12
1

Содержание:

Введение

Основой данной альтернативы являются выложенные на сайте «Исторические Материалы» справки о состоянии военной промышленности СССР. Три конкретных документа:

5 июня 1923 г. — Материалы Главного управления военной промышленности ВСНХ, направленные члену комиссии ЦК РКП(б) по обороне страны Ф. Э. Дзержинскому, о состоянии военной промышленности к 1923 г.

http://istmat.info/node/26731

23 июня 1926 г. — Справка Организационно-мобилизационного управления Штаба РККА о состоянии военной промышленности

http://istmat.info/node/27008

3 июля 1926 г. — Справка коллегии Военно-промышленного управления по докладу комиссии В. А. Аванесова о результатах обследования состояния заводов военной промышленности

http://istmat.info/node/27014

А также весь второй том подготовленного МО РФ сборника документов и материалов «Советское военно-промышленное производство (1918-1926)» — очень полезная книжка по истории периода, всячески рекомендую.

Для начала предположим, что справки ОМУ Штаба РККА появилась тогда же, летом 1923, и осенью-зимой 1923 обследовала заводы ГУВП ВСНХ комиссия тов.Аванесова. И по результатам ее работы были сделаны некие выводы…

P.S. Все имена и совпадения прописаны намеренно, однако прямой связи не имеют (см.т.наз.»пасхалочка»).

 

вернуться к меню ↑

Пролог.

Конец августа 1923 года, Подмосковье. Усадьба Горки.

Впервые увидев Ильича после долгого летнего перерыва, Дзержинский поразился тому, насколько старым он казался. Да, активность и бодрость духа к Ленину после лечения вернулись, но… Это была активность и бодрость кого-то лет на двадцать, а то и тридцать старше. Партийный псевдоним Ульянова «Старик» сейчас был бы простым издевательством.

— Утро доброе, товарищи! Завтракали? Тогда выпьем чаю, — Владимир Ильич помахал помогающему ему с креслом пареньку в выгоревшей до белизны солдатской гимнастерке, перетянутой ремнем с красной звездой на пряжке. Когда он повернулся спиной, толкая перед собой кресло, стала видна закрепленная на ремне справа-сзади открытая кобура с большим американским револьвером. Чай, с самоваром, парой заварочных чайничков, молочником, сахарницей с крупными кусками пиленого сахара, хлебом, маслом и тонко нарезанными огурцами, был накрыт на террасе. — Присаживайтесь, товарищи, присаживайтесь. Здесь зеленый чай, мне врачи запретили черный, говорят, он даже вреднее кофе! Вредный черный чай вот, настоящий китайский, товарищи из Нанкина прислали…

Пока все собравшиеся устраивались, Дзержинский пытался угадать, к чему он здесь. Доставленное оседлавшим мотоциклет курьером приглашение было досадно расплывчатым, а состав собравшихся — несколько странным. Маленькие, черные и аккуратные, как браунинги, автомобили «Рено», маскирующие принадлежность к кремлевскому гаражу таксистской «шахматкой», высадили на редкость интересную коллекцию товарищей. К Сокольникову (наркомфин) и Богданову (совмещавшему должности предВСНХ и начГУВП ВСНХ) очень быстро добавились Рябинин из ГеолКома, председатель комиссии военного контроля РВСР Кравцов, Красин (наркомвнешторг), Вомпе и Куусинен (ИККИ). Последним появился смутно знакомый товарищ, по-дружески поздоровавшийся с Красиным, Сокольниковым и Богдановым и оказавшийся Виктором Осецким, возглавляющим недавно созданный АНОТ, отдел анализа экономических тенденций зарубежных стран НКВТ.

— Что ж, Максим Давыдович, рассказывайте, — звякнул чашкой по блюдечку Ленин. — История, товарищи, вышла архизанятная!

— Не сказал бы, — поморщился Кравцов. — Идиотская история прямиком из бульварного романа. Ладно… Как вы знаете, при воссоздании «ВоенКонтроля» помещения, принадлежавшие Особому Отделу ГПУ, остались в распоряжении ГПУ НКВД. Переданные нам для размещения структур центрального аппарата КВК и СМЕРШ МоВО постройки находились в состоянии… Ну, проще сказать, что из них НЕ требовало ремонта, чем наоборот. И вот в одном из переданных строений, до которого еще со времен Октябрьских боев руки как-то не доходили, был обнаружен тайник. Анатолий Николаевич, вы про такого князя Агренева, геолога-любителя, не слышали, нет?

— Не доводилось, боюсь, — после нескольких секунд размышления отозвался председатель Геологического Комитета.

— Он также мог представляться бароном фон Лерхе, инженером Любимовым или приват-доцентом Пташниковым, и имел в распоряжении два паспорта САСШ, на имя отставного капитана 1-го кавалерийского добровольческого полка Мартина Пэдуэя и калифорнийского предпринимателя Барнса-Хендриксона… Нет? Ну, я так и думал. О том, как его звали на самом деле, мы пока что не знаем, бумаги из тайника носят довольно разрозненный характер. В основном это что-то вроде мемуаров, из которых полностью завершен только первый том, некоторое подобие бытового дневника и какие-то рабочие заметки. Из мемуаров ясно, что он приходился дальним родственником московским купцам-старообрядцам Носовым, из мелкопоместных дворян, Рюрикович… В пятнадцать лет под чужим именем сбежал в Трансвааль, но почти сразу поссорился с Ганецким и из рядов Русского Легиона ушел в одно из американо-ирландских коммандо, а вскоре и вовсе разочаровался в войне. В Россию, однако, вернулся только в 1903 году, и почти сразу угодил под суд. Стрелялся на дуэли с любовником чужой жены, и получил пятнадцать лет каторги за убийство поручика лейб-гвардии Семеновского полка князя Касаткина-Ростовского. Весной 1905 года с каторги бежал, прибился к варнакам-золотоискателям, но в Якутске зимовал уже один, при этом в расходах стеснен не был. Поздней осенью 1906 года появился в Москве, предложив своим дальним родственникам, тем самым Носовым, совместно организовать экспедицию по поиску в Сибири алмазного месторождения, и даже предъявлял некие доказательства, но понимания не встретил. Хотя что-то он все же получил, но не от них, и сумма, согласно дневнику, была «совершенно ничтожной»…

— Я так понимаю, он нашел россыпь? — с легким нетерпением в голосе спросил Рябинин. — Там, в Якутии?

— Берите выше, товарищ профессор, берите выше, — ухмыльнулся Кравцов. — То есть россыпи он нашел тоже, три штуки — но это не главное…

— Неужели? — привскочил старый большевик. — Неужели…

— Да. Он нашел трубку! Полноценное коренное месторождение, как в Кимберли!

Профессор схватился за сердце и упал в кресло.

— Вы уверены, что это не выдумка этого… безымянного авантюриста? — поинтересовался Дзержинский.

— Абсолютно, — кивнул председатель «Военконтроля». — В тайнике, кроме бумаг и оружия, с которым он в свои экспедиции ездил, нашлось пять с лишним фунтов золотого песка и почти сто граммов необработанных алмазов, весом десять карат и более. Без этого мы бы экспедицию сами посылать не стали бы, просто передали бы бумаги в ГеолКом, и все. Но тут, раз доказательства есть, и вопрос государственной, первостепенной срочности… Мы одолжили пару геологов в Горном институте и отправили проверку авиацией. Шесть летающих лодок задействовали, зато управились меньше чем за месяц. Вчера одна из машин вернулась, трубка официально подтверждена!

вернуться к меню ↑

Часть 1.

Май 1924 года, Подмосковье. Актовый зал ДК «Выстрел» при полигоне Высшей тактико-стрелковой школы комсостава РККА имени III Коминтерна.

Стоящий за кафедрой высокий краском был молод для красующихся в синих его петлицах трех шпал, чрезвычайно усат и лих на вид. Гладко выбритая его голова, несшая на себе следы сабельного ранения, сияла в уже по-летнему ярких солнечных лучах, и весь он сиял сам по себе, от возложенной на него высокой чести.

«Товарищи!» — начал он, откашлявшись для привлечения внимания. «В настоящее время положение военной промышленности Республики является чрезвычайно сложным. Все вы были ознакомлены с данными ГУВП (Главное Управление Воен.Пром-ти) ВСНХ, ОргМобУпра Штаба РККА и выводами комиссии товарища Аванесова, также тексты этих документов лежат перед вами, поэтому я не буду углубляться, а выскажусь прямо по сути. Положение дел в области производства средств вооруженной борьбы катастрофическое. Это факт. Он известен, и уже в данное время ведутся широкие работы по его, этого факта, изживанию. Изыскивается финансирование, составляются планы модернизации действующих заводов, строительству новых, широкому ремонту оборудования — и так далее. Таким образом, можно сказать, что сейчас, в данный момент, военная промышленность находится в нижней точке траектории, и уже в ближайшее время она начнет расти.»

Он прервался и выпил воды.

«В связи с этим неизбежно должен встать вопрос — а что именно должна производить военная промышленность Республики? Нет, понятно, что предметы вооружения — но какие?»

Бравый усач приподнял бровь и орлиным взором окинул сидящих в зале товарищей — представляющих заводы ГУВП, различные органы Партии и Правительства, относящихся к обороне и ВПК, а также непосредственно военных. На риторический, по сути, вопрос участники конференции отреагировали оживленным перешептыванием, ясно показывающим интерес собравшихся к теме. Во взгляде многих из них ясно читалось «Переходи уже к делу!».

«Выбор, товарищи, простой. Мы можем, как предлагают многие, продолжать производить трехлинейную винтовку образца 1891/1910 года и пулемет «Максим» образца 1910 года под трехлинейный винтовочный патрон, а также револьвер «Наган» образца 1895 года. Производство этих образцов налажено, и реконструкция и модернизация военной промышленности под уже имеющиеся, прекрасно знакомые системы потребует меньших усилий. Понятное дело, что сторонники грошовой экономии не видят за деревьями леса, явно недооценивая скорость изменений в военном деле. Да, товарищи, мы можем сейчас сэкономить время, сэкономить усилия и средства. Но чем эта, с позволения сказать, «экономия», обернется завтра?»

Докладчик снова отпил воды. Во рту сушило, не столько от речи, сколько от нервов. Не простые люди в зале собрались, каждый — удостоен. Кто пары страниц в учебнике истории, а кто и целой библиотеки сподобился. И памятники, в диапазоне от простенькой скромной таблички «В этом доме» и до статуи на главной площади освобожденного его войсками города включительно. Выступать перед таким ареопагом — огромная честь… и огромная ответственность.

«Товарищи! Советское правительство в данный момент изыскивает средства на модернизацию заводов. На строительство новых цехов, и даже целых заводских комплексов. На ремонт станкопарка, на реконструкцию всей военной промышленности. На одну только Тулу в ближайшие три года запланировано выделить более шестидесяти миллионов рублей золотом, товарищи! Это огромные деньги, огромный объем ресурсов, как материальных, так и трудовых, уйдет на возрождение военпрома. И в тот момент, когда эти средства уже будут вложены, когда реконструкция будет проведена — именно в этот момент станет ясно, что весь процесс надо начинать заново, фактически с нуля!»

На этот раз перешептывание в аудитории было куда как боле громким. Можно даже сказать, что это был уже ропот, и ропот неодобрительный.

«Да-да, товарищи, именно с нуля. Потому что… ну, возьмем для примера основу основ — трехлинейный патрон. Образца 1891 дробь 1908 года. Это основной стрелковый боеприпас, именно он определяет номенклатуру стрелкового вооружения РККА. Сейчас это вооружение состоит из магазинной винтовки и станкового пулемета. Отвечает ли такое вооружение требованиям времени? Является ли оно адекватным тем образцам, что состоят на вооружении непосредственно угрожающих нам стран, а также Великих Держав? Нет, нет и нет. Это вооружение не отвечает таким требованиям. Сейчас во многих странах идет процесс осмысления уроков Империалистической Войны, а также конфликтов, последовавших после ее окончания — таких, как Греко-Турецкая война, например. Отчасти эти уроки уже выведены и нами, на основании нашего боевого опыта, отчасти результаты исследований комиссии помогали получить товарищи из Коминтерна и Региструпра РККА. Таким образом мы уже можем твердо сказать, что в разрезе стрелкового оружия пехоты рост процента автоматического оружия неизбежен. Массовый ввод легкого, ручного пулемета в стрелковые подразделения произошел еще в середине Империалистической войны. К 1918 году каждая пехотная дивизия стран Антанты имела не менее двух сотен ручных пулеметов! Самозарядные и автоматические винтовки к концу войны превратились из считаемой на десятки штук экзотики в принятые на вооружение и выпускаемые массовыми сериями, отработанные в производстве образцы! Теперь спросим себя — можно ли создать приемлемую по характеристикам автоматическую или хотя бы самозарядную винтовку под трехлинейный патрон? При этом под «приемлемую по характеристикам» я имел в виду «что-то получше «Шоша», естественно»

Послышавшиеся со стороны аудитории возгласы вроде «Знаем мы этого «Шоша», редкостное говно!» докладчиком были совершенно проигнорированы.

«Нет, товарищи. Нет такой возможности. Имеющийся у нас патрон имеет, в качестве патрона для легкого автоматического оружия, два коренных недостатка. Во-первых, он слишком мощный».

В ропоте аудитории ясно различимы были недоуменные нотки.

«Да, товарищи, это факт. По опыту боев Империалистической и Гражданской войн, а также по показателям человеческой физиологии, мы можем сказать, что дистанция, на которую может вести прицельный огонь боец средне-стандартной обученности, составляет около трех сотен метров. Таким образом винтпатрон, обеспечивающий отдельным отборным, специально подготовленным стрелкам уверенное поражение мишени на шести-семи сотнях метров и сохраняющий убойность на дистанции в три километра, является в большинстве своем просто излишеством. Обычный стрелок на восемь сотен метров то что не стреляет — он, скорее всего, и врага то на таком расстоянии не заметит! Зато он заметит, насколько тяжелым является оружие, и насколько мощная у этого оружия отдача. Ненужная, по сути, рядовому бойцу мощность дает нагрузку на конструкцию, соответственно, растет вес системы для повышения прочности и надежности. Ручные пулеметы не должны превышать вес винтовки более, чем в полтора раза, самозарядные винтовки должны весу магазинных соответствовать — а при использовании трехлинейного патрона такое невозможно! Любая самозарядка либо тут же рассыпется под нагрузкой, либо в конце концов будет весить, как две «трехлинейки». С этой точки зрения, уменьшение мощности патрона, путем максимального облегчения пули, вполне разумно и более чем достижимо. У нас есть опыт работы с патронами меньших калибров с более легкой пулей — и товарищи, имевшие дело с винтовками «Арисака», могут подтвердить, что утомляемость бойцов заметно снижается — при этом о потере боевых качеств речи не идет. Скорее, наоборот».

В общем, с этим тезисом собравшиеся согласились. Они имели дело и с «Арисакой», и много с чем еще, и если сравнивать, то «много чего», как правило, проигрывало.

«Второй проблемой трехлинейного патрона является его геометрическая форма. То есть наличие у него ранта. С одной стороны, этот рант несколько облегчает производство винтовок и пулеметов, в которых выделка становится значительно менее требовательной к точности обработки. С другой стороны, эта форма патрона крайне затрудняет разработки многозарядных магазинов для легких пулеметов, автоматических и самозарядных винтовок, а также конструирование систем подачи из ленты для пулеметов станковых. Товарищи, имевшие дело с пулеметами «Максима», не дадут соврать. Все помнят, как там устроена подача патрона из ленты? И какие проблемы с этими, так сказать, «часами с кукушкой», имеют даже городские, казалось бы грамотные красноармейцы?»

Зал отреагировал вполне одобрительно — там сидели товарищи, которые видывали «Максима» во всех видах, и были прекрасно знакомы с его сложнейшим внутренним миром.

«Собственно, для того, чтобы заменить трехлинейный патрон чем-то другим, хватило бы и одного недостатка. Два — это немного слишком много. Но, товарищи. На самом деле этот патрон имеет недостатков несколько больше. Потому что он используется не в одном только ручном стрелковом оружии! С точки зрения патрона пулеметного у него тоже имеются недостатки. Это его бронепробиваемость и недостаточная мощность. Да, именно так. Для ручного оружия, типа винтовки магазинной, самозарядной и особенно автоматической, патрон мощен избыточно. Для станкового, танкового, авиационного пулемета — он мощен совершенно недостаточно!»

Выступающий глотнул еще воды, долил стакан из стоящего рядом графина.

«Я скажу даже более. Никакой патрон, который мы могли бы придумать, не может одновременно отвечать этим двум требованиям! В принципе! Потому что требования противоположны. Исходя из этого, комиссия предлагает создать два патрона — тяжелый пулеметный и легкий пулеметный. В характеристиках тяжелого пулеметного патрона мы опирались на данные, предоставленные нам зарубежными товарищами, о работах, ведущихся во Франции. Новые французские станковые пулеметы уже определенно будут иметь калибр девять миллиметров, с весом пули двадцать четыре грамма и начальной ее скоростью в семьсот пятьдесят метров в секунду. Эти характеристики позволят новым французским «Гочкиссам» поражать любую легкую бронетехнику в лоб на дистанции до километра включительно!»

Ропот в зале вырос в громкости. Собравшиеся, ошарашенные такой новостью, переговаривались почти что в полный голос. Переждав несколько секунд, пока шум слегка стихнет, докладчик продолжил:

«Для того, чтобы соответствовать этим требованиям, комиссия предлагает наш, советский 9-мм пулеметный патрон. Длина гильзы семь сантиметров, вес пули двадцать один грамм, начальная скорость восемьсот пятьдесят метров в секунду. Пули предлагаются, кроме обычных и трассеров, бронебойные, бронебойно-зажигательные, бронебойно-химические с зарядом капсацина, бронебойно-трассирующие и разрывные, то есть с зарядом взрывчатого вещества. Переделка под этот патрон станкового пулемета «Максим» образца 1910 года также комиссией проведена и опробована. Хотя у товарищей с тульского пулеметного завода возник к этой модернизации ряд претензий, в основном по вопросу соответствия ее имеющемуся у заводчан станкопарку, но проблем с боевыми и эксплуатационными характеристиками не было никаких. Кроме этого, комиссией был разработан и представлен проект так называемого «единого» пулемета — пригодного для использования пехотой и для установки в танк, на броневик, даже на авиационную турель и зенитную установку. Для расширения возможностей пехоты по борьбе с танками под патрон было спроектировано противотанковое ружье, испытанное даже в нескольких вариантах, включая тяжелую самозарядную винтовку…»

Новый всплеск шума в зале продолжался заметно дольше. Товарищи, работавшие на заводах и фабриках, партийные руководители и красные командиры потихоньку осознавали, что именно им и, возможно, уже в ближайшее время, придется осваивать, сначала в производстве, а затем и в эксплуатации, массу всего нового и замечательного. Или «замечательного» — это уж как повезет.

«Но подробнее на проекте единого пулемета и других изделий под новый тяжелый пулеметный патрон я остановлюсь во второй части конференции, поскольку это вопрос среднесрочной перспективы. Сейчас, товарищи, вернемся к рассмотрению другой составляющей нашей оружейной диалектики — патрону для ручного стрелкового оружия. Комиссия рассмотрела разные варианты из числа уже имеющихся, но ни один не соответствовал нашим требованиям полностью. Вот «Арисака» всем бы был хорош, включая налаженное производство на Петроградском патронном — но он, увы, полу-рантовый. То есть имеет, наряду с проточкой под зацеп выбрасывателя, хотя и слабо выраженную, но все же закраину. Которая, как уже сказано, создает сложности с конструированием магазинов. Поэтому патрон пришлось разработать с нуля. Калибр 6.5 мм, вес пули 6,1 грамма, начальная скорость 880 метров в минуту из ствола длиной 51 см. На первых трех сотнях метров траектория полета пули из такого ствола практически горизонтальная, но затем начинает очень быстро падать, поэтому прицел получил только три значения — 300, 400 и 500 метров. В качестве начинки предлагаются стандартная свинцовая пуля, бронебойная со стальным сердечником, трассер и бронебойно-трассирующая.»

Кавалерист коротко отпил из стакана.

«Гильза имеет длину 44 мм, диаметр по основанию — 11 мм. За счет уменьшения диаметра основания на 3,5 мм по сравнению с трехлинейным патроном при модернизации трехлинейной винтовки под новый патрон удалось увеличить емкость магазина — с 5 до 6 патронов. Винтовка переделана в самой минимальной степени, просто подогнана под новый размер патрона и заменен прицел. Рассмотрены несколько вариантов установки штыка, но это, товарищи, уже достаточно мелкий вопрос. Длина ствола 510 мм, общая длина новой модели без штыка один метр два сантиметра, вес — 3,5 килограмма в варианте со съемным штыком без штыка, 3,8 килограмма со штыком любой модели.»

С сомнением покосившись на почти пустой графин, красный командир все же смочил губы.

«Соответственно, предложенное наименование — легкий карабин образца 1923 года. В качестве основы для ручного пулемета мы использовали серийно выпускающийся автомат товарища Федорова, увеличив толщину ствола и общую прочность оружия и добавив сошки. Емкость коробчатого магазина увеличена до 30 патронов, чтобы в него входило ровно пять обойм к легкому карабину. Вес системы возрос до 6,8-7,3 килограммов, но для ручного пулемета это нормально. Прицел насечен до километра, учитывая наличие в боекомплекте трассеров, это вполне реальная рабочая дистанция. Предварительное название системы — легкий пулемет Федорова образца 1923 года. Далее. Самозарядный карабин, мы его спроектировали тоже на базе автомата, но там, где в легком пулемете мы увеличили прочность, в самозарядном карабине уменьшена нагрузка. Поскольку оружие стреляет одиночными, и емкость магазина составляет две или три обоймы, то ствол и автоматика нагружены меньше, и надежность оружия повышена. Последним по порядку, но не по значению, является разработка автоматического карабина, полного аналога автоматов товарища Федорова. Это третий путь решения проблемы — там, где в ручном пулемете мы, например, увеличили толщину стенок ствола, а в самозарядном карабине снизили нагрузку на ствол, отказавшись от режима автоматического огня и уменьшив объем магазина, в автоматическом карабине мы изыскали возможность изготовления стволов из сверхтвердых и жароустойчивых сталей и сплавов. Такой подход значительно увеличил стоимость оружия, но позволил полностью сохранить все боевые качества и даже повысить надежность!»

Усач добил графин — экономить было уже нечего, доклад подходил к концу.

«Таким образом, мы сформулировали штатное расписание стрелкового взвода РККА и, исходя из него и возможностей заводов ГУВП, ближний план перевооружения. Первое поколение, нижняя граница плана — три года, это в том случае, если все идет идеально. Минимальный план, то есть если дела идут как обычно, это пять лет. К концу этого периода стрелковое отделение состоит из десяти красноармейцев, вооруженных одним легким пулеметом и девятью легкими карабинами. Взвод состоит из трех стрелковых отделений и отделения поддержки, в котором имеется один расчет станкового пулемета «Максим-Т9″ из шести человек и два расчета противотанковых ружей по два человека. Плюс комвзвода, помкомвзвода и связист. Всего сорок три человека. Ко второму поколению, это от шести до десяти лет, в зависимости от хода дел по перевооружению, отделение вооружено ручным пулеметом, противотанковым ружьем, шестью самозарядными и двумя легкими карабинами, во взводе — два станковых пулемета. Третий этап, от десяти до пятнадцати лет в будущее, отделение состоит из девяти человек, включая водителя бронированного грузовика, вооружение включает один ручной пулемет, одно противотанковое ружье, шесть самозарядных карабинов. Три тяжелых пулемета взводной группы тяжелого оружия розданы по грузовикам отделений. Отдельные моторизованные разведывательные взводы танковых и бронеавтомобильных батальонов, а также все бойцы специальных десантных отрядов вместо самозарядных карабинов получают автоматические карабины. Таков план. Вопросы?»

вернуться к меню ↑

Часть 2

Май 1924 года, Подмосковье. Полигон Высшей тактико-стрелковой школы комсостава РККА имени III Коминтерна.

Первую, обще-теоретическую часть конференции от второй отделял обед в столовой дома культуры, располагавшегося в одной из трех находящихся на территории полигона помещичьих усадеб. В остальных двух находились штаб полигона с полевым аэродромом и центром связи и мехцентр, где исследовались, обслуживались, ремонтировались, а иногда и создавались автомобили, мотоциклы, трактора и броневики. Туда даже пару «Рено Русских» и один тяжелый ромбообразный «Рикардо» передали, для экспериментирования и обкатки пехоты.

После обеда настала очередь практики. На краю усадьбы, где было оборудовано стрельбище с различными дистанциями, от двадцатипятиметрового пистолетного тира, и до пятисотметровой «снайперской» линии, стояли длинные, накрытые брезентовыми полотнищами столы. Поверх нарезанных из старых солдатских палаток «скатертей» было разложено и расставлено ОНО — оружие. Оружия было много, гораздо больше, чем ожидали приглашенные на конференцию краскомы и штатские, и было оно куда как более разнообразным, не сводясь к одним только винтовкам с пулеметами. Хотя винтовок с пулеметами было больше всего, винтовок вообще несколько ящиков.

«Итак, товарищи, мы начинаем практическую часть нашей конференции» — объявил усач через небольшой серебристо-решетчатый микрофон, подсоединенный к двум огромным усилителям звука, установленным на небольшой тележке. «Во-первых, главная часть, объяснительная с демонстрацией. Потом вы сможете опробовать некоторые образцы в действии. Времени у нас много, патронов тоже достаточно, так что можете не торопиться, всем хватит!»

Он помахал курсантам, обслуживающим тележку, чтобы они начали двигать ее к нужному сектору выставки, и сам неторопливо зашагал следом.

«Начнем мы с тяжелого пулеметного патрона и оружия под него. Патрон 9х70, пуля 21 грамм, начальная скорость 850 м-с. Оружие под него — вот оно. Модернизированные «Максимы» обр.1910, две штуки, на станке Соколова и на треноге типа «Виккерс». Если не считать изменения калибра, совершенно стандартные машинки. Перспективный «единый» пулемет, в нескольких вариантах — базирующихся на системе «Льюис», на системе «Гочкисс», на системе «Мадсен» и на оригинальной системе разработки товарища Дегтярева. Все четыре пулемета имеют единую систему боепитания, включающую установку сверху магазина коробчатого типа на тридцать патронов либо барабанный магазин немецкого образца типа «улитка». «Улитки» у нас, как вы можете видеть, двухсторонние, два раза по 50 патронов, на 100 выстрелов суммарно. Коробчатые магазины, как наиболее простые технически и эксплуатационно, предназначены для пехотных пулеметов. Танковые и авиационные модификации получат в качестве штатного магазины «Двойная улитка». Они тяжелее, дороже, требуют ухода и обслуживания, но для авиаторов и танкистов, как технических родов войск, все это не проблема, а емкость магазина компенсирует его недостатки. Горловины пулеметов принимают магазины обоих систем, чтобы не случилось так, что вот достали из сгоревшего танка или броневика рабочий пулемет, а магазины повредило, и теперь пулемет есть, патроны есть, а стрелять возможности нет. Было бы обидно, верно, товарищи?»

Собравшиеся в кучки по профессиональным областям и старым знакомствам делегаты были совершенно согласны. Еще бы нет — с их-то опытом!

«Далее, товарищи, у нас противотанковые ружья. Комиссия разработала три варианта. Самый простой — однозарядный, такой же точно, но с приставным магазином на пять или десять патронов, и полуавтоматический, то есть самозарядный. На первом этапе перевооружения РККА ружья должны будут состоять на вооружении отделений тяжелого оружия стрелковых взводов, а также рот ПТР в составе отдельных моторизованных танко-истребительных батальонов корпусного подчинения. Отделение из трех ПТР и двух ручных пулеметов образует «куст» противотанковой обороны, взвод — четыре куста, рота — четыре взвода. В ОМТИ-батальон, кроме двух рот ПТР, должны войти саперная рота и дивизион противотанковых пушек. В составе обычных стрелковых частей возможно использование однозарядных ПТР, в составе батальонов — магазинных, а лучше — полуавтоматических, учитывая важность укрепления противотанковой обороны на особо танкоопасных направлениях… Что? Да, это кронштейн для установки оптического прицела. Самозарядные ПТР получат кронштейн все, но сам прицел — только те, что пойдут на вооружение отрядов спецдесанта и разведывательных подразделений мотомехчастей»

Кавалерист снова помахал курсантам, но был остановлен вопросом одного из слушателей — таким, на который стоило бы ответить.

«Да, разумеется, противотанковые батальоны должны быть моторизованными полностью. Иначе теряется смысл их специализации, они просто не успеют к тем местам, где в прорыве будут участвовать вражеские танки! То есть отдельная рота ПТР в штате каждого стрелкового полка тоже возможна, но и она должна иметь если не грузовики, то какие-то тачанки или мотоциклы. По тем же самым причинам — необходимость быстрой переброски к месту обнаружения бронечастей противника. ПТР в составе стрелковых взводов, а позднее и отделений — это не «или», это «и», причем очень маленькое «и». При концентрации в четыре танка на сто метров фронта прорыва, то есть танковый батальон на два километра или полубригада на шесть, по нормативу нового устава французской армии, противник такой, с позволения сказать, «противотанковой обороны» просто не заметит. Размажет, как масло по бутерброду, и дальше пойдет. Мы, товарищи, при проектировании оружия брали в расчет именно систему, как единое целое. Отдельные элементы можно рассматривать и в отрыве, но системный подход необходим, иначе мы запутаемся в частностях и не увидим общей картины! Теперь перейдем к оружию под 6,5 мм»

Идти было недалека, буквально пара шагов — и этот стол был одним из самых длинных на выставке.

«Итак, легкий карабин. У нас тут три модификации, отличаются они только штыками. Вариант первый, с постоянным откидным игольчатым штыком. Вариант второй, со съемным двухпозиционным игольчатым штыком. В походе носится клинком вдоль ложа, при команде «Примкнуть штыки!» снимается, переворачивается и фиксируется в боевом положении. Вариант третий — с ножевым штыком немецкого образца. В остальном это абсолютно стандартные трехлинейные карабины 1907/10. Самозарядный карабин, несколько вариантов. Карабин конструкции Федорова, с автоматикой на отходе ствола, и карабин по образцу французской винтовки RSC Mle.1918, с автоматикой на отводе газов. Два варианта каждого вида, с постоянным магазином на две обоймы и со сменными магазинами на две или три обоймы. Также имеются два варианта по штыку, постоянный откидной и отдельный ножевой немецкого образца, оба унифицированы с соответствующими вариантами легкого карабина. Всего, таким образом, восемь образцов. Автоматический карабин у нас на стадии ранних прототипов, вот эти три — это они. Все на отводе газов, все с коробчатыми магазинами на тридцать патронов, унифицированными с легким пулеметом. Но тут необходимо решить еще очень много вопросов, потому что пока еще хороший в боевом отношении и надежный в эксплуатации автомат стоит как три ручных пулемета, и может применяться только отрядами спецдесанта…»

Красный командир-кавалерист, задавший вопрос в этот момент, имел характерные печальные глаза, орден Красного Знамени на груди и неуставную шашку с красной звездой с буквами ВУЦИК между лучами. «Туровский, начальник Высшей КавШколы», — сверился с на зубок заученными досье докладчик.

«Специальные Десантные Отряды, или отряды Специальных Десантных Сил, в нашем предложении объединены по тому принципу, что все они есть легкая пехота десантного назначения. Морские СДО высаживаются с кораблей, аэромобильные — с самолетов, планёров и дирижаблей, железнодорожные входят в состав бронепоездов. Для операций такого типа и штат, и вооружение должны иметь очень специфический, отличный от общеармейского характер. В частности, максимально насыщенный автоматическим оружием, для компенсации малой численности и слабости тяжелого вооружения. Таким образом — много легких пулеметов, самозарядных и автоматических карабинов, много тяжелых пулеметов, самозарядных ПТР, минометов и ручных гранат. Потому что мало или нет совсем артиллерии… Гм. Где-то так. Вернемся к имеющимся образцам! Легкие, или ручные пулеметы. Несколько вариантов, различающихся по степени отхода от базовой модели товарища Федорова. Стандартными являются сошки, тяжелый толстый ствол и магазин на тридцать патронов. Мы экспериментируем с его установкой — варианты, как вы видите, включают верхнее, боковое и нижнее расположение. Каждый вариант имеет свои преимущества, это уже дело войсковых испытаний, определить лучшее. Лично мое мнение, что торчащий сверху магазин, демаскирующий и мешающий целится, и торчащий снизу магазин, мешающий стрелять лежа, не идут ни в какое сравнение с магазином сбоку, всего лишь меняющим развесовку по мере израсходования. Это, в конце концов, можно преодолеть усиленной тренировкой пулеметчика. Упор магазина в грунт вы тренировками не преодолеете! На этом с главным показом все…»

«Эй, как все?» — возмутился один из приглашенных, одетый в обычном полувоенном стиле партиец откуда-то с Урала. «А вот это что?»

«Это», — докладчик, вслед за партийным товарищем, махнул рукой в сторону оставшихся столов. «Это — не обязательная программа, в том смысле, что комиссии ее не заказывали. Личное оружие, оружие для РКМ и частей ОСНАЗа, спорное оружие… Но если вам интересно — добро пожаловать!»

Он сделал несколько шагов вперед, медленно, чтобы тележка с громкоговорителями не отстала.

«Итак, личное оружие. При исследовании этого направления комиссия исходила из мысли, что для военнослужащего револьвер или пистолет имеет только два назначения. В мирное время оно необходимо для личной самообороны, на случай нападения бандитов и тому подобного. В военное время личное оружие необходимо для того, чтобы предотвратить попадание в плен противника. Также мы исходили из принципа единства диаметра ствола, в целях увеличения технологичности производства. И понятно, что 6,5 мм в качестве калибра для пистолетов мы всерьез не рассматриваем. Таким образом, в качестве основного варианта был выбран патрон 9х17 мм Браунинг, также известный как 9 мм Браунинг короткий и .380 Оу-Си-Пи. Конструирование пистолета под этот патрон труда не представляет, но мы обошлись просто уже готовыми конструкциями. Эйбарские браунинги «тип РУБИ», немецкие «Зауэры М1913», американские «Сэвэдж», бельгийский ФН М1910… В общем, понятно и просто. Этот пистолет у нас проходит под общим шифром «Комбриг». Отдельно мы рассмотрели интересную модификацию — длинный ствол, пять или шесть дюймов, магазин на двадцать патронов и возможность стрелять очередями. На ствол может устанавливаться глушитель звука выстрела, кобура — использоваться в качестве приклада. Весьма специфическое оружие, в первую очередь для подпольщиков и вообще городских боев. Шифр проекта — «Коминтерн».

Участники конференции переглянулись и понимающе кивнули друг другу. «Коминтерн», подпольщики, городские бои — действительно, чего тут непонятного-то?

«Далее… Спорное оружие. Это пистолеты-пулеметы, то есть автоматы под пистолетный патрон. Высокая огневая мощь на короткой дистанции, максимально — сто, сто пятьдесят метров. Товарищи военные специалисты и некоторые другие… товарищи… считают его чисто полицейским оружием, пригодным только для расстрела демонстраций. Они… не то, чтобы совсем неправы, да. Но есть нюанс. Основным инструментом командира в бою является что? Правильно. Вверенное ему подразделение. Командир должен в первую очередь командовать! А не изображать из себя еще одного стрелка в цепи. Если мы вручаем командиру, особенно уровня отделение-взвод, пистолет-пулемет, это решает две задачи сразу. Во-первых, на короткой дистанции, на расстоянии броска в штыковую, это оружие фактически приравнивается к легкому пулемету. Огневую мощь стрелкового отделения это на треть поднимет! Во-вторых, на большие дистанции командир вести огонь не сможет, то есть у него не будет даже чисто технической возможности отвлечься от его командирских задач. Это с одной стороны. С другой… Через несколько лет мы доведем таки автоматический карабин, и командирам можно будет вручать их, а не пистолеты-пулеметы, это раз. И два. У нас и без того планируется два патрона на снабжении параллельно, легкий и тяжелый. Еще и третий, пистолетный, не говоря уже о старом трехлинейном для войск второй линии… Это многие считают перебором. Тем не менее, варианты мы предусмотрели. Целых два. Первый — 9х19 мм Парабеллум. Патрон мощнее 9 мм короткий, и пистолет со свободным затвором под него уже не сделать. Возрастает вес, растет стоимость личного оружия, зато появляется возможность создать сколько-то эффективный ПП. Вариант второй — это 9х25 Маузер Экспорт. Пуля весом 6,2 грамма отправляется в цель со скоростью 475 м-с, отдача крайне мощная. Пистолет создать будет еще сложнее, и будет он крайне тяжелым, два с половиной фунта, может, и больше. Но характеристики ПП улучшаться значительно»

Многозначительный (читай — жадный, хищный, голодный) взгляд на разложенные на втором столе, который 9х25, пистолеты многие бросали еще до этого объяснения. Теперь к этому добавилась еще и конкуренция, типа «Я смогу справится с этим зверем и не получить отлетевшим пистолетом в лоб!!!» Кто-то озвучил вопрос, и докладчик охотно пояснил, что вот эти пистолеты — это переделка «Кольт М1911», по которому еще не вышел срок патентов. Таким образом, у американцев придется покупать лицензию, либо столкнутся с проблемами в международных делах. А вот эти «Красные Орлы», это автоматика на отводе газов, и каждый пистолет стоит как пол-«Максима», потому что специальные стали, сплавы с редкими (и дорогими!) присадками и обработка на сверхточных станках рабочими высочайшей квалификации.

«Соответственно, я не думаю, что «Красный Орел» будет принят на вооружение — когда-либо. Малосерийная, практически чисто экспериментальная партия в рамках отработки технологии — это максимум. Пройдемте дальше, товарищи, у нас еще остались нерассмотренные образцы. Здесь у нас оружие для Рабоче-Крестьянской Милиции других структур НКВД…»

«Револьверы? Почему это нам — револьверы?» — вопросил кто-то из толпы.

«Потому что, товарищ Сергиевский, для военного пистолет, как уже говорилось, оружие третьей, если не четвертой степени важности. То есть. Вот краском. Его подразделение — его первое оружие. Винтовка, карабин, автомат — второе. Пистолет — это уж последнее, даже после гранат. В принципе, нужное только для того, чтобы избежать плена. Для патрульного или постового милиционера, оперативного сотрудника угрозыска или ГПУ, личное оружие — его первый, он же и последний шанс. Поэтому пистолет должен иметь патрон в патроннике и самовзвод, и при этом еще гарантированно не позволять себе осечек, недосылов и других проблем. Которых в принципе лишены револьверы. Выдернул, одновременно снимая с предохранителя, и сразу пальнул. Осечка — нажал на курок еще раз, барабан повернулся —  выстрел! А не возиться с заклинившимся в патроннике патроном! Таким образом, пока патроны, и автоматика пистолетов не станут намного более надежными, для вооружения РКМ, НКВД в целом и иных соответствующих органов Советской Власти комиссия рекомендует револьверы. У нас здесь, как вы видите, четыре образца двух типов. Тип первый — для патрульной и постовой службы. Ствол сто тридцать миллиметров, барабан на шесть патронов, шифр «Патруль». Второй — для скрытого ношения оперативным составом, ствол пятьдесят мм, барабан пятизарядный, шифр «Угроза». Оба типа — девять миллиметров, устроены по принципу американских армейских револьверов образца 1917 года. То есть используют пистолетные патроны, объединенные металлическими обоймами. Вот так!» — кавалерист поднял со стола «патрульно-постовой» револьвер, нажал на кнопку и резким поворотом кисти откинул барабан в сторону. На солнце тускло блеснули две полукруглых обоймы с зажатыми в вырезах донышками патронов.

«Здесь, как вы можете видеть, две секторных обоймы по три патрона» — он таким же рывком поставил барабан на место, положил оружие на стол и поднял короткоствольную «Угрозу» с округлой рукоятью типа «клюв попугая». Резкий поворот, щелчок откинувшегося барабана, вороненая сталь пружинной обоймы. «Здесь используется звездчатая обойма на пять патронов. Помимо того, что использование обойм позволяет стрелять из револьвера пистолетными патронами, они еще и заряжание самого револьвера ускоряют до сравнимости с пистолетом. Так что тот, кто при слове «револьвер» тут же вспоминает все проблемы с «Наганом», тот неправ!»

Курносый пятизарядник, почти точная копия «Кольт Детектив Спешиал», лег обратно на гладкий брезент «скатерти».

«Здесь, как видите, два образца двух калибров. Под патроны 9х25 Маузер Экспорт и 9х19 Парабеллум соответственно. Патроны сильно отличаются по мощности, поэтому «маузеровские» револьверы должны быть крепче, а 919-е можно и облегчить. 9 мм короткий от «Парабеллума»отличается незначительно, поэтому с ним огород городить мы не стали. Собственно, как вы понимаете, если идет в ход программа с пистолетом-пулеметом, то идут заодно и револьверы. Причем «Патруль» может заменять пистолет всем красным командирам уровня взвод-рота, а товарищам от батальона и выше можно вручать «Комбрига», их не так много понадобиться… Мда. Вернемся к оружию для НКВД. Дробовики…»

«Вы издеваетесь, да?» — спросили обиженно откуда-то из кучки, собравшейся вокруг Сергиевского и Паукера.

«Никак нет. О мощности трехлинейного патрона я уже говорил, но в свете обязанностей РКМ это имеет дополнительный аспект. Вот допустим, боец милиции Иванов, посланный в составе отряда арестовывать бандитов где-нибудь в Марьиной Роще. Вот он видит бандита Сидорова, вот он стреляет в бандита», — докладчик двумя пальцами изобразил выстрел. «И… промахивается! Пуля, значит, пролетает мимо бандита, и летит дальше. Летит-летит-летит… А на перроне Савеловского вокзала стоит гражданин Петров, и ждет поезда до станции Лобня, или там Яхрома, где он проживает с женой, двумя детьми и кошкой Муськой. Которые никогда его не дождутся, потому как выпущенная находящимся в двух километрах милиционером Ивановым пуля наконец долетела. Пуля из трехлинейки может убить человека на дистанции свыше трех километров! Поэтому, товарищи, дробовики. Ну, и пистолеты-пулеметы, тоже хорошая в этом отношении вещь. 12-й калибр, картечь диаметром 9 мм, в один патрон помещается девять пуль, и на бандита даже один выстрел производит впечатление, вполне сравнимое с целой обоймой из браунинга. Также выстрелами из дробовика удобнее вышибать дверные замки, и решать иные задачи по поддержанию порядка. Комиссией, например, разработан химический патрон, содержащий слезоточивое вещество капсацин. Ружей мы предлагаем две модели, помпового перезаряжания и самозарядное, обе с трубчатым подствольным магазином, каждое в двух вариантах, коротком на четыре патрона и длинном на семь. К помповому варианту может крепиться ножевой штык немецкого образца»

«Штык — это хорошо», — глубокомысленно сказали из толпы.

«Штык — это надежно», — не удержался докладчик. Кашлянул, посерьезнел, и шагнул дальше. «Последнее на сегодня — бесшумное оружие для армейских разведчиков и диверсантов. В основном для снятия часовых и такого рода действий. Комиссия предлагает три основных варианта, все три калибра девять миллиметров, с пулей весом 16,2 грамма, имеющей начальную скорость 295 м-с и прицельную дальность до 250-300 метров. Первая модель, самая простая, на базе легкого карабина. Вторая, соответственно, на базе самозарядного карабина товарища Федорова. В обоих случаях используется гильза 6,5 мм легкого патрона, переобжатая под 9-мм пулю. Ничего сложного, ничего странного. Третий вариант — револьверный карабин, устроенный по принципу «Наган», с полностью заглубленной в гильзу специальной конструкции тяжелой пулей и надвигающимся на ствол барабаном. Преимуществом револьверного карабина является, перед магазинным — скорострельность, а перед самозарядным — значительно большая бесшумность, поскольку щелчок взводимого курка куда тише лязга сработавшей автоматики»

Кавалерист вздохнул, и продолжил, тыкая пальцем в последний… экспонат.

«Четвертый вариант, экономический, или, если можно так выразиться, бюджетный. Берем стандартный «Наган» образца 1895 года офицерской модели, переделываем рукоять для возможности использования приставного приклада, выгнутого из металлического прутка, снабжаем ствол интегрированным глушителем, задняя часть которого, от рамки до среза ствола, играет роль цевья, а передняя — собственно глушителя. Также заменяем прицельные приспособления. То, что получится, по боевым характеристикам ни с одним из трех первых вариантов сравнить нельзя, но метров на тридцать-сорок оно все же стрелять будет достаточно метко, и с бесшумностью тоже будет хорошо. Основные достоинства — оно есть, оно дешевое, и оно работает почти что так, как надо. Дополнительные достоинства — «Наган» не оставляет гильз позади, и начальная скорость не настолько велика, чтобы нельзя было использовать пули без оболочки, такие, которые при попадании в тело плющатся. То есть использование именно «Нагана» не опознать, никак, не говоря уже о конкретном револьвере»

Шансов на принятие на вооружение первых двух 9х44 мм образцов было исчезающе мало, третьего — вообще никаких. А у этого уродца с проволочным прикладом какие-то все же были. Что ж, лучше это, чем совсем ничего.

«Ну, это, вкратце, все. Теперь, товарищи, желающие опробовать какие-либо образцы в стрельбе, могут подойти к соответствующим столам…»

Продолжение (или, м.б., окончание) следует…

33
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
14 Цепочка комментария
19 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
16 Авторы комментариев
vitaliy .kblacktiger63Bull Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

а где картинки (хотя бы для тизера)?

Ansar02

Отличная работа, почтенный коллега! Об ОШС можно конечно спорить, но за 6,5 мм основной боеприпас армейской индивидуальной стрелковки и ПП под маузеровскую девятимиллиметровку — персональный «рахат-лукум».
Кстати, а Вы уверены, что под него не сделать банальный самозарядный пистолет приемлемых пропорций?
С уважением, Ансар.

Pblce__Hok

Очень интересно! Разрешите вопрос — упоминание про Якутские алмазы это типа ссылка на экономическое обоснование всех этих разработок и возможности модернизации производства для этих разработок?
Докладчик или кто либо еще не попаданец?

W_Scharapow
NF

++++++++++

leyurtim

Очень хорошо. И, пожалуй, в порядке трёпа: на этом сайте и на других ресурсах говорилось о том, что среди спецов оружейного дела бродила мысль о высокой эффективности патрона 6,9-7 мм. В частности, тут недавно говорилось об английской автоматической винтовке ЕМ-3 под патрон 7х43. И выглядит сомнительным (слегка, только слегка сомнительным, коллеги!) желание наплодить пулемёты под новый патрон 9х21(если я ничего не напутал второпях). Хоть и красиво, но не по Сеньке шапка, то бишь, бабла и мощностей может банально не хватить для 20-х годов. Тогда и фёдоровские автоматы сдали на склады, дабы уменьшить номенклатуру потребляемых боеприпасов.

Стволяр

С точки зрения общей концепции мне многое описанное, несомненно, нравится. Но, боюсь, в комплексе подобная система для указанного временного периода выглядит слишком уж модерново. Не оценят-с реальные тогдашние товарищи весь полет конструкторской мысли…
С уважением. Стволяр.

anzar

Не оценят-с реальные тогдашние товарищи весь полет конструкторской мысли…

Совершенно верно. А еще не поймут подобный язык:

Положение дел в области производства средств вооруженной борьбы катастрофическое. ….. Таким образом, можно сказать, что сейчас, в данный момент, военная промышленность находится в нижней точке траектории, и уже в ближайшее время она начнет расти.»

Етого «наукообразного» языка ввели позднее «советские ученые» (рабфаковцы) и функционеры-теоретики типа Тухачевского, чтоб подчеркивать свою «начетенность».
И вообще стиль «доклада» с риторических вопросов и покровительственых ответах типа «Правильно- так и так…» не был тогда популярен, как сейчас у АИ-писателей.))

Pblce__Hok

Но ведь автор пишет для нас сечашних, а не для тогдашних. Если докладчик будет «О»-кать или «А»-кать и выражаться сельскохозяйственным языком, то современники автора, мы с вами, сочтем это не «Художественной литературой» а «Укуркой».

anzar

Если докладчик будет «О»-кать…

Речь не о дикции, а о напыщеных выражений типа «средств вооруженной борьбы» которых еще не придумали. Да и никакой он не «докладчик» по тону, а снизходительный лектор поучавший (школников). Не «разработчик» а видимо сам (Буденний?)- «мы приняли патрон…» «ОШС взвода будет иметь…»
О нехватке в 24г «бесшумного оружия для армейских разведчиков и диверсантов» вообще помолчим.

podgorka76

Хай! Спасибо, коллега, за интересное чтиво.. Позвольте же свои пять сольдо воткнуть.. — Я так понел – юзается послезнание? Тогда вот какие размышления: — 1) Насчёт двухпатронной схемы – неплохо, логично, красиво, но не бесспорно. Идеи двухпатронности носились в воздухе сразу после ПМВ (тогда же! Были опробованы первые успешные экземпляры автоматического и самозарядного оружия по патроны, кои уже можно считать промежуточными. Например Winchester 1907 : https://mpopenker.livejournal.com/2189204.html ). Но не пошло по ряду причин — вот обзор: https://www.youtube.com/watch?v=L9sgCZdBPTo& (см с примерно с 40 мин по 43:30) Но это к слову. — Основная проблема – двухпатронной схемы – логистическая. Особенно это остро встает для нашей страны в описываемый период: промышленность НИКАКАЯ.. Нам бы налаженое производство сохранить и усилить – а тут коренная перестройка и расширение патронного производства (ей-ей – все прогрессоры вводят промежуточный патрон – но больше проку от них было бы введи они просто СТАЛЬНУЮ гильзу). Значит нам нужно ввести двухпатронность в наиболее оптимальном варианте с точки зрения логистики. И тут сомнение вызывает путь реализации двухпатронной схемы – через бикалиберность. У нас еле-еле отлажено производство патронов и СТВОЛОВ на 7.62 мм – а мы вместо него – 2 новых калибра.. Масово! Логичнее выглядит два разных (по мощности патрона) в едином калибре… Подробнее »

W_Scharapow

я уверен почти на 100% чей это поток сознания)))

W_Scharapow

Мрии они такие…хохлятские. У меня глаза кровоточить начали уже на половине. Я хз сколько стоило создание этого всего, но сколько это всё заняло времени?! Кто на эту программу «фьючер комбат систем» подписался?! За это просто порвут нафиг практики пережившие империалистическую и гражданскую. И обсуждения: >Особенно забавно, что перед своими влажными фантазиями он пачку документов по патронной промышленности выложил. Самый прикол, что он все НИОКРы по патронам и стендовые стрельбы провёл в условиях практической разрухи. Типа оплатили алмазами из Якутии… Проще было десант в ЮАС высадить и нарыть алмазов, чем вписываться в якутскую авантюру. Я уж не говорю о том, что в этот же момент коминтерновцы горстями раздавали бриллианты за песню! >А экономику всего этого построил на «свежеоткрытых» алмазах. Сроки освоения? Электрификация? Индустриализация? Да нет конечно. Какая экономика?! Домна в каждой деревне и вот тебе нью-экономик! ))) Наука — нет не слышал, главное желание усиленное заклинаниями покровительственным тоном, типа — Я так вижу! А где все эти документы и НИОКР, в тексте я что-то не встретил… Так в этом потоке сознания они остались за бортом, как и некий охренеть какой опытный цех с никому неизвестно откуда взявшимися мастерами 6-12 разряда и инженерный комплекс с тучей кульманов и инженеров при них. Продолжаем:… Подробнее »

Bull

Некоторые зерна здравого смысла, на основе послезнания, есть. Но очень все скомкано. Промежуточный малоимпульсный патрон в 23 году — ну очень смело. Да еще и свой — доморощенный? Походу попаданцы с собой его привезли. Пистолетный патрон — не определен. Винтовочный — испорчен. Преемственности никакой. Спорно все — очень спорно.

W_Scharapow

Какие-то здравые идеи и есть, но они же результат опыта интербеллума и мясорубки ВМВ. На начало 20-х опыт радикально другой и потому сложно объяснить ветерану войн, что с винтовки надо стрелять на 500м и т.д. реальное положение вообще осталось за бортом.

Bull

Совершенно верно.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить