Выбор редакции

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

20
10

Продолжаю продолжать про турбинные крейсера, которые в моей АИ успели построить до начала первой мировой войны. Про «Рюрики» с комбинированной силовой установкой здесь.

Несмотря на то, что «британцы» были заложены раньше, первыми турбинными крейсерами в составе российского флота стали вовсе не они, а изделия их заклятых «друзей» — немцев. Еще не закончилась эпопея с заказом броненосных крейсеров типа «Рюрик», а в МГШ уже задумались о крейсерах меньшего размера в качестве лидеров отряда минных крейсеров и для использований в качестве дальних разведчиков. Правда первое время их классифицировали как большие минные крейсера и рассматривали просто несколько увеличенные корабли типа «Всадник» с усиленным артиллерийским вооружением, причина такого подхода была банальна – просто не хватало денег. Разработку кораблей, как и «прародителя» должна была осуществлять «Friedrich Krupp Germaniawerft», уже 15 января 1906 года специалисты фирмы предоставили черновой проект с 6 – 75-мм пушками Канэ и 1х2 457-мм ТА, ориентировочная стоимость при заказе двух таких минных крейсеров на немецких верфях была 669 тыс. руб. что было больше всего на 62 тыс. от стоимости «исходника». Ни каких новшеств вроде турбин на тот момент не предусматривалось, единственное, что поменялось в силовой установке, так это то, что мощность обеих паровых машин собирались довести до 10800 и.л.с. для обеспечения скорости в 26,5 уз.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

Проект большого минного крейсера фирмы «Friedrich Krupp Germaniawerft» 1906 г.

Но уже при рассмотрении проекта специалисты остались мягко говоря недовольны, было понятно, что из эсминца дешево что то «крейсерское» не получишь, но тут на горизонте появилась еще одна фирма из Германии «Schichau-Werke» которая уже имела опыт постройки для РИФ полноценного крейсера «Новик» и желала закрепиться на российском «рынке». Кроме того, несмотря на то что компания строила минные суда для многих стран, в том числе и для России, а с 1900 г. и эскадренные броненосцы для собственного флота, заказов на крейсера практически не было, кроме малого корабля «Гефион» постройки еще 1893 г. В случае постройки новых крейсеров для российского флота рассчитывали обратить внимание так же на этот опыт собственного морского министерства. В итоге предложение было очень простое – мы готовы построить еще один-два крейсера типа «Новик» или его развитие фактически за те же деньги, то есть за 3 млн. рублей за единицу без вооружения. МГШ это устраивало, но не министерство финансов, оно просто не знало где взять 6 млн. за два крейсера и это не считая вооружения, однако в конце концов по личному распоряжению императора от 18 мая 1906 сумма была изыскана.

Уже 10 июня 1906 года было заключено соглашение о проектировании и постройке крейсеров II ранга которые получили имена «Сапфир» и «Топаз», однако на этом мучения немецкой фирмы только начались. В самом соглашении стояли только основные требования — нормальное водоизмещение до 3300 т., длина до 120 м, скорость полного хода в 25,5 уз., при вооружении не менее 8×120-мм орудий, при этом предусматривалась система штрафов за недобор скорости и другие ухудшения заявленных характеристик. Шихау изначально предоставили проект того же самого «Новика» но с более мощными машинами и дополнительной парой орудий, по сути корабль оставался тем же «Жемчугом», но вот прочность осталась на уровне «Новика» и МГШ проект забраковал. Следующий проект уже отвечал прочностным характеристикам того же «Жемчуга», но вот уже по расчетам не добирал скорости, поскольку его нормальное водоизмещение возросло до 3400 т., существовал реальный шанс, что контракт с компанией Россия разорвет при том с формулировкой – как «с не справившимися с заявленными обязательствами», а это несло репутационные потери, чего хотелось бы избежать. Тогда в сентябре того же года сама компания предложила при поднятии нормального вооружения до 3400 т. для сохранения необходимой скорости поставить на крейсера паротурбинную установку аналогичной крейсеру «Штеттин» который только закладывался. В нее входили два комплекта турбин Парсонса с прямым приводом на четыре вала. В каждый комплект, входили турбины высокого давления и турбины низкого давления. Турбины низкого давления приводили во вращение внутреннюю пару валов, а высокого — внешнюю. На каждом валу находилась по две турбины — заднего и переднего хода. Основное различие было в количестве водотрубных котлов – на «сапфирах» их количество увеличилось до 12, против 11 на «Штеттине». При условии что «боязнь» турбин уже прошла при условии незначительного увеличения стоимости постройки с этим предложением в России согласились и 12 ноября 1906 работы по кораблям, наконец, начались с закладки головного корабля — «Сапфир», «Топаз» начали строить 10 днями позднее.

Постройка корпуса шла ритмично, но с поставкой турбин были проблемы, к тому же у специалистов верфи не было опыта работы с ними, что несколько тормозило постройку. Однако это время в МГШ использовали для увеличения огневой мощи «Сапфиров», благо вносить определенные изменения в проектную документацию еще можно было. Во-первых использование двух бортовых поворотных и кормового выдвижного торпедных аппаратов посчитали не эффективным, их решили заменить на типовые поворотные одинарные торпедные аппараты «для мин последнего образца в 45 см», в количестве двух штук, по одному с каждого борта в кормовых спонсонах, запасных торпед так же оставили только две. Хотя такое размещение повышало эффективность применения торпедного вооружения, одновременно это снижало количество 120-мм орудий, поскольку торпедные аппараты занимали место двух пушек Канэ.

Сначала собирались частично компенсировать этот недостаток установкой одного орудия по линейно-возвышенной схеме на надстройке в кормовой части, но семи орудий было явно недостаточно. Тогда решили, пока это было возможно, использовать двух орудийные башни с амурских канонерок типа «Шквал» с одновременной заменой пушек Канэ, на пушки компании «Виккерса», которые активно внедрялись во флоте. Однако масса башни вместе с двумя орудиями составляла 43,1 т., против 7,5 т. для одного орудия Канэ со щитом, поэтому для снижения массы изменили бронирование с 76,2 мм до 30 мм, что вместе с переносом торпедных аппаратов и сокращения запасных торпед частично компенсировало перегруз. Строитель согласился с дополнительными доработками по формированию креплений для установки башен с диаметром по шарам в 2591 мм, но при условии, что контрактная скорость в избежание штрафных санкций будет снижена на полузла, а нормальное водоизмещение повышено до 3450 т., дополнительно проложили рельсы для 20 якорных мин обр. 1908 г.

Уже в марте 1908 оба крейсера вышли на испытания, с балластом в 250 т. который компенсировал массу вооружения и боеприпасов, при 50 % загрузке топлива, таким образом достигнув оговоренные 3450 т. нормального водоизмещения, «Сапфир» и «Топаз» показали 25,2 и 25,4 уз. соответственно при мощности 21670 л.с., превысив контрактные условия, в мае оба крейсера отправились на довооружение на Балтику.

По прибытии в Кронштадт сразу столкнулись с российскими реалиями, башни производства Металлического завода были еще не готовы, первые три планировали сдать только в июле, а из палубных установок в наличии было только 5 орудий. В итоге решили вооружить только «головной» «Сапфир» для проведения полного комплекса испытаний, в том числе огневых, окончательный ввод в строй «Топаза» перенесли октябрь.

15 августа «Сапфир» наконец то вышел на свои первые стрельбы, если исключить небольшие неполадки в башенных установках, они прошли успешно, однако не смотря на все ухищрения массу башен не удалось снизить до приемлемых 35 т., кроме того различные доработки и усовершенствования добавило еще 70 т. в итоге полное водоизмещение с максимальным запасом угля в 720 т. выросло до 3890 т., с такими показателями скорость была ограничена 24,2 уз. Впрочем, были и плюсы по сравнению с «Жемчугом», в числе которых кроме более сильного вооружения, было то, что на 4/5 мощности при скорости в 21 уз крейсер смог пройти 1700 миль с суточным расходом в 221 т. угля, правда максимальная дальность хода при крейсерской скорости в 14 уз., снизилась с 4500 миль до 4270 по сравнению «Жемчугом», но последний достигал ее при скорости в 10 уз., сказались особенности турбинной установки с прямой передачей. В целом результаты, кроме максимальной скорости, были удовлетворительны и в ноябре 1908 оба крейсера вступили в строй.

В компанию 1909 «Сапфир» был причислен к только что созданной линейной бригаде, в состав которой, правда входили только два линкора-додредноута «Слава» и «Цесаревич», а также «старичок» «Александр II», а «Топаз» к 1-й минной дивизии. Компания показала, что с «линкорами» такой крейсер взаимодействовать в строю не может, при их парадной скорости в 10 уз. у «Сапфира» резко возрастал расход топлива, зато во время маневров с легкими силами флота (крейсерами и эсминцами) «Топаз» показал себя с самой хорошей стороны. В следующую компанию рассчитывали включить в 1-ю бригаду крейсеров в которую так же должен был войти крейсер «Олег», но май 1910 крейсера встретили в море во время перехода на Дальний Восток.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

Легкие крейсера типа «Сапфир» на 1910 год.

Отправка крейсеров в состав Сибирской флотилии было связано с попыткой ГМШ среагировать на решение центрального правительства Китая 1909 г. модернизировать свои ВМС. Отныне Китай должен был иметь три флота — Южный, Центральный (Восточный) и Северный; в состав каждого предполагалось включить по одному линкору водоизмещением в 14 тыс.т, по пять — семь крейсеров 1 и 2 классов и по 11 — 12 крейсеров 3 и 4 классов (мореходных канонерок). В конце 1910 года на утверждение правительства была представлена внушительная семилетняя программа, предусматривавшая постройку 8 линкоров (по 16 тыс.т), 20 крейсеров, 30 эсминцев и миноносцев, а также создание двух новых военно-морских баз. Нельзя сказать, что в эти планы сильно поверили, но было понятно, что какие-то шаги в этом направлении все- таки будут сделаны и нужен был хоть какой то ответ.

Все что мог предложить на тот момент, возрождающийся императорский флот были как раз «камушки», , они имели все шансы удрать от любого корабля, который превосходил их по огневой мощи, а десять 120-мм орудии «Виккерса» давали мало вариантов для выживания эсминцам и крейсерам которые могли их догнать. Однако такая идея наткнулась на непонимание со стороны и.о. командующего Балтийским флотом контр-адмирала Эссена, он вообще планировал продавить создание разведывательной крейсерской бригады из 4-х крейсеров-скаутов для использования их как разведчиков при центральной минно-артиллерийской позиции. Переломить ситуацию смог глава МГШ контр-адмирал А.А. Эбергард который отвечал за пополнение флота, он смог аргументировано доказать что постройка таких крейсеров будет в условиях быстрого развития морских вооружений бессмысленной тратой средств, а сведение «камушков» с более современными и скоростными крейсерами неэффективным решение. Сошлись на том, что для подобной бригады будут построены 4 однотипных более крупных крейсера (будущие КрЛ типа «Светлана»), а «Сапфиры» уйдут во Владивосток что и произошло 1 мая 1910 года. Но с июня по сентябрь крейсера входили в состав отдельного отряда на Средиземном море и только 4.11.1910 пришли во Владивосток, в тот же день были причислены в состав флотилии, но «Аскольд» при этом было решено вернуть на Балтику, что и было сделано в марте 1911. Вместе с «Жемчугом» они составили крейсерскую бригаду, но оказалось, что действовать с более новыми крейсерами последний не мог. Например во время похода по портам Японии летом 1911 он оказался не способен идти крейсерским ходом в 14 уз. и сжег почти 50% угля, пройдя всего 1450 миль, в итоге его пришлось отправить назад. По этой причине, а так же из-за нестабильной ситуации в соседнем Китае, в котором осенью 1911 года произошла так называемая Синьхайская революция, его заменил броненосный крейсер «Адмирал Макаров» который пришел во Владивосток 13 августа 1912. Что касается «Жемчуга», то очередной командующий Сибирской военной флотилией, контр-адмирал К. В. Стеценко рассчитывал его оставить в роли стационера в портах Китая, но морское ведомство все-таки настояло на возвращении его на Балтику, где предполагали его использовать в качестве учебного и для экспериментов по выработки тактики взаимодействия разнородных легких сил.

В дальнейшем «камушки» достаточно активно использовались вплоть до первой мировой, в апреле — июле 1913 с целью «показа флага» вся крейсерская бригада совершила «вояж» по портам Японии, Китая, французского Индокитая с заходом в британский Гонконг и германский Циндао. Кроме этого «путешествия» один из «камушков» наравне с кораблями отряда заградителей (в основном канонерки «Манджур» и минзаг «Шилка») практически постоянно находился в качестве стационаров в одном из китайских или японских портов. К началу первой мировой оба крейсера были в строю, к тому же еще 18-20 июля «Топаз» успел отконвоировать во Владивосток три тральных и кабельных судна типа «Диомид», а уже 6 августа «камушки» были присоединены к флоту союзников и с высочайшего соизволения поступили под команду английского вице-адмирала Т.-М.Джеррама для противодействия Германской Восточно-Азиатской крейсерской эскадре.

16 августа 1914 года крейсера прибыли на рейд Гонконг, а уже 19 августа вышли в море на поиск действовавшего в Индийском океане германского рейдера «Emden» и снабжавших его угольщиков. 21 августа 1914 года «Сапфир» получил персональную задачу на осмотр морского пространства на юг от острова Формоза. Осенью оба крейсера занимались конвоированием транспортов с войсками и военными грузами, однако «Сапфир» был в худшем состоянии, что привело к тому, что крейсеру пришлось уйти в Пенанг (современная Малазия) для щелочение котлов после длительного плавания. Став на якорь, командир барон Черкасов запросил разрешение английского вице-адмирала, на начало работ, а сам съехал на берег. Хотя изначально планировали разобрать сразу 11 котлов из 12, по требованию старшего артиллерийского офицера Ю.Ю. Рыбалтовского ограничились 8 иначе невозможно было обеспечить одновременную работу систем освещения, подачи снарядов и т.д., это в итоге спасло крейсер.

Рано утром 28 октября крейсер «Эмден», вошёл в гавань Пенанга, патрулировавший вход в гавань миноносец из-за фальшивой трубы принял его за английский крейсер и не поднял тревоги. Обнаружив среди торговых судов русский крейсер, «германец» подошёл к нему на 5 кабельтовых, после чего, подняв германский флаг, выпустил по нему торпеду и открыл артиллерийский огонь. Торпеда попала в корму крейсера с левого борта, но находившийся там баркас, на который сдавали часть оборудования частично погасил энергию взрыва, однако пробоина была достаточно велика. Пока «Эмден» разворачивался на месте машинами, удалось восстановить порядок и обе кормовые башни открыли огонь практически по неподвижной мишени. Получив несколько попаданий и видя что противник тонет командир «Эмдена» фрегаттен-капитан Карл фон Мюллер решил не испытывать судьбу и отказался от повторной торпедной атаки вышел из боя потопив по пути из гавани французский миноносец «Муске». «Сапфир» же в результате повреждений погружался кормой, а остановить затопление удалось только к 10 часам утра, когда корма находилась полностью под водой, что грозило преломлением корпуса. К полудню корабль отбуксировали на мелководье, чем фактически спасли крейсер, но в результате атаки немецкого рейдера погибло 28 членов экипажа.

На подъем крейсера, восстановления герметичности и буксировки во Владивосток для ремонта ушло 5 месяцев (британские власти не смогли обеспечить это на своих судоремонтных мощностях), в итоге искалеченный крейсер довели в родной порт под конвоем «Адмирала Макарова» только 1 апреля 1915 года. Сам же ремонт затянулся до конца следующего года, больше «Сапфир» участие в первой мировой не принимал.

«Топаз» только в конце осени вернулся во Владивосток, поскольку необходимость в конвоировании транспортов в связи с разгромом эскадры Максимилиана фон Шпее отпала и компанию 1915 он проводил в учебных плаваньях, с курсантами Владивостокского морского училища которых готовили для действующего флота. Уже к 1916 г. состояние корабля было плачевным, но капитальный ремонт провести было невозможно, поскольку все еще велись работы по «Сапфиру» и готовили к переходу на Средиземное море отдельный отряд судов особого назначения контр-адмирала А. И. Бестужева-Рюмина. В него кроме крейсеров, выкупленных в Японии и дивизиона из пять эсминцев германской постройки вошел так же «Адмирал Макаров» из-за чего бригаду крейсеров Сибирской флотилии расформировали, а камушки ввели в состав минной бригады. Правда, вошли они в нее условно, «Сапфир» заканчивал ремонт, а «Топаз» в начале июля загнали в док. Следует отметить, что кроме непосредственно ремонта корабли требовали довооружения, например в середине 1915 с ремонтируемого «Сапфира» сняли для отправки на действующий флот все 120-мм орудия, а на действующем «Топазе» оставили только башенные.  Для этого в Японии закупили 6 орудий для «Сапфира», но длиной не в 50 калибров (таких у них просто не было), а попроще — 120 мм/ 40 их установили в башни, а вместо бортовых установили 40-мм автоматы Виккерса полученные из Великобритании, «Топаз» «пом-помы» получить не успел. После окончания ремонта оба крейсера планировали также отправить на запад, в компании крейсера-гидротранспорта «Ангара» и 2 эсминцев типа «Каба» о покупке которых велись переговоры с Японией, но планам отправки нового отряда помешали революции и последовавшие за ними события.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

Легкий крейсер «Сапфир» состояние и вооружение на конец 1917 г.

Во время бардака 1917-1920 годов оба крейсера использовались редко, самым «ярким» эпизодом стало сопровождение японских и китайских кораблей во время их «дружественных» походов вдоль русских берегов. В самые сложные моменты иностранной интервенции наиболее сильные корабли флотилии, в том числе и «камушки» находились под защитой укреплений на о. Русский в бухте Новик, это позволило сохранить их от захвата как интервентами, так и «непримиримыми».

С приходом в состав Сил флота на Дальнем Востоке (СФДВ) в 1922 (так с 1920 стала называться Сибирская флотилия) 3 броненосных крейсеров типа «Рюрик», камушки свели с также пришедшими с Балтики тремя турбинными эсминцами в бригаду легких сил. Считалось, что новое подразделение будет выполнять задачи по эскортированию «больших» братьев, но Вашингтонское соглашение сменило планы и «камушки» снова стали сильнейшими русскими кораблями на Дальнем Востоке. Единственный плюс от перестройки броненосных крейсеров, по условиям соглашения в авианосцы и учебно-артиллерийский корабль заключался в том, что резко освободилось большое количество родных «сто двадцаток», что позволило полностью довооружить корабли, заодно заменив на «Сапфире» японские орудия, а «пом-помы» поделили между крейсерами, установив по две штуки за кормовой трубой.

Компанию 1925 крейсера встретили снова в составе бригады крейсеров, которую воссоздали, переведя на Дальний Восток еще один продукт фирмы «Шихау». Им стал переданный Францией в 1922 г. в рамках нового союзного соглашения трофейный германский крейсер «Kolberg», который не долго думая назвали «Малахитом». Этот крейсер уже нес 130-мм орудия, которые в 1924 г. установили в Николаеве, но в остальном он не сильно отличался по характеристикам от более молодых «собратьев». Вслед за этим решили перевооружить и «Сапфиры», но катастрофически не хватало 130-мм орудий которые устанавливали на достраивающиеся в то время корабли, орудийный «голод» смогли утолить только в конце 1926, когда «Топаз» первым ушел на модернизацию.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

Легкий (бронепалубный) крейсер «Малахит» состояние на 1925 год.

Первоначально планировали просто заменить орудия, но это привело бы к еще большей перегрузке тогда остановились на установке орудий с башнеподобным щитом на всех позициях. В итоге корабли лишились башен, а количество орудий уменьшилось с 10 до 7, одновременно добавили 3х76,2 мм орудия системы Тарновского —Лендера и два 37-мм зенитных автомата образца 1928 года. Для управления артиллерийской стрельбой установили систему управления огнем Гейслера. Артиллерийский дальномерный пост располагался на новой трехногой фок-мачте, этот атрибут с середины 20-х годов устанавливали практически на всех крупных кораблях, грот-мачту перенесли за кормовую трубу, заодно укоротив ее. Силовую установку менять не стали из-за дороговизны, к тому же уже началась постройка новых крейсеров типа «Адмирал Завойко», первые два из которых должны были войти в состав СФДВ, поэтому ограничились капитальным ремонтом турбин, при этом большую помощь оказали немецкие специалисты. Заменили 12 угольных котлов морского типа на 2 нефтеугольных и 6 нефтяных котлов типа «Ярроу—Вулкан» с рабочим давлением пара 17 кг/см² , при этом их не строили с нуля, а использовали уже изготовленные для отмененных к достройке крейсеров «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов». Поскольку количество котлов сократилось, оказалась лишней носовая труба, от нее отказались, а дым от двух нефтеугольных котлов которые остались в носовом котельном отделении выводился через расширенную бывшую среднюю. Рассчитывали, что капитальный ремонт и модернизация закончиться за 1,5 года, но первый крейсер из-за необходимости подготавливать новые фундаменты и разбирать надстройки для установки новых котлов вступил в строй только через два года, в апреле 1928. «Сапфир» правда, модернизировался быстрее и работы по нему шли с середины 1928 по начало 1930. Но это стоило того, уменьшение нормального водоизмещения (за счет отказа от башен и меньшего количества котлов оно достигло значений 3280 т.) и большей производительности котлов удалось на испытаниях достигнуть скорости в 26,3 уз.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

Крейсера типа «Сапфир» после модернизации

Боевой путь модернизированных крейсеров был сравнительно мирный. «Топаз» успел поучаствовать вместе с авианесущим крейсером «Контр-адмирал Можайский», крейсером «Малахит» и 1-м дивизионом «Новиков» минного отряда в блокаде северо-восточного побережья Китая, во время конфликта на КВЖД в конце 1929, правда боевые корабли Китая в море старались не высовываться и столкновений не было. Начиная с 1934 крейсера после прихода крейсеров типа «Адмирал Завойко» ввели в состав вновь созданной бригады легких сил, куда кроме них вошли оба дивизиона эсминцев бывшего минного отряда, «Малахит» же перевели в состав отряда кораблей Владивостокского морского училища. Последний не проходил глубоких модернизаций, но в 1931 году получил катапульту и бортовой самолет, однако с переводом в ранг учебных крейсеров ненадежную катапульту сняли, а на ее месте оборудовали дополнительные жилые помещения, в таком качестве он пробыл до 1940 года, пока не был окончательно списан.

Что касается «Сапфиров», то они служили в составе бригады легких сил до 1939 года, пока не стали поступать эсминцы 7 проекта, а сама бригада не стала минной. «Сапфир» после разоружения в течении 7 лет служил плавказармой той же минной бригады, а «Топаз» все таки прошел ремонт с переоборудованием в крейсер-заградитель, при том силовую установку ремонтировали с широким использованием агрегатов «систершипа».

С крейсера сняли кормовые орудия и торпедные аппараты, а надстройку продлили на корму для создания закрытой минной палубы. Однако все эти ухищрения не позволили загрузить больше 160 мин, и по сути корабль по своему предназначению не использовался, кроме нескольких учебных постановок. Зато как быстроходный транспорт он был востребован, в частности первым высадив в порту Юки две усиленные роты морской пехоты 11 августа 1945, но уже в мае 1946 года практически одновременно с «Сапфиром» крейсер списали и поставили на разборку.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

Крейсер-заградитель «Топаз» на 1941 г.

 

ТТХ крейсеров типа «Сапфир» в разные годы.

Альтфлот: Первые с турбинами – немецкий след.

14
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
9 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
9 Авторы комментариев
BustrofedonW_ScharapowWasaAlex22СЕЖ Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Стволяр

Интересные корабли, уважаемый коллега. Причем, несмотря на мои симпатии к башням, пост-модернизационный облик с отсутствием таковых кажется даже более симпатичным.

И, если позволите, про пару «блошек» в тексте:

«а это несло репетиционные потери» — пожалуй, все-таки «репутационные»;

«а также «старичок» «Александр III»» — думаю, имелся в виду все же «Александр II» (второй, а не третий).

С уважением. Стволяр.

anzar

+++ коллега Wasa, правильный выбор для турбинного начала)) Я тоже kaмушek турбин ставил, но только на средного вала как форсажная, на економходе вал крутит отработаный пар с ПМ на внешних валах. (как и у ваших Рюриках) Или наоборот- 2 вала с турбин и средний с ПМ.

Теперь у вас «классические» Парсонс- раздельные валы для турбин ВД и НД, итого 4 вала. Но тогда внешний облик (которого вы сохранили как у Новика) не соответствует машинному «содержанию».

Вы сохранили «ешелонное» разположение двух котельных и двух машинных. Из текста выходит что в передное машинное (меж котельных) располагаются турбины ВД, а в задном- турбины НД. Тогда пар из турбин ВД в НД должен проходит через второе котельное, НО- диаметр паропроводов должен быть очень большим из за малого давления (0,7атм.) что компоновочно очень трудно. И все же потери давления будут высокими.
В етом случае лучше сделать классическую компоновку- котельные вместе, турбинные- тоже.

А башни мне нравятся, но надо иметь центр. пост управления арт. огня (такого не видно)
с ув. anzar

maksim korotkij

Башни — совершенно из другой эпохи. До 1930—х годов они только ослабляли корабль.

СЕЖ

++++++

Bustrofedon
Bustrofedon

Коллеги, это всё хорошо, но меня мучит один вопрос — к 1911 году реально ли построить на Балтике хоть парочку турбинных дредноутов, похожих на «Севастополь», но с двухорудийными башнями 12д/52к вместо трехорудийных и с мало-мальским полубаком (заложить их не позднее 1907 года, или даже в 1906). И с броней потолще — хотя бы 305 мм пояс по ватерлинии, боевая рубка и башни ГК с барбетами. Оригинальная 225 мм броня «Севастополей» бронебойные снаряды новых 12 д. германских и английских пушек держать не могла даже на максимальной дистанции стрельбы. Трехорудийные башни считаю на тот момент нежелательными потому, что у трехорудийных, насколько знаю, была ниже скорострельность (по сравнению с двухорудийными), да наверное и скорость наведения по горизонтали тоже была ниже. Даже ближе ко второй мировой многие страны отдавали предпочтение двухорудийным башням. Надеюсь, такая замена позволит сэкономить водоизмещение на дополнительное бронирование ватерлинии и на полубак. И еще мне интересно — с какого года стали производить мощные судовые турбины в Российской империи в реале?

Alex22

но меня мучит один вопрос — к 1911 году реально ли построить на Балтике хоть парочку турбинных дредноутов, похожих на «Севастополь», но с двухорудийными башнями 12д/52к

Технически — без проблем, но с как мин, с иностранными турбинами. Договаривайтесь с минфином.

W_Scharapow

Закажите в германии и Крампу.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить