Артиллерийские эскадрильи в бою. (Самолеты-корректировщики в годы Великой Отечественной войны) Часть 2

Фев 10 2018
+
17
-

 

Часть 1

В предыдущем номере было кратко рассказано об основных самолетах-корректировщиках ВВС КА и их боевом применении на Ленинградском фронте. Теперь остановимся на применении «артиллерийской» авиации в решающих сражениях Великой Отечественной войны.

К началу контрнаступления под Курском в составе Западного фронта была 1 эскадрилья, Брянского фронта – 4, Центрального фронта – так же 4 эскадрильи.

В целом ОКРАЭ действовали более-менее эффективно. Например, 50-я ОКРАЭ (Брянский фронт) в июле 1943 года провела 44 боевых самолето-вылета: на корректирование огня артиллерии – 10 (из 10 батарей противника было уничтожено 8); на фотографирование обороны противника – 23 (было сфотографировано 61 км² обороны и выявлено свыше 1200 целей); на визуальную разведку – 4 и на обучение войск по опознаванию своих самолетов – 7.

Однако в боевой деятельности ОКРАЭ имелось и много недочетов. В первую очередь это относится к прикрытию самолетов ОКРАЭ истребителями. Например, 53-я ОКРАЭ (3-я армия) в июле месяце должна была по плану произвести 52 самолето-вылета, а сделала всего 22. В 19 случаях причиной же вылетов являлся отказ выделить для прикрытия самолеты-истребители; в 10 случаях вылеты не состоялись из-за плохих метеорологических условий и только в одном – из-за неподготовленности экипажа к полету.

В контрнаступлении на Белгородско-Харьковском направлении 3-23 августа 1943 года Воронежский фронт располагал 51-й и 60-й ОКАЭ.

За неимением лучшего, для корректировки артогня у нас часто использовались одноместные истребители. Как это делалось, рассказал Герой Советского Союза А. А. Баршт, воевавший на «Харрикейне» в 118-м отдельном корректировочно-разведывательном полку:

«Мы – корректировщики – летали на высоте 3-4 тысячи метров, то есть снаряды наших гаубиц совершенно свободно могли угодить и в самолет. Поэтому необходимо было вообразить себе директрису стрельбы (прямую, соединяющую батарею и цель) и держаться от нее чуть в стороне.

Если я просто лечу, то из-за большой скорости плохо можно разглядеть местность. А когда я пикирую на цель, то углового перемещения почти нет. Поэтому вот что мы делали: набирали высоту примерно 4 тысячи метров у линии фронта и командовали: огонь! Они делают выстрел, и снаряд полетел. Теперь я опускаю нос и – пошел на цель. Снаряд меня обгоняет и взрывается, и я фиксирую, где взрыв, заранее (во время предварительной разведки) выбрав ориентир на местности – угол леса, либо изгиб реки, либо церковь – что есть. Даю поправки такие, что, как правило, второй, максимум третий залп накрывает цель».

Я оставлю без комментариев вопрос о том, насколько была эффективна корректировка стрельбы одноместными истребителями, и предоставлю это сделать читателю…

В Киевской операции, начатой 25 октября 1943 года, приняли участие две ОКАЭ – 60-я была придана 38-й армии, а 66-я – 40-й армии. Воздушная разведка сыграла важную роль даже в подготовительный период операции. Так, в полосе 38-й армии всего за несколько дней до начала наступления имелись очень противоречивые сведения о противнике. Даже данные разных соединений о начертании переднего края отличались друг от друга на 1,5-2,5 км. При таком положении планировать огонь артиллерии было совершенно недопустимо.

В связи с этим перед 60-й ОКАЭ и взводом оптической разведки 811-го разведывательного дивизиона была поставлена задача установить истинное положение переднего края и других объектов обороны противника. Эта задача была успешно выполнена.

Очень большую работу проделала эскадрилья по фотографированию обороны противника. Дело в том, что общевойсковая аэрофоторазведка почти ничего не давала артиллеристам, так как съемки производились с больших высот – порядка 4000 м – и снимки получились очень мелкого масштаба. Поэтому 60-й эскадрилье пришлось проводить аэрофотосъемку не только по отдельным маршрутам, но и значительной площади, с высоты, не превышающей 1200-1500 м. Дешифрование аэрофотоснимков проводили фотовзводы разведывательных дивизионов.

В 1944 года отдельные корректировочные эскадрильи были включены в созданные в том же году 13 отдельных корректировочно-разведывательных полков (ОКРАП). В названии полков было учтено, что их основной задачей является ближняя разведка боевых порядков противника в интересах артиллерийских частей, а вторичной – корректировка артогня.

Чем же были оснащены эти полки?

Так, в 204-м и 209-м ОКРАП на 5 апреля 1945 года состояло 20 самолетов Як-9Р, в 93-м ОКРАП – два Як-9К и три Як-9Р (еще 4 Як-9Р находились в ремонте), а в 118-м ОКРАП (2-я воздушная армия) имелось 15 самолетов Як-9Р и 19 Ил-2 (еще один Ил-2 находился в ремонте).


Как видим, число самолетов в ОКРАП ненамного превосходило число машин в обычных эскадрильях. Для чего были созданы полки, нетрудно догадаться – лишние командные должности, замполиты, более высокие звания и оклады, и т.д.

Впервые ОКРАП участвовали в большом наступлении в ходе Бобруйской операции (23 июня – 29 августа 1944 года) Бобруйского фронта. В подготовительном периоде участвовал только один (98-й) ОКРАП.

В составе фронта находился еще один ОКРАП – 93-й, но он действовал на левом крыле фронта и только к началу операции был привлечен к работе в полосах армий правого крыла.

98-й ОКРАП в подготовительный период произвел 236 самолето-вылетов, в том числе: на аэрофотосъемки – 43, на визуальную разведку – 14, на корректировку огня артиллерии – 12 и на прикрытие – 167. Дважды была произведена аэрофтосъемка обороны противника, в общей сложности на площади более чем в 3000 км². При оформлении результатов аэрофотосъемок было обработано ЗОЮ негативов и отпечатано 4896 снимков (масштаб: в 1 см – 80-100 м). В процессе их дешифрования было обнаружено 146 артиллерийских батарей, 99 подготовленных огневых позиций, 61 минометная батарея, 13 зенитных батарей и 102 отдельных орудия.

Аэрофотосъемка производилась по плану штаба артиллерии фронта. Полученные фотоснимки дешифровались топографическим отделом фронта, после чего издавались карты с нанесенными на них данными аэрофотосъемки (карты-бланковки), которые рассылались в артиллерийские части армий правого крыла фронта до командиров батарей включительно. Время от момента постановки задачи на аэрофотосъемку до получения карт-бланковок командирами батарей составляло от 3 до 5 суток. Ошибки в нанесении целей на карту не превышали 50 м. Благодаря такой точности и крупному масштабу карт, они использовались в батареях и дивизионах для подготовки исходных данных для стрельбы. Эти карты являлись также большим подспорьем и для штабов при анализе разведывательных данных, полученных от подразделений других видов разведки.

Ценные данные, особенно в условиях лесной местности, давала штабам и визуальная воздушная разведка. За 14 вылетов на визуальную разведку 98-й ОКРАП обнаружил около 2 тысяч различных целей, в том числе 1297 автомашин, 150 танков, 12 железнодорожных эшелонов, 18 переправ и большое количество живой силы, сосредоточенной в разных районах.

В ходе Висло-Одерской операции 1-му Белорусскому фронту были приданы 93-й и 98-й ОКРАП, а 1-му Украинскому фронту – 118-й ОКРАП.

Сйлами воздушной артиллерийской разведки 1 -го Украинского фронта (118-й ОКРАП) за период с октября по декабрь была произведена неоднократно аэрофотосъемка главной полосы обороны противника и заснята суммарная площадь, равная 6479 км². Кроме того, было произведено 146 самолето-вылетов для визуального наблюдения.

За этот же период артиллерийская авиация 1-го Белорусского фронта сфотографировала 3524 км² площади и произвела 213 самолето-вылетов для решения других задач, из них для корректирования огня только восемь.

Необходимость в повторном фотографировании позиционных районов артиллерии вызывалась тем, что противник достаточно широко и умело применял действия кочующих орудий (взводов, батарей) с временных и ложных огневых позиций, чем запутывал нашу разведку, все время фиксировавшую наличие у него значительно большего количества артиллерии, чем он реально мог иметь. Ко всему этому враг весьма искусно оживлял ложные огневые позиции, так что даже опытным дешифровальщикам трудно было на крупномасштабных фотоснимках отличить их от действительных позиций.

На 1-м Белорусском фронте это обстоятельство превратилось в сложную проблему, для разрешения которой штабу артиллерии фронта пришлось создать специальную комиссию, но и она не смогла успешно решить поставленную ей задачу. Даже при самом тщательном дешифровании снимков, повторенная четырежды (6, 16, 21 и 28 декабря 1944 года) аэрофотосъемка давала нарастание количества действующих артиллерийских и минометных батарей. В результате комиссия вынуждена была принять половинчатое решение – включить в план подавления все батареи, подтвержденные аэрофото- и звуковой разведкой, но расчленить их на две группы. В первую группу предлагалось включить все безусловно подавляемые батареи, а во вторую – батареи возможного подавления, то есть те, которые будут подавляться только при необходимости в этом. Таким образом, было узаконено обязательное подавление некоторого количества ложных батарей.

На 1-м Украинском фронте острота этой проблемы была притуплена тем, что там последняя контрольная аэрофотосъемка была выполнена за 5-6 дней до начала операции, сразу же после обильного снегопада. На свежем снежном покрове отчетливо обозначились обжитые районы, и благодаря этому стал возможен отсев ложных позиций.

В период подготовки Берлинской операции в составе 1-го Белорусского фронта действовали 98-й и 93-й ОКРАП.

Корректировочно-разведывательные авиационные полки получили задачи на фотографирование обороны противника, визуальную разведку, корректировку огня нашей артиллерии и ночную разведку батарей противника. Всего за время подготовки операции самолеты-корректировщики произвели 248 боевых вылетов, из них: на фотографирование – 76, на визуальную разведку – 125 и на корректировку артиллерийского огня – 47. Всего было разведано 1532 цели, в том числе 185 артиллерийских и минометных батарей. За этот же период была сфотографирована оборона противника на площади в 3317 км². С помощью корректировки с самолета было подавлено и уничтожено 42 артиллерийские батареи, 4 переправы и 1 бронепоезд.

* * *

В заключение скажем несколько слов о 209-м отдельном корректировочно-разведывательном полку, действовавшим в составе 2-го Белорусского фронта. С 1 июня 1944 года по 1 ноября 1944 года произведено самолетовылетов: на Ил-2 -463; на Як-9 -203; на По-2 – 49. Сфотографирована площадь в 1751 км².


В книге II «Артиллерия в наступательных операциях второго и третьего периодов войны (19 ноября 1942 года -9 мая 1945 года)» (М.: Воениздат, 1965) дается сдержанная (а иной тогда и нельзя было давать, хотя книга-то закрытая) оценка деятельности нашей корректировочной авиации: 

«В среднем каждая армия, готовившаяся к наступлению на главном направлении фронта, получала два-три ОРАД, одну ОКАЭ и в некоторых операциях один-два отряда ВДАН. Этих средств было достаточно для детальной разведки противника в полосе 12-18 км при 10-, 15-дневной работе этих подразделений. К сожалению, в ряде операций средства инструментальной и воздушной разведки прибывали в армии за несколько дней до начала операции, и они часто не успевали выполнить свои задачи в полном объеме. Кроме того, воздушная артиллерийская разведка была малочисленной, самолеты, выделенные для артиллерийской разведки, имели неудовлетворительные тактикотехнические данные, а для своей боевой работы часто не получали необходимого им прикрытия истребительной авиацией: разведывательная, фото- и инструментальная аппаратура, состоявшая на вооружении инструментальной и воздушной разведки, в ходе всей войны не совершенствовалась, хотя нужда в этом и ощущалась».

За неимением собственных конструкций в СССР решили скопировать (взять за основу) FW-189. В июле 1943 года НИИ ВВС КА разработал тактико-технические требования к войсковому разведчику-корректировщику артиллерийского огня для плана опытного самолетостроения на 1943-1944 годы.

К ноябрю 1943 года в КБ П.О. Сухого завершилась проработка проекта трехместного корректировщика с двумя двигателями М-62, выполненного по схеме немецкого разведчика FW-189. Самолет-корректировщик включили в проект плана строительства опытных самолетов Наркомата авиационной промышленности 1944-1945 годы, но в процессе согласования и утверждения плана эту тему «сократили».

Лишь в 1946 года в КБ П.О. Сухого был создан артиллерийский корректировщик и разведчик Су-12(РК). Длительность полета разведчика составляла 4 ч 18 мин против 3 ч, заданных тактико-техническими требованиями. Дальность полета составила 1140 км.

Первый опытный образец Су-12(РК) был закончен в декабре 1947 года, а в 1948 года он прошел государственные испытания.

В конце сентября 1950 года Главком ВВС в обращении к Военному министру СССР доложил, что «Корректировочно-разведывательная авиация ВВС СА, состоящая из 18 отдельных авиаэскадрилий и одного полка, вооружена самолетами Ил-2, которые по своему техническому состоянию не обеспечивают выполнения стоящих перед нею задач по боевой подготовке.

Самолет Ил-2 не приспособлен к полетам ночью, в облаках и сложных метеоусловиях, поэтому летные кадры КРА лишены возможности совершенствоваться в технике пилотирования и в боевом применении ночью и в сложных метеоусловиях.

На 1 сентября 1950 года КРА укомплектована исправными самолетами Ил-2 всего на 83%, причем процент укомплектованности систематически снижается из-за выхода самолетов из строя по их изношенности и отсутствию пополнения новыми самолетами.

Исходя из вышеизложенного, считал бы необходимым просить СМ СССР обязать МАП организовать серийное производство прошедших испытания в 1949 года самолетов Су-12 с мотором АШ-82ФН в течение 1951-1952 ггода в количестве 185 боевых и 20 учебно-боевых самолетов». Как известно, ничего этого не произошло. Работы по Су-12 были прекращены.

И хотя Главком ВВС дал нелестную характеристику самолету Ил-2 в качестве разведчика-корректировщика уже после войны, это не меняет сути проблемы – отсутствие нормальных самолетов корректировщиков резко снижало эффективность действия артиллерии РККА в ходе Великой Отечественной войны.

Самолеты-корректировщики Балтийского флота

Корабельные разведчики типа КОР хорошо описаны в отечественной литературе, а с другой стороны, они не сыграли нужной роли в Великой Отечественной войне. Поэтому я остановлюсь на самолетах сухопутного базирования.

В Балтийском флоте с 1934 по 1937 год состоял 108-й отдельный авиационный артиллерийский отряд. На его базе в апреле 1937 года сформировали 71-й отдельный корректировочный авиационный отряд (ОКАО) в составе 10 разведчиков Р-5, базировавшихся на аэродроме Новый Петергоф.

По состоянию на 1 января 1938 года в составе 71-го ОКАО числилось 10 самолетов Р-5.

В 1939 года отряд был переименован в 71-й отдельный авиационный отряд (ОАО). С началом боевых действий против Финляндии, в конце ноября на отряд временно были возложены задачи воздушной разведки, ПЛО и корректировки артиллерийского огня кораблей Балтийского флота.

В ходе войны с Финляндией самолеты отряда в основном использовались как разведчики и легкие бомбардировщики. В декабре 1939 года в составе отряда числилось 7 самолетов Р-5, однако к концу боевых действий, в марте 1940 года, насчитывалось уже 11 Р-5 и 2 У-2.

В апреле 1940 года 71-й ОАО был переформирован в 71-ю отдельную корректировочную авиаэскадрилью.

К 22 июня 1941 года 71-я ОКАЭ, вооруженная 8 самолетами СБ и 11 Р-5 (при этом в эскадрилье имелось всего 10 летчиков) базировалась на аэродроме Копорье под Ленинградом. За 4 месяца боев эскадрилья понесла большие потери в авиационной технике, и 20 октября 1941 года 71-я ОКАЭ была расформирована. Высвободившийся личный состав эскадрильи был направлен в город Саранск, где на базе 1-го ЗАП ВВС ВМФ проходил переучивание на другие типы самолетов и укомплектование других частей.

На основании приказа Наркомата ВМФ от 14 ноября 1942 года в составе ВВС Балтийского флота к 25 ноября 1942 года формировался отдельный корректировочный отряд Береговой обороны (номер отряда в приказе не указан). Данный отряд подчинялся коменданту Береговой обороны Балтийского флота.

К 1 января 1943 года корректировочный отряд в составе 4 самолетов Як-7 и двух Ил-2 прибыл на аэродром Приютино. Там же находилось «корабельное звено» в составе одного (!) самолета Пе-2.

Вот один из немногих примеров воздушной корректировки 15 мая 1943 года Железнодорожные батареи №1106, 1110, 1111 (все калибра 130-мм) и №1122 (152-мм) с 8 ч 19 мин до 13 ч 45 мин вели огонь, корректировавшийся самолетом, на уничтожение вражеской батареи, расположенной в районе Лесного Питомника. Было выпущено 384 снаряда. В районе батареи отмечено несколько сильных взрывов и пожар.

30 мая 1943 года самолет Пе-2 корректировочного отряда под прикрытием двух ЯК'7 с 10 ч 52 мин до 11 ч 20 мин летал фотографировать огневые позиции неприятельских батарей в районе совхоза «Беззаботный», но задание не выполнил. С 13 ч 30 мин до 13 ч 57 мин самолет Пе-2 и два Як-7 вторично летали в район совхоза «Беззаботный» с той же целью и произвели фотографирование вражеских батарей.

К 1 июля 1943 года отряд получил номер 13. К этому времени в его составе имелось 2 самолета Пе-2 (один в ремонте), два Як-7, один Ил-2. Все они по-прежнему базировались в Приютино.

Приведу несколько эпизодов корректировки в воздухе во второй половине 1943 года

12 июля один самолет Пе-2 и один Як-7 13-го корректировочного авиаотряда (КАО) под прикрытием двух Як-7 (21-го ИАП) с 20 ч 40 мин до 21 ч 10 мин летали корректировать артиллерийский огонь наших батарей. Из-за неисправности радиостанции на Пе-2 самолеты задания не выполнили и возвратились на аэродром.

26 июля с 12 ч 04 мин до 13 ч 05 мин самолет Пе-2 вел корректировку огня артиллерии флота.

27 июля с 7 ч 20 мин до 8 ч 25 мин и с 12 ч 40 мин до 13 ч 20 мин самолет Пе-2 13-го КАО под прикрытием самолетов-истребителей корректировал огонь артиллерии флота в районе южного берега Невской губы.

С 9 ч 45 мин до 10 ч 17 мин два Як-7 13-го КАО вели разведку артиллерийских батарей противника в районе Стрельны.

1 августа один Ил-2 13-го КАО под прикрытием двух истребителей Як-7 того же отряда с 12 ч 22 мин до 13 ч 07 мин и с 16 ч 37 мин до 17 ч 28 мин летал корректировать огонь 130-мм и 152-мм железнодорожных батарей по неприятельским батареям в районе Новополье. Два самолета Як-7 13-го КАО с 18 ч 15 мин до 18 ч 45 мин сфотографировали результаты стрельбы наших батарей.

На следующий день с 18 ч 15 мин до 18 ч 45 мин два Як-7 13-го КАО вели разведку артиллерийских батарей противника в районе Нового Петергофа и Стрельны.

В 11 ч 46 мин два немецких самолета FW-190 в районе населенных пунктов Пеники – Малая Ижора сбили наш аэростат наблюдения. Наблюдатель выбросился на парашюте.

Тем не менее, в целом, авиационная корректировка велась неудовлетворительно. Всего за II квартал 1943 года 13-й КАО произвел лишь 15 вылетов на разведку и 8 на корректировку. Только в трех случаях стрельбы были прокорректированы полностью, в остальных задания были не выполнены ввиду неблагоприятных метеоусловий и отсутствия достаточного авиационного прикрытия.

С 30 сентября 1943 года 13-й КАО был переформирован в 13-ю отдельную авиационную эскадрилью Береговой обороны (ОАЭ БО) с подчинением командующему ВВС Балтийского флота, а в специальном отношении – коменданту Береговой обороны.

На 1 января 1944 года в составе 13-й ОАЭ БО имелось 11 самолетов Ил-2, базировавшихся на аэродромах Приютино и Новинки. Кроме того, на аэродроме Приютино базировалось корректировочное звено – два самолета Пе-2.

18 января 1944 года на корректировку артогня над полем боя с 10 ч 57 мин до 11 ч 45 мин летал Ил-2 под прикрытием двух Ла-5 из 4-го гв. ИАП.

Увы, в ходе январской 1944 года операции корректировки с воздуха велись только в двух (!) случаях, то есть 0,2% от всех стрельб.

26 февраля 1944 года один Ил-2 13-й ОАЭ БО под прикрытием четырех Ла-5 (10-го гв. ИАП) с 10 ч 05 мин до 11 ч 30 мин летал на корректировку артиллерийского огня батарей береговой обороны фронта в район Волхова.

15 мая самолет-корректировщик Ил-2 в сопровождении двух истребителей с 9 ч 55 мин до 10 ч 25 мин летал на корректировку артогня наших батарей на Карельском перешейке. Однако из-за плохой видимости корректировка не была произведена, и самолет из района Белоострова возвратился на свой аэродром.

19 мая железнодорожная батарея №1116 с 12 ч 15 мин до 12 ч 27 мин вела пристрелку по финской батарее северо-западнее Лембаловского озера. Пристрелку корректировал самолет Ил-2, прикрывавшийся с воздуха двумя ЛАГГ-3 11-го ИАП.

25 мая два Ил-2 в сопровождении восьми ЛАГГ-3 11 -го ИАП с 16 ч 43 мин до 19 ч 00 мин летали на корректировку артогня железнодорожных батарей в районе Куоккала.

30 мая три Ил-2 и один Пе-2 13-й ОАЭ БО с 9 ч 00 мин до 18 ч 35 мин, летая поодиночке в районе Териоки – мыс Инониеми, корректировали стрельбу железнодорожных батарей. Каждый из корректировщиков прикрывался четырьмя истребителями ЛАГГ-3.

4 июня наши береговые и железнодорожные батареи вели интенсивный артиллерийский огонь через Финский залив по финским батареям в районе форта «Ино» и поселков Оллила Куоккала и др. С 9 ч 55 мин до 15 ч 57 мин два самолета Ил-2 поодиночке корректировали огонь наших батарей, стрелявших по северному берегу Финского залива. Четыре Ла-5 10-го гв. ИАП, прикрывавшие корректировщик, и другие шесть Ла-5, вылетевшие в 10 ч 28 мин на поддержку, вели воздушный бой с четырьмя неприятельскими истребителями Bf-109 в районе Териоки.

Как видим, в ходе Выборгской операции на Карельском перешейке воздушные корректировки применялись гораздо чаще. Только с 9 июня по 4 июля 13-я эскадрилья выполнила 29 самоле-то-вылетов на корректировку артогня артиллерии Береговой обороны Балтийского флота.

С 4 по 15 июля 1944 года 13-я эскадрилья базировалась на захваченном финском аэродроме Макслахти. Оттуда было выполнено 12 самолето-вылетов на корректировку артогня и 5 самолетовылетов на разведку поля боя.

К 19 июля 13-я эскадрилья перебазировалась на аэродромы Липово и Бычье поле. В ее составе находилось 17 самолетов Ил-2.

К 1 января 1945 года 13-я эскадрилья и корректировочное звено – 7 самолетов типа Ил-2 и 5 Пе-2 – базировались на аэродром Бычье Поле, и 6 самолетов Ил-2 – на аэродром Сууркюля.

В январе 1945 года 13-я эскадрилья была оперативно подчинена 1-й гвардейской морской железнодорожной бригаде (до 22 января 1944 года 101-я железнодорожная бригада).

Следует заметить, что командование Балтийского флота, не понимая ценности корректировочной авиации, систематически привлекало самолеты 13-й эскадрильи к выполнению посторонних задач. Так, 2 августа 1944 года два Ил-2 из 13-й эскадрильи занимались постановкой дымовых завес перед нашими тральщиками. И это не единственный случай использования самолетов эскадрильи в качестве дымзавесчиков.

12 января 1945 года два самолета Ил-2 13-й эскадрильи поодиночке под прикрытием восьми Ла-7 3-го гв. ИАП корректировали артогонь железнодорожных батарей флота, обстреливавших транспорты на рейде, артиллерийский и минометные батареи противника в районе Мемеля. Встреч с вражескими самолетами не было.

14 января с 12 ч 30 мин до 17 ч 05 мин четыре Ил-2 поодиночке корректировали огонь железнодорожных батарей флота, обстреливавших вражеские батареи в районе Мемеля и транспорты в том же порту.

На следующий день самолет Ил-2 под прикрытием четырех Ла-7 3-го гв. ИАП с 13 ч 00 мин до 14 ч 00 мин летал на корректировку артогня железнодорожной батареи №1120, обстреливавшей транспорты в порту Мемель.

16 января самолет Ил-2 под прикрытием четырех Ла-7 3-го гв. ИАП с 13 ч 28 мин до 14 ч 26 мин летал на корректировку огня железнодорожной батареи, обстреливавшей порт Мемель.

11 апреля с 11 ч 47 мин до 12 ч 02 мин 180-мм железнодорожная батарея произвела огневой налет по транспорту противника в Либавской торговой гавани. Стрельба батареи корректировалась самолетом Як-7 13-й эскадрильи под прикрытием восьми самолетов Ла-7 3-го гв. ИАП и трех самолетов Як-9 9-го ИАП. В результате стрельбы наблюдалось накрытие цели и взрыв.

На следующий день с 12 ч 19 мин до 12 ч 59 мин 180-мм железнодорожная батарея №19 из района населенного пункта Пуртыке вела обстрел неприятельских транспортов в порту Либава. Стрельба корректировалась самолетом Як-7 13-й КАЭ под прикрытием восьми истребителей Ла-7 3-го гв. ИАП. Разрывы снарядов были отмечены в районе цели.

5 апреля 1945 года приказом Верховного Главнокомандующего за отличия в выполнении заданий командования при освобождении города Мемель (Клайпеда) 13-й эскадрилье было присвоено почетное наименование «Клайпедская».

В мае 1945 года 13-я эскадрилья насчитывала в своем составе 12 самолетов разных типов: на аэродроме Бычье Поле базировались 2 Пе-2, на аэродроме Паланга – 8 Ил-2 и 2 Як-7.

После войны, приказом Наркомата ВМФ от 25 февраля 1946 года, 13-я эскадрилья была исключена из состава ВВС Балтийского флота и включена в состав ВВС Южно-Балтийского флота, с объявлением «Краснознаменной». Вскоре циркуляром Главного Морского Штаба от 23 марта 1946 года 13-я отдельная артиллерийская авиационная Клайпедская Краснознаменная эскадрилья была переформирована в 13-ю отдельную корректировочно-буксировочную Клайпедскую Краснознаменную авиационную эскадрилью ВВС Южно-Балтийского флота. Ну, а 17 мая 1948 года эскадрилья была переименована в 30-ю отдельную буксировочную Клайпедскую Краснознаменную авиационную эскадрилью ВВС 4-го ВМФ.

источник: Александр Широкорад «Артиллерийские эскадрильи в бою. (Самолеты-корректировщики в годы Великой Отечественной войны)» «Авиация и космонавтика» 04/2015

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
chuk011's picture
Submitted by chuk011 on Sat, 10/02/2018 - 11:12.

Широкорад прав, проблема корректировки огня артиллерии авиационными средствами не решалась десятилетиями, что вообще характерно для тематики, находящейся за пределами интересов отрасли промышленности и (или) вида ВС, которые должны создавать и развивать такие средства. В данном случае получалось так - авиаразведка как таковая, нужная всем, в том числе и самой авиации,  худо-бедно развивалась, а корректировка с ее специфическими требованиями, нужная артиллеристам, т.е. Сухопутным войскам - нет. Ну не считать же таким развитием приспособление в послевоенное время для этих целей Ан-2 (Ан-2Ф) и вертолетов Миля... Пока не появилось беспилотье - собственное средство сухопутчиков.

ВЕДОМСТВЕННОСТЬ, она в СССР была всегда и везде. Такая же судьба постигла ненужную ВВС армейскую авиацию, ненужный ГБТУ бронированный ПТРК (типа ИТ-1), ненужный Минсудпрому экраноплан и т.д. и т.п. "Каждый взял себе надел, кур завел и в нем сидел"...

Это не только у нас, это для многих стран типично. К счастью, у нас не дошло до такого маразма, как в Японии, где армия вынуждена была строить свой собственный мини-флот... Но тем не менее заставляет задуматься о степени "тоталитарности" системы управления в СССР. М.б. ее, "тоталитарности", как раз и не хватало? Или не те люди ее проводили?

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on вс, 11/02/2018 - 07:30.

Ещё немножко прописных истин от их вечного бесплатного ретранслятора чука! Может уже пора специально для его глобальных, но увы и без него общеизвесных заявлений трибуну строить?

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Sat, 10/02/2018 - 07:17.

yes!!!