0
0

Текущий пост получился спонтанно, сформировавшись в процессе проработки деталей касательно ВМС Испании в моей альтернативе. Понемногу, по чуть-чуть набирался материал по организации, системе базирования, особенностями развития и оснащения, и в конце концов оставалось лишь оформить его и систематизировать, чтобы получилась полноценная статья. Чем я и занялся…

Предисловие

Изначально материал по Армаде Эспаньола носил самый общий характер, и по факту являлся черновиками, которые и близко не планировались к публикации. Более того – часть информации просто не записывалась, и держалась в голове как нечто общее, и по большому счету – нафиг никому не нужное. Но все же решил все оформить в более или менее толковые черновики, записал все мысли… И обнаружил, что до полноценных статей осталось чуть-чуть.

Изначально общая статья планировалась «галопом по Европам», вкратце, по всем пунктам наработок, однако уже закончив с первым разделом по краткой истории понял, что нет, ни разу, одна статья если и будет – то нечитабельных размеров. Так что разделил ее на две части. Потом я написал второй раздел… И понял, что надо делить еще. В результате на текущий момент статей с общим описанием Испанской Армады планируется аж три штуки, и очень может быть, что их станет больше.

Из-за того, что все начиналось с черновиков, в тексте могут сохраниться сумбурные или плохо описанные моменты. Кроме того, у меня был длительный перерыв с написанием статей, и это как раз тот случай, когда с перерывами теряется навык…. Надеюсь, от плохого слога никто не пострадает.

Параллельно я думал вести также сравнение с тем, как все было у Армады Эспаньола в реальности, но во-первых – это сильно раздуло бы размеры статьи, а во-вторых – описать реальное положение испанского флота с начала XIX века можно тремя словами: все очень плохо. Настолько плохо, что в 1833 году в составе Армады числились всего 3 линкора, 5 фрегатов и 12 мелких кораблей. Настолько плохо, что все арсеналы Армады не то что были пустыми, а просто лежали в руинах и медленно восстанавливались, не способные даже начать строить корабли в ближайшее время. Настолько плохо, что одни из самых мощных и перспективных артиллерийских мастерских в Западной Европе просто исчезли с лица земли после войн с Наполеоном и правления Фердинанда, что б его, VII. Настолько плохо, что даже те небольшие крохи, которые получил флот в период 1850-1880 годов, выглядят истинным возрождением флота, а 3,5 судостроительных завода и хилые артиллерийские мастерские, где изготавливались пушки Онториа, смотрятся сталинской индустриализацией. И это при том, что у Испании реально огромный потенциал был, есть и будет. Короче, параллели я решил не проводить….

По мере возможности различным терминам, личным названиям и названиям организаций будут предоставляться их испанские варианты (в смысле, на испанском языке). В некоторых случаях будут использоваться собственно испанские названия, а в некоторых – русский перевод. Это действительно для всех будущих статей, особенно по структуре Морского министерства, где испанских терминов будет выше крыши. Также обращаю внимание коллег, что с этого момента будет проведена некоторая коррекция в тегах – вместо халтурных «Gran Espana» и «Armada Espanola» будут использоваться правильные слова с использованием буквы ñ. Так будут отмечены все посты, связанные с новой версией альтернативы.

В общем, прекращаю я ходить вокруг да около, и начинаю….

Краткая история ВМС Испании в XIX-XX столетиях

Armada Española в мире Gran España. Общая история, организация, доктрина

Дон Франсиско Гиль де Табоада собственной персоной

Конец XVIII века стал для Испании спорным временем. С одной стороны, просвещенные короли-абсолютисты всячески пытались модернизировать государство, ориентируясь на Францию – в метрополии начали постепенно развиваться промышленность, образование, улучшался уровень сельского хозяйства и качество работы местных администраций. С другой стороны, Испания находилась в явном упадке, и постепенно теряла даже те немногие ресурсы, что у нее имелись. Это сказалось и на флоте – численный состав кораблей постепенно сокращался, качество подготовки экипажей продолжало падать, и лишь качество постройки кораблей и изготовления артиллерии оставались на достаточно высоком уровне.

Все изменилось с началом правления короля Габриэля де Бурбона [1]. Помимо радикальных реформ управления и реорганизации армии, он также уделил много внимания флоту, чье могущество было гарантией благополучия такого государства, как Испания. Испытывая сильную стесненность в ресурсах, Габриэль пошел на крайние меры – численный состав флота был сокращен, урезали судостроительные программы и часть прочих расходов, а все освободившиеся ресурсы вместе с дополнительными финансовыми вливаниями были потрачены на улучшение подготовки экипажей, логистические издержки, улучшение береговой инфраструктуры. Реорганизовалась Academia de Guardias Marinas [2] в Сан-Фернандо, улучшалась подготовка офицеров. Конечно, все эти перемены имели и негативные последствия, однако в целом именно при короле Габриэле наметился процесс улучшения боевых качеств. Уже в ходе франко-испанской войны 1791-1798 годов менее многочисленный чем раньше, но уже более качественно подготовленный и оснащенный флот одержал ряд побед над французами, противопоставив им не только традиционное испанское упорство и крепкий боевой дух, но и высокие боевые навыки.

При королеве-регенте Мариане Виктории развитие флота на какое-то время затормозилось, но затем бразды правления в свои руки взял молодой и умный принц Карлос [3]. Вскоре после окончания войны с Наполеоном и его коронации реорганизация сухопутной армии и флота продолжились, и на сей раз король добрался и до высшей флотской администрации. Было создано Морское министерство (Ministerio de Marina), во главе которого поставили пускай и не самого хорошего моряка, но толкового администратора – Франсиско Гиля де Табоада. Как только в распоряжении короля стали появляться свободные ресурсы – он тут же старался выделять их на модернизацию флота и инфраструктуры, не забывая при этом и про производственные мощности. Под конец его правления была принята амбициозная судостроительная программа, по которой Испания до 1850 года должна была получить большое количество кораблей в состав своего флота, включая 32 линейных корабля и 50 фрегатов. Выполнение ее хоть и несколько затянулось, но позволило значительно укрепить позиции Испании на море и даже увеличить численность линейных кораблей в строю, с 35 в 1830 году, до 58 (за вычетом пришедших в негодность кораблей) в 1856, практически восстановив численность флота до Наполеоновских войн (77 линейных кораблей в 1796 году).

Однако время шло, и технический прогресс набирал обороты. То, что вчера было проверенным и надежным решением, сегодня уже теряло свою эффективность, и на смену ему приходили новые виды вооружения. Испания внимательно следила за новшествами в мировом кораблестроении, и потому быстро заметила и оценила появление нарезных и бомбических орудий, паровых машин, железной брони. Одними из первых испанцы приступили к постройке паровых кораблей и броненосцев, экспериментируя и ища новые решения старых проблем. Тогда же начала формироваться доктрина испанского флота, которая закрепилась в нем и действует по сей день [4]. Важным шагом стала реорганизация морского министерства 1862 года – среди прочих новых структур был создан Морской Технический секретариат (Secretaria Tecnica Marina), который отныне отслеживал все новшества науки и техники в мире, формировал ТТЗ к будущим кораблям и рассматривал вопросы, связанные морскими вооружениями. Сам флот постепенно преобразовывался – Испания была уже не в состоянии строить огромные флоты, как и не могла выставлять в поле достаточно многочисленные армии, и потому ставка прежде всего делалась на качественное оснащение и работу тыла. Таким образом, Армада стала преображаться из обычного флота в несколько элитарную структуру, формировались новые обычаи и традиции среди моряков, постоянно повышались стандарты подготовки личного состава. Череда мелких конфликтов во второй половине XIX века подтвердила правильность такого подхода.

Серьезными испытаниями стали для Испании три войны – испано-американская и две мировые. В них Испания выступала с далеко не самым многочисленным, но хорошо подготовленным и оснащенным флотом, и каждый раз одерживала победы, пускай и немалой ценой. В целом для Испании в этот период был характерен приоритет при распределении ресурсов в пользу флота, и значительный акцент на качество кораблей. Этот подход себя оправдал, однако связан он был с огромными морскими расходами, которые оказались достаточно тяжелой ношей даже для быстро развивающейся и крепкой в экономическом плане Испании. Во второй половине XX века Армада продолжила развивать свою собственную концепцию сбалансированного флота, постепенно снижая долю морского бюджета в ежегодных расходах. На текущий момент ВМС Испании представляют собой ту же картину, что и в течении всего XX века – не самый многочисленный, но сбалансированный флот, с отличной выучкой экипажей, хорошим техническим оснащением и развитой системой базирования и поддержки. И хотя вероятность участия в военных конфликтах Испании достаточно низкая из-за нефракционного статуса [5], Армада может стать серьезным противником в случае войны с любым государством мира, и выступает надежным инструментом внешней политики Мадрида, как это и было в любые времена расцвета Испании.

Организация

Armada Española в мире Gran España. Общая история, организация, доктрина

Первоначально [6] организация Испанской Армады сохранялась такой же, как и во всем XVIII веке, так как текущее положение вещей считалось вполне достаточным. Однако в ходе войн с Францией вторжения Наполеона вскрылись серьезные недостатки текущего положения вещей, в связи с чем наметился план реформ. И пока экипажи кораблей сражались в качестве морской пехоты на суше, морские арсеналы и батареи кораблей предоставляли сухопутным армиям, ополченцам и герильяс [7] мушкеты, артиллерию, порох, боеприпасы и прочее, в головах ведущих морских офицеров складывался план будущей реорганизации. Осуществить ее суждено было в 1810 году первому морскому министру Испании – Франскиско Гилю де Табоаде.

Прежде всего, была четко установлена структура флотов. Формально Армада была разделена на два флота – Flota de Casa (Домашний флот) и Flota de Ultramar (Заморский флот). Каждый имел свои особенности содержания, базирования, выплаты жалований матросам и офицерам. Четко прописывался корабельный состав, ротация которого сводилась к минимуму, благодаря чему улучшалась сплаванность крупных корабельных соединений. При этом Флота де Ультрамар не имел единого командования и делился на отдельные независимые эскадры, в отличие от Флота де Касы, который имел единое командование, стоящее над тремя его постоянными составными частями.

Флота де Каса состоял из трех постоянных эскадр – Северной (Бискайской), Южной (Атлантической) и Восточной (Средиземноморской) эскадр. При этом самой большой являлась Атлантическая, и в случае войны она должна была служить «тылом» для двух других, обеспечивая количественное усиление в нужном регионе. Средиземноморская эскадра была меньше, но все же представляла собой достаточно значительную силу. Самой маленькой эскадрой Флота де Касы была Бискайская – первоначально она состояла из одних только легких кораблей и фрегатов, и в дальнейшем подобное положение сохранялось. Флота де Ультрамар в свою очередь состоял из Карибской и Тихоокеанской эскадр относительно небольшой численности. Позднее к ним добавились Перуанская и Африканская (после присоединения португальских колоний). Первая после Первой мировой войны слилась с Тихоокеанской, а вторая просуществовала до обретения Анголой, Намибией и Мозамбиком независимости. За все время своего существования Африканская эскадра состояла в основном из миноносцев и канонерских лодок, и имела чисто символический боевой потенциал.

Также реформа де Табоады установила четкий порядок несения службы кораблями. Корабли Флоты де Ультрамар несли службу практически круглогодично, корабли же Флоты де Каса находились в строю от 4 до 6 месяцев в году, проводя это время в учениях и заморских плаваниях. Остальное время корабли находились в состоянии 1-й (экипажи на кораблях, но сами корабли не готовы к выходу, боевая подготовка не проводится), 2-й (экипажи наполовину расквартированы на берегу, корабли на частичной консервации) и 3-й готовности (корабли на консервации с минимумом экипажа, большая часть личного состава расквартирована на берегу). Подобный подход позволял значительно сэкономить средства, при этом поддерживая боеспособность основной массы кораблей. Тем не менее, это была в целом порочная практика, и все, включая самого короля, понимали это – хоть и не могли ничего изменить из-за проблем с финансированием в первой половине XIX века.

Однако время шло, и на смену дереву и парусу стали приходить железо, сталь и паровые машины, что потребовало новых подходов как к организации флотилий, так и к самому несению службы. Вместе с реформой Морского министерства 1862 года произошли и изменения и в расписании службы на кораблях – так, кораблям Флоты де Каса запрещался переход в состояние 3-й готовности за исключением кораблей, которые готовились к списанию, да сам переход в резерв становился не обязательным. В результате этого в 1865-1868 был получен опыт массовой круглогодичной службы кораблей различных классов, после чего были внесены определенные изменения в боевое расписание и подкорректированы статьи расходов морского бюджета.

В 1872 году началась новая большая реформа организации Армады. Расформировывались Флота де Каса и Флота де Ультрамар, вместо них формировались три флота (Средиземноморский, Карибский и Тихоокеанский) и три отдельных эскадры (Бискайская, Африканская и Перуанская), которые напрямую подчинялись Генеральному штабу Армады. Атлантическая эскадра полностью расформировывалась, ее корабли передавались в состав Средиземноморского флота. Вводились постоянные понятия флотилий и боевых отрядов, хотя численный и структурный состав их не был четко фиксирован, и новые соединения являлись лишь организационными, а не тактическими единицами.

Новая волна реформ организации флота прошла в 1895 году. Общая структура Армады сохранились, однако произошло более глубокое дробление тактических единиц. Были введены понятия минимальных тактических единиц – для крупных кораблей (крейсеров и броненосцев) таковым стал боевой отряд (Desprendimiento de combate) из 3-5 кораблей, для малых – флотилии (6-10 кораблей), которые делились на дивизионы (обычно 2). Боевые отряды и флотилии обычно имели свой порядковый номер и именовались в честь их командира, дивизионы же получали буквенное обозначение – к примеру, дивизион А 1-й флотилии эсминцев (Divisiones A de la segunda flotilla de destructores). В эти тактические единицы корабли включались на постоянной основе, вместе они проходили боевую подготовку и обучались совместному маневрированию. Необходимость в подобной организации флота была осознана после больших флотских маневров 1892 года, которые не только вскрыли несколько проблем Армады, но и показали некоторые интересные перспективы развития кораблей в дальнейшем – в частности, окончательно ясной стала необходимость в больших мореходных артиллерийско-торпедных кораблях, способных защищать свои корабли от атак вражеских миноносцев, и атаковать вражеские корабли торпедами в открытом море. Кроме того, продолжалось расширение сроков нахождения кораблей в составе действующего флота или хотя бы 1-й готовности – корабли все чаще выходили в море, и все дольше оставались там, а число учебных стрельб росло из года в год.

Реформа 1895 была дополнена в 1901 году (установлены четкие размеры боевых отрядов, флотилий и эскадронов для различных типов кораблей), и стала последней крупной реорганизацией испанского надводного флота перед длительным периодом «застоя». Организация, выработанная испанцами, оказалась достаточно удобной в управлении и эффективной в бою, и потому длительное время не пересматривалась. Лишь в 1937 году была создана новая крупная тактическая единица – ударная эскадра (escuadrón de ataque), и ее появление было связано с развитием палубной авиации и теорий ее использования. Де-юре это соединение должно было включать в себя 1-2 авианосца, 1-4 линкора, некоторое количество крейсеров, эсминцев и подлодок, и теоретически после этого оно уже представляло собой целиком самостоятельное соединение с практически неограниченными возможностями – различные классы кораблей взаимно страховали друг друга при поддержке авиации и подводных лодок, сочетая в себе огромный потенциал по атаке и защите при достаточно небольшой численности кораблей, что значительно упрощало управляемость в бою. Тем не менее, первая ударная эскадра была сформирована лишь в 1942 году, и совсем не от хорошей жизни – сказывалось тяжелое начало войны с Японией. Практика доказала верность теории, после чего Испания начала формировать ударные эскадры в составе флотов уже на постоянной основе. Таким образом, Испания самостоятельно пришла к идее создания АУГ, и в дальнейшем активно практиковала выработанную теорию.

На сегодняшний день организация Армады остается в целом такой же, как ранее – три флота и отдельные эскадры, которые в свою очередь делятся на крупные составные части, с активным использованием Ударных эскадр постоянного состава. Лишь в одном общая структура флота отличается от былых времен – в 1969 году была восстановлена Атлантическая эскадра, в которую были включены первые испанские ПЛАРБ и флотилии кораблей, которые должны были обеспечивать развертывание стратегических ракетоносцев в случае начала ядерной войны. В остальном по части организации Армада придерживается традиций, подтвержденных многолетней практикой и не устаревших до нашего времени.

Доктрина и стратегия

Armada Española в мире Gran España. Общая история, организация, доктрина

До начала XIX века Армада идейно мало чем отличалась от флотов других держав. Перемены в доктрине ВМС Испании стали намечаться уже в ходе войны с Наполеоном. Собственно, тогда принцем Карлосом и была высказана мысль, которая позднее ляжет в основу новой военной доктрины Испании и на суше, и на море.

Испания воюет с Францией, но там, где французы выставляют в поле шестерых солдат, Испания в состоянии поставить под ружье только четверых, причем трое из них будут голодными, плохо вооруженными и одетыми, так как на полях и заводах будет некому работать чтобы накормить, одеть и вооружить их. Так лучше пускай Испания отправит одного из них ковать оружие, второго – сеять хлеб, а остальных двух оденет, вооружит, накормит и обучит так, что эти двое смогут на равных сражаться с шестью французами.

Конечно же, принц Карлос высказывался образно, однако в целом его анализ был верным – Испания значительно уступала не только Франции, но и практически любым своим вероятным противникам по численности населения, а значит и по числу людских ресурсов. Т.е. при любом раскладе Испания находилась в проигрышном положении, и не могла выставлять в поле столь же многочисленные армии, как та же Франция или даже Великобритания. В схожей ситуации оказался флот – даже если бы Испания построила флот, равный английскому, то его постройка и содержание на достойном уровне стали бы для нее куда большим бременем, чем для англичан. Находясь в такой ситуации, Испания могла побеждать только за счет качества своих солдат и обеспечения их всем необходимым в больших количествах, для чего нужна была крепкая экономика. Заслугой принца Карлоса является не только то, что он понял это, а и то, что после окончания войны с Наполеоном он систематически укреплял свое государство, иногда даже в ущерб отдельным интересам (относительно бескровно «отпустив» некоторые колонии и часто урезая расходы на армию и флот) в текущем времени, чтобы позволить отстаивать свои интересы с сильными вооруженными силами и крепкой экономикой в будущем, и даже более того – привил понимание этого своим детям и внукам чтобы те правильно поступили с плодами его трудов в будущем.

Еще одним пунктом, который осознал принц Карлос, было правильное идейное воспитание общества в целом и вооруженных сил в частности. И если с реализацией первой части первое время были проблемы из-за недостатка средств и сосредоточения на экономическом развитии, то этот пункт начал реализовываться практически сразу же после его коронации, вместе с реорганизацией флота и армии. Армада, как и армия, воспитывалась не только в былых традициях, но и в новых понятиях единства, элитарности вооруженных сил и долга перед королем и Испанией. Последнее выражалось не только в общем долге защищать и при нужде отдать жизнь ради Испании, но и в обязанности знания того, с чем каждый матрос и офицер имеет дело – ведь из-за незнания офицер или матрос мог совершить ошибку и не выполнить свой долг перед Испанией в нужный момент. В результате, помимо роста образованности в армии и флоте, это дало также значительное укрепление и без того достаточно высокой дисциплины, и сделало кадры Армады одними из самых лучших в мире. В идейной обработке личного состава вооруженных сил серьезно помогали католические священники Испании, которые пользовались особым почетом и со стороны властей, и со стороны населения даже после того, как государство стало поддерживать идеи либерализма [8]. Помимо этого, при короле Карле окончательно ликвидировалась граница между сословиями, что вкупе с идейной обработкой также дало свой результат – вместо своеобразного разделения между офицерами и матросами (или солдатами в армии) сформировалась общность их целей в службе королю и Испании, в чем и те, и другие были равны в плане долга. Плюс к этому были открыты карьерные возможности в армии и флоте, офицером отныне мог стать практически любой человек – при наличии необходимого образования. Добавить к этому элитарность военной службы в глазах гражданского населения, что целенаправленно воспитывалось не только посредством газет, но и в том числе таким традиционным для Испании средством массовой информации, как публикуемые на рынках, площадях и у церквей обращения к народу от высшей аристократии, включая самого короля – и в результате получится именно тот образ моряка Испанской Армады, который можно увидеть в наше время [9]. Это ответственный, инициативный и образованный человек, воспитанный в духе элитарности военной службы, дисциплинированный матерый моряк, который в боевой обстановке будет до конца исполнять свою роль, реализуя лучшие стороны порученной ему техники.

С превосходством за счет вооружения первое время существовали проблемы, и не только из-за недостатка средств – наука и техника первой половины XIX века еще не позволяли в достаточной степени компенсировать численное отставание от противника за счет выучки. В первую очередь прогресс помог армии – за счет развития фортификации и железных дорог, пуль Минье и нарезной артиллерии она чем дальше, тем больше получала возможность действовать умением, а не числом, и одерживать верх при численном превосходстве противника за счет выучки и оснащения. Во флоте же коренной перелом настал во второй половине столетия, и как раз к тому моменту экономика Испании уже была в состоянии поддерживать его в достаточной мере. Тем не менее, даже в самых нескромных фантазиях испанцы уже не могли тягаться по количеству построенных кораблей с двумя величайшими морскими державами – Великобританией и Францией, и потому всячески старались компенсировать численное отставание не только за счет качества постройки и оснащения кораблей, но и за счет передовых теорий войны на море. С 1860-х Испания отслеживала все новинки в области морских вооружений и проводила множество испытаний, чтобы определить лучшее и самое эффективное. В 1874 году контр-адмирал Хосе де Лорка изложил идею «комплексной войны» («Guerra compleja»), или войны всеми средствами. Согласно этой теории, испанскому флоту не следовало делать ставку на что-то одно – рейдерство, минное оружие или артиллерию своих кораблей, а следовало как можно более лучшим способом и как можно активнее использовать все эти возможности и любые, которые появятся в ближайшее время. Он впервые на официальном уровне поставил под сомнение верность решающего морского сражения как важнейшего и единственного фактора обретения господства на море. Согласно его теории, следовало как можно большим количеством различных средств ослабить вражеские флоты, нанести ему как можно больший урон, связать его действиями на второстепенных театрах и распылить его силы, и уже затем навязывать противнику генеральное сражение дабы сломить хребет его флоту и завоевать господство на море. Эта теория была тут же раскритикована в высших флотских кругах не только в Испании, но и за рубежом, однако уже в следующем году Лорка был включен в Адмиралтейский совет [10] как Советник Морского министра, а Армада фактически начала адаптироваться именно под его теорию. Конечно же, она была не идеальна, и требовала значительных вложений – однако в перспективе это давало возможность Испании противостоять куда более многочисленным противникам, что было слишком заманчиво для нее. В результате Армада начала не только вооружаться всякими новинками (после проверок и испытаний), но и постоянно готовилась использовать в бою все эти новинки, не делая акцент на одной только артиллерии, броне, минном или торпедном вооружении. В будущем это также принесло свои плоды – как хорошие, так и плохие.

В дальнейшем Армада развивалась целиком соответственно главной идее «Комплексной войны». Она совершенствовала все свои виды вооружений и активно принимала новые – в том числе торпедные катера, авиацию, радарное вооружение, мощные дальнобойные торпеды и ракетное оружие. Конечно, все это стоило денег, и потому несмотря на значительные успехи испанской экономики в XX веке, ее флот так и остался относительно небольшим по численности в сравнении с мировыми лидерами. Тем не менее, он все еще остается серьезной силой на случай войны, чему благоприятствуют плоды двухвекового труда многих королей, морских министров и простых офицеров, матросов, конструкторов и судостроителей, которые сделали испанских моряков образцом выучки и идейной подготовки, а испанское вооружение – надежным и эффективным в умелых руках.

Примечания

  1. Собственно, точка бифуркации – как раз начало его правления.
  2. Гвардейская Морская академия. С момента своего создания и по современность выступает в качестве главной школы подготовки испанских морских офицеров.
  3. Вообще дети королей в Испании носили титулы инфантов, но конкретно наследники престола именовались принцами или принцессами Астурийскими.
  4. В рамках альтернативы, само собой.
  5. На текущий момент в альтернативе Испания будет носить именно такой статус – не в НАТО, и не в ОВД. С одной стороны, это как бы не совсем реалистично и вообще не очень хорошо, а с другой стороны – дает несколько большую свободу действий, чем если бы Испания была членом НАТО. Ну и да – банально не хочется лишний раз лезть в НАТОвскую стандартизацию.
  6. Имеется в виду с начала альтернативы.
  7. Испанские партизаны.
  8. Либералы не отличались особой религиозностью, и в лучшем случае требовали отнять всю землю у монастырей прямо сейчас, сию секунду, без оглядки на последствия. В худших случаях испанские либералы вообще выступали как антиклерикалисты в лучших традициях коммунистических воинствующих атеистов. Да-да, это в Испании начала XIX века! По крайней мере, упоминания подобных горячих голов встречал не раз и не два.
  9. В наше время, но в альтернативе.
  10. Совещательный орган при Морском министре Испании. Детальнее – в следующих статьях.

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
The same FonzeppelinarturpraetorПупсbyakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

++++++++++++++++++

++++++++++++++++++yes

Пупс

Меня больше всего

Меня больше всего интересовало возможность увеличить корабли и усилить их мощь! Более широкое применение железных связей позволяет удлиннить кораплик. Дополнительная мачта и общее удлинение даст прирост скорости. Более мощные пушки на деревянных станках позволят даже уменьшить команду. В принципе они и так росли, но медленно, а ежли пинка дать?wink

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить