1
0

Моонзунд – наверное, одно из немногих наших поражений на море, которое можно назвать славным: минимальными силами Российский флот нанес противнику более чем существенный урон. При этом у нас был так и не использованный резерв в виде 1-ой линейной бригады. Я поставил задачу прикинуть, что бы получилось, если бы ввели в бой всё, что имели (или почти всё), если бы разброд и шатания в экипажах не достигли бы стихийных масштабов (хотя надо признать, наши моряки дрались отчайно и храбро), если бы безусловно талантливый адмирал Непенин остался во главе флота (в РИ он был убит революционными матросами).

Сразу говорю: я не морской теоретик и откровенно мало понимаю в тактике ведения морского боя, поэтому это только мои допущения. Кроме того, главное – мне пришлось загнать линкоры в Моонзундский пролив (в северную его часть), где глубины практически никакие, поэтому я вообще допускаю, что такой бой не мог быть в принципе. Так что можете смело менять день боя и место. А многие вообще скажут – бред сивой кобылы.

К концу лета 1917 года на флоте сложилась сложная ситуация: несмотря на все попытки нового правительства, уровень дисциплины оказался катастрофически низок. С большим трудом благодаря действиям и самого адмирала (своим решением он удалил со службы всех офицеров, которые по мнению судовых комитетов притесняли матросов) и грамотной работе революционного комитета Балтфлота (Непенин участвовал в нескольких заседаниях и смог расположить к себе их членов, кроме того в состав комитета вошло большое количество офицеров и нижних чинов с первых линейной и крейсерской бригады, которые еще не утратили связь с реальным положением вещей), удалось остановить убийства офицеров и восстановить хоть какое-то подобие дисциплины. Правда, для этого все лояльные нижние чины и офицеры были переведены на действующую дивизию Балтийского моря. Кстати о том, что представлял из себя флот в то время.

Поскольку главная проблема стояла даже не в слабости флота, а в некомплекте и разложении экипажей, было проведена большая работа как по ротации личного состава, так и при перебазировании кораблей.

15 июля была введена новая структура флота, которая серьезно отличалась от предыдущей: теперь он состоял из трех дивизий и двух отдельных командований.

Дивизия Балтийского моря (Гельсингфорс):

Флагманская группа: ЛКР «Измаил», КРЛ «Светлана». 1-ая линейная бригада: ЛК «Полтава», «Петропавловск», «Севастополь», «Гангут». Бригада крейсеров: БРКР «Баян», «Рюрик», БПКР «Олег», «Богатырь». 1-ая минная бригада: 4 дивизиона (1 типа «Новик», 5 типа «Гавриил», 3 типа «Изяслав», 8 типа «Орфей»). Бригада кораблей обеспечения эскадры: Гидроавиатранспорт «Двина», 3 типа «Финн», 2 дивизиона ТР (12 ед). Бригада МЗ: "Волга", "Амур", "Ладога", "Нарова", «Онега».

Дивизия обороны залива (Рижский залив, опорная база Кронштадт):

Отряд артиллерийских кораблей обороны залива: ЛК «Цесаревич», «Слава», КЛ «Гиляк», «Бобр», «Хивинец», «Храбрый». 2-ая Минная бригада: 3 дивизиона (7 типа «Украина», 4 типа «Охотник», 4 типа «Всадник»). Гидроавиатранспорт «Орлица», плавбаза гидроавиции «Погоныш». Бригада ПЛ: 4 дивизиона (5 типа «АГ», 2 типа «Ерш», 13 типа «Барс»). 2 дивизиона ТР (10 ед, в т.ч. 4 типа «Сокол»)

Резервная дивизия (Кронштадт, Петербург):

Броненосный отряд: «Имп. Павел I», «Андрей Первозванный», БРКР «Россия», БРКР «Громобой». 3 минная бригада: (7 типа «Инженер-механик Зверев», 7 ЭМ типа «Деятельный», 8 типа «Лейтенант Бураков»). Отдельный дивизион посыльных судов: яхты «Штандарт», «Полярная звезда», «Александрия», 2 конвоира яхта.

Тральная партия: бывшие ММ 1 типа «Буйный», 1 типа «Прыткий», 1 типа «Грозный», 2 типа «Уссури», 6 типа «Пернов», 2 типа «Казарский», 1 типа «Абрек», 8 типа «Циклон».).

Отдельно действовали учебное и тыловое командование.

В состав учебного входили Учебно-артиллерийская бригада: ЭБ «Пётр Великий», «Имп. Александр II», «Рында», 2 УС типа «Воин». Учебный отряд ПЛ (4 типа «Кайман», 1 типа «Минога», 2 типа «Касатка», 3 типа «Белуга»).

Базирование основных сил флота в Финляндии тогда рассматривали не как возможность держать их ближе к основному театру военных действий, а как защитить их от революционного влияния (хотя все органы власти того времени существовали и на этой ВМБ). К осени смогли укомплектовать не более 70% личного состава дивизии, но это были команды, которые могут подчиняться своему долгу (как оказалось в дальнейшем, данный оптимизм был излишним).

Саму оборону Рижского залива осуществлял отряд линкоров (старые «Цесаревич» (в 1917 году он стал называться «Гражданин») и «Слава») и КЛ. Кроме того в этой акватории действовала 2-ая бригада ЭМ (15 угольных ЭМ постройки 1905-1910 г.г.). Фактически защиту залива должны были осуществлять все ЛК второй бригады, но оба корабля типа «Андрей Первозванный» требовали ремонта и их команды (самая надежная часть была переведена на дредноуты) очень хотели участвовать в жизни страны, им не препятствовали. Мало того – вместе с этими линкорами сбагрили и всех самых активных матросов и унтеров с других кораблей. В принципе теоретически корабли могли выйти на помощь, но фактически они остались стоять у заводской стенки из-за разложения команды. Кроме того, в обороне залива участвовала дивизия ПЛ плюс британский дивизион, они обеспечивали завесу в районе п-ова Тахконс.

Что же касается 3 Резервной дивизии, то боевой ценности она не представляла совсем. 12 000 человек торчали на митингах, приходя на корабли только переночевать, та же история (за исключением нескольких кораблей) наблюдалась в учебной бригаде. Примечателен факт, что незадолго до начала германского наступления совет Балтфлота в Крондштате принял решение отправить для агитации в состав дивизии Балтийского моря дивизион из 4 ЭМ типа «Деятельный»; это не удалось сделать, команды в течении недели устраивали митинги и демонстрации (при этом ни одного офицера на кораблях уже не осталось), а 14 октября, когда выход все таки совершили, два из 4 ЭМ умудрились налететь на боновые ограждения.

Тем не менее ситуация в Рижском заливе развивалась стремительно. Почувствовав слабость русской обороны, 11 октября 1917 года, почти сразу после выхода, немецкая эскадра из 10 линкоров, 1 линейного крейсера, 9 лёгких крейсеров, 68 эсминцев и миноносцев, 6 подводных лодок, 90 тральщиков и другие корабли разделилась на отряды. Два линкора, SMS Friedrich der Grosse и SMS König Albert, отправились для обстрела полуострова Сворбе. Транспорты и корабли прикрытия прибыли к утру 12 октября в заданную точку начала операции.

В 4 утра 12 октября 1917 года линкор SMS Bayern и крейсер SMS Emden стали у входа в пролив Соэлозунд для того, чтобы подавить береговые батареи у Тоффри и Памерорта. 7 линкоров должны были обстреливать батареи в районе бухты Тага-Лахт.

Из-за спешки линкоры шли впереди тральщиков, и при постановке на якорь линкоры SMS Bayern и SMS Großer Kurfürst подорвались на минах. Но в тот момент это не сказалось на их боеспособности.

В 5 часов 27 минут линкоры SMS Kaiser, SMS Kaiserin, SMS Prinzregent Luitpold начали вести огонь по батарее на мысе Хундсорт, чуть позже к ним присоединился линейный крейсер SMS Moltke. В то же самое время линкоры SMS Markgraf, SMS Kronprinz и SMS König открыли огонь по батареи на мысе Ниннаст. Десантные корабли при поддержке миноносцев направились в бухту. Береговые батареи русских открыли по ним огонь. При этом было зафиксировано накрытие SMS Moltke выстрелом из 152-мм орудия с Хундсорта. Но вскоре огонь береговых батарей был подавлен. 131-й пехотный полк немецкого десанта практически без сопротивления высадился в бухте, и вскоре его авангард без боя захватил обе русские батареи вместе с личным составом.

Одновременно с высадкой десанта искатели мин во главе с эсминцем SMS T-130 начали разведку фарватера через пролив Соэлозунд под прикрытием линкора SMS Bayern и крейсера SMS Emden. Подошедший близко к батарее Тоффри немецкий миноносец SMS A-32 был тут же обстрелян. В результате обстрела он получил пробоину в корме. В ответ по батарее незамедлительно открыли огонь SMS Bayern, SMS Emden и группа миноносцев. Спустя 10 минут береговая батарея Тоффри была подавлена. Пролив Соэлозунд был открыт для немецких кораблей.

После обследования Соэлозунда на Кассарский плёс проникли германский миноносец и 3 тральщика, попавшие в 11:30 под огонь русских дежурных эсминцев «Генерал Кондратенко» (под брейд-вымпелом начальника 4-го дивизиона эсминцев) и «Пограничник». Немцы поспешно отступили под прикрытие крейсера Emden. Германские эсминцы под прикрытием дымовых завес и огня Emden вскоре вышли из узкостей и атаковали «Грозящий» на дистанции от 65 до 40 кабельтовых: против 4-х орудий канонерской лодки они имели 15. Отступая, русские корабли, к которым присоединился эсминец «Украина», вели огонь только из кормовых орудий. Несмотря на частую перемену курсов, «Грозящий» на 52-й минуте боя получил первое попадание 105-мм снарядом, а потом ещё два. Тем не менее коммодор Гейнрих отвёл свои корабли с Кассарского плёса и запросил подкреплений.

13 октября — артиллерийская дуэль из корабельных орудий у западного входа в Соэлозунд.

14 октября линейный корабль SMS Kaiser серьёзно повредил ЭМ «Гром» из состава только что подошедшего дивизиона. В Соэлозунде германский флот потерял 4 эсминца, один из которых сел на мель, а три других вышли из строя, коснувшись винтами грунта. Русский корабль ПобедительАльтфлот 1906-1954: Часть VIII. Новый Моонзунд» третьим залпом накрыл германский эсминец «G-103» из состава южной группы. Последний вышел из строя, получив повреждения в кормовой части. Вскоре в бой вступили «Храбрый» и «Гром», на которых противник сосредоточил огонь с дистанции не более 40 кабельтовых. В «Гром» начались попадания, вызвавшие пожар на рострах и повреждения орудий, после чего эсминец затонул. Оставшиеся турбинные ЭМ под флагом начальника Минной дивизии (на «Новике») Г. К. Старка отошли к Моонзунду, где ограничились обстрелом противника с предельных дистанций. Гейнрих, в свою очередь, отступил в Соэлозунд, оставив в Малом Зунде миноносцы Розенберга. В Ирбенском проливе батарея Цереля (южная оконечность Сааремаа) открыла огонь по германским тральщикам, где отряд контр-адмирала Альберта Гопмана начал подготовку к прорыву в залив главных сил своего флота. Имея всего три крейсера с 150-мм орудиями, Гопман не мог устоять против тяжёлой батареи. Тогда ему на помощь прибыли 3 дредноута, которые вступили в бой с батареей Цереля, отвечавшей из двух орудий (против 30 германских).

15 октября — германский эсминец «В-98» подорвался на мине, взрывом ему оторвало 13 метров носовой оконечности. Пытаясь обойти заграждение, «В-110» и «В-112» выскочили на мель, при этом последний получил настолько серьёзные повреждения, что вышел из строя. В Ирбенском проливе русскую батарею обстреляли два дредноута, но большинство их снарядов ложились на дистанции 1000 метров от орудий. Командир батареи лейтенант Бартенев в ответ произвёл несколько залпов, но судьбу Цереля решило приближение германских войск с суши. Большинство личного состава батареи бросили орудия, подорвать их не удалось.

16 октября произошёл морской бой в проливе Моонзунд. Германские тральщики завершили расчистку фарватера в Рижском заливе, куда вошли линкоры SMS Kronprinz и SMS König, легкие крейсера SMS Kolberg (контр-адмирал Альберт Гопман), Augsburg, Straßburg в охранении двух полу-флотилий эсминцев. Противоминную оборону дредноутов обеспечивали 16 тральщиков 2-й флотилии искателей мин, 2 прорывателя минных заграждений и плавбазы (матки) тральщиков с катерами-тральщиками на борту. Командовал прорывом вице-адмирал Бенке (флаг на SMS König), получивший подробную информацию о минных заграждениях у южного входа в Моонзунд. День завершился перегрупировкой русской эскадры.

Альтфлот 1906-1954: Часть VIII. Новый Моонзунд

Схема боевых действий 12-16 октября.

Но 17 октября стал переломным. Русские корабли открыли интенсивную стрельбу по тральщикам, от которой они временами скрывались за стеной всплесков. Чтобы укрыться от огня русской корабельной артиллерии, немецкие корабли ставили дымовые завесы. Германские дредноуты, следуя за тральщиками, перешли на восточный фарватер и вскоре после полудня SMS König открыл огонь по «Славе», а SMS Kronprinz — по «Гражданину» (бывший «Цесаревич»). В ходе боя у броненосца «Слава» из-за неисправности шестерней подачи вышли из строя орудия носовой башни главного калибра (башней командовал лейтенант Григорий Карпенко), и командир корабля, капитан I ранга Антонов, принял решение развернуть корабль кормой вперёд, чтобы ввести в бой орудия кормовой башни главного калибра. В 12:25 броненосец «Слава» получил три попадания ниже ватерлинии и принял в себя 1130 тонн забортной воды, осадка увеличилась, появился крен на левый борт. Каперанг Антонов приказал открыть кингстоны и затопить коридоры правого борта, в результате чего крен уменьшился, но осадка корабля увеличилась ещё больше. Из-за серьёзных повреждений «Слава» приобрела большую осадку, затрудняла её проход фарватером Моонзунда; а спастельная операция в данных условия была невозможна, в итоге корабль пришлось взорвать.

Альтфлот 1906-1954: Часть VIII. Новый Моонзунд

Взорванный броненосец «Слава», лежащий на грунте.

Немецкие линкоры продолжали вести огонь по русскому ЛК, но в 12:48 SMS König получил первое попадание крупнокалиберного снаряда, вслед за ним еще два отхватил SMS Kronprinz. Это-наконец то вступили в свой первый и, как оказалось, в последний бой с однотипными кораблями балтийские дредноуты……….

О возможности прорыва немцев в Рижский залив адмирал Непенин получил информацию еще 28 сентября. 1 октября был собран экстренный совет Центробалта. Вместо повестки дня, на котором требовали передачи всей власти советам, комиссар Дыбенко заявил, что в такой случае защищать будет нечего и тем, кто не понимает сложившуюся ситуацию с нападением на революционную Россию, место у стенки; Естественно, его поддержал начальник дивизии обороны Рижского залива вице-адмирал Бахирев. Описанные выше события были плодом совместной работы этих двух совершенно разных людей, но возникает вопрос: почему же главные силы флота пришли только через 5 дней после начала активной фазы операции?

Все дело в том, что существовала возможность, что бои в Рижском заливе – только отвлекающий маневр, а основной удар будет нанесен непосредственно по Петрограду с форсированием ЦМП, только после получении о большом количестве германских линейных кораблей в Рижском заливе отмели все сомнения. Но и в этом случае идти на пролом с 4 ЛК и линейным крейсером, против 10 линкоров и ЛКР было чревато (Непенин не знал о повреждениях SMS Bayern и SMS Großer Kurfürst до 13 октября). Выход начали готовить утром 14 октября, но тут была загвоздка – ввод в бой основных сил был невозможен без одобрения из Петрограда, кроме того свое одобрение должен был дать совет дивизии, но тогда терялся сам смысл внезапности. Тогда была выработана следующая тактика: утром линейная и флагманская группы в сопровождении 2 дивизионов «Орфеев» вышли в море, как было заявлено, «для отработки маневрирования бригад» (это не требовало согласование со штабом флота и Центробалтом), уже в 16.30 корабли вернулись, правда немецкая агентура не придала значения отсутствия одного дивизиона (они ушли к Моонзунду). Следующий выход был назначен вечером 16 октября для учений по отражению минных атак в ночное время в связи с ожидаемым прорывом немецкого флота, ближе к вечеру в море также вышли гидроавиатранспорт «Двина», МЗ «Амур» в сопровождении дивизиона ЭМ «Финн», при том был вброс, что корабли идут для обновления заграждения.

Альтфлот 1906-1954: Часть VIII. Новый Моонзунд

1-ая линейная бригада Балтийского флота возвращается на базу 14 октября 1917 г.

В 20 часов начался выход больших кораблей (1 линейная бригада, крейсера «Рюрик» и «Баян», флагманская группа из ЛКР «Измаил» и КРЛ «Светлана», 2 дивизионов «Новиков»): большая игра началась. Агентура, которой на базе было немерено, сообщила о выходе кораблей, но поскольку в Берлине были в полной уверенности в возвращении кораблей после учений, как это было днем ранее, командующий немецким соединением не был поставлен в известность. На базе остались только крейсера типа «Богатырь» и один дивизион ЭМ, а главные силы русского флота начали переход к Рижскому заливу, к утру нагнав отряд из «Двины» и «Амура».

Вернемся в полдень 17 октября. Снаряды линкоров ложились достаточно точно (корректировщики с «Двины» делали свое дело) при том немцы даже не видели откуда ведется огонь, (немецкие линкоры находились у входа в пролив и расстояние между кораблями составляло 27 км) к часу дня оба немца имели уже по 6 попаданий (на König был сильный пожар), один снаряд получил и крейсер Augsburg, вице-адмирал Бенке начал отход, одновременно с юга начали подтягиваться 4-я эскадра линкоров SMS Friedrich der Grosse (вице-адмирал Вильгельм Сушон), SMS König Albert, SMS Kaiserin, SMS Kaiser к ним присоединился ЛКР SMS Moltke под флагом вице-адмирала Эрхардта Шмидта, флагман получил информацию о том что русские корабли не вернулись на базу только в 10 утра и правильно расудив что русские ЛК могут постараться освободить Рижский залив выдвинулся на встречу. Поредевшая 3 эскадра и не прошедший бункеровку SMS Prinzregent Luitpold (SMS Bayern ушел на кануне в Киль)крейсера и 2 флотилии ЭМ осталась в у пролива Соэла.

Соотношение сил на 17 октября

Тип Германия Россия
ЛК и ЛКР 10 6
КР 9 3
ЭМ и миноносцы 63 31
Другие боевые корабли 96 37

Стоит остановиться на гидрографических условиях в проливе, дноуглубительные работы начались еще в 1906 году, когда был проведен так называемый Моонзундский канал глубиной в 10 метров и шириной 250-500 м, с началом войны начались работы по увеличению глубины до 15 метров, но они были не окончены, оставался 8 мильный участок между материком и островом Мууху. Кроме того во время работ по углублению в районе Касарского плеса была проведена подготовка так называемой маневровой позиции, в которой была возможность провести перестроение крупных кораблей. В дальнейшем Непенину ставили в вину сам заход ЛК в пролив где не было возможность маневрирования, но именно это решение принесло неплохие результаты.

В 13:14 состоялся огневой контакт между кораблями, но теперь немцы видели противника, хотя расстояние между эскадрами составляло 22 км. На таком расстоянии долгое время не могли достигнуть попаданий (корректировщики с Двины исчерпали запас топлива), но в 13: 27 русским улыбнулась удача они смогли тремя попаданиями вызвать пожар на германском флагмане. Возмездие наступило быстро два 305 мм снаряда с  SMS König Albert попали в «Петропавловск» выведя из строя 3 башню и адмирал Непенин зная о слабой защищенности своих кораблей отдал приказ на увеличении дистанции, что бы реализовать преимущество в дальности стрельбы, корабли повернули на север, тем более что эскадра входила в зону где фарватер еще больше ограничивал и так малый простор для маневра. 

Альтфлот 1906-1954: Часть VIII. Новый Моонзунд

Русские линкоры ведут огонь по противнику 17 октября, 1917 г.

Но тут сильно не повезло «Полтаве», идущей концевой. В течении 5 минут он умудрился принять на себя 9 снарядов, из которых 6 пробили броню. В результате было выведено из строя носовое котельное отделение, центральный артиллерийский пост, в боевой рубке начался сильный пожар, кроме того один снаряд вывел из строя кормовую башню. Линкор выкатился из строя и начал терять скорость, следующий залп уничтожил носовое отделение с динамомашиной. Снова досталось и «Петропавловску» который следовал впереди – один снаряд повредил кормовые казематы ПМА с правого борта. Оставшиеся линкоры повернулись, чтобы прикрыть поврежденные корабли, при этом «Измаил» попал в SMS Moltke. Проблема с повреждениями усугублялась паникой среди нижних чинов («Полтава» считалась самым ненадежным в плане дисциплины кораблем бригады), сразу организовать тушение пожаров не удалось и вскоре корабль полностью потерял ход; кроме того, при затоплении линкор просто не смог бы выйти из пролива. В итоге «Петропавловску» пришлось взять еще горевший систершип на буксир, и оба линкора под эскортом дивизиона «Орфеев» отправились в Петроград. По пути они два раза сели на мель, но их удавалось с нее снимать. Впрочем, к 13:49 бой сам собой затих; немецкая эскадра, которая получила крупные повреждения, уходила из пролива; кроме того, SMS König Albert имел малый запас топлива и перед началом сражения он должн был отправиться на бункеровку на рейд Путцигер-Вик. Попытка немецких ЭМ выйти в атаку на русскую эскадру была пресечена русскими крейсерами, которые непосредственно в бою не участвовали, при этом «Баян» отправил на дно SMS B-111.

Альтфлот 1906-1954: Часть VIII. Новый Моонзунд

Схема боя 17 октября

19 октября немцы овладели островом Моон (Муху), но вскоре их позиции были обстреляны оставшимися у Рижского залива русскими броненосными крейсерами (3 оставшиеся ЛК утром 18 октября ушли в Финляндию).

Остров Даго (Хииумаа) держался дольше всех, окончательно его захватили только 26 октября, уже после октябрьского переворота, когда ушли силы флота, предварительно сняв с островов оставшиеся гарнизоны. Не последнюю роль в отсрочке захвата острова стало потопление транспорта «Ортенау» торпедоносцами с авиаматки «Погоныш».

Таким образом, к 1 ноября немецкие войска заняли весь Моонзундский архипелаг. Но это стоило им 10 потопленных кораблей и повреждения еще большего количества, в частности линейный крейсер и 4 линкора ушли на ремонт (кроме поврежденных в сражении при Моонзунде при отходе SMS König Albert получил две торпеды с ПЛ «Вепрь»), при том SMS König из ремонта уже не вышел.

В то же время русский флот потерял только два корабля потопленными (ЭБ «Слава» и ЭМ «Гром» из состава того самого дивизиона, который не вернулся во время первого выхода кораблей на учения) и ряд поврежденными, самые большие повреждения получили ЛК «Петропавловск» и «Полтава». Первый был отремонтирован из-за бардака только в июне 1919, с «Полтавой» все оказалось сложнее, но об этом позднее.

Многие историки до сих пор не понимают, как численно уступавшая русская эскадра смогла выдержать бой с немецким флотом, при том не имея возможности свободно маневрировать.

Оставшиеся ЛК вместе с БРКР типа «Рюрик» составили отдельную линейную бригаду и до 25 ноября совершили еще два похода к Рижскому заливу для обстрела немецких позиций. Урон был небольшим, но немецкие войска после них опасались действовать вблизи побережья, что помогало оставшимся боеспособным частям оказывать сопротивление и в конце концов остановить наступление. Что касается немецкого флота, то он утратил свои наступательные возможности и почти год не проводил крупных операций, ну а в Балтийское море линейные силы больше не заглядывали.

Кстати, этот же бой не позволил развить немецкое наступление в Финляндии: пока там стояли русские корабли, немцы не совались к нашей военно-морской базе, и только после перемирия с Северным командованием и под давлением из Петрограда в апреле 1918 они ушли в Кронштадт, но уже под командованием другого адмирала.

19
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
7 Цепочка комментария
12 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFWasaАндрей ТолстойКосмонавтДмитрийvasia23 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Alex999

1.Непенин сразу же после

1.Непенин сразу же после огневого контакта 13.45 ДОЛЖЕН БЫЛ отдать приказ на увеличение дистанции- разве он не знал что немцы хорошо стреляют? А он не менее 25 минут не мог или не хотел так сделать! С дальней дистанции было бы реализовано преимущество в огневой мощи. А броня у русских была слабой- это единственный выход. Увы…!

2. А почему бы Антонову на Славе не затапливать  коридоры а попытатся уйти проливом сразу? Возможно проскочил бы а при хорошей связи и быстроте реакции смог бы подвести немцев под огонь дредноутов русских.

Андрей

Моонзунд наверное одно из

Моонзунд наверное одно из немногих наших поражений на море которое можно назвать славным, минимальными силами Российский флот нанес противнику более чем существенный урон

Уважаемый коллега, к сожалению, это не так. Особой славы наш флот там не сыскал (за исключением отдельных кораблей)

хотя надо признать наши моряки дрались отчайно и храбро

Хреново они дрались. 

Кроме того главное, мне пришлось загнать линкоры в Моонзундский пролив

К сожалению, это невозможно. Линкоры 1-ой бригады не могли войти в Моонзунд из Финского залива — только обогнув Моонзундские острова и пройдя одним из проливов. Иначе говоря, загнать туда наши дредноуты теоретически было можно, но практически на это никто бы не пошел — уйти из Моонзунд они бы не смогли

До войны, была идея углубления проливов так, чтобы дредноуты могли проходить, но… увы, не реализовали.

 

vasia23

Опять Полтава. У

Опять Полтава. У Царегородцева Полтава, у Вас тоже. У Царегородцева Рижский залив и у вас гульфик. Вы на пару не пишете?

NF

++++++++++
 
Многие историки

++++++++++

 

Многие историки до сих пор не понимают, как численно уступавшая русская эскадра смогла выдержать бой с немецким флотом, при том не имея возможности свободно маневрировать.

 

424242 " face="Lucida Grande, Verdana, Helvetica, sans-serif">Историкам следовало бы обратить внимание на то, что и в этой альтернативе и реальности огромную роль на Балтике сыграли русские минные заграждения которые во многом компенсировали имевшие место недостатки Балтийского флота России и излишнее внимание к Балтийскому флоту со стороны высокопоставленныых деятелей из Петербурга бурная деятельность которых мешала флоту.

КосмонавтДмитрий

спасибо, получилось написать

спасибо, получилось написать довольно интересно. Браво

при этом в действительности — нереалистично 

Андрей Толстой

Уважаемый коллега

Уважаемый коллега Wasa,

Сколько интересного на сайте произошло, пока я не мог писать. Прочитал. Интересно, довольно альтернативно, но без фанатизма. Немного длинновато (хотя сам этим грешу). Тут разбить бы на пару частей и чуток добавить, подробностей (про углубление канала). Но все равно +++++++++++!!!

                                             С уважением Андрей Толстой

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить