемы с вращением ее установок с 35-калиберными орудиями при их повороте на один борт из-за образующегося при этом весьма значительного крена.

Выход из возникших на «Чесме» затруднений нашли довольно изящный – в виде заказа для нее 30-калиберных 305-мм пушек вместо 35-калиберных. Благо, имевшиеся на этом броненосце установки конструкции Креля-Алексеева такую метаморфозу изначально допускали.*

*Справочно:

О том, что барбетные установки «Чесмы» проектировались под 305-мм пушки с длиной ствола и в 30, и в 35 калибров, говорится в статье Л.Амирханова «Барбетные установки броненосца «Чесма» в журнале «Судостроение» № 2-3 за 1996 год.

30-калиберные 305-мм орудия для «Чесмы» (6 штук) в этой истории изготавливаются вместо четырех таких же орудий для реального броненосца «Двенадцать Апостолов» и одного для реального «Гангута», а также пары 229-мм 35-калиберных пушек для последнего.

Снятые с «Чесмы» стволы ГК, а также шесть произведенных заново аналогичных орудий пошли на оснащение новых кораблей, получивших в итоге по четыре 305-мм и шесть 152-мм 35-калиберных пушек каждый. Четыре двухорудийные барбетные установки к главным орудиям обоих черноморских броненосцев делал Путиловский завод, а две для «Гангута» – Металлический. Внешне они различались формой верхнего прикрытия – башенноподобного у первых и полусферического, как на «Императоре Александре II», у вторых. А что их роднило, так это минимизированное влияние на корабль-носитель – при повороте обеих установок строго на траверз крен что балтийского, что черноморских кораблей не превышал 1 процента вместо 5, которые получили в свое время на испытаниях «Чесмы».*

*Справочно:

Четыре двухорудийные барбетные установки Путиловского завода в этой истории изготавливаются вместо трех аналогичных, которые этот завод в реальности делал для «Георгия Победоносца», а также одной одноорудийной под 30-калиберную 305-мм пушку, выполнявшейся им для «Гангута».

Соответственно, здешнему «Гангуту» достается пара двухорудийных установок, в нашем мире изготавливавшихся Металлическим заводом для «Двенадцати Апостолов», но здесь адаптированных уже под 35-калиберные 12-дюймовки.

А реальный крен на «Георгии Победоносце» при повороте всех трех установок ГК на один борт по данным вышеназванной статьи Л.Амирханова составлял 1 градус 15 минут.

На «Чесме» после замены орудий наибольший крен при повороте их всех на один борт тоже сократился до вполне разумных 2 с небольшим градусов и уже не препятствовал вращению установок. А три «екатерины» теперь имели сходную по баллистическим характеристикам артиллерию ГК, что было выгодно с тактической точки зрения. Таким образом, выигрыш от произошедшей метаморфозы оказался очевиден для всех.

На Балтике проект «Гангута» уже к концу 1889 года стал основой для еще одного заложенного броненосца – «Наварина». В отличие от предшественника, тот вышел на 4 фута длиннее и на 8 дюймов шире. Проектное водоизмещение и мощность машин несколько выросли – до 9000 тонн (постройка добавила еще 625 тонн перегрузки) и такого же числа лошадиных сил, обеспечивших кораблю на испытаниях 16-узловый ход. Схема защиты и толщина брони не изменились в сравнении с прототипом, но качество самого броневого материала оказалось выше – «Наварин» получил более прочную, чем броня «компаунд» на трех его предшественниках, стальную броню, на которую начал переходить российский флот (впрочем, большая ее часть пока еще была выполнена во Франции). Не претерпел корректировок и состав вооружения – за исключением размещения орудий главного калибра уже в двух полноценных двухорудийных башнях с 305-мм броней, спроектированных в Англии и изготовленных Обуховским заводом. *

*Справочно:

Здешний «Наварин» концептуально близок к первоначальным проектным проработкам «Наварина» реального, которые предполагали наличие шести, а не восьми 152-мм пушек и проектное водоизмещение в 9200 тонн. А история изготовления башен для него полностью соответствует тому, что было в действительности.

Стальная вертикальная броня, которая здесь приписана «Наварину», в реальности в количестве 2120 тонн была изготовлена для «Георгия Победоносца» и примерно 290 тонн – для башен самого «Наварина». Для описываемого альтернативного «Наварина» ее понадобится по подсчетам автора в сумме около 2040 тонн.

«Наварин» в свою очередь послужил прообразом очередного черноморского броненосца, названного «Три Святителя» и заложенного в 1891 году в Николаеве. От балтийского собрата нового черноморца отличало резко выросшее водоизмещение – до 12000 тонн по проекту и плюс еще около 750 тонн в действительности при длине по ватерлинии 366 футов и наибольшей ширине в 72 фута. Рост размеров был обусловлен усилением защиты (максимальная толщина главного и верхнего пояса из стальной и сталеникелевой брони английских и французских фирм выросла до 16 и 14 дюймов соответственно), более мощными машинами, развившими на пробах 11000 лошадиных сил и обеспечившими кораблю скорость до 17 с половиной узлов, и новой артиллерией на бездымном порохе, включавшей четыре 305-мм 40-калиберных пушки в двух уже уравновешенных башнях, сделанных Обуховским заводом по проекту завода Металлического, и восемь 152-мм 45-калиберных скорострелок Канэ на станках с бортовым штыром в общем бронированном каземате с разделительными полупереборками.*

*Справочно:

Альтернативный «Три Святителя» в этой истории на 480 тонн по проекту меньше реального в основном за счет общего незначительного уменьшения размеров корабля, сокращения на два дюйма толщины брони обоих поясов и отказа от 120-мм пушек в составе вооружения. Тип башен и оставшихся орудий у него соответствуют действительным, но производитель башен изменен с Металлического завода на Обуховский. А вот куда пошли исключенные 120-миллиметровки и «отрезанные» от настоящих «Трех Святителей» примерно 280 тонн вертикальной брони вместе с оставшимися 370 тоннами от реального «Георгия Победоносца» – будет сказано далее.

Сталеникелевую поясную броню получило и любимое детище Чихачева – океанский броненосный крейсер «Рюрик». Причем улучшенное качество броневого материала сподвигло его конструкторов предпринять очередные переделки проекта. В результате таковых пояс крейсера сократился по высоте на 3 дюйма, до 7 с половиной футов, зато распространился на всю длину корабля. Напротив машинных и котельных отделений (около 47 процентов длины по ватерлинии) его формировали плиты толщиной от 8 дюймов вверху до 5 на нижней кромке, а в оконечностях – соответственно от 5 до 3 дюймов. Броневая палуба из 38,1-мм стали на 19,05-мм палубном настиле теперь проходила по верхней кромке пояса на всем его протяжении. Кроме того, вспомнили и о планировавшейся первоначально защите среднекалиберной батареи крейсера. С этой целью борта в месте ее расположения прикрыли стальными плитами в 1,5 дюйма и разделили пушки полупереборками дюймовой толщины, а с концов на 20 и 108 шпангоутах замкнули батарею траверзами в 3 дюйма. Пересмотренный проект в итоге округлился по водоизмещению ровно до 11000 тонн – в основном как раз за счет брони, так как ранее утвержденный состав вооружения и прочие элементы корабля уже не менялись. Правда, все эти переделки отложили срок окончательной готовности «Рюрика» до апреля 1896 года.*

*Справочно:

В реальности «Рюрик» при проектном водоизмещении 10933 тонны имел сталежелезные плиты пояса и его траверзов, а их общая масса составляла примерно 738,5 метрической тонны. Полный пояс здешнего «Рюрика» весит около 690 тонн – что почти равно сэкономленным  на местных «Наварине» и «Трех Святителях» 650 тоннам, а еще 40 тонн сталеникелевых плит вместо «компаунда», по мнению автора, не слишком обременят бюджет Морского ведомства.

Оставшиеся же 48,5 тонны от прежнего пояса, 65-тонный выигрыш от замены толстых носового (66,65-85,7 мм) и кормового (85,7 мм) карапасов плоской палубой в 57,15 мм, около 23 тонн от уменьшения длины и толщины двух траверзов на батарейной палубе, в действительности 4-дюймовых и располагавшихся в более широких местах на 28 и 88 шпангоутах, плюс лишние 67 тонн водоизмещения как раз и позволяют прикрыть указанной в тексте тонкой «противофугасной» броней батарею шестидюймовок (на оба борта – два примерно 102-метровых участка высотой 2,44 м).

Четверку очередных балтийских эскадренных броненосцев, заложенных в 1891-1892 годах, башнями обеспечили Металлический и Обуховский заводы. Первый делал для «Полтавы», «Петропавловска», «Севастополя» и «Сисоя Великого», как назвали эти корабли, восемь двухорудийных гидравлических установок под 305-мм 40-калиберные пушки, а второй – 16 также двухорудийных башен с электроприводами для 152-мм орудий Канэ.

При их проектировании Морское министерство вновь вспомнило о принципах экономии, давших было слабину на «Рюрике» и «Трех Святителях». Поэтому четверка кораблей, ставших основой русских сил на Дальнем Востоке к началу русско-японской войны, при длине по ватерлинии в 363 фута и ширине 69,5 фута имела проектное водоизмещение всего в 10500 тонн. По «традиции» еще 650-850 тонн каждому из них добавила строительная перегрузка. Показанные на испытаниях в среднем 10000 лошадиных сил обеспечили новым броненосцам скорость около 16 узлов с четвертью, а дальность их плавания экономическим 10-узловым ходом при полном запасе в 1125 тонн угля доходила до 4000 миль.*

*Справочно:

В данной истории вместо того, чтобы дробить производство однотипных башен ГК между разными заводами, как это было в реальности, Обуховскому заводу передается заказ на внесерийные башни для «Трех Святителей» (но их проектант остается неизменен). А конструктивно идентичные установки для четверки одинаковых броненосцев и проектирует, и изготавливает сам Металлический завод.

Количество и тип башен ГК соответствуют заказанным в действительности для «Сисоя Великого», «Петропавловска», «Полтавы» и «Севастополя», а башен СК – для последних трех названных броненосцев и черноморского «Ростислава».

В целом же здешние «полтавы», имеющие полностью башенное размещение главной и средней артиллерии (2х2-305х40 и 4х2-152х45), визуально являются практически полными аналогами реального «Ростислава» с той лишь разницей, что они чуть длиннее, шире и несут 12-дюймовые пушки вместо 10-дюймовых. А 18 палубных установок шестидюмовок на бортовом штыре, имевшихся на трех настоящих «полтавах» и «Сисое Великом», далее по тексту найдут себе новых обладателей.

Размещение главной и средней артиллерии исключительно в башнях стало отличительным признаком всех последующих балтийских эскадренных броненосцев-додредноутов. По мнению МТК, именно оно позволяло этим рассчитанным на океанские просторы кораблям действовать своими орудиями максимально свободно при практически любом состоянии моря.

Схема защиты кораблей типа «Полтава» претерпела некоторые изменения в сравнении с предшественниками. Их главные и верхние пояса не изменились по относительной протяженности – 70 и 45 процентов длины корпуса соответственно. Но верхний пояс при этом похудел до 5 дюймов – такую же защиту имели и башни среднего калибра с их подачными трубами (у башен и барбетов ГК броня была ровно вдвое толще). Толщина же пояса по ватерлинии составляла 14 дюймов напротив котлов и машин и 10 дюймов в оконечностях. При этом сама «Полтава» – единственная из кораблей серии – получила уже не сталеникелевую, а гарвеевскую и крупповскую вертикальную броню американского и германского производства.*

*Справочно:

Для здешней «Полтавы», масса вертикальных плит которой принимается равной примерно 2050 тоннам, предлагается «поскрести по сусекам» и отдать ей те 1374 тонны брони Круппа, которые она и получила в реальности, 550 тонн гарвеевской брони, в действительности заказанных в Америке для «Севастополя», и 126 из 224 тонн аналогичной брони тоже американского происхождения, которые в нашем мире пошли на башни «настоящих» «Адмирала Ушакова» и «Адмирала Сенявина» (им же достанется примерно равное количество сталеникелевой брони (215 тонн) от канонерской лодки «Храбрый»).

Впрочем, «полтавы» не стали пределом уменьшения размеров балтийских броненосцев. Ограниченное в средствах, русское Морское ведомство, тем не менее, желало пополнять флот броненосными кораблями – и ответом на этот вызов явилась начатая в 1892 году постройка двух броненосцев береговой обороны.

«Адмирал Ушаков» и «Адмирал Сенявин», как их поименовали в итоге, имея длину по ватерлинии 285 футов, ширину 52,5 фута и водоизмещение по проекту в 4250 тонн (а по факту плюс еще 600-650 тонн), несли вооружение из четырех новых 254-мм 45-калиберных орудий в двух двухорудийных башнях авторства Путиловского завода и того же числа 152-мм пушек Канэ на станках с бортовым штыром в надстройке, прикрытых с бортов усиленной полуторадюймовой обшивкой, а с тыла, сверху и снизу – вдвое более тонкой сталью. Основу же их защиты составлял прикрывавший 65 процентов длины ватерлинии пояс шириной в 7 футов и толщиной 9 дюймов в центральной части и 7 – в оконечностях. 7-дюймовой была и броня башен главного калибра с их барбетами. Броневая палуба имела толщину 2 дюйма (считая с настилом) на карапасах и 1,5 дюйма в пределах пояса с его траверзами.*

*Справочно:

Здешний вариант «Адмирала Ушакова» от оригинала отличается по сути только чуть большей длиной для надежного размещения погребов 152-мм орудий и несколько иным из-за выросшей длины распределением брони. А 152-мм пушки фигурировали в проекте данного корабля и в действительности – и лишь последующие «улучшения» вынудили сменить их на 120-миллиметровки. Здесь же оба этих корабля все-таки получают 8 шестидюймовок из числа изъятых у трех «полтав» и «Сисоя».

Производитель башен для данных кораблей не меняется в сравнении с реальным, равно как и их конструктивный образец.

И, кстати, ранние проработки Гуляевым проекта этого типа броненосцев велись исходя из водоизмещения как раз в 4250 тонн.

В целом удачную конструкцию этих кораблей, показавших, несмотря на перегрузку, на испытаниях проектный ход в 16 узлов, портило по сути только одно – малая прочность первых образов орудий главного калибра из-за нездоровой тяги МТК к уменьшению их веса. Это вынудило дополнительно подкреплять орудийные стволы и снижать размер боевого заряда, что, разумеется, отрицательно сказалось на дальности стрельбы.

Данный недостаток удалось устранить лишь в последующих партиях данных пушек массой 24 тонны вместо прежних 22,5, пошедших на вооружение сразу четырех аналогичных броненосцев. Их строили уже двумя парами и для Балтики, и для Черного моря, где подобные корабли также были признаны весьма полезными для действий на мелководье. Закладывались они в 1893-1894 годах в Новом адмиралтействе соответственно в малом («Адмирал Бутаков») и в большом («Генерал-адмирал Апраксин») деревянных эллингах, а «черноморцы» – в Севастополе («Пантелеймон») и Николаеве («Ростислав»).*

*Справочно:

В данной истории два броненосца береговой обороны на Черном море образуются за счет располовинивания тоннажа, пошедшего на реальный «Ростислав». А балтийский «Адмирал Бутаков» сооружается за счет сокращения примерно на 2700 тонн водоизмещения будущего крейсера «Россия» и отказа от строительства броненосной канонерской лодки «Храбрый» (в нашем мире – 1492 тонны по проекту), место и время которой на стапеле он занял. При этом броня отмененной канлодки уже пригодилась выше – а далее то же будет и с артиллерией.

Само имя «Адмирал Бутаков», насколько нам сегодня известно, предполагалось дать так и не построенному броненосцу береговой обороны в 5985 тонн. А название дополнительного черноморского броненосца также вполне реальное и адекватное исторической эпохе – именно таким образом после восстания переименовали «Князь Потемкин-Таврический».

На этой четверке броненосцев МТК решил применить электрифицированные башни ГК вместо прежних гидравлических. Однако поскольку при замене в башнях гидравлики на электрику они выходили примерно на 100 тонн тяжелее, из-за сохранения проектного водоизмещения в 4250 тонн надо было чем-то жертвовать – и этим чем-то стала среднекалиберная батарея. В ней 152-мм пушки пришлось заменить на 120-миллиметровки, по-прежнему на станках с бортовым штыром. А башни с электроприводами, которые для крупных орудий в российском флоте применялись впервые, делали сразу три завода – МТК таким образом хотел выбрать наилучшую их конструкцию. При этом обоим балтийским кораблям достались установки конструкции Металлического завода, «Ростиславу» – Обуховского, а «Пантелеймону» – Путиловского. Помимо разных производителей, у башен всех этих четырех броненосцев была и общая черта – небывалый доселе 35-градусный угол возвышения орудий, что требовалось, в числе прочего, для поражения навесным огнем береговых целей. Обуховцы, нужно сказать, сделали достаточно компактную и удобную башню, но окончательно довести ее до ума смогли только к 1902 году. Поэтому на всех последующих русских броненосных кораблях флота прочно прописались изделия двух других основных производителей башен.*

*Справочно:

В реальности единственными носителями 120-мм пушек Канэ на станках с бортовым штыром, причем в общем количестве 16 единиц, как и в этом мире, были броненосцы береговой обороны «Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин» и «Генерал-адмирал Апраксин» (по 4 на каждом) и эскадренный броненосец «Три Святителя» (тоже 4 орудия). Подробнее об этом можно прочесть здесь:

 

https://stvolar.livejournal.com/39262.html

 

Что касается башен, то здешние установки для «Адмирала Бутакова» и «Генерал-адмирала Апраксина» выполняются Металлическим заводом вместо сделанных им в реальности четырех установок под такие же орудия для эскадренных броненосцев «Пересвет» и «Ослябя» (корабли с данными названиями в описываемом мире башенной артиллерии не получат). Путиловский завод в этой истории вместо существовавших в действительности одной двухорудийной и одной одноорудийной башен десятидюймовок для «Генерал-адмирала Апраксина» делает две двухорудийные установки для «Пантелеймона». Производитель же башен для «Ростислава» не меняется в сравнении с реальным – как и факт их долгой доводки, о чем можно прочесть в книге Р.М.Мельникова «Эскадренный броненосец «Ростислав» (1893-1920)» (Санкт-Петербург, 2006 год, стр. 13).

Данные по углу возвышения орудий для всех башен соответствуют их реальным прототипам.

Вертикальная броня «Бутакова», «Апраксина», «Пантелеймона» и «Ростислава» была уже полностью выполнена из гарвеированных плит, которые освоили русские броневые заводы. Впрочем, более половины потребного для них количества такой брони из-за загруженности отечественных предприятий пришлось заказать в Америке.*

*Справочно:

Вес вертикальной гарвеевской брони на реальных «Ростиславе» (около 1950 тонн по примерным подсчетам автора) и «Генерал-адмирале Апраксине» (чуть более 500 тонн) вкупе с образовавшимся выше остатком от американского заказа для «Ушакова» и «Сенявина» (98 тонн) как раз позволяют наделить такой броней все четыре предложенных здесь броненосца береговой обороны, для которых масса вертикальной брони должна составить около 625 тонн.

При этом для «Ростислава» в действительности было заказано в Америке 1227 тонн вертикальной брони.

1893 год порадовал закладкой и очередного броненосного крейсера – «истребителя торговли». Однако, как и в случае с броненосцами типа «Полтава», из-за соображений экономии его водоизмещение сократилось до 9500 тонн. «Пересвет», как назвали этот корабль, был чуть длиннее и уже своего предшественника «Рюрика» – 432 с половиной фута по ватерлинии и 63 фута ширины. При этом он первым из русских кораблей получил водотрубные котлы Бельвиля, четыре дымовые трубы и трехвальную машинную установку, рассчитанную на мощность в 13500 лошадиных сил. Фактически же машины «Пересвета», однотипного ему «Осляби», заложенного в конце 1894 года в большом деревянном эллинге Балтийского завода, и еще пяти российских крейсеров, развивавших впоследствии с небольшими изменениями данный тип корабля, обеспечивали от 14400 до 14850 лошадиных сил. Это позволило всем их обладателям показать на испытаниях скорость около 19,5 узла – на полузла больше положенной по техзаданию, причем несмотря на привычную уже в среднем 500-тонную перегрузку. А полный запас угля в 1625 тонн обеспечивал им дальность плавания в 4500-5000 миль экономическим ходом.

«Пересвет» и «Ослябя» стали последними российскими броненосными крейсерами, имевшими плоскую броневую палубу (2 с четвертью дюйма вместе с палубным настилом) по верхней кромке пояса, состоявшего из 7-дюймовых плит в районе машинно-котельной установки и 5-дюймовых на всей остальной длине кораблей. Высота этого пояса не изменилась в сравнении с «Рюриком», а вот защита артиллерии стала надежнее – батарею для 12 шестидюймовок на станках с бортовым штыром (тоже использованных в последний раз) теперь и с бортов, и с траверзов прикрывала 3-дюймовая броня, а сверху и снизу – дюймовой толщины палубный настил. Боевая рубка защищалась 8-дюймовыми плитами, а стоявшие на баке и юте две 8-дюймовые 45-калиберные пушки – 2-дюймовыми щитами развитой формы и дюймовой толщины кольцевыми брустверами вокруг орудийных позиций. Дюжина 75-мм пушек на верхней палубе на оригинальных станках Канэ также имела броневые щиты толщиной в три четверти дюйма. Вертикальная броня была гарвеированной (за исключением сталеникелевых плит, прикрывавших коммуникационные трубы, элеваторы и кожухи дымоходов выше броневой палубы), а общая масса броневой защиты составляла около 1700 тонн.*

*Справочно:

Для создания здешних «Пересвета», «Осляби» и шести других броненосных крейсеров, которые будут описаны ниже, «смешаны, взболтаны и разлиты в примерно одинаковые формочки» характеристики восьми реальных кораблей – «России», «Пересвета», «Осляби», «Дианы», «Паллады», «Авроры», «Громобоя» и «Баяна». Башни от двух «броненосцев-крейсеров» (сами установки, но не масса их бронирования) здесь ушли в пользу двух броненосцев береговой обороны, поэтому все данные корабли имеют только казематное и палубное размещение артиллерии.

Состав вооружения у здешних «Пересвета» и «Осляби» – 2-203х45, 12-152х45 (на станках с бортовым штыром), 12-75х50 (на станках Канэ), 12-47, 4-37. При этом в данном мире:

4 восьмидюймовки реальной «России» делятся поровну между двумя названными кораблями;

количество произведенных 152-мм пушек Канэ на станках с бортовым штыром (16 – «Рюрик», 8 – «Три Святителя», 4 – «Адмирал Ушаков», 4 – «Адмирал Сенявин», 12 – «Пересвет», 12 – «Ослябя», итого 56) соответствует реальному (16 – «Рюрик», 8 – «Три Святителя», 4 – «Полтава», 4 – «Петропавловск», 4 – «Севастополь», 6 – «Сисой Великий», 14 – «Россия», итого 56);

12 дополнительных 75-мм орудий на станках Канэ для «Осляби» берутся от пяти реальных балтийских миноносцев-«соколов», на которых они имелись, еще одного с «настоящей» канонерской лодки «Гиляк» и шести установок из числа заготовленных для вспомогательных крейсеров (в частности, для «Смоленска»).

А плоские броневые палубы по верхней кромке пояса в нашем мире имели также два броненосных крейсера – «Россия» и «Баян».

"Башенная" история

"Башенная" история

Последовавшие за этими двумя кораблями броненосные крейсера «Диана», «Паллада», «Аврора», «Россия» и «Громобой» закладывались в 1895-1897 годах на всех трех главных судостроительных предприятиях Санкт-Петербурга. Их главными отличиями от «Пересвета» и «Осляби» были установки 152-мм орудий на станках с центральным штыром, увеличенное число 75-мм орудий (20, причем уже на станках Меллера), три трубы, в которые удалось свести дымоходы от прежних 28 котлов Бельвиля, карапасная палуба со скосами толщиной от 2 до 3 дюймов вместе с подложкой и примыкающие к ней небольшие треугольные траверзы в месте окончания толстой части пояса. На двух последних крейсерах, кроме того, поменялся тип броневого материала (они получили крупповскую броню вместо гарвеевской), а также схема защиты среднекалиберной артиллерии – ее упрятали в индивидуальные казематы с 5-дюймовой наружной и 2-дюймовой тыльной броней. Правда, такое решение повлекло за собой и некоторое снижение толщины поясной брони – до 6 дюймов в центральной части и 4,5 дюйма в оконечностях.*

*Справочно:

Состав вооружения данных крейсеров – 2-203х45, 12-152х45 (на станках с центральным штыром), 20-75х50 (на станках Меллера), 12-47, 4-37. При этом:

главный калибр для них берется от реальных «Громобоя» (4), «Баяна» (2), «Храброго» (2), последнего орудия из тех 13, что ОСЗ сдал к 1 мая 1901 года, а также одной, изготовленной вкупе со станком вместо примерно равной ей по трудо- и материалоемкости 254-мм 45-калиберной пушки (203 мм со станком без щита – около 27 тонн, 254 мм – 22,5-27,6 тонны), которых здесь к середине 1901 года флоту было сдано лишь 24 вместо 30 в нашей реальности;

артиллерия СК – от реальных «Пересвета» и «Осляби» (по 11 пушек), «России» (2), трех «богинь» (по 8), «Громобоя» (16) и «Баяна» (8), а оставшиеся 12 из этих 72 орудий получит здешний «Баян», о чем будет сказано ниже;

75-мм пушки на станках Мелллера – от реальных «Пересвета» и «Осляби» (по 20 пушек), трех «богинь» (по 24), «Громобоя» (24) и «Баяна» (20). Из этих 156 орудий 100 отойдут пяти рассматриваемым крейсерам, еще 20 – здешнему «Баяну», а оставшиеся 36 далее по тексту обретут иных хозяев.

Крупповская вертикальная броня для двух «России» и «Громобоя» тут набирается от реальных «Дианы», «Паллады», «Авроры», «Пересвета», «Осляби», «Громобоя» и «Баяна». По мнению автора, есть основания полагать, что «Баян» имел все-таки не гарвеированную, а крупповскую броню, а у «Пересвета» и «Осляби» «круппированными» были плиты барбетов башен ГК (у первого – частично), а также казематов СК (как минимум на «Пересвете»), о чем подробно рассказано здесь:

 

http://samlib.ru/editors/m/matweenko_a_g/proizwodstwobronidljanuzhdflotawrossijskojimperii.shtml

Помимо броненосных крейсеров, русский флот к 1898 году обзавелся еще и одним бронепалубным – им была строившаяся во Франции с 1895 года «Светлана». Впрочем, скорее не сам флот, а его главный начальник, генерал-адмирал – «Светлана» должна была выполнять роль его личной яхты. Тем не менее, и боевые качества этого кораблика в 4000 тонн водоизмещения и с 20-узловым ходом были вполне на уровне – за это отвечали полдюжины шестидюймовок Канэ в палубных установках с центральным штыром и защита в виде 30-мм палубы с 60-мм скосами и 90-мм гласисом, 100-мм брони боевой рубки и 50-мм трубы под ней, а также местного бронирования (дымоходы, элеваторы боезапаса и щиты орудий ГК).*

*Справочно:

«Светлана» в данном мире практически идентична себе реальной, за исключением небольшого перераспределения толщин палубной брони. А о том, как, по авторскому разумению, была в реальности устроена ее палубная броня, тоже кое-что сказано в материале по вышеуказанной ссылке.

Попутно со строительством новых кораблей флот частично модернизировал и старые. Так, к примеру, на юте верхней палубы броненосцев «Император Александр II» и «Император Николай I» для компенсации присущей этим «таранам» слабости огня прямо по корме появилось по одному 229-мм 35-калиберному орудию со щитовым прикрытием. А второй из этих броненосцев в 1900-1901 годах получил еще и 16 котлов Бельвиля вместо старых огнетрубных, после чего смог разогнаться на мерной мире до без малого 17 узлов.

Основательно поменялся к 1903 году и «Рюрик». Для обеспечения единообразия по части вооружения с прочими броненосными крейсерами, пополнявшими перед войной Владивостокский отряд, он вместо четырех старых 35-калиберных восьмидюймовок получил две новых 45-калиберных, установленных на полубаке и юте в диаметральной плоскости с броневыми прикрытиями как на «Пересвете». 120-мм орудия на нем также заменили на дюжину 75-мм пушек на станках Меллера. 10 из них расположились на прежних местах 203-мм и 120-мм орудий на верхней палубе, а еще две – в полубаке над позициями крайних носовых шестидюймовок. Также на крейсере был кардинально обновлен рангоут – от парусного вооружения избавились окончательно, а облегченных мачт осталось всего две. Фок-мачта «переехала» за боевую рубку, а грот-мачта расположилась прямо перед кормовой надстройкой. При этом новые пушки главного калибра «Рюрика» вполне разумно установили на местах прежнего расположения фок-мачты и бизань-мачты, где под ними остались необходимые подкрепления в корпусе.*

*Справочно:

Пара 229-мм 35-калиберных пушек для двух балтийских «таранов» в этом мире была изготовлена вместо двух аналогичных орудий для реального броненосца «Гангут». Разве что здесь они, как предполагается, отличаются станком – не на бортовом, а на центральном штыре, как и прочие 9-дюймовые орудия этих кораблей.

В свою очередь, две новых восьмидюймовки со станками для «Рюрика» (и еще две для здешнего «Баяна») изготавливаются вместо еще четырех реальных 254-мм 45-калиберных пушек. Двенадцать 75-миллиметровых орудий «Рюрик» получает из числа тех 36, что остались «лишними» после «перекройки» прочих здешних броненосных истребителей торговли. А изъятым с крейсера шести 120-миллиметровкам чуть позже тоже будет найдено достойное применение.

Последний русский броненосный крейсер для действий на коммуникациях противника строился уже в Америке, на верфи Крампа. Этот предприимчивый американский промышленник после известий о том, какие средства в 1897 году были отпущены царским правительством на новую кораблестроительную программу, добивался заказа и на броненосцы. Однако предложенный им вариант корабля с казематным расположением среднекалиберной батареи не устроил Морское министерство, четко выдерживавшее единожды взятый курс на создание для Балтики и Дальнего Востока эскадренных броненосцев только с башенной артиллерией.

Впрочем, свой кусок русского денежного пирога Крампу удалось-таки урвать – в виде заказа на два крейсера, броненосный «Баян» с уже ставшим «стандартным» для российских кораблей такого класса водоизмещением в 9500 тонн и бронепалубный «Варяг» в 6500 тонн. Для упрощения работы Крамп в значительной мере унифицировал эти два корабля – так, к примеру, их двухвальная машинная установка была идентичной, равно как и количество котлов Никлосса, единственных, на применение которых соглашался американский завод. Правда, исполнение машин конкретно на «Варяге» оставляло желать лучшего – несмотря на то, что на одном из пробегов крейсер разогнался до 24,59 узла при мощности около 16250 лошадиных сил, в зачет ему пошли только 23 с четвертью. А фактически во время службы из-за постоянно перегревавшихся подшипников гребных валов его наибольшая долговременная скорость составляла, как ни бились русские механики, лишь около 20,5 узла. Зная это, становится вполне понятным, почему именно «Варяг» перед самой русско-японской войной был включен в состав Владивостокского отряда крейсеров – по ходовым качествам он не сильно отличался от прочих его участников. Кроме того, его четырехтрубный, как и у «Баяна», силуэт позволял хотя бы отчасти вводить в заблуждение противника относительно того, кого же он все-таки наблюдает – одного из «американцев» или визуально сходных с ними «Пересвет» либо «Ослябю».

«Баян», в отличие от бронепалубного родича, избежал проблем со своими машинами, а его наибольшая скорость на пробах достигла 20 с четвертью узлов при мощности машин, сходной с «варяжской». Это был самый лучший результат из всех русских «истребителей торговли», и, что немаловажно, повторявшийся потом в процессе службы. В плане бронирования «Баян» в целом был подобен «России» и «Громобою», но тоже с местными американскими нюансами. К примеру, броневая палуба на нем, как и на «Варяге», склепывалась из двух слоев никелевой стали равной толщины – суммарно 1,5 дюйма в плоской части и 3 дюйма на скосах и карапасах. А вместо индивидуальных казематов среднего калибра Крамп применил общую батарею с 5-дюймовой бортовой броней и разделительными переборками в ней – дюймовыми поперечными и полудюймовыми тыльными. Дюймовой толщины были и палубные настилы под и над этой батареей, выполнявшиеся, как и основная броневая палуба, из экстрамягкой никелевой стали.*

*Справочно:

«Варяг» в данном мире ничем не отличается от аналогичного реального корабля, в том числе и в плане проблем с машинами.

Состав вооружения альтернативного «Баяна» – такой же, как у здешних броненосных крейсеров типов «Диана» и «Россия».

Конструкция броневой палубы «Баяна» соответствует той, что имелась на реальном «Варяге».

Еще один бронепалубный крейсер из задуманного русскими военно-морскими теоретиками класса крупных быстроходных разведчиков в том же 1898 году, что и американцы, начала строить верфь «Германия», принадлежащая фирме Круппа. Ее корабль, 6000-тонный «Аскольд», конечно, выделялся своим внешним видом с пятью тонкими трубами – но был при этом отличным ходоком и имел куда лучшее, чем на «Варяге», размещение артиллерии.*

*Справочно:

Здешний «Аскольд» также абсолютно идентичен реальному кораблю с таким же названием.

Другой крейсер, предложенный тоже немцами, но из фирмы «Вулкан», русским заказчиком было предложено обратить из бронепалубного разведчика в броненосный – идея такого корабля тоже вызрела под шпицем и требовала проверки. Тем более что проект «Вулкана» уже имел и башни, и броневые казематы главного калибра. Оставалось лишь защитить броней стоявшие открыто 4 шестидюймовки и добавить поясную броню, что и было в итоге проделано. При этом планируемое водоизмещение корабля выросло с 6645 до 7250 тонн, а скорость по проекту немцы соглашались обеспечить не в 23, а только в 22,5 узла. Однако на официальных испытаниях «Богатырь», как назвали крейсер, сумел пусть и на сотые доли узла, но все-таки перешагнуть 23-узловый рубеж.

Пояс на «Богатыре» шириной 2,125 метра прикрывал борт по все длине, а его толстая часть (от 135 мм на верхней кромке до 75 на нижней) распространялась и на подбашенные отделения. В носу и корме поясные плиты имели толщину от 95 вверху до 55 мм ниже ватерлинии. Вкупе с 35-мм плоской частью палубы, 55-мм скосами и карапасами и 75-мм гласисами машин пояс в достаточной мере обеспечивал корабль от серьезных повреждений в районе ватерлинии. 135-мм вертикальную броню имели также обе двухорудийные башни для 152-мм пушек с их барбетами и боевая рубка, а казематы для оставшихся восьми шестидюймовок защищали со стороны борта 75-мм плиты.

На «Богатыре» применили и две новые башни для шестидюймовых орудий конструкции Металлического завода – в них, учитывая начавшие проявляться в процессе эксплуатации проблемы с подъемными механизмами оригинальных установок 120-мм и 152-мм орудий Канэ, были существенно переделаны станки.*

*Справочно:

Информация о башенных станках Металлического завода для шестидюймовок Канэ соответствует действительности. Подробнее об этом можно прочесть в книге А.Г.Дукельского «Исторический очерк развития проектирования и изготовления башенных установок в России 1886-1917 г.г.» (Москва, 1931 год, стр. 199). А сам по себе здешний «Богатырь» по габаритам (кроме осадки и ширины, составляющей 17,4 м), характеристикам машинно-котельной установки и составу вооружения не отличается от настоящего корабля с таким же названием.

Впрочем, то были не единственные башни среднего калибра, взятые в указанное время на вооружение русским флотом. Вернее даже сказать, что хронологически они представляли собой третий, самый поздний и наиболее совершенный конструктивный тип. А два других образца подобных изделий были плодом творчества французских фирм и Путиловского завода.

Французские башни были установлены на двух броненосцах, «Ретвизане» и «Цесаревиче», заказанных фирме «Форж э Шантье» и строившихся на ее верфи в городе Ла-Сейн близ Тулона. При их заказе МТК по сути потребовал воспроизвести броненосцы типа «Полтава», но обеспечив их более надежным бронированием из крупповских плит, полностью электрическими башенными установками и 18-узловой скоростью. Отведенный на это предел проектного водоизмещения составлял 12000 тонн.

Уже предварительные проработки показали, что заявленное Морским министерством как «желательное» наличие в составе вооружения 12 шестидюймовых орудий вместо 8 у «полтав» при вышеназванном лимите по размерам корабля и строгом требовании о применении исключительно башен обеспечить не удастся. И конкретно для французской пары кораблей МТК пока еще не рискнул выходить за обозначенные в изначальном техзадании рамки их размеров.

Тем не менее, даже при необходимости вписаться в жесткие условия русского заказчика, проект, разработанный А.Лаганем, был в целом весьма прогрессивен – чего только стоили два полных пояса бортовой брони и две также полных бронепалубы, продольная противоминная переборка, образованная загибом нижней броневой палубы вниз, и защита всей 75-мм артиллерии тонкой 50-мм противофугасной броней. Длина по ватерлинии новых кораблей составляла 113,5 м при ширине 22,75 м, а мощность машинной установки – 16000 лошадиных сил, что обеспечило им на испытаниях скорость в 18,5 узла. Портили все это великолепие только два момента – подверженные поломкам чугунные эксцентрики паровых машин и, мягко говоря, умеренная дальность плавания (следствие наибольшего запаса угля всего в 1250 тонн).*

*Справочно:

По сути дела альтернативные «Ретвизан» и «Цесаревич» представляют собой комбинацию из несколько «обрезанных» по характеристикам реальных «Цесаревича» и «Бородино». При этом «Цесаревичу» от «настоящего» крейсера «Баян» также отдана такая особенность, как защита броней части 75-мм пушек. И здесь предполагается, что вместо 8 орудийных позиций с 60-мм броней и 20, имеющих 76-мм защиту, будет 40 – но прикрытых 50-мм плитами.

Что касается прочих ключевых характеристик, то по части брони оба альтернативных корабля имеют главный пояс толщиной до 230 мм, верхний до 180 мм, боевую рубку с вертикальной броней в 230 мм, башни и барбеты главного калибра – 250 мм, среднего калибра – 150 мм, 40-мм противоминную переборку, 40-мм нижнюю и 50-мм верхнюю палубы, а также 20-мм горизонтальные прикрытия казематов ПМК. А состав их основной артиллерии – 2х2-305х40, 4х2-152х45, 20-75х50 (на станках Меллера), 20-47.

Впрочем, был и еще один негативный аспект – в виде изрядно затянувшейся постройки этих кораблей, из-за чего они едва успели попасть в Порт-Артур до войны с Японией. Дело даже дошло до того, что из-за опасений с опозданиями контрагентских поставок башни главного калибра для «Ретвизана» в конце 1900 года было решено заказать Путиловскому заводу. Путиловцы, которым было не привыкать работать в кооперации с французскими фирмами, смогли выполнить поставленную задачу, хотя и не без затруднений. Так, особенно много хлопот им доставила необходимость приближать размеры своих установок к сравнительно компактным башням иностранного образца.*

*Справочно:

В данной истории «Цесаревич» получает две башни ГК и четыре башни СК от своего реального аналога, а «Ретвизан» – еще две башни СК от «настоящего» «Цесаревича», две башенные установки от реального «Баяна» (эти одноорудийные башни для 203-мм орудий по массе, габаритам и трудоемкости изготовления вполне можно считать равными французским двухорудийным башням для шестидюймовок) и две башни ГК, которые в действительности Путиловский завод делал для «Победы» и которые конструктивно были весьма близки к башням ГК броненосцев «Император Александр III» и «Князь Суворов».

Параллельно с «Цесаревичем» и «Ретвизаном» и даже с заимствованием образца их машин (к счастью, в русском исполнении уже без использования чугуна в ответственных частях) Балтийский завод в 1898-1899 годах начал строительство двух броненосцев разработанного им самим типа. Правда, в части схемы защиты здесь не обошлось без некоторого влияния проекта очередного черноморского броненосца – «Князя Потемкина-Таврического», закладка которого состоялась в Николаеве в 1897 году.

«Потемкин» концептуально представлял собой развитие проекта «Трех Святителей». Но в отличие от прародителя он при проектном водоизмещении в 12500 тонн получил полубак, башенные установки ГК с 35-градусным углом возвышения, сделанные Обществом николаевских заводов и верфей при технической помощи Металлического завода, 16 шестидюймовок на станках с центральным штыром в броневых казематах, дюжину 75-мм пушек на станке Меллера, а также полный пояс по ватерлинии толщиной 9 дюймов напротив машин и котлов, 8 дюймов в районе башен ГК и 3 дюйма в оконечностях. При этом в местах, где заканчивалась толстая поясная броня, у него имелись также примыкающие к броневой палубе небольшие треугольные траверзы, как бы отделяющие плоскую 50,8-мм палубу с 63,5-мм скосами от 76,2-мм карапасов. Такое решение, в свою очередь, было позаимствовано у броненосных крейсеров типов «Диана» и «Россия». Как и его прототип, «Потемкин» показал на испытаниях неплохую скорость – 17 узлов. А в процессе дальнейшей службы даже спустя 10 лет после ввода в строй однажды смог выдать еще на полузла больше.*

*Справочно:

Здешний «Потемкин» в общем и целом весьма подобен реальному кораблю с таким названием, включая его заявленные ходовые характеристики.

Главное же его отличие – в конструкции главного пояса, его траверзов и палубной брони в оконечностях. Карапасы на нем представляют собой не отдельную конструкцию, примыкающую к нижней кромке полноценных вертикальных траверзов, а являются продолжением нижней (жилой) броневой палубы, как на реальном «Громобое». И так же, как на «Громобое», устроены броневые траверзы – по описанной выше схеме в виде примыкающих к скосу палубы и борту в месте окончания поясной брони треугольных плит. И, кстати, такими же по сути были броневые траверзы главного пояса настоящего «Ретвизана».

По подсчетам автора, при подобном изменении конструкции палубы и траверзов веса, образующегося за счет сокращения размеров последних, как раз хватает на трехдюймовую броню оконечностей.

Из-за корректировок схемы бронирования и чуть меньшего, чем реальное, проектного водоизмещения (12500 тонн против 12582) минимально (только в части малокалиберных пушек) изменен состав вооружения корабля – 2х2-305х40, 16-152х45, 12-75х50, 8-47.

Конструкцию поясной брони «Потемкина» без изменений воспроизвели и на двух упомянутых выше балтийских кораблях, получивших названия «Победа» и «Бородино». Правда, в отличие от черноморского броненосца, их средняя артиллерия (как, впрочем, и главная) размещалась в башнях авторства Путиловского завода – несколько лучших, как считалось, чем французские на «Цесаревиче» и «Ретвизане», но все же уступавших в конструктивном плане аналогичным установкам Металлического завода, впервые примененным на «Богатыре». Зато среднекалиберных башен на новых броненосцах было уже по 6 на каждом, для 12 орудий – МТК, скрепя сердце, разрешил-таки увеличение для этого их проектного водоизмещения до 13000 тонн при длине по ватерлинии в 398 футов и наибольшей ширине в 73 фута. Машины, сделанные по французским чертежам, показали себя вполне достойно, обеспечив кораблям в процессе испытаний 18-узловую скорость, несмотря на добавленные постройкой каждому из них 350-400 тонн лишнего веса.*

*Справочно:

Здешние «Победа» и «Бородино» – этакий конструктивный микст из характеристик реальных «Победы» и «Ретвизана», но с башенным размещением всей главной и средней артиллерии и заимствованием в этих целях всех башен Путиловского завода от «настоящих» «Императора Александра III» и «Князя Суворова».

Состав их главного вооружения – 2х2-305х40, 6х2-152х45, 20-75х50, 20-47. Что же касается брони, то главный пояс и толщина его отдельных элементов аналогичны приведенным для альтернативного «Потемкина». А вот 6-дюймовый верхний пояс длиннее «потемкинского» – около 55 процентов длины корпуса – охватывает барбеты башен ГК и замыкается прямыми, а не угловыми траверзами толщиной также в 6 дюймов. Верхний пояс по верхней кромке перекрывается 2-дюймовой броневой палубой (с учетом палубного настила). Башни ГК и их барбеты имеют вертикальную 9-дюймовую броню (за верхним поясом – 3-дюймовую), башни СК – 6-дюймовую (их барбеты защищаются аналогичной броней только до батарейной палубы). Боевая рубка также прикрыта 9-дюймовыми вертикальными плитами.

Данные броненосцы имеют небольшой полубак (до носовой надстройки), а все их башни СК стоят на верхней палубе.

К сожалению, до войны с Японией вступить в строй и прибыть к месту службы успела только «Победа». При этом в силу серьезного запаздывания со строительством «Бородино» и прочих предназначенных для дальневосточного театра броненосцев Морское министерство в качестве временной меры усиления в 1903 году перевело в Порт-Артур два последних и самых совершенных балтийских броненосца береговой обороны – «Адмирал Бутаков» и «Генерал-адмирал Апраксин». Увы, вернуться из этой командировки данным кораблям было уже не суждено…

В те времена спешного наращивания дальневосточной группировки непредвиденные задержки шли по всем строящимся кораблям. Порой им был причиной человеческий фактор, как в случае со сгоревшим на стапеле в 1901 году корпусом бронепалубного крейсера «Витязь».

Проект этого корабля был разработан русскими инженерами на базе «Богатыря» и при сокращении проектного водоизмещения до 6500 тонн, как у «Варяга», подразумевал отказ от имевшегося на «немце» броневого пояса и башен для четырех шестидюймовок. Почти вся шестидюймовая артиллерия (12 из 14 стволов) при этом перемещалась в устроенные в полубаке и полуюте казематы с 3-дюймовой бортовой броней, а погонная и ретирадная шестидюймовки оснащались по примеру броненосных крейсеров щитами развитой формы и броневыми брустверами. Броневая палуба имела толщину в 1,5 дюйма в плоской части и 3 дюйма на скосах, карапасах и гласисе машинного отделения. Боевую рубку защищали 6-дюймовые вертикальные плиты.

После пожара, уничтожившего «Витязь», по этому же проекту был заложен новый крейсер под названием «Олег». В состав действующего флота он вошел в конце 1904 года – уже в ходе начавшейся войны. Увы, «Олег», равно как и два аналогичных черноморских корабля («Очаков» и «Кагул»), не показал той же скорости, что и германский прототип – в их тактических формулярах фигурировало значение в 22 узла. Виной тому была строительная перегрузка примерно в 500 тонн на каждом из них.*

*Справочно:

За минусом приведенных здесь отличий в числе стволов главной артиллерии (14 вместо 12) и ее размещении (ликвидация башен и устройство дополнительных казематов) здешний «Олег» идентичен реальным крейсерам типа «Богатырь».

При этом для «Олега» дополнительная пара шестидюймовок выпускается за счет отказа от последней невостребованной в данной истории 45-калиберной 10-дюймовки. А оба «черноморца» свою артиллерию в полном составе получают уже после войны – здесь им, как и в нашем мире, придется делиться произведенными для них пушками с Владивостокским отрядом крейсеров.

Что же касается максимальной скорости реального «Олега», то Р.М.Мельников в статье «Бронепалубный крейсер «Олег» в журнале «Судостроение» № 9 за 1980 год пишет, что в 1917 году при водоизмещении 8010 тонн она составляла 21,8 узла.

Опоздали к началу войны и два бронепалубных крейсера 2 ранга, строившихся Невским заводом. «Жемчуг» и «Изумруд» пришлось включать уже в состав того крейсерского отряда из спешно достроенных кораблей, который в конце 1904 года был отправлен для расширения операций против морских перевозок противника. Из-за этого их официальные пробы на скорость так и не были проведены в должном объеме. Данный факт, а также строительная перегрузка, доходившей до 250 тонн, что было немало для 3125-тонных кораблей, привели к тому, что во время войны официальным максимумом названных крейсеров считались 23 узла.*

*Справочно:

Здешние «Жемчуг» и «Изумруд» можно считать практически полностью аналогичными реальным.

Вообще о крейсерах 2 ранга стоит сказать подробнее. Их первые проекты тоже разрабатывались в рамках соответствующих конкурсных заданий, озвученных русским Морским ведомством в 1897-1898 годах. И полностью им соответствующим являлся, пожалуй, только строившийся на германской верфи Шихау 3000-тонный «Новик», выдавший на испытаниях 25,5 узла. Именно на его базе создавался затем проект «Жемчуга» и «Изумруда», отличаясь от прототипа котлами Ярроу, усиленным корпусом и наличием восьми 120-мм орудий вместо шести. Однако ко времени ввода в строй двух русских кораблей «Новик» тоже уже получил две дополнительные 120-миллиметровки – из числа шести, снятых в Порт-Артуре со вспомогательного крейсера «Ангара». Благо, его строительный недогруз – факт, невероятный для отечественных корабелов, – допускал такую операцию.*

*Справочно:

Бронепалубный крейсер 2 ранга «Новик» в описываемом мире также не имеет особых отличий от «настоящего» корабля с таким названием.

Еще два таких орудия с «Ангары» досталось в ходе войны крейсеру «Алмаз» постройки Балтийского завода, тоже вначале располагавшему лишь шестью 120-мм пушками. Данный крейсер «балтийцы» сконструировали на базе проекта своих же минных заградителей «Амур» и «Енисей». В отличие от них, этот корабль в 3000 тонн получил чуть более приземистый корпус и стал длиннее и уже – 330 футов по ватерлинии и 43,5 фута соответственно. При этом на нем появилась дюймовой толщины броневая палуба с 1,5-дюймовыми скосами и 2-дюймовым гласисом над главными механизмами, а также бронированная боевая рубка с 1,5-дюймовыми стенами. Машины, рассчитанные по проекту на 8000 лошадиных сил, реально выдали на полтысячи сил больше – и этого хватило, чтобы получить на мерной мире 20 с четвертью узлов, выполнив тем самым  требования технического задания.

"Башенная" история

Крейсер был построен заводом весьма оперативно – и, поскольку задумывался в том числе как посыльное судно для наместника на Дальнем Востоке, прибыл к месту назначения вполне своевременно. При этом, дабы не задерживать корабль на Балтике, главное вооружение – шесть 120-мм пушек, снятых с «Рюрика», – на нем смонтировали уже во Владивостоке в ноябре 1903 года. Правда, во время войны о представительском назначении «Алмаза» никто особо не вспоминал – для него под Порт-Артуром всегда находились куда более боевые задачи.

С «Алмазом» был весьма сходен обликом (три трубы, полубак с полуютом, фок-мачта перед боевой рубкой) и характеристиками еще один крейсер 2 ранга – построенный в Дании «Боярин». Датчанам в свое время сделали довольно много послаблений по части конструктивных элементов их корабля. На мерной миле, к примеру, этот 3000-тонный крейсер при 10500 лошадиных силах (на 500 больше, чем по проекту, как и у «Алмаза») показал около 22 с четвертью узлов, что было не сравнить с «Новиком». Но благоволение вдовствующей императрицы промышленникам ее родины не позволяло выказать какие-то сомнения в пользе данного заказа. Тем более что в целом «Боярин» был вовсе не так уж плох – к примеру, подобно «Алмазу», по мореходности и удобству действия артиллерией в свежую погоду того же «Новика» он объективно превосходил.*

*Справочно:

«Боярин» в этом мире несколько «обрезан» по характеристикам (размеры, скорость, мощность машин, защита) в пользу альтернативной версии «Алмаза». Толщины брони разных защитных элементов у этих двух кораблей здесь предполагаются одинаковые, равно как и вооружение, аналогичное реальному «Боярину». А вскользь упомянутые минзаги «Амур» и «Енисей» – ровно такие же, как в нашей истории.

К превеликому сожалению, проявить свои лучшие качества на практике «Боярину» не довелось – в первые же дни войны он подорвался на своей же мине, был брошен экипажем и впоследствии затонул после повторных подрывов при пересечении линии минного заграждения.

К слову сказать, «Алмаз» в свое время отправился к месту будущей службы в компании еще одного корабля, строившегося на Балтийском заводе, причем на том же стапеле, что и крейсер, в промежутке между ним и минным заградителем «Енисей». Им была канонерская лодка «Храбрый», созданная по модифицированному проекту «Гиляка», с аналогичным ему вооружением (две 120-мм пушки и четыре 75-миллиметровки на станках Канэ), но с несколько скорректированным теоретическим чертежом с учетом выявившейся значительной перегрузки прототипа. Тем не менее, и для «Храброго» не удалось обойтись без лишнего веса – но эти 11 тонн сверх проектных 1125 уже не были чем-то особо значимым.*

*Справочно:

Здешний «Гиляк» от реального отличается только наличием 120-мм орудия на кормовой позиции взамен 75-мм пушки, которую здесь отобрали в пользу броненосного крейсера «Ослябя». При этом одна дополнительная стодвадцатка для «Гиляка» берется из числа заготовленных для вспомогательного крейсера «Петербург» («Днепр»), а два таких же орудия для «Храброго» – из предназначенных для «Смоленска» («Риона»). По шесть остающихся 120-мм орудий, по мнению автора, этим вспомогательным крейсерам будет вполне достаточно для выполнения возлагаемых на них задач.

Четыре же 75-мм пушки на станках Канэ для «Храброго» – это те орудия, которые в реальности были изготовлены для крейсера 2 ранга «Алмаз».

А необходимый тоннаж для здешней канлодки «Храбрый» набрался из мелких излишков водоизмещения после всех перераспределений, имевших место в данной истории.

«Храбрый» и «Алмаз» по пути сопровождали транспорт «Маньчжурия», весьма своевременно доставивший второй боекомплект для Тихоокеанской эскадры, а также 24 75-мм пушки на станках Меллера, которыми в 1903 году решено было заменить кормовые 47-миллиметровки на всех эскадренных миноносцах, находящихся в Порт-Артуре. Однако потери в таковых уже с первых дней войны, а также тот факт, что ряд миноносцев типа «Сокол» еще находились в стадии сборки на момент начала боевых действий, привели к тому, что помимо двух десятков эсминцев по паре 75-миллиметровок получили и оба порт-артурских минных крейсера – «Всадник» и «Гайдамак».*

*Справочно:

Собственно, вот для этого нам и пригодились те две оставшиеся дюжины 75-мм пушек, которые в этой истории были отобраны у броненосных крейсеров…

В перечне забот предвоенной поры фигурировала и постройка на Балтике четырех очередных эскадренных броненосцев. И хотя все они предназначались для Дальнего Востока, в тихоокеанских водах им довелось появиться лишь после завершения боевых действий.

Проект «Императора Александра III», «Князя Суворова», «Орла» и «Славы» стал по сути квинтэссенцией кораблестроения довоенной эпохи, в известной мере развивая идеи как «Цесаревича», так и «Победы». От первого он унаследовал конструкцию корпуса с завалом бортов и противоминной переборкой (правда, теперь она была отдельным элементом, примыкавшим к месту перехода плоской части нижней палубы в скос), силовую установку, а также броневые казематы противоминной артиллерии, от второго – состав среднекалиберной батареи из 12 орудий в шести башнях и увеличенный полный запас угля в 1625 тонн. При этом сами электрифицированные башни и главного, и среднего калибра на всех четырех броненосцах были конструкции Металлического завода – наилучшего, как считалось, типа, выработанного перед войной.*

*Справочно:

В данной истории указанные броненосцы получают принадлежащие к одному конструктивному типу башни ГК Металлического завода от реальных «Ретвизана», «Бородино», «Орла» и «Славы», а башни СК того же производителя – от трех последних названных кораблей и «настоящих» крейсеров «Олег», «Очаков» и «Кагул».

Для выполнения всех пожеланий по части оборонительных и наступательных элементов кораблей данной серии им опять повысили предел проектного водоизмещения – до 13500 тонн. Вкупе с сохранением неизменным типа машин и состава котельной установки это привело к небольшому уменьшению их максимальной скорости – в среднем до 17,5 узла на испытаниях. А некоторое сокращение протяженности противоминной переборки позволило по примеру «Богатыря» защитить и котлы с машинами, и погреба башен ГК броней одинаковой толщины – 8 дюймов по ватерлинии и 6 дюймов в уровне верхнего пояса. Одновременно до трех дюймов увеличилась толщина бортовой брони казематов 75-мм пушек.*

*Справочно:

По конструкции здешние корабли типа «Император Александр III» представляют собой нечто среднее между реальным броненосцем с таким названием и проектами «Ж» и «З» Балтийского завода, взяв от первого знакомый нам двухтрубный силуэт, а от двух остальных – более грамотные, на взгляд автора, подходы к распределению брони.

Значительный объем разных новинок, примененных на броненосцах данного типа, а также ожидание изготовления для них всего комплекта башен и орудий повлекли за собой существенные задержки с их вводом в строй. Первые два из них удалось завершить постройкой лишь к октябрю 1904 года – а «Орел» и «Слава» обрели полную готовность лишь в мае и августе 1905 года соответственно.*

*Справочно:

В нашем мире, как известно, на войну из всех броненосцев типа «Бородино» не успела только «Слава». Но в данной альтернативной реальности, хочу напомнить, не существовало тех усиленных 254-мм орудий, которыми в реальности вооружили «Победу» вместо первоначально желаемых двенадцатидюймовок. А коль все здешние эскадренные броненосцы имеют исключительно 305-мм главный калибр, то и потребность в соответствующих пушках для кораблей додредноутной эпохи в этой истории на 4 орудия больше, чем в реальности – 72 против 68. Но поскольку за пределы реальных возможностей заводов автор старался не выходить, то эти дополнительные 4 ствола объективно могут быть произведены лишь с соответствующей отсрочкой по времени их сдачи флоту и с задержкой с вводом в строй корабля, для которого они предназначены. То есть вместе со «Славой» здесь в число отстающих попадает еще и «Орел».

Неготовность на начало войны четырех из пяти самых современных кораблей линии вынудила русские силы в конце января 1904 года встретить удар японцев лишь тем корабельный составом, который уже наличествовал в дальневосточных водах. Впрочем, было его все же немало.

Так, на Владивосток базировался крейсерский отряд («Рюрик», «Пересвет», «Ослябя», «Диана», «Паллада», «Аврора», «Баян» и «Варяг») со вспомогательным крейсером «Лена» и десятком номерных миноносцев. В Порт-Артуре же было 7 эскадренных броненосцев («Победа», «Ретвизан», «Цесаревич», «Полтава», «Петропавловск», «Севастополь» и «Сисой Великий»), 2 броненосца береговой обороны («Адмирал Бутаков» и «Генерал-адмирал Апраксин»), 1 броненосный крейсер – разведчик («Богатырь»),  1 бронепалубный крейсер 1 ранга («Аскольд»), 6 крейсеров 2 ранга («Новик», «Боярин», «Алмаз», а также устаревшие «Джигит», «Разбойник» и «Забияка»), 1 вспомогательный крейсер («Ангара»), 2 броненосные («Гремящий» и «Отважный») и 3 безбронные («Бобр», «Гиляк» и «Храбрый») канонерские лодки, 2 минных заградителя специальной постройки («Амур» и «Енисей»), 2 минных крейсера («Всадник» и «Гайдамак») и 25 эскадренных миноносцев, из которых три все еще пребывали в стадии сборки, а трофейный «Лейтенант Бураков» использовался в основном как посыльное судно.

К сожалению, неудачное для русских начало боевых действий лишило русских одного старого крейсера и еще трех канонерок – «Кореец» и «Забияка» погибли в Чемульпо, «Сивуч» пришлось уничтожить экипажем в Инкоу, чтобы не захватили японцы, а «Манджур» был вынужден интернироваться в Шанхае. Кроме того, на минах в первые дни войны были потеряны «Боярин» и «Енисей». А внезапная ночная атака миноносцев на внешний рейд Порт-Артура добавила в копилку японских побед торпедированный и затонувший из-за взрыва погребов «Сисой Великий». Еще одного «подранка» – «Цесаревич» – удалось спасти, приткнув к отмели возле прохода в гавань.*

*Справочно:

С учетом того, что в этой истории бронепалубных крейсеров 1 ранга в Порт-Артуре куда меньше, чем в реальности, отправка в Чемульпо именно «Забияки» видится автору вполне разумной идеей.

Тем не менее, все вышеуказанные потери дали хорошую встряску эскадре и в дальнейшем критических ошибок российские моряки делали уже куда меньше. Особенно под руководством нового командующего в лице вице-адмирала С.О.Макарова, успевшего прибыть в Порт-Артур до того, как его обложили с суши. И, к примеру, подрыв на японской мине шедшего под адмиральским флагом «Петропавловска» 31 марта 1904 года не стал для этого броненосца фатальным. Равно как и встречи с минами «Победы», «Севастополя», «Ретвизана» и «Богатыря».

Но русским и самим представился повод поквитаться с врагом той же монетой, причем уже совсем скоро – и 2 мая 1904 года лишило японцев двух вылезших на мины «Амура» броненосцев («Хатсусе» и «Ясима»), а также протараненного «Касугой» крейсера «Иосино» и наткнувшегося на свою же мину авизо «Мияко».

Впрочем, описывать все перипетии той войны можно долго. Здесь же стоит лишь сказать, что под Порт-Артуром наравне с «большими» отечественными броненосцами отменно проявили себя два их коллеги «прибрежного действия». Вкупе с канонерками они могли ходить там, куда более крупным кораблям хода не было, и не раз срывали своей артиллерией японские атаки на позиции крепости. И хотя оба они не пережили войну («Бутаков» отправила на дно минная банка, а «Апраскин» в январе 1905 года неудачно попался под стволы главным силам японского флота), их вклад в то, что Порт-Артур выстоял до подхода войск Линевича, был, несомненно, весьма и весьма значителен.

В общем же Макарову удалось надежно приковать к Порт-Артуру броненосцы Того, облегчая тем самым Владивостокскому отряду действия на коммуникациях противника. И с этой задачей крейсера Иессена и Безобразова справились достойно. Хотя у них тоже не обходилось без потерь – к примеру, в августе 1904 года группу Иессена зажали крейсера Камимуры и в ходе погони смогли стреножить и потопить «Варяг» и изрядно повредить «Ослябю», «Пересвет» и «Баян».

Однако эта неудача была компенсирована приходом во Владивосток с Балтики крейсерской группы из «Громобоя», «России», «Олега», «Светланы», «Жемчуга» и «Изумруда», а также шести вспомогательных крейсеров – и для военных перевозок Страны Восходящего солнца настали еще более темные времена.

В конечном итоге не дающая желаемого эффекта вязкая позиционная возня под Порт-Артуром вкупе с начавшимся наступлением Манчжурской армии и болезненными действиями владивостокских крейсеров в мае 1905 года привели Японию за стол переговоров – пока еще не стало слишком поздно и можно было оставить за собой хоть что-то из уже захваченного. Таковым «кое-чем» для японцев стала попавшая под их управление Корея – а вот с Ляодунского полуострова и прочих китайских земель им согласно мирному договору пришлось убраться.

Разумеется, такой расклад лишь временно устроил японских политиков и военных – и попытка реванша за «неоконченное дело» в их исполнении была лишь вопросом времени. Но это, как говорится, уже совсем другая история…

 

Картинки в несколько большем разрешении — как обычно здесь:

https://stvolar.livejournal.com/39699.html

https://stvolar.livejournal.com/39940.html

https://stvolar.livejournal.com/40277.html

 

С уважением. Стволяр.

47
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
10 Цепочка комментария
37 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
СтволярarturpraetorBarbAlex22 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
vasia23

Достойный труд.

frog

Как минимум, неплохо(если не сказать, хорошо)))) Вполне реализуемо и без тяжких мучений птички smile И даже вполне себе логично, что таки Артур устоял. Насчет сего, правда, можно поспорить… И таки ведь найдутся/нашлись бы…. Но …. С учетом прочих обстоятельств — спор бессмысленный. А сам труд — очень неплох. Мои поздравления, коллега…

Antares

Ув. Стволяр, подскажите , в гидравлике башен и барбетных установок на наших броненосцах какая рабочая жидкость использовалась. На Военном Обозрении меня один форумчанин несколько ввел в сомнения, по поводу рабочей жидкости в барбетной установке на японском «Фудзи». Я на В .Об. не зарегистрирован, но иногда почитываю там статьи.
Андрей Толстой несколько прояснил этот вопрос, но хотел еще услышать ответ от знатока по артиллерии флота.
А ,и чуть не забыл, «Алмаз» на основе «Амура», а мины может нести?

NF

++++++++++

Андрей Толстой

Уважаемый коллега Стволяр, Уф-ф-ф… дочитал. Слава мне!!! :)))))))))))) Как всегда чрезвычайно интересный материал. ОГРОМЕННЫЙ ++++++++++++++++++++++++++!!! Но все, же позвольте немного попридираться. Первое, фунты это конечно идентично времени и я знаю, что 1 фунт = 0,305 м. Но все, же переводить каждый раз, несколько сложновато. Второе, материал великоват, лучше было его выложить парой тройкой статей. Но это все к подаче материала. Теперь немного по кораблям. Как я понимаю у Вас «Полтава» аналогична «Ростиславу» лишь с заменой 2х2х254-мм, на 2х2х305-мм. Вполне, интересный вариант. Но скорость «Ростислава» всего 15,8 уз, да и дальность оставляет желать лучшего. Не маловато для РЯВ? «Пересвет» и «Ослябя» с трехвальной СУ и ослаблением ГК? Лично мне такое решение кажется несколько сомнительным. А вот «Диана», «Паллада», «Аврора», «Россия» и «Громобой», порадовали. Отличный выбор. Очень порадовали «Император Александр II» и «Император Николай I». Отличное решение, как по вооружению, так по СУ и скорости. В таком виде «старички» вполне могут дать японцам прикурить. «Баян» строится у Крампа. Интересный вариант. Строительство «Ретвизана» отдано Франции? Интересно сколько отката получил тот, кто принял такое спорное решение. Впрочем, дворец на Миллионной улице, еще никому не мешал. А вот за «Потемкина» отдельное, мерси. Здраво, мудро, разумно, правдоподобно. «Победа» и «Бородино», тоже очень хороши. К «Кагулам» и… Подробнее »

frog

пардон за придирки, но….

фунты это конечно идентично времени и я знаю, что 1 фунт = 0,305 м.

Как бэ не совсем так вроде wink

Андрей Толстой

Уважаемый коллега frog,

Как бэ не совсем так вроде

Согласен. ОпИсался, не фунт, а фут.
С уважением Андрей Толстой

Стаффорд41

Уважаемый Стволяр, спасибо за ваш труд, было очень интересно читать. Единственное, я не понял, на что пошли сэконмленые суммы от строительства маломерных броненосцев? На более крупные крейсера?

anzar

+++ ув. коллега! Упорядочение флота по вашим лекалам- неплохом в целом, особенно, броненосный уклон в крейсерским делам)). И ювелирное перетаскивание тоннажа, брони, башень и пушек туда-сюда (две таких вместо 3 других…))) Т.е флот вполне альтернативный, но промышленость, точнее колличество заказов для нее- никак! Не иначе как игра ума, такими паззлами все любим баловатся У вас очень точно вышло)) Однако читается тяжело! Читатель не помнит в подробности ваш альтфлот с прежних публикациях. Встречаешь фразу типа «Состав вооружения альтернативного «Баяна»– такой же, как у здешних броненосных крейсеров типов….» и давай прокручивать назад и искать в полноводном потоке описания заменок… Вообще очень пригодился бы список кораблей с указанием типа; год закладки; ВИ; скорость и состав вооружения. Броню в таблице указывать не надо, так как двумя-тремя цифрами вы не обойдетесь))) Просто для наглядности, а подробнее- в тексте. Кстати БрК с 2*8″/45 (палубные!) и 12*6″/45, скоростью под 20уз. и ВИ аж 9500т логичны именно как рейдеры, однако дальность не указана. Надеюсь большая)) Для 97-98г (Баян) ето уже не айс (Читосе-переросток но с поясом), хотя хранцузы умудрились сделать реалного Баяна еще хуже (для своего тоннажа). Вообще лучше перетаскивать башни с ЕБр на крейсера, чем наоборот- броня бортов ЕБр-ов- нативный каземат, а для защиты артиллерии на крейсере… Подробнее »

BayVar-2.png
Antares

Все таки задаюсь вопросом , почему 3 х вальная КМУ на крейсерах. В реале бортовые маршевые машины «РОССИИ» на испытаниях дали 15680 л.с. , т.е. 7840 каждая. Заводы уже могли выпускать машины такой мощности. Если сравнивать реальные КМУ «Цесаревича» и «Пересветов» , то вес КМУ последних практически на 2000 — 2400 т тяжелее. Может в этом и есть одна из проблем хронического перегруза ?
Всегда задавался вопросом почему на «Россию» поставили 2 машины в 15680 л.с. , а на «Пересветы» поставили 3 машины примерно такой же мощности. Будь такие «российские» машины на «Пересветах» при 2 х вальной КМУ вся строительная перегрузка с лихвой окупилась бы, еще на полный пояс хватило бы и на 12″ орудия.
Ни есть ли 3 х вальная КМУ «ахиллесовой пятой» проекта недоброненосцев типа «Пересвет».

Alex22

+++
«Пересвет» — красава! Одобряю!
Вполне реальный проект, а не что-то там бронебашенное. Этакий легкий броненосный крейсер.
«Алмаз» — красава! Но в пару к нему так и просится сестра с яхтенным форштевнем, скажем — «Бриллиант».
То же самое напрашивается и про «Амур» и «Енисей» — именно ими вдохновились немцы, создавая Nautilus и Albatross. silly

Barb
Barb

Зачем нужны ББО на Черном море? Оно же не мелководная Балтика с шхерами.

arturpraetor

Шхер на ЧМ действительно нет, но мелководных участков хватает. Особенно в Азовском море и Днепро-Бугском лимане. А при наступлении малая осадка позволит кораблю ближе подходить к вражескому берегу, и точнее обстреливать его из пушек — чем тот же «Ростислав» занимался в ПМВ. Так что определенный смысл в ББО для ЧМ есть, но их или строить мало, или строить из экономии, ибо ниша на ТВД их не очень то и велика.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить