Выбор редакции

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

18
2

Предыдущие части

Содержание

Силы Юго-Западного фронта в АИ

Как было показано в предшествующих частях, в предлагаемой альтернативе в состав Юго-Западного фронта к маю 1942 года будут входить войска 38-й (в востоку от Харькова, на Волчанском направлении), 28-й (к юго-востоку от Харькова, на Купянском направлении), 6-й (к югу от Харькова), а также 57-й и 9-й (обе на южном фасе Барвенковского выступа) Армий. 40-я и 21-я Армии, находящиеся на Курском и Белгородском направлениях соответственно, будут переданы в состав вновь образованного Воронежского фронта, взамен которых ЮЗФ получит правофланговые 9-ю и 57-ю Армии Южного фронта. Таким образом, в распоряжении ударной группировки Юго-Западного фронта будут все коммуникации, находящиеся на территории Барвенковского выступа. Сами 9-я и 57-я Армии в рамках первой фазы наступления войск ЮЗФ на Харьков участвовать не будут, поэтому в данной части АИ они не рассматриваются.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Главком Юго-Западного Направления — Маршал С.К. Тимошенко

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

С.К. Тимошенко, И.Х. Баграмян и Н.С. Хрущев обсуждают план Харьковской операции

Правое крыло Юго-Западного фронта, таким образом, в АИ будет представлено войсками 38-й Армии генерал-майора К.С. Москаленко, действующей здесь уже довольно давно и в начале весны 1942 года захватившей в районе Старого Салтова плацдарм на западном берегу реки Северский Донец. В АИ в подчинении у генерала К.С. Москаленко будут все стрелковые дивизии, находившиеся в РИ на Старо-Салтовском плацдарме: 227-я, 175-я, 169-я, 244-я, 13-я гвардейская, 226-я, 124-я, 81-я и 300-я. 227-я дивизия в АИ передается из состава 21-й Армии, 13-я гвардейская, 169-я, 226-я, 124-я, 81-я и 300-я стрелковые дивизии – это ветераны боев на Старо-Салтовском плацдарме (в РИ 13-я гвардейская и 169-я стрелковые дивизии, оставшись на плацдарме, были переданы под управление 28-й Армии), а 175-я и 244-я дивизии являлись новыми формированиями и прибыли на фронт в апреле 1942 года. Укомплектованность стрелковых дивизий 38-й Армии накануне операции представлена в таблице 7.1. Основное отличие от РИ заключается в том, что 38-я и 162-я стрелковые дивизии, также прибывшие на фронт в апреле 1942 г. и находившиеся в РИ в резерве группировки, действовавшей со Старо-Салтовского плацдарма, в АИ вместе с управлением 28-й Армии будут задействованы для ликвидации Балаклейского выступа противника.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Генерал К.С. Москаленко

Для непосредственной поддержки пехоты 38-й Армии при взломе обороны противника в АИ будет задействовано три танковые бригады. Две бригады тяжелых танков (по 46 танков КВ-1 и 30 Т-60 в каждой, плюс по роте мотострелков в каждом из трех танковых батальонов каждой бригады) будут действовать в центральном секторе Старо-Салтовского плацдарма. Пехоту 38-й Армии на левом фланге будет поддерживать бригада на американских танках М3ср (53 танков М3ср и 40 Т-60, плюс мотострелковый батальон и дивизион 76-мм пушек).

В качестве эшелона развития успеха 38-й Армии в АИ вместо 3-го гвардейского кавалерийского корпуса и 34-й мотострелковой бригады будет использоваться танковый корпус, состоящий из трех танковых и одной мотострелковой бригад (всего 195 танков Т-34 и 120 Т-60, шесть мотострелковых батальонов и четыре дивизиона 76-мм пушек). Напомню, что в РИ формирование 22-го танкового корпуса на Волчанском направлении завершено не было и его танковые бригады были использованы для НПП 38-й Армии. 3-й гвардейский кавалерийский корпус в АИ передается Воронежскому фронту для проведения Белгородской операции, а 34-я мотострелковая бригада – обращается на формирование танкового корпуса.

Таким образом, если в РИ для НПП войск на Старо-Салтовском плацдарме к началу операции имелся 331 танк (39 КВ, 97 Т-34, 27 «Матильда», 39 «Валентайн», 45 БТ, 18 Т-26, 64 Т-60 и 2 трофейных Pz.III), то в АИ для НПП 38-й Армии будет задействовано 245 танков (92 КВ, 53 М3ср, 100 Т-60) плюс еще 315 танков в эшелоне развития успеха (195 Т-34 и 120 Т-60).

Артиллерия советских войск, действующих со Старо-Салтовского плацдарма, в АИ будет представлена 4-м гвардейским минометным полком (33 пусковых установок БМ-13), 5-м гвардейским армейским пушечным артполком (11 152-мм и 3 122-мм орудия), 7-м гвардейским гаубичным артполком (15 122-мм и 3 трофейных 105-мм орудия), 266-м артполком (12 122-мм орудий), 574-м артполком (23 орудия), 594-м артполком РГК (13 орудий), 648-м армейским артполком (16 152-мм орудий), а также тремя легкими артполками – 468-м (20 76-мм пушек), 507-м (20 76-мм пушек) и 738-м (11 76-мм пушек). Таким образом, относительно РИ из состава артиллерии на Старо-Салтовском плацдарме будут исключены: 3-й дивизион 5-го гвардейского минометного полка на БМ-13, 110-й отдельный гвардейский минометный дивизион на БМ-8, 51-й и 233-й армейские артполки (в каждом по 18 152-мм орудий), 870-й гаубичный артполк РГК, 651-й и 764-й легкие артполки (в каждом по 8 76-мм пушек).

Дивизии, окаймляющие Балаклейский выступ, в АИ будут объединены под управлением прибывшей в апреле на фронт 28-й Армии генерал-лейтенанта Д.И. Рябышева. В АИ в ее состав будут входить (с севера на юг): 199-я, 277-я, 38-я, 162-я, 343-я, 304-я и 337-я стрелковые дивизии, укомплектованность которых по состоянию на 10 мая 1942 года приведена в таблице 7.2. 38-я и 162-я стрелковые дивизии являлись новыми формированиями, прибывшими на фронт в апреле 1942 года. 199-я, 304-я и 337-я стрелковые дивизии занимали оборону по периметру Балаклейского выступа еще по итогам зимних боев, при этом 337-я стрелковая дивизия передавалась в АИ из состава 6-й Армии, а 199-я и 304-я дивизии входили в состав 38-й Армии. 277-я и 343-я стрелковые дивизии передавались из резерва в первую линию за счет передачи в АИ Юго-Западному фронту из состава Резерва Ставки ВГК 164-й, 196-й и 309-й стрелковых дивизий, прибывающих в начале мая в район Купянск, Изюм, Красный Лиман.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Генерал Д.И. Рябышев

Танковые части 28-й Армии в АИ будут включать две тяжелые танковые бригады (по 46 танков КВ-1 и 30 Т-60 в каждой), одну отдельную танковую бригаду (65 танков Т-34, 40 Т-60, мотострелковый батальон и дивизион 76-мм пушек) и один отдельный огнеметный тяжелый танковый батальон (10 танков КВ-1 и 12 огнеметных КВ-8). В РИ напротив Балаклейского выступа имелся лишь 71-й отдельный танковый батальон, в котором по состоянию на 10 мая числилось исправными 1 танк «Матильда», 1 «Валентайн», 20 Т-60, 1 БТ, 2 Т-26 и 1 Т-40 (еще 8 Т-26 должны были поступить из заводского ремонта).

       Артиллерийская группировка 28-й Армии в АИ включала в себя: 110-й и 206-й отдельные гвардейские минометные дивизионы (по 8 пусковых установок БМ-8 в каждом), 51-й и 233-й армейские артполки (по 18 152-мм орудий МЛ-20 в каждом), 870-й гаубичный артполк РГК (9 122-мм гаубиц и 3 трофейные 105-мм гаубицы), 651-й и 764-й легкие артполки РГК (по 8 76-мм пушек в каждом), 151-й минометный полк (20 120-мм минометов).

         Армейская группа генерал-майора Л.В. Бобкина в АИ действует на стыке 6-й и 28-й Армий и имеет задачу форсирования реки Северский Донец в районе Черкасский Бишкин с целью выхода в район Змиев с юго-восточного направления. В состав армейской группы в АИ входят 2-й кавалерийский корпус (38-я, 62-я и 70-я кавалерийские дивизии), передаваемый из резерва Юго-Западного фронта, 5-й кавалерийский корпус (30-я, 34-я и 60-я кавалерийские дивизии), передаваемый из резерва Южного фронта после передачи всех войск в Барвенковском выступе под управление Юго-Западного фронта, а также 103-я стрелковая дивизия, ранее входившая в резерв Юго-Западного фронта и выведенная в АИ в первую линию после передачи 29-й стрелковой дивизии из Резерва Ставки ВГК в резерв 6-й Армии. Укомплектованность 103-й стрелковой, 38-й, 62-й и 70-й кавалерийских дивизий по состоянию на 10 мая 1942 года приведены в таблице 7.3, сведениями об укомплектованности частей 5-го кавалерийского корпуса к началу операции автор не располагает.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Генерал Л.В. Бобкин

Танковые части армейской группы в АИ представлены отдельными танковыми батальонами 2-го и 5-го кавалерийских корпусов, каждый из которых в АИ имеет в своем составе по 10 танков Т-70 и 25 танков Т-60. Кроме того, для форсирования реки Северский Донец арм.группе придается сводный танковый батальон, сформированный в АИ из всех имевшихся в РИ на Юго-Западном фронте плавающих танков Т-40 (всего по состоянию на 10 мая 1942 г. в составе ЮЗФ имелось 14 исправных Т-40 и еще 7 числилось в войсковом ремонте). Таким образом, всего группу поддерживало 84 легких танка: 20 Т-70, 50 Т-60 и 14 Т-40. Артиллерия арм.группы в АИ будет представлена 114-м минометным полком (20 120-мм минометов), переданным из Резерва Ставки.

Сам перенос управления армейской группы, да еще и в отрыве от подчиненных войск, в АИ связан с несколькими причинами.

Во-первых, в связи с изменением общего замысла операции, во главу угла которой теперь ставилась ликвидация Балаклейского выступа, требовалось найти штаб, который управлял бы действиями войск на Змиевском направлении в отрыве от основных сил 6-й Армии, наступающих непосредственно на Харьков через Мерефу.

Во-вторых, за счет передачи в АИ полосы 6-й Армии на правом фланге от Балаклеи до Нижне-Русского Бишкина позволяло передать руководство действиями 6-м кавалерийским корпусом, наступающим на Красноград, непосредственно командованию 6-й Армии. При этом часть войск 6-й Армии, действующей на Красноградском направлении в некотором отрыве от главных сил на Харьковском направлении, сохраняли бы свой собственный орган управления, в роли которого бы выступало управление 6-го кавалерийского корпуса генерал-майора А.А. Носкова.

В-третьих, имело место простое человеческое желание автора уменьшить имевшую место в реальности трагедию хотя бы на одну человеческую жизнь: «Вместе с Леонидом Васильевичем Бобкиным трагически погиб его 15-летний сын [по данным Википедии, Игорю Бобкину было 19 лет]. Отец и сын, не расставаясь, колесили по дорогам войны и вместе поехали на барвенковский плацдарм. Командующий оперативной группой был, видимо, настолько уверен в успехе операции, что без опасения взял сына с собой. Вместе они и погибли, когда кольцо окружения замкнулось» (А. Исаев. Наступление маршала Шапаошникова). Перенос в АИ управления армейской группы с левого фланга 6-й Армии на правый с одновременным увеличением «горловины» Барвенковского выступа за счет ликвидации Балаклейской группировки противника существенно увеличивает шанс отца и сына Бобкиных прорваться к своим даже в том случае, если в АИ не удастся удержать южный фас Барвенковского выступа.

За счет исключения группировки на правом фланге 6-я Армия генерал-лейтенанта А.М Городнянского в АИ будет включать (с востока на запад): 47-ю, 253-ю, 41-ю, 411-ю, 266-ю, 393-ю, 270-ю стрелковые дивизии в первой линии, а также 29-ю и 248-ю стрелковые дивизии и 6-й кавалерийский корпус (26-я, 28-я и 49-я кавалерийские дивизии) в резерве. Укомплектованность стрелковых дивизий 6-й Армии по состоянию на 10 мая 1942 года приведена в таблице 7.4 (укомплектованность 29-й стрелковой дивизии приведена оценочно), 6-го кавалерийского корпуса – в таблице 7.5.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Генерал А.М. Городнянский

Танковые войска 6-й Армии в АИ будут включать: две тяжелые танковые бригады (по 46 танков КВ-1 и 30 Т-60 в каждой), используемые для НПП в полосе наступления главных сил армии, одну отдельную танковую бригаду (65 танков Т-34 и 40 танков Т-60, мотострелковый батальон и дивизион 76-мм пушек), действующую на Змиевском направлении, одну отдельную танковую бригаду (53 танка М3ср и 40 Т-60, мотострелковый батальон и дивизион 76-мм пушек), действующую на Красноградском направлении, а также танковый корпус (три танковые и одна мотострелковая бригады, всего 195 Т-34 и 120 Т-60), предназначенный для ввода в прорыв на Харьков. Кроме того, еще 10 танков Т-70 и 25 Т-60 в АИ будут включены в состав отдельного танкового батальона 6-го кавалерийского корпуса. Также в АИ из танков БТ, сохранившихся к маю 1942 года предлагается сформировать сводную танковую бригаду, которую наряду с танковым корпусом использовать для ввода в прорыв (в связи с тем, что использовать танки с противопульной броней в качестве НПП при взломе обороны противника было нецелесообразно). Всего в частях ЮЗФ по состоянию на 10 мая 1942 года имелось 59 исправных танков БТ и еще 23 – в войсковом ремонте.

По танкам, действующим в первой линии, относительно РИ в АИ получим следующие изменения. В полосе наступления главных сил 6-й Армии в РИ в первые дни операции действовали только 5-я гвардейская, 38-я и 48-я танковые бригады (37-я танковая бригада вместе со 103-й стрелковой дивизией находилась в резерве армии в районе хутора Любицкие, Меловой Яр), имевшие на 10 мая 1942 года исправными 125 танков (11 КВ, 37 Т-34, 28 «Матильд», 48 Т-60 и 1 трофейный Pz.III) и еще 8 в войсковом ремонте (5 Т-34, 2 Т-60 и 1 БТ). В АИ здесь будут действовать 152 танка. С учетом того, что в АИ это будет 92 КВ и 60 Т-60, а «Матильды» в РИ еще не имели в своем боекомплекте осколочных выстрелов, то следует признать, что эффективность танков НПП в АИ будет существенно выше. На Красноградском направлении вместо 40 исправных (7 КВ, 5 Т-34, 17 Т-60, 10 БТ и 1 Т-26) и 9 ремонтируемых танков (1 Т-34, 2 Т-60 и 6 БТ) 7-й танковой бригады в АИ будет задействовано 128 танков (53 М3ср, 10 Т-70 и 65 Т-60). На Змиевском направлении в РИ танковых бригад не было, а в АИ будет задействовано 65 Т-34 и 40 Т-60 танковой бригады, действующей из полосы 6-й Армии, плюс перечисленные ранее легкие танки армейской группы генерала Бобкина, выходящие к Змиеву с юго-востока.

В целях упрощения описания в АИ предлагается использовать нумерацию танковых бригад из РИ: танковая бригада, наступающая на Красноград, будет обознаться как [7-я], тяжелые танковые бригады, поддерживающие наступление главных сил, будут иметь номера [38] и [48], а действующая на Змиевском направлении бригада будет [5-й гвардейской].

Артиллерия 6-й Армии в АИ в целом будет соответствовать РИ. Единственным исключением станет то, что вместо забранного в АИ для 28-й Армии 206-го отдельного гвардейского минометного дивизиона (всего в дивизионе 8 пусковых установок БМ-8) в распоряжении 6-й Армии будет оставлен 3-й дивизион 5-го гвардейского минометного полка (всего в полку 34 пусковые установки БМ-13). Ствольная артиллерия 6-й Армии была представлена десятью артполками (3-й гвардейский пушечный РГК, 8-й, 29-й гаубичный, 70-й гвардейский, 116-й Краснознаменный гаубичный, 209-й пушечный, 269-й, 375-й, 435-й гаубичный, 671-й гаубичный), имеющими на вооружении орудия калибром 122 – 152 мм (всего 199 орудий), и тремя легкими артполками (582-й, 591-й и 872-й), вооруженными 76-мм пушками. Из этого числа 29-й гаубичный полк с 20-ю 122-мм орудиями и 872-й легкий артполк с 20 76-мм пушками действовали на Красноградском направлении, а остальные – в полосе наступления главных сил 6-й Армии на Харьковском направлении.

Кроме того, необходимо напомнить, что за счет реорганизации танковых бригад АИ, танковые бригады Т-34 и М3ср вместо 4-орудийной батареи 76-мм дивизионных пушек будет иметь 12-орудийный дивизион. Разумеется, эти орудия не будут использоваться в ходе артподготовки при взломе обороны противника в начале операции, но при действиях в глубине части Красной Армии будут иметь дополнительные огневые средства. Таким образом, за счет артиллерии танковых бригад под Красноградом войска Юго-Западного фронта будут иметь дополнительно 8 76-мм дивизионных пушек, а под Змиевым – 12. В то же время в полосе наступления главных сил 6-й Армии, где в АИ будут задействованы тяжелые танковые бригады, не имеющие собственной артиллерии, наши войска не досчитаются 16 дивизионных «трехдюймовок», имевшихся в РИ у 5-й гвардейской, 37-й, 38-й и 48-й танковых бригад.

Что касается войск противника, то можно отметить следующее. Всего в полосе наступления войск Юго-Западного фронта 6-я немецкая армия имела в первой линии около 8-ми соединений класса «пехотная дивизия». С севера на юг это были: 79-я пехотная дивизия (до половины полосы обороны приходилось на полосу наступления 76-й и 293-й стрелковых дивизий 21-й Армии соседнего Воронежского фронта), 294-я пехотная дивизия, находившаяся в полосе наступления главных сил 38-й Армии, 297-я и 44-я пехотные дивизии 51-го армейского корпуса, находившиеся в полосе наступления 28-й Армии, сюда же, в Балаклейский выступ в рамках подготовки к проведению операции «Фридерикус» перебрасывалась из Харькова и 71-я пехотная дивизия, в районе Змиева находилась венгерская 108-я легкопехотная дивизия, оборону в полосе наступления главных сил советской 6-й Армии занимала 62-я немецкая пехотная дивизия, Красноградское направление прикрывали 4-я румынская пехотная дивизия и 454-я немецкая охранная дивизия, кроме того, на фланге советского наступления в районе населенного пункта Орелька занимал оборону пехотный полк немецкой 298-й пехотной дивизии, части которой цементировали румынские войска на юго-западном фасе Барвенковского выступа.

Как видно, растянутые на огромном фронте и противостоящие существенно большему числу советских дивизий, даже с поправкой на разницу в укомплектованности личным составом (численность немецких пехотных дивизий, по оценке советского командования, весной 1942 года достигала 14 и более тысяч человек), автоматическим стрелковым оружием и артиллерией (последнее обстоятельство во многом компенсировалось привлечением к операции советской стороной артполков РГК), немецкие войска первой линии не имели шансов сдержать наступление советских войск без привлечения резервов из глубины или соседних участков фронта.

Главные резервы 6-й немецкой армии в лице 3-й и 23-й танковых дивизий, готовящихся к срезанию советского Барвенковского выступа, находились в районе Харькова. Сюда же, в Харьков перебрасывалась по железной дороге из-под Полтавы и 305-я пехотная дивизия. Еще одним резервом немецкого командования, о котором не знала советская сторона, являлась 113-я пехотная дивизия, располагавшаяся между Харьковом и Красноградом.

Исходное положение сторон в РИ представлено на рисунке 7.8, взятом из «Фронтовой иллюстрации» № 6 за 2000 год «Бои за Харьков в мае 1942 года». Исходное положение сторон в АИ с учетом перегруппировки советских войск представлено на рисунке 7.9 (на этой схеме и далее черными ромбами отмечены советские танковые батальоны с указанием основного типа машин).

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение сторон в РИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение сторон в АИ

Сведения об укомплектованности немецких танковых частей автор также взял из указанного номера «Фронтовой иллюстрации». Про сформированную во Франции осенью 1941 года и переброшенную под Харьков в марте – апреле 1942 года 23-ю танковую дивизию указано следующее: «Ее 201-й танковый полк насчитывал 181 танк – 34 Pzkpfw II, 123 Pzkpfw III, 32 Pzkpfw IV и 3 командирских PzBfWg. Большинство танков Pzkpfw III были вооружены 50-мм длинноствольными пушками Kwk L/60. Из 32 танков Pzkpfw IV 12 машин были новейшей модификацией Pzkpfw IV Ausf F2 с 75-мм пушкой с длиной ствола 43 калибра, которые поступили за день до начала советского наступления».

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танк Pzkpfw IV Ausf F2, оснащенный 75-мм длинноствольной пушкой Kwk 40 L/43, из состава 23-й танковой дивизии

О переданной из ГА «Центр» в ГА «Юг» для операций летней кампании 1942 года 3-й танковой дивизии приводятся следующие данные: «Танковая группа Ziervogel (3-й батальон 6-го танкового полка) из состава 3-й танко­вой дивизии насчитывала на 5 мая 1942 года 45 танков – 5 Pzkpfw II, 25 Pzkpfw III с 50-мм пушкой Kwk L/42, 9 Pzkpfw III с 50-мм пушкой Kwk L/60, а также 6 Pzkpfw IV с корот­коствольной 75 мм пушкой Kwk L/24».

Кроме того, отмечается, что к югу от Харькова в полосе обороны 8-го армейского корпуса действовал 194-й дивизион штурмовых орудий, который был придан 62-й пехотной дивизии. К началу операции он насчитывал около 30 САУ  StuG III.

вернуться к меню ↑

Наступление левого фланга 6-й Армии на Красноград.

Прежде всего, необходимо, что из всех группировок Юго-Западного фронта, участвовавших в наступлении мая 1942 года в РИ, армейская группа генерала Бобкина была самая слабая как по абсолютной численности, так и по плотности войск и огневых средств на километр фронта (48-километровая полоса от Грушино до Панютно отводилась всего двум стрелковым дивизиям арм.группы, имевшим суммарную численность личного состава 18,9 тыс. человек, в то время как на 20-километровой полосе 6-й Армии от Грушино до Верхнего Бишкина было задействовано четыре стрелковые дивизии общей численностью 43,2 тыс. человек). Тем не менее, она достигла одного из наибольшего показателей глубины продвижения, что во многом было связано со слабостью обороняющихся здесь войск противника, основу которых составляли румынские части и 454-я охранная дивизия немцев.

Конечно, опираясь на послезнание, вероятно, можно было бы изыскать в АИ для усиления наступающей на Красноград группировки еще одну стрелковую дивизию с тем, чтобы достичь здесь еще большего успеха. Тем более, что согласно книге И.Х. Баграмяна «Так мы шли к победе» советскому командованию было известно, что именно здесь оборона противника наиболее слабая: «Наша разведка хорошо потрудилась для выявления обстановки в стане врага. Кроме того, наши действия в ходе Барвенковской операции принесли нам также вполне достоверные и обширные данные о состоянии обороны противника.

Было известно, что, готовясь к летней кампании, немецкое командование усиленно совершенствовало оборону на харьковском направлении. Главная ее полоса имела две-три позиции, общая глубина которых достигала 6—7 километров. Основу каждой из них составляли опорные пункты и узлы сопротивления, созданные вокруг населенных пунктов еще зимой. Промежутки между ними были заполнены инженерными заграждениями и огневыми точками. На важных направлениях позиции оборудовались сплошными траншеями.

Полковые резервы располагались на второй позиции, дивизионные — на третьей. Вторая оборонительная полоса была построена в 10—15 километрах от переднего края главной полосы. Тыловая — в 20—25 километрах, по рубежу населенных пунктов Змиев, Чугуев, Липцы, Черемошное.

Для устойчивости обороны Харькова противник создал наиболее развитую систему укреплений перед центром нашего фронта. Здесь на каждую пехотную дивизию, имевшую в своем составе 14,5 тысячи солдат и офицеров, приходилось 20—25 километров фронта обороны.

Несколько слабее в инженерном отношении была оборона противника на красноградском направлении. Да и тактическая плотность ее здесь была значительно ниже, чем на центральном участке».

Но в предлагаемом варианте АИ улучшить положение войск Юго-Западного фронта на Красноградском направлении предлагается за счет других мероприятий.

Во-первых, как было показано выше, за счет проводимой в АИ реорганизации танковых войск в сравнении с РИ здесь получится задействовать в 3 раза больше танков (128 вместо 40), при этом число танков, вооруженных 76-мм орудием здесь будет увеличено в 4 раза (53 М3ср против 7 КВ-1 и 5 Т-34 в РИ). Также принятая в АИ организация танковых бригад позволит увеличить число артиллерийских орудий, вводимых в прорыв (в танковой бригаде будет не 4, а 12 76-мм дивизионных пушек, что не так уж и мало на фоне того, что кроме артиллерии двух стрелковых и трех кавалерийских дивизий здесь имелось всего 20 гаубиц и 20 76-мм дивизионных пушек двух приданных артполков).

Во-вторых, за счет переподчинения в АИ находящихся в Барвенковском выступе 57-й и 9-й Армий командованию Юго-Западного фронта, в АИ появляется возможность обеспечить наступающей на Красноград группировке авиационную поддержку силами ВВС 57-й Армии, которые по состоянию на по состоянию на 1 мая 1942 г. включали в себя 288-й бомбардировочный полк на Су-2, 762-й истребительный авиаполк и 656-й легкобомбардировочный полк. Дело в том, что согласно данным, приведенным во «Фронтовой иллюстрации», армгруппа Бобкина авиационной поддержки была лишена по организационным причинам: «Наступление армейской группы в течение 12 мая проводилось без авиационной под­держки. Причина этого заключалась в отсут­ствии взаимодействия между штабами Юго-Западного и Южного фронтов. Командование авиацией Южного фронта, предназначенной для поддержки наступления армейской груп­пы, не принимало участия ни в разработке плана, ни в обеспечении наступления войск этой группы».

Третий фактор усиления относительно РИ, предлагаемый в АИ, также связан с устранением организационной несуразицы, вызванной разделением территории Барвенковского выступа в РИ между двумя фронтами. В данном случае речь идет о размещении складов, с которых осуществлялось снабжение наступающих войск 6-й Армии. Во «Фронтовой иллюстрации» описание боев 6-го кавалерийского корпуса за Красноград сопровождается такой фразой: «Не су­мев ворваться в город на плечах отступающего противника, части 6-го кавалерийского корпу­са оказались втянутыми в тяжелые бои за овла­дение городом. Удаление передовых частей ар­мейской группы от тыловых баз 17 мая достигло 190 км. Органы тыла не справлялись с зада­чей своевременного снабжения корпуса всем необходимым, прежде всего боеприпасами. В то же время немцы располагали ими в нео­граниченных количествах, так как Красноград являлся их опорной тыловой базой. Все это за­ставило командующего группой принять ре­шение прекратить штурм города и начать на­копление боеприпасов». Поскольку 190 км от Краснограда – это, как минимум, восточнее Изюма, то в АИ имеет смысл переместить хотя бы часть запасов наступающих войск 6-й Армии в Барвенковский выступ (что в РИ было затруднено тем, что большая часть территории и коммуникаций Барвенковского выступа относились к полосе Южного фронта).

В связи с этим ход событий на Красноградском направлении в целом будет соответствовать РИ, но с некоторыми улучшениями в пользу Красной Армии.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Кавалерийское соединение на марше

Итак, 12 мая, подобно РИ, в первой половине дня 270-я и 393-я стрелковые дивизии успешно взломают оборону противника на глубину 4 – 6 км, что позволит уже во второй половине дня ввести в прорыв 6-й кавалерийский корпус и 7-ю танковую бригаду. К исходу дня кавалерийский корпус и включенная в его состав танковая бригада, преследуя разгромленные подразделения 454-й охранной дивизии немцев, достигли реки Орель и захватили плацдармы на ее берегу, продвинувшись таким образом за день на глубину 12 – 15 км.

В качестве ответных мер противник задействовал резервы, о которых советское командование не имело сведений. Так, вечером 12 мая и в ночь на 13 мая против­ник ввел в бой на рубеже реки Орель из резер­ва командующего 6-й армией один полк 113-й пехотной дивизии с целью ликвидации плацдарма, захваченного советскими кавалеристами. В это же время в распоря­жение командующего 6-й немецкой армией в Харьков начали прибывать первые эшелоны 305-й пехотной дивизии. Впрочем, вечерние атаки полка 113-й пехотной дивизии не имели успеха в РИ, не достигнут они результата и в АИ, где 6-й кавкорпус совместно с 7-й танковой бригадой будут иметь в 3 раза больше танков.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танки Т-70 дебютируют в АИ в составе отдельных танковых батальонов кавалерийских корпусов Юго-Западного направления

13 мая противник всеми силами стремился не допустить расши­рения прорыва и выхода советских войск к тыловому рубежу, проходящему по реке Бере­стовая до Медведовки и далее по линии населенных пунктов Шляховая, Андреевка и по ре­ке Богатая. Пытаясь уничтожить части 6-го кавале­рийского корпуса, выдвинувшиеся за реку Орель, противник утром 13 мая снова ввел в бой 260-й полк 113-й пехотной дивизии, уси­ленный ротой танков. Контратаки этого пол­ка были успешно отбиты передовыми частя­ми кавалерийского корпуса, продолжавшего развивать наступление. В результате наступления 6-й армии и кавалерийского корпуса, к вечеру 13 мая тактическая глубина обороны противника на красноградском направлении была прорвана. Ширина участка прорыва достигла 50 км. Части 6-го кавалерийско­го корпуса продвинулись еще на 20 км.

14 мая на левом фланге 6-й Армии наибольшее продвижение наших войск было на направлении 6-го кавалерийского корпуса. Пытаясь его остановить, немецкое командо­вание ввело в бой 268-й полк 113-й пехотной дивизии. Отразив контратаки, части корпуса овладели районом Казачий Майдан, Росоховатое, Новольвовка, тесня 113-ю пехотную дивизию в северо-западном направлении.

Части 393 и 270-й стрелковых дивизий, расширяя фронт прорыва в юго-западном на­правлении, к исходу дня овладели рубежом Кохановка, Григорьевка, Ворошиловка, Ульяновка. Разгромленные части 454-й охранной дивизии немцев отходили в юго-западном на­правлении.

15 мая, противник, вос­пользовавшись тем, что основные усилия ВВС Юго-Западного фронта были перенесены в район танкового сражения к северу от Чугуева, активизировал дейст­вия своей авиации по советским войскам южнее Харькова. В течение всего дня не­мецкие самолеты, действуя большими группами, наносили значительный урон наступав­шим частям и тормозили выдвижение резервов. Это, естественно, снизило темп наступления 6-й армии и сказалось на резуль­татах ее действий.

Тем не менее части 6-го кавалерийского корпуса к исходу дня вышли на ближние подступы к Краснограду с востока. 393-я и 270-я стрелковые дивизии, продолжая преследо­вать разбитые части 454-й охранной дивизии немцев, продвинулись на 10 км и перерезали железную дорогу Красноград—Лозовая.

Успешное наступление войск южной удар­ной группировки фронта 15 мая создало для немецкого командования весьма тяжелую об­становку, и оно принимало все меры к тому, чтобы любой ценой удержать за собой рубеж по реке Берестовая. Для усиления левого фланга 454-й охранной дивизии был направ­лен 261-й полк 113-й пехотной дивизии. Под ударами частей 6-го кавалерийского корпуса этот полк отошел в Красноград. Остальные два полка 113-й дивизии отошли на западный берег реки Берестовая и заняли там оборону совместно с остатками разбитой 62-й пехот­ной дивизии.

Не ожидая окончания сосредоточения в Харькове всех частей 305-й пехотной диви­зии, командующий 6-й немецкой армией пе­ременил станцию назначения эшелонам этой дивизии, еще находившимся в пути. Один ее полк был из Полтавы направлен в город Крас­ноград, а остальные два полка из Харькова по частям срочно направлялись в Тарановку на усиление 62-й пехотной дивизии.

С выходом 6-го кавалерийского корпуса в рай­он Краснограда немцы теряли важную для них железную дорогу, которая связывала 6 и 17-ю армии. Сам по себе железнодорожный узел Красноград был особо важен, так как об­ладание им позволяло противнику пользо­ваться железнодорожными линиями Красно­град—Полтава и Красноград—Днепропет­ровск.

Стремясь удержать город в своих руках, не­мецкое командование выделило резервы из состава левофланговых частей 17-й армии (часть 4-й пехотной дивизии румын и один полк 298-й пехотной дивизии немцев) и нача­ло готовить контрудар во фланг наступавшей армейской группы. Кроме того, на всех на­правлениях немецкое командование широко использовало в обороне местные полицей­ские подразделения, из которых срочно фор­мировались «отряды заграждения».

Утром 16 мая части 6-го кавалерийского корпуса и 7-й танковой бригады начали бои за Красноград. Количество танков, имевшихся в АИ у этих соединений, переросло в качество и, в отличие от РИ, 6-й кавалерийский корпус на плечах отходящих немцев днем 16 мая ворвался в Красноград и к вечеру выбил противника из города.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

7-я танковая бригада, наступавшая на Красноград, в АИ будет укомплектована танками М3ср

393-я и 270-я стрелковые дивизии, отразив немецкие контратаки, продвинулись за два дня на 14 – 22 км и нависли с севера над груп­пировкой противника, оборонявшейся перед правым флангом 57-й армии Южного фронта. Все попытки немцев задержать наступление войск левого фланга советской 6-й Армии не увенчались успехом. В этот же день на Красноградское направление прибыла из резерва 29-я стрелковая дивизия.

Кроме того, в этот же день перешла в наступление правофланговая 150-я стрелковая дивизия 57-й Армии, непосредственный сосед слева 270-й дивизии. И хотя продвиже­ние ее в течение дня в районе южнее Орельки было незначительным (до 6 км), в целом положение противника к западу от Барвенковского выступа ухудшалось с каждым часом.

вернуться к меню ↑

Наступление главных сил 6-й Армии на Мерефу

Основные отличия боевого построения войск 6-й Армии от РИ в АИ будут заключаться в следующем. Во-первых, благодаря передаче 29-й стрелковой дивизии из Резерва Ставки ВГК в резерв 6-й Армии и задействованию оперативной группы генерала Бобкина в районе Нижне-Русский Бишкин, Черкасский Бишкин, в АИ удастся существенно заузить полосу 47-й стрелковой дивизии, наступающей на Верхний Бишкин. Особенно важно это было с той точки зрения, что 47-я стрелковая дивизия как по общей численности личного состава, так и по числу т.н. «активных винтовок» была самой слабой в составе 6-й Армии и одной из самых слабых на всем Юго-Западном фронте (см. таблицу 7.4). Второе изменение было связано с тем, что 248-ю стрелковую дивизию советское командование также вывело из резерва 6-й Армии в «первую полосу», и построение войск «южной» ударной группы Юго-Западного фронта стало во многом однотипным с построением «восточной» ударной группы, наступающей на Харьков со стороны Старо-Салтовского плацдарма. Сокращение числа стрелковых дивизий в резерве 6-й Армии с двух в РИ (103-й и 248-й) до одной в АИ (29-й) объясняется изменившимся в АИ «рисунком» общего наступления Юго-Западного фронта – вместо двух ударных группировок, наступающих на Харьков с востока и юга, в АИ с учетом 21-й Армии Воронежского фронта наступление на Харьков велось с четырех направлений: с севера со стороны Белгорода наступала конно-механизированная группа Воронежского фронта, с востока со стороны Старого Салтова наступала 38-я Армия, с юго-востока на Чугуевском направлении действовала 28-я Армия, с юга через Мерефу наступала 6-я Армия. В этих условиях «веер» расхождения дивизий каждой отдельной ударной группировки расширялся не так сильно, что и позволило сократить резерв 6-й Армии в пользу усиления её первого эшелона.

Таким образом, примерно в 20-километровой полосе от Грушино до Верхнего Бишкина, исключая 47-ю стрелковую дивизию, действующую восточнее Верхнего Бишкина, в общем направлении на Мерефу наступало 5 советских стрелковых дивизий (248-я, 253-я, 41-я, 411-я и 266-я), поддерживаемых тремя танковыми бригадами (в общей сложности 257 танков: 92 КВ-1, 65 Т-34 и 100 Т-60). Здесь же была задействована и большая часть артиллерии 6-й Армии – девять артполков, вооруженных 122-мм и 152-мм орудиями, и один полк гвардейских минометов БМ-13. То есть на каждый километр фронта советского наступления приходилось около 12 танков и 10 орудий калибром 122 мм и выше (с учетом 76-мм пушек и 120-мм минометов число артиллерийских стволов удваивалось), полоса наступления стрелковой дивизии составляла всего 4 км. Слева к этой массе войск примыкала 393-я стрелковая дивизия, наступавшая на Красноградском направлении несколько  в худших условиях – расстояние от Грушино до Мироновки составляло 9 км, но помимо самой стрелковой дивизии здесь также задействованы приданный артполк РГК и [7-я] танковая бригада.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Атака советских тяжелых танков

В общем, против лома нет приема, и советское командование, обеспечившее такую плотность войск, не могло не достичь успеха в наступлении. Поддерживаемые массой артиллерии и двумя бригадами тяжелых танков КВ 41-я, 411-я и 266-я стрелковые буквально снесли первую линию обороны 62-й пехотной дивизии противника и к исходу 12 мая, продвинувшись на 7 километров закрепились на рубеже реки Орель в районе деревень Ново-Семеновка, Марьевка, Дмитровка, а также к северо-востоку от них.

Основные изменения относительно РИ произошли северо-восточнее – в районе населенных пунктов Верхний Бишкин и Верхняя Берека. Если в РИ 47-я стрелковая дивизия, имевшая полосу 15 км (из них около половины – по берегу реки Северский Донец), на направлении главного удара смогла продвинуться только на 2 км и к исходу дня завязать бои лишь на восточной окраине Верхнего Бишкина, то в АИ полоса 47-й стрелковой дивизии будет уменьшена до 4 – 5 км. Соответственно в АИ дивизия получит возможность к исходу 12 мая полностью овладеть селом Верхний Бишкин.

253-я стрелковая дивизия, имевшая в РИ вдвое большую полосу и не имевшая танковой поддержки, к исходу 12 мая продвинулась дальше, но также, достигнув окраины В. Береки не смогла сходу овладеть данным опорным пунктом противника. Удержание в РИ противником опорных пунктов Верхний Бишкин и Берека позволило противнику перебросить сюда резервы в виде 38-го полка 108-й легкопехотной дивизии венгров из Змиева, результатом чего стали тяжелые двухдневные бои за эти села. Стабилизация фронта в данном районе задерживала общее продвижение войск 6-й Армии в ее наступлении на Мерефу и не позволяло ввести в бой 21-й танковый корпус. В РИ окончательно выбить противника из населенных пунктов Верхний Бишкин и Верхняя Берека удалось только к исходу 14 мая.

В АИ на Береку будет наступать сразу две стрелковые дивизии (253-я и 248-я), поддержанные [5-й гвардейской] танковой бригадой, имеющей в своем составе 65 танков Т-34 и 40 Т-60, что позволит выбить подразделения 208-го пехотного полка 62-й пехотной дивизии немцев из опорного пункта Берека уже к исходу первого дня операции, а танковой бригаде – достичь железнодорожной станции хутор Ново-Берецкий.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение войск 6-й Армии в РИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение войск 6-й Армии в АИ

Рассматривая тактическое построение войск 6-й Армии в АИ, можно отметить, что оно было типовым для Харьковской операции: стрелковые дивизии, наступая на узких участках фронта, имели в первом эшелоне два стрелковых полка. Каждый стрелковый полк дивизии поддерживался одним дивизионом артполка дивизии (несмотря на введение в марте 1942 года нового штата стрелковой дивизии, все дивизии ЮЗФ имели в составе артполка только два дивизиона однородного состава – одна батарея 122-мм гаубиц и две батареи 76-мм дивизионных пушек в каждом), а также одним, реже двумя дивизионами артполка РГК, поддерживающего дивизию. Также каждый стрелковый полк первого эшелона усиливался танковым батальоном. 266-я, 411-я и 41-я стрелковые дивизии получили в АИ по два батальона тяжелых танковых бригад (соответственно по 15 КВ-1 и 10 Т-60 на стрелковый полк первого эшелона). 248-я стрелковая дивизия в качестве танков НПП получила два батальонов танков Т-34 (по 22 Т-34 и 10 Т-60 на каждый стрелковый полк первого эшелона), третий батальон бригады придавался левофланговому стрелковому полку 253-й стрелковой дивизии. Правофланговый полк 253-й стрелковой дивизии и 47-я стрелковая дивизии танков НПП не имели.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Советская пехота перед атакой

Особенностью использования [5-й гвардейской] бригады Т-34 в наступлении 6-й Армии являлось то, что в отличие от тяжелых бригад КВ, для задач НПП она привлекалась только в первый день операции, а в дальнейшем должна была действовать самостоятельно, лидируя правый фланг армии на Змиевском направлении. Фактически танки бригады 12 мая помогли пехоте 248-й и 253-й стрелковых дивизий преодолеть заграждения перед немецкой обороной, а затем, выйдя во фланг и тыл опорных пунктов противника огнем танковых пушек подавить мешающие продвижению пехоты огневые точки. Собственно, выход танков на северо-восточные окраины Береки и северо-западные окраины Бишкина и предопределил успех в быстром захвате этих населенных пунктов в первый день наступления. К исходу дня помогать 248-й стрелковой дивизии добивать оставшиеся очаги сопротивления в Береке был оставлен только один танковый батальон бригады, бригады в составе одного танкового батальона, мотострелкового батальона и артиллерийского дивизиона находились в районе Западеньки, а передовой танковый батальон бригады вечером 12 мая с ходу занял железнодорожную станцию хутор Ново-Берецкий.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

5-я гвардейская танковая бригада лидирует наступление пехоты 248-й стрелковой дивизии

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 6-й Армии в 1-й день наступления в АИ

Утром 13 мая части 266-й и 411-й стрелковых дивизий сло­мили сопротивление противника на восточ­ном берегу реки Орель и, отразив ряд сильных контратак, заняли к исходу дня плацдарм на правом берегу реки в районе деревень Семеновка, Ефремовка. 248-я, 253-я стрелковые дивизии и поддерживающая их [5-й гвардейской] танковая бригада развивали наступление вдоль железной дороги в северо-восточном направлении и к исходу дня вышли на подступы к Тарановке. Действующая между 411-й и 253-й стрелковых дивизий 41-я стрелковая дивизия и поддерживающие ее два батальона тяжелых танков КВ к исходу дня вышли к юго-восточным окраинам села Охочае.

В результате наступления 6-й Армии и 6-го кавалерийского корпуса, к вечеру 13 мая тактическая глубина обороны противника на Мерефском и Красноградском направлениях была прорвана. Ширина участка прорыва достигла 55 км. В полосе 6-й Армии советские войска продвинулись в глубину обороны противника на Змиевском направлении – до 20 км, на Мерефском – до 16 км, на Красноградском – на 20 км. Успешное преодоление наступающими войсками рубежа Дмитровка, В. Берека позволил советское командование дать приказ танковому корпусу совершить ночной марш и к утру 14 мая сосредоточиться в районе ст. Лихачево, Первомайский, Сиваш (даже в РИ преодоление рубежа р. Орель – Берека первоначально рассматривалось как условие для ввода эшелона развития успеха). Одновременно сводную бригаду танков БТ было решено выдвинуть на стык между наступающей на северо-западном направлении 266-й стрелковой дивизией и наступающим на запад 6-м кавалерийским корпусом.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение советских войск к югу от Харькова на 2-й день операции в АИ

14 мая войска 6-й Армии сломили сопротивление остатков 62-й пехотной дивизии противника и продвинулись на рубеж реки Берестовая на участке Медведовка, Парасковея, Охочае. Восточнее продвижение Красной Армии было приостановлено сопротивлением противника в районе Тарановки. Блокировав силами стрелковых дивизий в данном опорном пункте 38-й полк 108-й венгерской дивизии и разрозненные подразделения 515-го пехотного полка 62-й пехотной дивизии немцев, командарм-6, с тем чтобы не терять достигнутых темпов наступления, направил [5-ю гвардейскую] танковую бригаду в обход Тарановки с востока. К исходу дня танки с десантом мотострелков на борту заняли Дудковку, разделив таким образом, венгерскую 108-ю легкопехотную дивизию на две части.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танкисты и мотострелки 5-й гвардейской танковой бригады, Юго-Западный фронт, весна 1942 года

Танковый корпус сосредоточился на северо-западной окраине лесов в районе хутор Ново-Берецкий, Пасики. Сводная бригада танков БТ выдвинулась в полосу 393-й стрелковой дивизии на стык ударных группировок, наступающих по расходящимся направлениям на Мерефу и Красноград.

Основные усилия противника в это время свелись к тому, чтобы удержать за собой рубеж реки Берестовая. На участке ст. Березовенька, Медведовка, Парасковея оборону занимала 113-я пехотная дивизия, ее тыловым рубежом являлся участок Кирилловка, Староверовка. Западнее действовал полк вновь прибывшей в Харьков 305-й пехотной дивизии, силами которого командование ГА «Юг» пыталось удержать за собой Красноград от наступающего на него советского 6-го кавалерийского корпуса. Восточнее Парасковеи ситуация для немцев была еще более критической – там оборонялись разрозненные остатки 62-й пехотной и 108-й легкопехотной дивизий. В район еще удерживаемых сел Охочае и Тарановка немецкое командование срочно перебрасывало прибывшую в Харьков из Полтавы 305-ю пехотную дивизию без одного полка, направляемого в Красноград. Восточнее Тарановки – в районе Змиева окружался с востока и с запада силами советских кавалеристов и танкистов окружался полк венгерской 108-й легкопехотной дивизии. Резервов для удержания Змиевского направления у немцев уже не было.

В полосе наступления главных сил советской 6-й Армии немецкие войска в ночь на 15 мая уничтожили все мосты через реку Берестовая (в РИ это произошло на сутки позже). В условиях позднего весеннего паводка эта река на участке Охочае, Медведовка имела ширину от 10 до 20 м. Вязкое дно и широкая заболо­ченная пойма не давали возможности танко­вым частям переправиться на другой берег ре­ки без мостов и переправ. Таким образом, участок между Охочае и Тарановкой стал безальтернативным районом ввода в бой советского танкового корпуса. Переправа сводной танковой бригады в районе Березовки упрощалась тем фактом, что бригада была укомплектована танками БТ, имевшими вдвое меньшую массу в сравнении с танками Т-34 танкового корпуса.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танк БТ с десантом мотострелков, Юго-Западный фронт, весна 1942 года

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение советских войск к югу от Харькова на 3-й день операции в АИ (примечание: продвижение войск во всей полосе 6-й Армии приведено на общих схемах наступления ЮЗФ в конце данной части АИ)

Утром 15 мая после залпа наиболее подвижной части артиллерии усиления 6-й Армии – 5-го гвардейского минометного полка установок БМ-13 – на участке между Охочае и Тарановка в общем направлении на Борки и далее на Мерефу был эшелон развития успеха 6-й Армии в лице танкового корпуса, состоящего из трех танковых и одной мотострелковой бригад. 29-ю стрелковую дивизию было решено пока оставить в резерве – свежее пехотное соединение могло понадобиться в городских боях непосредственно в Харькове.

Район Охочае, Рябухино, Борки, Тарановка, таким образом, стал ключевой точкой сражения в полосе 6-й Армии 15 мая. С советской стороны Охочае штурмовала 41-я стрелковая дивизия, Тарановку – 253-я стрелковая дивизия, между ними в направлении на Рябухино наступала 248-я стрелковая дивизия, танковый корпус и одна из двух тяжелых танковых бригад, рокированная сюда из-за уничтоженных немцами накануне мотов через Берестовую. С немецкой стороны именно на участок Охочае, Тарановка перебрасывалась свежая 305-я пехотная дивизия (без одного пехотного полка).

Однако, сосредоточение 305-й дивизии противника было далеко от завершения – главные силы в район Охочае и Тарановка могли прибыть лишь к исходу 16 мая, 15 мая они были еще в Мерефе. Да и танковый корпус есть танковый корпус – вечером 15 мая советские танкисты и мотострелки вступили в бой со спешно выгружаемыми частями 305-й пехотной дивизии на южных подступах к Мерефе.

Мотострелковая бригада в течение ночи на 16 мая переправлялась через реку Мжа, захватив мост на юго-западной окраине Мерефы в районе Питомника. Две танковые бригады устремились в Мерефу с юго-запада по железнодорожным мостам в районе Легезивка, Утковка. Третья танковая бригада корпуса из района Борки наступала на запад с целью захвата Новой Водолаги. Появление десятков советских «тридцатьчетверок» в этом районе в очередной раз подтвердило старую истину о том, что успешно развивающееся наступление работает само на себя – под Водолагой размещался один из аэродромов Люфтваффе, действия немецкой авиации с которого сильно мешало продвижению советских войск. Тот факт, что большая часть исправных самолетов успела благополучно перебазироваться, не убавила азарта советских танкистов, давящих поврежденные и неисправные самолеты, а также драгоценную аэродромную технику прямо на взлетном поле.

Также в течение дня 15 мая 47-я стрелковая дивизия, оставив блокированную Тарановку 253-й стрелковой дивизии, развернулась на восток и вышла к Змиеву, сменив там танковую бригаду. Освободившиеся танкисты устремились на север к Соколово, на северной окраине которого захватили неповрежденным мост через реку Мжа у хутора Миргород.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение стрелковых дивизий и направления действий танковых бригад к югу от Харькова 15 мая

На левом фланге 6-й Армии сводной бригаде танков БТ удалось прорваться на стыке 268-го и 260-го пехотных полков 113-й пехотной дивизии и выйти в район Староверовки, то есть в тыл обороны остатков 8-го армейского корпуса противника. В итоге немецким командованием было принято решение отвести 260-й пехотный полк и остатки 62-й пехотной дивизии на рубеж Караван, Новая Водолага, а 268-го пехотного полка – на северный берег реки Берестовая в район Кирилловка, железнодорожная станция Берестовенька, Крестище с тем, чтобы прикрыть находящийся здесь узел дорог. Там же, севернее Краснограда действовал и вновь прибывший полк 305-й пехотной дивизии.

Стремительное продвижение кавкорпуса на Красноград привело ослаблению связи между 6-м КК и действующими на его флангах 266-й и 393-й стрелковыми дивизиями. Для парирования возможного контрудара с севера или юга по коммуникациям 6-го кавкорпуса 15 мая было принято решение выдвинуть находящуюся до этого в резерве 29-ю стрелковую дивизию в район Еремеевка, Кегичевка. В случае, если контрудар не состоится, подобный шаг позволял оборону Краснограда передать свежей стрелковой дивизии, а 6-й кавкорпус временно отвести с передовой для приведения в порядок и в дальнейшем продолжить наступление на лежащую впереди на расстоянии 66 км Полтаву или использовать на другом направлении.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Весной 1942 года Красная Армия вернулась во многие населенные пункты

День 16 мая в полосе 6-й Армии ознаменовался боями танкового корпуса в районе Мерефы. Хотя сами уличные бои не были «родной стихией» для успешного наступления танковой лавы, полностью скомканный график выгрузки 305-й пехотной дивизии не позволил удержать город и во второй половине дня немецкое командование предпочло отвести войска севернее для организации нормальной обороны по рубежу Буды, Комаровка, Южный, Зеленый Гай, Высокий, Бабаи, перекрыв железную и шоссейную дороги на Харьков. Советская танковая бригада, продвигаясь по западной части Мерефы, была остановлена в районе железнодорожной станции Артемовка, а мотострелковая бригада, наступая на широком фронте и закрепившись правофланговым батальоном в Яковлевке, не смогла продвинуться дальше реки Ржавчик.

Однако, сковав силы противника в районе Мерефы, танковый корпус обеспечил успех войскам, действующих на своих флангах. Одна из двух танковых бригад, переправившись накануне через железнодорожные мосты в районе Утковки, не стала принимать участие в уличных боях, а развернулась на запад и, выйдя в район Ракитное, устремилась по лесным дорогам и просекам на север – вечером 16 мая советские танки были уже в Люботине. Отдельная [5-я гвардейская] танковая бригада, действовавшая до этого на Змиевском направлении и накануне плацдарм на северном берегу реки Мжа в районе Миргорода, в течение дня совершила марш в район Хорошево, где по захваченному железнодорожному мосту преодолела реку Уды и к вечеру закрепилась в Безлюдовке.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Направления продвижения советских войск к югу от Харькова 16 мая

Стрелковые дивизии 6-й Армии постепенно подтягивались на рубеж реки Мжа. 248-я стрелковая дивизия прибыла в район Мерефы, 253-я – в район Соколово, Миргород, 47-я – на северные пригороды Змиева. 41-я стрелковая дивизия догнала танковую бригаду в Новой Водолаге, 411-я стрелковая дивизия столкнулась с обороной 260-го пехотного полка в районе Караванского, 266-я стрелковая дивизия выходила на южный берег реки Берестовая.

Таким образом, к исходу 16 мая немецкая оборона к югу от Харькова была полностью обрушена, наличные силы и резервы исчерпаны, а советские войска вышли на дальние подступы к городу. В сложившихся условиях командование 6-й немецкой армии еще днем санкционировало вывоз госпиталей и складов, размещенных в Харькове, а войскам, ведущим бои к востоку от города, был дан приказ на отход к внешнему обводу Харькова.

17 мая существенного продвижения войск 6-й Армии не было. Во-первых, бригады танкового корпуса и так существенно оторвались от стрелковых соединений, и дальнейшее их продвижение не обеспечивало надежного окружения немецких войск в районе Харькова. Во-вторых, с момента ввода в прорыв танковые подразделения истратили половину боеприпасов и топлива (несколько лучше обстояли дела с боеприпасами у мотострелков и артиллеристов, так как в боях 15 мая они практически не участвовали). В итоге танковые бригады оставались на рубеже, достигнутом 16 мая, в ожидании подхода стрелковых дивизий и подвоза запасов транспортными подразделениями.

Наиболее значимым боевым эпизодом в полосе 17 мая произошел в Люботине – ринувшиеся из Харькова тыловые и штабные обозы 6-й немецкой армии были встречены огнем советских танкистов, против которых немецкие тыловики имели слишком мизерные шансы. Ситуация усугублялась тем, что если к вечеру предыдущего дня советская танковая бригада перекрыла только железную дорогу из Харькова на Полтаву, то днем 17 мая подразделения бригады заняли уже и хутора Коваленков и Манченков, в результате чего под огневым контролем русских «трехдюймовок» оказалась и шоссе на Полтаву.

Наличие советских танковых бригад в районе Староверовки и Новой Водолаги создало угрозу окружения 260-го пехотного полка и остатков 62-й пехотной дивизии в районе Караванского, в результате чего немецким войскам вновь пришлось отойти назад.

Впрочем, угроза эта была в некотором смысле мнимая: сводная бригада БТ во многом утратила свой наступательный потенциал, потеряв в первых боях достаточно много машин, имевших лишь противопульное бронирование (В общей сложности в бригаде было четыре танковых батальона. Один был укомплектован танками Т-34, которые были выведены из состава других бригад фронта по мере получения новых машин от промышленности весной 1942 года. За время маршей в первые дни операции сильно изношенные машины выпуска еще осени 1941 года элементарно сломались и требовали ремонта. Три других батальона были укомплектованы танками БТ. В наступлении участвовали только два из них, так в третьем к началу операции собрали неисправные машины. Из двух батальонов БТ, принявших участие в наступлении, к 17 мая до половины было подбито. Поэтому, оставшись с одним батальоном танков БТ, одним мотострелковым батальоном и артиллерийским дивизионом, командование бригады сочло более правильным сосредоточиться на удержании занятого района Староверовки до подхода стрелковых дивизий, а наступление продолжить после восстановления техники хотя бы еще одного танкового батальона).

Бригада же танков Т-34 из состава танкового корпуса вместо поворота на юг в тыл 260-му пехотному полку была развернута командованием корпуса в противоположном направлении. Выбив разрозненные подразделения остатков 62-й пехотной дивизии из Просянки и передав участок фронта подошедшей пехоте 41-й стрелковой дивизии, танковая бригада совершила 25-километровый марш на север. Соединившись в Люботине со второй танковой бригадой, прибывшей сюда накануне, советские танкисты укрепили кольцо окружения Харькова с юго-запада.

Подход 41-й стрелковой дивизии в Мерефу, позволил вывести из боев в резерв для приведения в порядок третью танковую бригаду корпуса, а мотострелковую бригаду – перебросить из района Яковлевка через Хорошево в Безлюдовку, где готовилась к прыжку на Харьков отдельная [5-я гвардейская] танковая бригада.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Фотографии из «Фронтовой иллюстрации», сделанные в полосе наступления 6-й Армии Городнянского в мае 1942 г. в РИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Штурмовые орудия StuG III, подбитые в боях к югу от Харькова в мае 1942 г. в РИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Генерал А. Городнянский и бригадный комиссар Л. Данилов, апрель 1942 г.

Собственно, главное событие первого этапа советского наступления на Харьков в полосе 6-й Армии произошло на следующий день. Пополнив накануне запасы топлива и снарядов, отдельная [5-я гвардейская] танковая бригада во взаимодействии с мотострелковой бригадой танкового корпуса продолжила движение на север и 18 мая 1942 года ворвалась на Змиевскую улицу города Харькова (ныне – проспект Гагарина). Попутным «бонусом» громкого политического успеха стал выход одного из танковых батальонов бригады на летное поле харьковского аэропорта имени Постышева. Лозунг «лучшая ПВО – это наши танки на их аэродромах» продолжал набирать силу в Харьковской операции Красной Армии – немцы лишись очередного аэродрома (что важно – имеющего бетонную взлетную полосу).

Харьковский аэродром стал пятым крупным аэродромом, потерянным Люфтваффе за время Харьковской операции советского Юго-Западного фронта: первым 13 мая был оставлен аэродром в Чугуеве, 15 мая были потеряны сразу два аэродрома – в Белгороде и Новой Водолаге, 17 мая советские танки ворвались на летное поле аэродрома Рогань. И это – не считая полевых площадок! Результат постоянного перебазирования истребительной авиации на более удаленные аэродромы (группы бомбардировщиков Ju 88А из KG 51 и Не 111 из KG 55 изначально базировавшихся на аэродромах Запорожья, Днепропетровска и Кировограда), потерь на оставляемых аэродромах неисправных самолетов и наземной техники не мог не сказаться на ходе воздушных боев. Где-то с 16 мая в небе к югу и востоку от Харькова произошел перелом – превосходство в воздухе здесь перешло к советским ВВС.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Бои на улицах Харькова. В АИ они могли начаться уже 18 мая

вернуться к меню ↑

Действия армейской группы генерала Бобкина на Змиевском направлении

Для ввода в прорыв на Змиев с южного направления командованием Юго-Западного фронта была выделена узкая полоса в районе Нижне-Русского Бишкина, занимая в РИ 47-й стрелковой дивизией 6-й Армии. В АИ 47-я стрелковая дивизия в полном составе была нацелена для действий в западном направлении с целью овладения Верхним Бишкином и последующим продвижением на Змиев вдоль западного берега реки Северский Донец. Полоса же 47-й стрелковой дивизии вдоль берега реки Северский Донец вниз по течению от места впадения в Донец речки Бишкин вплоть до Геевки в АИ передавалась 103-й стрелковой дивизии, которая выводилась из резерва 6-й Армии в первую линию за счет получения 6-й Армией в АИ 29-й стрелковой дивизии из Резерва Ставки ВГК.

Силами одного стрелкового полка 103-я стрелковая дивизия прикрывала выделенную ей в АИ полосу: один батальон занимал оборону фронтом на запад вдоль речки Бишкин, два других батальона были растянуты вдоль берега реки Северский Донец. Второй стрелковый полк дивизии также был выведен к берегу Северского Донца, но уже с принципиально иной целью – форсирования водной преграды и захвата плацдарма на восточном берегу реки в районе Черкасского Бишкина. Третий стрелковый полк дивизии находился во втором эшелоне (сосредотачивался хуторе Нижний Бишкин и в рощах южнее него, т.е. юго-западнее Геевки), его задачей было развитие успеха второго стрелкового полка на противоположном берегу реки и обеспечение ввода в прорыв кавалерийских корпусов. 2-й и 5-й кавалерийские корпуса сосредотачивались в районе Шебеленки в ожидании условий для ввода в прорыв на Змиев.

С целью обеспечения форсирования реки 103-й стрелковой дивизии придавались саперные подразделения армейского и фронтового подчинения и сводный танковый батальон, в котором были собраны все плавающие танки Юго-Западного фронта. Артиллерийскую поддержку дивизии оказывал 114-й минометный полк.

Общий замысел действий армейской группы состоял в том, чтобы, не имея достаточных сил для овладения крупными узлами сопротивления противника в Лимане и Андреевке, прикрываясь лесами на северо-восточном берегу реки Северский Донец, выйти в тыл Балаклейской группировке противника в районе Змиева и, тем самым, воспретить отход войск противника из Балаклеи в Харьков.

Форсирование реки силами стрелкового полка 103-й дивизии началось рано утром 12 мая. Артиллерийская подготовка велась силами артиллерийского полка и минометного дивизиона 103-й стрелковой дивизии, а также приданного дивизии 114-го минометного полка. Всего в артподготовке участвовало 62 орудия и миномета: 8 122-мм гаубиц, 16 76-мм дивизионных пушек и 38 120-мм минометов. Огневые средства стрелковых батальонов к артподготовке не привлекались – экономили боеприпасы для действий на противоположном берегу реки. Переправа пехоты и ее тяжелого вооружения (стрелковый полк за исключением станковых пулеметов имел полный комплект штатного вооружения: 4 76-мм полковые пушки, 6 45-мм противотанковых пушек и 24 82-мм минометов) осуществлялась на переправочных плотиках, заранее заготовленных приданными дивизии саперами в лесу между Нижне-Русским Бишкином и Геевкой. Там же саперы готовили материал для моста, который предстояло навести после захвата плацдарма для переправы основных сил 103-й дивизии и кавалерийских корпусов на тот берег.

Помимо саперов посильную помощь форсирующей Северский Донец пехоте оказывали и химики Юго-Западного фронта, которые поставили дымовую завесу, закрывающую район переправы от наблюдения со стороны опорного пункта противника в Андреевке. Кроме того, с целью дезориентации противника относительно истинного места переправы вниз по течению реки было поставлено еще несколько дымовых завес. «Подыгрывали» химикам в создании ложных переправ артиллеристы соседней 337-й стрелковой дивизии, батареи 76-мм пушек которой были специальным образом распределены по фронту и наносили огневые налеты по противоположному берегу.

Успеху в захвате плацдарма в районе Черкасского Бишкина не в последнюю очередь способствовал и отдельный батальон плавающих танков Т-40, специально собранных сюда из всех танковых частей Юго-Западного фронта. В иных условиях танки с противопульной броней уже не годились для наступательных действий на советско-германском фронте в 1942 году, но в данном случае растянутость обороны противника и ее опора на крупную водную преграду сыграли злую шутку с германскими «противотанкистами»: в районе переправы их было слишком мало – всего один взвод 37-мм пушек, позиции которых к тому же был заранее выявлены.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Плавающий танк Т-40

В общем, тщательные приготовления к форсированию Северского Донца не прошли даром – уже к полудню 12 мая передовой стрелковый полк 103-й стрелковой дивизии овладел восточной половиной Черкасского Бишкина и хутором Любовка к востоку от него, образовав плацдарм шириной 3,5 км и глубиной 1,5 км и выйдя к берегу озер перед Лиманом. Это позволило приступить к переправе еще одного стрелкового полка, который сосредоточил свои усилия на северо-западном направлении и, выбив остатки немецкого гарнизона из западной части Черкасского Бишкина, к вечеру продвинулся вдоль берега реки на 7 км, достигнув стыка лесов в районе восточнее хутора Коробов.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Форсирование водной преграды

Развивая успех 103-й стрелковой дивизии, командующий армейской группой генерал Бобкин вечером 12 мая отдал приказ на выдвижение 2-го кавалерийского корпуса, который в течении ночи сосредоточился в лесу северо-западнее Черкасского Бишкина.

В течении дня 13 мая 2-й кавалерийский корпус совершил 20-километровый марш вдоль Северского Донца, после чего сходу овладели районом Гениевка, Шелудовка. Оставив здесь две кавалерийских дивизии и корпусной танковый батальон (в АИ – 25 Т-60 и 10 Т-70) фронтом на юг целью блокады Балаклейской группировки противника, третью кавалерийскую дивизию при поддержке сводного батальона плавающих танков Т-40 командир 2-го кавалерийского корпуса направил на противоположный берег Северского Донца с целью занятия Мохначи.

Вслед за 2-м кавалерийским корпусом на восточный берег реки Северский Донец с раннего утра под прикрытием дымовых завес, закрывающих свеже построенный деревянный мост и войска на нем, переправился 5-й кавалерийский корпус. Двигаясь «в затылок» дивизиям 2-го кав.корпуса, части 5-го кав.корпуса остановились в районе железной дороги Балаклея – Харьков. На внутреннем кольце окружения обороной фронтом на юг была оставлена одна кавалерийская дивизия, а две другие дивизии при поддержке корпусного батальона легких танков по захваченному железнодорожному мосту переправились на западный берег Северского Донца и к исходу дня выбили подразделения 108-й венгерской легкопехотной дивизии из Зидьки и Будовки.

103-я стрелковая дивизия силами переправившихся на восточный берег Северского Донца двух стрелковых полков, артиллерийского полка, минометного дивизиона и приданного 114-го минометного полка в течение дня 13 мая блокировали противника в районе Лимана, выйдя на южные и западные берега окружающих его озер и обстреливая опорный пункт противника огнем артиллерии и минометов.

Днем 14 мая 5-й кавалерийский корпус полностью выбил венгерские части с северного берега реки Мжа, освободив Замостье и Чумужовку. В районе Чемужовки корпусу силами одной кавалерийской дивизии удалось переправиться на южный берег Мжи и, таким образом, выйти блокировать Змиев с севера. В этот же день танковая бригада 6-й Армии ударом в районе Дудковки рассекла основные силы 108-й легкопехотной дивизии (один пехотный полк которой уже был разбит в районе Верхнего Бишкина в первый день советского наступления) на две части, после чего окружаемые венгры начали массово сдаваться в плен.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Кавалеристы ведут бой

15 мая соединения армейской группы генерала Бобкина продвижения не имели – 5-й кавалерийский корпус «принимал» пленных венгров, а 2-й кавалерийский корпус и 103-я стрелковая дивизия были скованны блокадой Балаклейской группировки противника. В этот день части 51-го армейского корпуса предприняли попытку прорыва из района Андреевка, Балаклея в сторону Змиева. И хотя попытка прорыва в целом успешно была отражена войсками 28-й Армии генерала Рябышева, снимать кавалерийские дивизии с рубежа реки Северский Донец командующий фронтом маршал Тимошенко не решился. Однако по итогам боев под Андреевкой было разрешено 2-му кавалерийскому корпусу для обороны фронтом на юг оставить только одну 38-ю кавалерийскую дивизию, а 62-ю кавдивизию – переправить на северный берег, где организовать локтевую связь с частями 5-го кавалерийского корпуса.

Кроме того, в этот день из состава оперативной группы была исключена 103-я стрелковая дивизия, которая оставалась скованной боями по блокировке противника в районе Лиман. Вместо нее в подчинение Бобкина перешла 162-я стрелковая дивизия, переправившаяся к этому берегу через Северский Донец в районе Эсхара силами двух стрелковых полков.

День 16 мая в оперативной группе генерала Бобкина прошел в ожидании развития событий под Балаклеей (еще высока была опасность прорыва окружаемых войск противника через Змиевское направление на Харьков) и подготовке к продолжению наступления на север. В целом задержка с продвижением вперед благоприятно сказалась на снабжении войск группы – оторвавшиеся от баз снабжения в первые дни операции, кавалерийские дивизии смогли основательно пополнить запасы в преддверии следующего «скачка».

Наступление оперативной группы возобновилось утром 17 мая. К середине дня части 5-го кавалерийского корпуса вышли к реке Уды на участке Водяное, Красная Поляна и к вечеру заняли район Васищево, Лизогубовка, Шмаровка на северном берегу. 2-й кавалерийский корпус к исходу дня занял Терновое и Введенское, а передовыми отрядами – железнодорожную станцию Зеленый Колодезь. 162-я стрелковая дивизия, оставив один стрелковый полк в районе Эсхар, а второй на южном берегу реки Уда в Старо-Покровском, во второй половине дня заняла Ново-Покровское.

Таким образом, с учетом [5-й гвардейской] танковой бригады в Безлюдовке, войска Юго-Западного фронта к исходу 17 мая заняли позиции на северном берегу реки Уды на участке протяженностью почти 25 км.

вернуться к меню ↑

Ликвидация Балаклейского выступа силами 28-й Армии

Действия 28-й Армии в Харьковской операцией условно были разделены железной дорогой Купянск – Чугуев – Харьков. К северу от этой железнодорожной ветки в АИ в 13-километровой полосе действовали две стрелковые дивизии (38-я и 199-я) и две танковые бригады (одна тяжелая на танках КВ-1 и одна отдельная на танках Т-34), действия которых поддерживал один артполк РГК (18 152-мм орудий МЛ-20), один полк 120-мм минометов, один дивизион гвардейских минометов М-8 и один легкий артполк, вооруженный 76-мм пушками.

Соответственно ранее занимавшая оборону почти на 20-километровом участке от Базалеевки до Семеновки 199-я стрелковая дивизия «ужалась» вдвое, оставив за собой лишь оборону участка Базалеевка, Василенково. Располагающаяся напротив глубокого оврага, увенчанного опорными пунктами двух пехотных батальонов противника, 199-я стрелковая дивизия в предстоящей операции имела скромные задачи по сковыванию противника, в отличие от своего соседа слева – 38-й стрелковой дивизии, которая наносила удар в узкой 3-километровой полосе.

Южнее железной дороги в АИ действовали пять стрелковых дивизий, одна из которых (337-я) была отделена от основного района боевых действий рекой Северский Донец и активных задач на время операции не имела. На почти 33-километровом участке от Балаклеи до Худоярово (иск.) были сосредоточены четыре стрелковые дивизии (162-я, 277-я, 343-я и 304-я), тяжелая танковая бригада танков КВ-1, отдельный тяжелый огнеметный танковый батальон танков КВ-8, один артполк РГК (18 152-мм орудий МЛ-20), гаубичный артполк (12 122-мм советских и 105-мм немецких орудий), один дивизион гвардейских минометов М-8 и один легкий артполк, вооруженный 76-мм пушками. Причем большая часть этих сил (все, за исключением 304-й стрелковой дивизии) находилась в 18-километровой полосе от Бригадировки до Худоярово (иск.): в 12-километровой полосе наносили главный удар свежие 162-я и 227-я стрелковые дивизии, южнее также в 6-километровой полосе наносила вспомогательный удар более слабая 343-я стрелковая дивизия. Занимавшая почти 15-километровую полосу 304-я стрелковая дивизия должна была сковывать с фронта группировку противника, засевшую в Балаклее.

Занимавшая почти 25-километровую полосу по западному берегу реки Северский Донец 337-я стрелковая дивизия также активных задач в предстоящей операции не имела.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение войск 28-й Армии в АИ

Общий замысел наступления 28-й Армии в АИ заключался в том, чтобы ударом вдоль железной дороги Купянск – Чугуев – Харьков рассечь Балаклейскую группировку на две части, после чего подвижными соединениями захватить переправы через реку Северский Донец в районе Чугуева, а силами большей части стрелковых соединений окружить и уничтожить 44-ю пехотную дивизию в районе Балаклеи. В связи с этим события в Балаклейском выступе к северу и к югу от железной дороги имеет смысл рассмотреть отдельно.

Характер местности к северу от железной дороги предопределял рисунок наступления советских войск – большую часть полосы наступления правого фланга 28-й Армии перегораживал глубокий овраг, тянущийся от самого берега реки Северский Донец. Он оставлял лишь небольшой – чуть менее 3 км участок, пригодный для задействования танков. На нем и сосредоточил усилия своего правого фланга командарм-28 Рябышев. Прекрасно понимая, что подобная особенность местности будет использована противником, он распорядился за несколько суток до начала наступления в ходе ночных вылазок саперов обеспечить разминирование единственного танкодоступного направления.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Советские саперы готовят полосу грядущего наступления

Наступление 28-й Армии началось, как и на других участках фронта, около 6 часов утра 12 мая. Подчиненные Рябышеву войска достигли в этот день впечатляющих успехов, достойно поздравив своего командарма с прошедшим накануне днем рождения. Впрочем, по-другому и быть не могло – успех прорыва войсками 28-й Армии немецкой обороны зиждился на прочном фундаменте численного превосходства над противником.

Главный удар к северу от железной дороги на 3-километровом участке (строго говоря, расстояние от Николаевки до железной дороги даже меньше – около 2700 м) из района Худоярово наносила свежая 38-я стрелковая дивизия при непосредственной поддержке тяжелой танковой бригады, артиллерийского полка РГК, полка 120-мм минометов и двухбатарейного дивизиона гвардейских установок БМ-8. Задачей дня для ударной группы являлся выход в район Коробочкино, находившегося в 15 км от линии боевого соприкосновения войск, для чего следовало подавить опорный пункт противника в районе Николаевки.

199-я стрелковая дивизия имела «скромную» задачу по сковыванию левого фланга 523-го пехотного полка противника: одним стрелковым полком (усиленным артиллерийским дивизион артполка и минометным дивизионом дивизии) прикрывался район Базалеевки, вторым стрелковым полком (усиленным вторым артиллерийским дивизионом артполка) прикрывался район Василенково. Третий стрелковый полк также находился в районе Василенково, в его задачу входило обеспечение стыка с соседней 38-й стрелковой дивизией по мере ее продвижения вперед.

Артиллерийская подготовка к северу от железной дороги началась с залпа 82-мм РС по Николаевке, после чего в течение часа работала ствольная артиллерия приданного артполка РГК и собственного артполк 38-й стрелковой дивизии. Также по Николаевке работал дивизион артиллерийского полка 199-й стрелковой дивизии, минометный дивизион 38-й стрелковой дивизии и приданный 151-й минометный полк (второй дивизион артполка 199-й стрелковой дивизии и ее минометный дивизион обстреливали опорный пункт противника в районе Анновки). Перезарядившись за время работы ствольной артиллерии, 110-й отдельный гвардейский минометный дивизион дал второй залп, на этот раз собственно по полю между Николаевкой и железной дорогой, по которому и должны были наступать на Коробочкино советские танки и пехота.

Сдержать такую лавину войск вряд ли было возможно. 46 тяжелых танков КВ и 30 легких Т-60 давали плотность, вполне сопоставимую с Берлинской операцией весны 1945 года (см. рисунок) – формально данный показатель под Худоярово составлял 27,8 танков на километр фронта. Фактически плотность была несколько ниже: каждый танковый батальон наступал в полосе 900 метров, имея 15 танков КВ-1 в первом эшелоне и 10 Т-60 во втором, т.е. советские тяжелые танки шли с 60-метровыми интервалами. За стальной лавой шла советская пехота. Атакуя на узком участке, 38-я стрелковая дивизия выставила в первый эшелон два стрелковых полка из трех – на стрелковый батальон приходилось всего по 450 – 500 метров фронта (и не менее 10 КВ и 3 Т-60).

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Фрагмент из доклада маршала БТВ Ротмистрова об использовании танковых войск в Берлинской операции 1-го Белорусского фронта

В соответствии с первоначальным планом, после преодоления наиболее узкой части участка прорыва – между Николаевкой и железной дорогой – дальнейшее движение к Коробочкино должны были продолжить два стрелковых полка 38-й стрелковой дивизии при поддержке двух батальонов тяжелой танковой бригады. Третий танковый батальон должен был дождаться наступавший во втором эшелоне третий стрелковый полк, развернуться на север и атакой с тыла подавить очаги сопротивления в овраге, после чего продвигаться в общем направлении на Пушкарное, обеспечивая главные силы дивизии с правого фланга. При этом артиллерийскую поддержку двум стрелковым полкам, наступающим в первом эшелоне на Коробочкино должны были обеспечивать два дивизиона артполка дивизии (было проработаны как поддержка каждого стрелкового батальона своей артиллерийской батареей, так и сосредоточение огня всего дивизиона в интересах одного батальона или полка в целом), а третий стрелковый полк, действующий в районе Николаевки, должны были поддерживать 120-мм минометы минометного дивизиона 38-й стрелковой дивизии и приданного 151-го минометного полка. Тяжелая танковая бригада обеспечивалась поддержкой артполка РГК (аналогично были предусмотрены варианты как распределения 6-орудийных дивизионов полка между танковыми батальонам, так и сосредоточения огня всех трех дивизионов в интересах одного из батальонов). По мере продвижения ударной группы к Коробочкино, единственным средством ее огневой поддержки (кроме 76-мм и 45-мм пушек стрелковых полков) становились 152-мм орудия МЛ-20 артполка РГК, так как дивизионная артиллерия со своих позиций уже не доставала до Коробочкино.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

С весны 1942 года в Красной Армии началось массовое формирование минометных полков, вооруженных 120-мм минометами

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение дивизий и плановая задача стрелковых полков на первый день наступления

Однако, по мере преодоления рубежа Николаевки выяснилось, что нужды в зачистке южной части оврага силами целого стрелкового полка, да еще при поддержке батальона тяжелых танков нет – разрушения, вызванные артиллерийским огнем, были столь сильными, что здесь работа была преимущественно лишь у полковых санитаров да похоронной команды.

В этих условиях командарм-28 принял решение выдвинуть от Василенково к Николаевке не один стрелковый полк 199-й стрелковой дивизии, как это было предусмотрено первоначальным планом, а сразу два полка, оставив на прежних позициях только стрелковый полк в районе Базалеевки. Для подавления опорного пункта противника в районе Анновки теперь сосредотачивались оба дивизиона артполка 199-й стрелковой дивизии и ее минометный дивизион, для этой же цели дивизии передавался 151-й минометный полк. Выдвижение левого крыла 199-й стрелковой дивизии в составе сразу двух стрелковых полков, поддержанных полком 120-мм минометов, позволило блокировать район Пушкарное, Анновка и тем самым высвободить всю 38-ю стрелковую дивизию и лидирующую ее тяжелую танковую бригаду для действий в направлении Коробочкино.

Начав наступление в 7 часов утра, пехота 38-й стрелковой дивизии и поддерживающие их танки уже к полудню достигли района Коробочкино. И тут, вопреки ожиданиям штаба 28-й Армии, оказалось, что второй оборонительный рубеж 297-й пехотной дивизии проходит не здесь (сведениями о том, что 522-й пехотный полк располагается в Чугуеве советское командование не располагало – оно ожидало его ближе к линии боевого соприкосновения) и крупных сил противника в Коробочкино нет. В этих условиях, командиры 38-й стрелковой дивизии и тяжелой танковой бригады приняли следующее решение: закрепиться в Коробочкино силами двух стрелковых полков и одного танкового батальона, а с подходом артиллерийского полка дивизии – силами одного стрелкового полка и двух танковых батальонов продолжить движение вперед и атаковать Малиновку.

К 14 часам дня к Коробочкино подошла артиллерия 38-й стрелковой дивизии и 110-й отдельный гвардейский минометный дивизион. К этому же времени подтянулись тылы стрелковых батальонов, что с учетом выполнения первоначально поставленной задачи дня, позволило командирам дать возможность войскам получить горячий обед «ввиду отсутствия неприятеля». Первыми горячую пищу получили батальоны которым предстояло продолжить движение на Малиновку.

Наступление севернее железной дороги части 28-й Армии продолжили около 15.30. К этому времени план несколько изменился – к атаке на Малиновку было решено привлечь еще один стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии. Наступление велось по двум направлениям – вдоль автомобильной и вдоль железной дорог. На каждом участке атаковал стрелковый полк при поддержке одного танкового батальона и одного артиллерийского дивизиона.

При подходе советской пехоты к Малиновке наконец-то проявил себя противник – подразделения 522-го пехотного полка открыли шквальный пулеметный огонь, в результате чего наступление действовавших вдоль шоссе советских войск было приостановлено. Огнем танковых и дивизионных пушек пулеметные точки пытались подавить, но насыщенность обороны противника автоматическим стрелковым оружием была столь высока, что даже целый ряд прямых попаданий по ДЗОТам не мог обеспечить советской пехоте дальнейшее продвижение.

В то же время сопротивление на западной окраине Малиновки было слабее. Выявив это, туда был дан залп РСов и дополнительно направлен третий батальон танковой бригады, находившийся до этого в резерве в районе Коробочкино. Аргумент советской стороны оказался достаточно увесистым, оборона противника была прорвана, и пока стрелковый полк при поддержке одного танкового батальона начал продвигаться по улицам Малиновки с западных окраин к центру с целью содействовать продвижению соседа справа, наступавшего вдоль шоссе, третий танковый батальон тяжелой бригады с десантом мотострелков на борту рванул вдоль железной дороги к мосту через Северский Донец в Чугуев.

         Готовясь к проведению собственного наступления на Балаклейском направлении, командование 6-й немецкой армии уделяло большое внимание сохранению целостности мостов в Чугуеве. Однако очевидность исхода боя обороняющих мост подразделений 522-го пехотного полка с батальоном тяжелых советских танков вынудила немецких саперов взорвать железнодорожный мост. Неудача с попыткой ворваться в Чугуев на плечах отступающих немцев заставила советские войска сосредоточиться на зачистке от немецких войск Малиновки, что к исходу дня и было сделано – за противником остался лишь небольшой плацдарм перед автомобильным мостом, оборона которого держалась на огне расположенной в Чугуеве артиллерии.

         Таким образом, войска 28-й Армии севернее железной дороги, с одной стороны, перевыполнили план первого дня операции, овладев районом не только Коробочкино, но и Малиновкой. Левый фланг немецкой обороны в Балаклейском выступе перестал существовать – 523-й пехотный полк, по сути, был полностью разгромлен. С другой стороны, переправы через Северский Донец не удалось захватить невредимыми, а в самом Чугуеве оказался мощный узел сопротивления противника.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Фактическое продвижение войск 28-й Армии на Чугуевском направлении 12 мая

Впрочем, в рукаве у командования 28-й Армии был козырь, которым недавний именинник Рябышев в полной мере воспользовался 13 мая. Эшелоном развития успеха на Чугуевском направлении была отдельная танковая бригада танков Т-34, сосредоточенная в районе железнодорожной станции Шевченково. В соответствии с первоначальным планом операции ее планировалось задействовать после прорыва второго оборонительного рубежа противника, который, как ожидалось, проходил в районе Коробочкино. Однако отсутствие второго оборонительного рубежа противника в районе Коробочкино и использование для атаки на Малиновку войск первого эшелона 28-й Армии не означали, что эшелон развития успеха стоял на месте. Сообщение о занятии 38-й стрелковой дивизией Коробочкино послужило сигналом для бригады танков Т-34 и уже вечером 12 мая она совершила марш в район Коробочкино.

Утром 13 мая возобновились «лобовые» атаки сил 38-й стрелковой дивизии и поддерживающей ее тяжелой танковой бригады на Чугуев с юга со стороны Малиновки, которые и привлекли к себе основное внимание противника. В это время бригада танков Т-34 обошла Малиновку справа и атаковала Чугуев с востока со стороны Башкировки. В результате этого стремительного маневра был захвачен целым автомобильный мост через Северский Донец.

Успех танковой бригады на восточной окраине Чугуева был невозможен без не менее интересных событий к западу от города. Разумеется, что марш сотни танков и сотни грузовиков с батальоном мотопехоты и дивизионом 76-мм пушек не мог быть совершен незаметно для авиации противника. Однако, благодаря действиям 110-го отдельного гвардейского минометного полка истребителям Люфтваффе, базировавшимся на Чугуевском аэродроме, было не до разведывательных вылетов в интересах своей пехоты. Использование Чугуевского аэродрома противником не было секретом для советского командования и как только позволила обстановка в районе Малиновки, Рябышев сделал свой «ход конем». Оставив пехоту 38-й стрелковой дивизии с тяжелыми танками КВ, перестреливающимися через реку Северский Донец с немцами в Чугуеве, он приказал собрать сводный батальон танков Т-60, в задачу которого вошло сопроводить дивизион гвардейских минометов на северо-восточную окраину леса западнее Малиновки в район дач и дома отдыха, откуда гвардейские минометы, прямо с берега Северского Донца должны были сделать залп по Чугуевскому аэродрому. После чего 110-й отдельный гвардейский минометный дивизион передавался в состав войск, действовавших южнее железной дороги.

Разумеется, установки БМ-8 были не самым мощным и не самым дальнобойным средством, но иного под рукой у Рябышева не было. И хотя 82-мм снаряды не могли нанести серьезного вреда ни летному полю, ни технике на аэродроме (по дальности стрельбы БМ-8 едва дотягивали до середины аэродрома), но разрыв 288 снарядов, накрывших аэродром залпом буквально за пару минут ранним утром 13 мая, произвел неизгладимое впечатление на представителей Люфтваффе и не очень вежливо напомнил им о том, что пользоваться аэродромом, находящимся в зоне досягаемости артиллерии противника, не рекомендуется. В результате всё утро обозначенные выше представители Люфтваффе были озабочены спешным перебазированием на Харьковский аэродром и разведки на подступах к Чугуеву не вели.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Установка БМ-8-36

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Истребитель Люфтваффе на аэродроме Чугуева

Впрочем, свой козырь в рукаве имелся и у противника. Начало советского наступления вынудило командование 6-й немецкой армии задействовать резервы, которые предназначались для операции «Фридерикус» по срезанию советского Барвенковского выступа. Так, из Харькова для нанесения контрудара по советским наступающим войскам были выдвинуты 3-я и 23-я танковые дивизии, о существовании которых советское командование до начала операции совершенно не имело никаких данных. Сочтя более опасным советские войска, действующие со Старо-Салтовского плацдарма, германское командование бросило большую часть танковых сил навстречу войскам 38-й Армии Москаленко. Еще не располагая точными данными о масштабах разгрома 523-го пехотного полка и полагая, что советские войска удастся задержать на рубеже реки Северский Донец, немецкое командование отправило к Чугуеву только «пехотную» боевую группу 23-й танковой дивизии.  В ее состав вошли три мотопехотных батальона 23-й стрелковой бригады (один батальон 126-го моторизованного полка был придан «танковой» боевой группе на базе 201-го танкового полка), один танковый батальон, 128-й дивизион истребителей танков и гаубичный дивизион 128-го артиллерийского полка.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

23-я танковая дивизия выдвигается на фронт, май 1942 года

Первой задачей прибывшей в Чугуев боевой группы 23-й танковой дивизии стала ликвидация плацдарма на восточной окраине города, куда со стороны Башкировки ворвался мотострелковый батальон советской танковой бригады, поддержанный двумя ротами танков Т-60 (мост пострадал во время боев и без дополнительных подкреплений не мог обеспечивать переправу танков Т-34). Свои действия немцы начали с разрушения моста артиллерийским огнем, после чего предприняли ряд атак на плацдарм, занятый советскими войсками. К этому времени на западном берегу находились все три мотострелковые роты, пулеметная рота и рота ПТР мотострелкового батальона, на восточном берегу остались только минометная рота и тылы батальона. Также огнем с восточного берега поддерживали мотострелков танки Т-34 бригады.

Остальные новости 13 мая в полосе 28-й Армии севернее железной дороги были связаны со стрелковыми дивизиями. 199-я стрелковая дивизия, обжимая полукольцо полуокружения батальона противника в районе Анновка, Лебяжье, Пушкарное, силами двух стрелковых полков и обсыпая его огнем артиллерийских орудий и минометов, брать штурмом опорный пункт не стремилась – пулеметов и минометов у противника осталось, конечно, очень мало по сравнению с тем, что он имел двумя днями ранее, но всё равно достаточно много, чтобы нанести серьезные потери атакующей советской пехоте. Вместо этого, она высвободила третий стрелковый полк, который взял под контроль берег Северского Донца между Пушкарным и Коробочкино. В этих условиях третий стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии покинул Коробочкино и выдвинулся вслед за бригадой танков Т-34 в район восточнее Чугуева, где силами одного батальона захватил мост через Северский Донец и занял район Кочеток.

В ночь на 14 мая остатки батальона 523-го пехотного полка, оборонявшиеся в районе Анновка, переправились на противоположный берег Северского Донца и вошли в состав пока не тронутого советским наступлением 524-го пехотного полка 297-й пехотной дивизии. Этот полк силами двух батальонов оборонялся фронтом на север против 300-й стрелковой дивизии советской 38-й Армии, а силами третьего батальона – занимал оборону в районе Печенеги фронтом на восток. Вновь прибывший батальон должен был обеспечить оборону полка вдоль берега реки Северский Донец фронтом на юг.

Также ночью с 13 на 14 мая перегруппировку осуществила и советская сторона – артполк РГК, вооруженный 152-мм орудиями МЛ-20, был выдвинут в район Коробочкино.

День 14 мая в полосе 28-й Армии севернее железной дороги был связан преимущественно с боями за плацдарм, удерживаемый мотострелками советской танковой бригады на восточной окраине Чугуева. Ожесточенные бои за плацдарм длились до глубокой ночи и закончились почти полным уничтожением советского батальона – остатки батальона численностью около полутора сотен человек в районе 3 часов ночи переплыли Северский Донец и вышли в расположение своей бригады.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Подбитый танк Т-60 на улицах Чугуева

Остальные изменения свелись к следующему. За счет ухода остатков 523-го пехотного полка из-под Анновки удалось увеличить полосу 199-й стрелковой дивизии почти до самого плацдарма у Кочетка, в результате чего несколько уплотнились позиции 38-й стрелковой дивизии напротив Чугуева. Но принципиально это уже не могло изменить положение дел: возможностей для захвата плацдармов в районе Чугуева советские войска уже не имели, и даже расширять плацдарм у Кочетка было нечем. Отсутствие тяжелых переправочных парков, да и невозможность их наведения под огнем Чугуевской группировки противника сделали бессмысленным дальнейшее пребывание здесь тяжелой танковой бригады, и генерал Рябышев развернул танки КВ в сторону Балаклеи. В ночь на 15 мая бригада перешла в район Моспаново.

В целом, 15 и 16 мая противоборствующие стороны в районе Чугуева провели в состоянии некоторого «позиционного тупика»: советские войска уже не могли ни захватывать новых плацдармов, ни пытаться развить успех с ранее захваченных (если быть точнее, то следует писать в единственном числе – плацдарм у Кочетка был один), у немецких же войск сил хватало только на то, чтобы не дать русским захватить новые плацдармы, но ни о какой ликвидации плацдарма у Кочетка речь уже не шла. Всё, что могли себе позволить себе немцы под Чугуевым, это остатками 522-го пехотного полка (около двух батальонов пехоты и два гаубичных дивизиона артполка 297-й пехотной дивизии) оборонять южную окраину Чугуева и подходы к городу с запада (до рубежа речки Студенок), одним мотопехотным батальоном «пехотной» боевой группы 23-й танковой дивизии оборонять восточную окраину Чугуева, вторым – сдерживать советские войска на плацдарме у Кочетка от удара на Чугуев с северо-востока, третий мотопехотный и танковый батальон боевой группы – иметь в резерве на случай «неожиданностей». Советская сторона распределила танковые батальоны бригады Т-34 между стрелковыми полками 38-й стрелковой дивизии, обложившей Чугуев с юга и востока, а артиллерийским дивизионом танковой бригады был усилен плацдарм у Кочетка (орудия одной батареи были развернуты на юго-запад в сторону Чугуева, второй – на восток в сторону Печенеги, третья батарея находилась на южном берегу).

Тем не менее, сложившийся под Чугуевым «клинч» в целом устраивал советскую сторону. Дело в том, что, «соблазнившись» на массу советских танков, противник бросил к Чугуеву практически все свои резервы, которыми располагал к юго-востоку от Харькова, оставив без прикрытия огромную полосу от Змиева до Эсхара. В результате итог яростных атак боевой группы 23-й танковой дивизии на позиции героического мотострелкового батальона советской танковой бригады для германской стороны стал нулевым, если не отрицательным, ибо удержание Чугуева уже не имело никакого значения в условиях растущих, как грибы после дождя, всё новых советских плацдармов в районе Змиева.

Вечером 16 мая, в связи с выходом 6-й советской армии на ближние подступы к Харькову, командование 6-й немецкой армии дало приказ на срочный отвод всех войск, сражающихся к востоку от города, непосредственно в Харьков. В результате 17 мая Чугуевская группировка противника перестала существовать. В более или менее полной форме выполнить приказ об отходе удалось боевой группе 23-й танковой дивизии, которой удалось проскочить в районе Рогани через еще неплотное кольцо окружения, формируемое советскими танковым и кавалерийским корпусами. Сложнее обстояли дела у 522-го пехотного полка 297-й пехотной дивизии, который имел меньшую скорость передвижения и при прорыве понес существенные потери. Но хуже всего пришлось 524-му пехотному полку той же дивизии – прямой путь к еще не перекрытому советскими войсками выходу из окружения в районе южнее Рогани преграждал плацдарм 38-й стрелковой дивизии у Кочетка, выход же через Пятницкое, Тетлегу, Зарожное был слишком длинным. В итоге, «отсидевшийся в забвении» на протяжении первых пяти дней советского наступления 524-й пехотный полк на шестой день испытал шквальный огонь русских орудий, пулеметов и минометов под Кочетком, а на восьмой день сдался в плен в районе Тетлега, Зарожное.

С отходом войск противника 38-я стрелковая дивизия заняла Чугуев.

Несколько иначе развивались события в полое 28-й Армии южнее железной дороги. С левого фланга ударную группу, наступающую на Чугуев, поддерживала 162-я стрелковая дивизия. Подобно 38-й стрелковой дивизии она имела два стрелковых полка в первом эшелоне, каждый из которых поддерживался огнем артиллерийского дивизиона артполка дивизии и лидировался батальоном тяжелой танковой бригады. Кроме того, в интересах дивизии действовало два дивизиона артполка РГК (по 6 152-мм орудий МЛ-20 в каждом дивизионе) и батарея 82-мм РС 206-го отдельного гвардейского минометного дивизиона, а правофланговый стрелковый полк дивизии дополнительно усиливался дивизионом 120-мм минометов из состава самой дивизий. Задачей дивизии, имевшей первоначальную полосу наступления 4 км, было преодоление опорного пункта правофлангового батальона 523-го пехотного полка в районе Ново-Гнилица и выход к исходу первого дня операции на рубеж Граково, Моспаново.

Наступавшая южнее 277-я стрелковая дивизия силами своего левофлангового стрелкового полка должна была сковать боем 132-й пехотный полк противника с фронта в районе южнее Семеновки, силами центрального стрелкового полка – атаковать 132-й пехотный полк противника с севера в районе севернее Семеновки, а силами правофлангового стрелкового полка выйти в район Волчий Яр для обеспечения стыка со 162-й стрелковой дивизией. 277-ю стрелковая дивизия при этом усиливалась третьим танковым батальоном тяжелой танковой бригады (15 КВ-1 и 10 Т-60), третьим дивизионом артполка РГК (6 152-мм орудий МЛ-20) и второй батареей РС 206-го отдельного гвардейского минометного дивизиона.

Южнее 277-й стрелковой дивизии в районе Бригадировка действовала 343-я стрелковая дивизия, которая при поддержке отдельного огнеметного тяжелого танкового батальона (12 огнеметных танков КВ-8 и 10 обычных КВ-1) и 870-го гаубичного артполка (9 122-мм советских и 3 105-мм трофейных гаубицы) должна была атаковать 132-й пехотный полк противника в районе Волхов Яр с юго-западного направления.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Тяжелый огнеметный танк КВ-8

Находящиеся к востоку и югу от Балаклеи 304-я и 337-я стрелковые дивизии соответственно активных задач в первый день операции не имели, их целью было сковать боем силы 44-й пехотной дивизии противника на период окружения и не дать им организованно отойти на Змиев.

Как и к северу от железной дороги, первыми шагами грядущего наступления стали ночные работы саперов по обезвреживанию минных заграждений на нейтральной полосе на пути наступления тяжелых танков.

Артиллерийская подготовка началась в 6 утра 12 мая с залпа РС по опорным пунктам противника, затем в течение часа работала ствольная артиллерия, завершившаяся вторым залпом РС, после которого началась атака тяжелых танков бригады и пехоты стрелковых дивизий.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Советская пехота поднимается в утреннюю атаку

Наступление 162-й стрелковой дивизии развивалось в целом в соответствии с планом. Чуда не произошло – опорный пункт немецкого пехотного батальона не выдержал атаки такого сосредоточения сил и средств. Правофланговый стрелковый полк 162-й стрелковой дивизии при поддержке батальона тяжелой танковой бригады к полудню выбили остатки правофлангового батальона 523-го пехотного полка их Ново-Гнилицы, а к 14 часам – из Граково. Левофланговый стрелковый полк 162-й стрелковой дивизии с батальоном тяжелых танков к этому времени вышел к Моспаново, бои за которое шли до самого вечера. Третий стрелковый полк 162-й стрелковой дивизии, который первоначально находился во втором эшелоне, потом обеспечивал левый фланг дивизии к северу от Михайловки, а затем по мере расхождения стрелковых полков первого эшелона стал выдвигаться в стык между ними на поле между Граково и Моспаново.

Наступление соседних 277-й и 343-й стрелковых дивизий развивалось не столь стремительно. Правое крыло 277-й дивизии довольно быстро снес первую линию обороны 132-го пехотного полка, но к полудню противнику удалось затормозить продвижение советских войск в районе хуторов Михайловка и Ивановка. 343-я стрелковая дивизия к этому времени смогла выбить очистить от противника юго-восточную часть Волхового Яра, но из-за того, что тяжелые танки не могли преодолеть реку Балаклейка, пехота дальше продвинуться не могла.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к середине дня 12 мая в АИ

В итоге было принято решение в 14 часов начать повторную артиллерийскую подготовку. По позициям противника в районе Михайловки огонь вели артиллерийские полки и минометные дивизионы 162-й и 277-й стрелковых дивизий, а также дивизион РС, утром работавший севернее железной дороги, по Волхову Яру работали огневые средства 343-й стрелковой дивизии и приданные 28-й Армии артполки и «южный» дивизион РС. Первой успех пришел 277-й стрелковой дивизии, а окончательный крах обороны левого крыла 132-го пехотного полка сделало бессмысленным дальнейшее удержание Волхового Яра. В результате к вечеру первого дня советского наступления остатки 132-го пехотного полка отошли на рубеж оврага в районе Червоного Яра, прикрыв главные силы 44-й пехотной дивизии с севера. 277-я стрелковая дивизия вышла в район Волчьего Яра, а 343-я стрелковая дивизия стала свое правое заворачивать фронтом на юг, нацеливаясь на Червоный Яр.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к вечеру 12 мая в АИ

Говоря о действиях противника на Балаклейском направлении в АИ, следует отметить переброску сюда 211-го пехотного полка 71-й пехотной дивизии. В РИ данный полк был совместно с 3-й танковой дивизией задействован в контрударах по советским войскам, наступающим со стороны Старого Салтова. В АИ сведения о советских танках, выдвигающихся со стороны Купянска и последующее наступление Красной Армии на Чугуев вынудили немецкое командование направить 211-й пехотный полк вслед за остальными частями дивизии в Балаклейский выступ. Если бы командование 6-й немецкой армии могло предвидеть масштабы советского наступления, то, вероятно, оно бы предпочло оставить данный пехотный полк на тыловом рубеже 51-го армейского корпуса на участке Змиев – Чугуев. Однако, традиционное пренебрежение к противнику сыграло с немцами злую шутку – они собственноручно направили полк, который мог если не предотвратить, то точно уменьшить масштабы грядущей катастрофы, прямо в жерло Балаклейской бойни…

13 мая 162-я стрелковая дивизия при поддержке одного батальона тяжелой танковой бригады продолжила движение вдоль железной дороги, обеспечивая стык с действующей севернее 38-й стрелковой дивизией, и к полудню овладела районом Гнилица.

277-я стрелковая дивизия в течение ночи приняла полосу левого фланга 162-й стрелковой дивизии в районе Моспаново и на второй день операции при поддержке второго батальона тяжелой танковой бригады должна была нанести удар из района Моспаново, Волчий Яр в общем направлении на Андреевку с тем, чтобы окружить 44-ю пехотную дивизию противника в Балаклее по рубежу реки Крайняя Балаклейка. Однако в районе Благодатной советская дивизия подверглась фланговому удару 211-го пехотного полка 71-й пехотной дивизии и до конца дня дальше продвинуться не могла. Именно сюда срочно перебрасывался 110-й отдельный гвардейский минометный дивизион, который утром этого дня обстрелял Чугуевский аэродром.

Однако к востоку от реки Крайняя Балаклейка наступление левого фланга 277-й стрелковой дивизии и правого фланга 343-й стрелковой дивизии, поддержанных соответственно третьим батальоном тяжелой танковой бригады и отдельным огнеметным тяжелым танковым батальоном, развивалось более успешно – советские войска достигли рубежа Петровское, Ново-Николаевка, хотя до исхода дня овладеть ими так и не сумели. Оборону здесь держали два срочно переброшенных батальона из состава 194-го пехотного полка 71-й пехотной дивизии из района Пришиб и 131-го пехотного полка 44-й пехотной дивизии из района Балаклея. Также за противником оставался район Червоного Яра, обороняемого силами 134-го и остатков 132-го пехотного полка.

304-я стрелковая дивизия, не смотря на ведение сильного огня по противнику в районе Балаклеи, продвижения ни в первый, ни второй день операции не имела.

Несколько иначе обстояли дела у левофланговой дивизии 28-й Армии. Пользуясь неизбежной пассивностью противника на рубеже реки Северский Донец, командир 337-й стрелковой дивизии в прямом смысле слова «размазал» вдоль своей 25-километровой полосы силы двух стрелковых полков, усиленных двумя артиллерийскими дивизионами артполка. За счет этого в районе Меловой он сосредоточил третий стрелковый полк, который при поддержке минометного дивизиона форсировал Северский Донец и занял плацдарм между Андреевкой и Лагери напротив Пришиба. И хотя физически перекрыть автомобильную и железную дороги из Балаклеи в Змиев не удалось, движение по этим дорогам было взято под огневой контроль.

Не менее выдающегося результата к вечеру второго дня операции достигла и 162-я стрелковая дивизия, двигавшаяся в оперативной пустоте. Во второй половине дня она силами усиленного стрелкового полка совершила рывок из района Гнилица к реке Северский Донец в районе поселка Эсхар. Сосредоточив усилия не таких уж и многочисленных сил на тыловом оборонительном рубеже, германское командование пыталось удержать ключевые точки на реке Северский Донец – Змиев и Чугуев. Однако оборонять пространство между ними немцам было физически нечем. В результате передовой стрелковый полк советской 162-й стрелковой дивизии беспрепятственно форсировал Северский Донец в районе Эсхара и занял «стратегически» важный объект – электростанцию, давшую название поселку. Размещение артиллерийских наблюдателей в высоком и прочном здании электростанции позволяло взять под огневой контроль всю прилегающую к Чугуеву местность. Именно поэтому в ночь на 14 мая артиллерийский полк РГК, вооруженный 152-мм орудиями МЛ-20, был выдвинут в район Коробочкино.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Здание ГРЭС-2 в Эсхаре в наши дни

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к исходу 13 мая в АИ

14 мая продвижение войск 28-й Армии южнее железной дороги было относительно скромным, что во многом было связано с силой сопротивления окружаемых под Балаклеей 44-й и 71-й пехотных дивизий противника.

         Не завершив задачу по окружению Балаклейской группировки противника, командарм-28 собрал, наконец, все танковые батальоны тяжелой танковой бригады, до этого распределенные между разными стрелковыми дивизиями, в одном месте – на правом фланге 277-й стрелковой дивизии. Это позволило выбить подразделения 211-го пехотного полка из Благодатной и продвинуться в направлении Андреевки. И хотя кольцо окружения не было замкнуто и в этот день (если, конечно, не брать в расчет кавалерийские дивизии группы генерала Бобкина, перекрывающие пути отхода противника на рубеже реки Северский Донец), но теперь дорога на Змиев находилась в пределах досягаемости дивизионной артиллерии подчиненных генерала Рябышева: от Благодатной до железнодорожной станции Донец было всего 7 км. Да и естественных рубежей, удобных для занятия обороны, у немцев уже не было до самой Андреевки.

На левом фланге 277-й стрелковой дивизии и в полосе 343-й дивизии существенных изменений не произошло. После убытия одного из двух батальонов тяжелых танков, советская пехота здесь смогла лишь немного улучшить свои позиции на подступах к Петровскому и Ново-Николаевке.

В то же время снятие одного из батальонов 131-го пехотного полка с обороны восточной окраины Балаклеи для организации обороны к северу от города привело к тому, что на третий день наступления наконец-таки смогла продвинуться вперед 304-я стрелковая дивизия, подразделения которой закрепились на восточной окраине города. Также части 304-й стрелковой дивизии продвинулись и на стыке 131-го и 134-го пехотных полков в районе Вербовки, но преодолеть рубеж реки не смогли.

162-я стрелковая дивизия, оставив в районе Скрипаи, Гнилица один стрелковый полк фронтом на юг (на случай прорыва окружаемых под Балаклеей войск противника), расширила захваченный накануне плацдарм у Эсхара, переправив на северный берег второй стрелковый полк, и обеспечила тем самым локтевую связь с частями 2-го кавалерийского корпуса. Артиллерийский полк дивизии был сосредоточен в лесах на южном берегу реки Северский Донец.

С учетом того, что 103-я стрелковая дивизия до сих пор не имела успеха в ликвидации опорного пункта противника в районе Лиман (слишком узкие межозерные дефиле позволяли противнику сдерживать советскую дивизию силами всего одного батальона), было принято решение эту стрелковую дивизию передать в состав 28-й Армии. Вместо нее в оперативную подчинение генерала Бобкина переходила 162-я стрелковая дивизия, уже действующая между реками Северский Донец и Уды.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к исходу 14 мая в АИ

15 мая события в районе Балаклейского «котла» буквально «кипели».

Во-первых, в связи со сдачей венграми Змиева, германское командование осознало бесперспективность дальнейшего удержания района Балаклеи. Назревающая катастрофа под Харьковом уже не оставляла никаких надежд на осуществление «Фридерикуса» силами 6-й немецкой армии, напротив – срочно требовались войска для обороны самого Харькова. А взять их было негде. В итоге 51-му армейскому было разрешено прорываться к Харькову. Для этого в район Андреевки перебрасывались 134-й пехотный полк, до этого успешно оборонявшийся против не очень активно наступавших советских войск в районе Яковенково, и батальон 131-го пехотного полка из Балаклеи. Они совместно со 191-м пехотным полком должны были составить ударное ядро под управлением командования 71-й пехотной дивизии, которое бы пробивало путь на Харьков через кавалерийскую завесу русских у Змиева. Управление 44-й пехотной дивизии должно было возглавить остальные силы, организовав на время прорыва оборону от наседающих с фланга и тыла русских стрелковых дивизий.

Однако, за ночь изменения произошли и у советской стороны, которая осуществила переброску из-под Чугуева второй тяжелой танковой бригады. В результате этих двух факторов днем 15 мая к северу от Андреевки и произошло встречное сражение советских танковых и немецких пехотных частей, итогом которого стало замыкание внутреннего кольца окружения вокруг Балаклейско-Андреевской группировки противника. Эпичности картине разгрома прорывающейся из окружения немецкой пехоты добавило то, что артиллерийскую поддержку советским тяжелым танкам осуществляли два дивизиона «Катюш».

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к исходу 15 мая в АИ

16 мая в районе Балаклеи и Андреевки, по сути, началась уже агония окружаемых немецких войск. Снятие с восточного фаса обороны 134-го пехотного полка и батальона 131-го пехотного полка для прорыва, а перед этим – еще одного батальона 131-го пехотного полка для обороны фронтом на север, привело к краху обороны Балаклеи. На сузившихся участках наступления части 304-я стрелковые дивизии быстро сломили сопротивление немногочисленных немецких заслонов и полностью освободили район Балаклеи от противника.

Отход противника из района Яковенково позволил частям 343-й стрелковой дивизии сместиться правее, в результате чего наконец-таки подразделения 134-го пехотного полка были выбиты из Петровского.

Смещение полосы 343-й стрелковой дивизии также позволило полностью сосредоточить усилия 277-й стрелковой дивизии к западу от Петровского на северных подступах к Андреевке. Это в свою очередь позволило высвободить одну танковую бригаду для удара в тыл по опорному пункту противника в районе Лиман.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к исходу 16 мая в АИ

Уничтожение противника в Лимане позволило 17 мая выдвинуть 103-ю стрелковую дивизию к Андреевке. После чего 277-я стрелковая дивизия при поддержке тяжелой танковой бригады нанесла рассекающий удар по окруженной группировке противника, разорвав «котел» на две части. 18 мая сопротивление остатков 51-го корпуса в районе Андреевка и в районе Пришиб прекратилось.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 28-й Армии к исходу 17 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Фотографии «Фронтовой иллюстрации», сделанные в мае 1942 года в РИ – немецкие военнослужащие, взятые в плен в ходе советского наступления на Харьков

вернуться к меню ↑

Наступление войск 38-й Армии на Харьков

Общий замысел действий войск Юго-Западного фронта и войск противника к востоку от Харькова в АИ в целом соответствовал РИ. Однако, на реализацию этого замысла оказали серьезное влияние изменения, введенные в АИ.

Что касается советских войск, то основные изменения были связаны со следующими вещами. Во-первых, в связи с проведением наступления 28-й Армии против Балаклейской группировки противника относительно РИ в АИ была несколько ослаблена артиллерийская составляющая войск, наступавших со Старо-Салтовского плацдарма. Это, разумеется, должно несколько снизить темпы продвижения советских войск в первые дни наступления. Во-вторых, существенному изменению подвергся состав танковых бригад, поддерживающих наступление советских стрелковых дивизий. Это, как будет показано ниже, наоборот, приведет к улучшению хода событий относительно РИ. В-третьих, при полном сохранении относительно РИ первого эшелона стрелковых дивизий, наступающих на Харьков, в АИ кардинально изменен состав эшелона развития успеха – вместо двух стрелковых дивизий, мотострелковой бригады и кавалерийского корпуса здесь будет действовать танковый корпус.

Изменения для немецкой стороны носят в АИ более радикальный характер. Во-первых, наступление войск 21-й Армии Воронежского фронта на Белгородском направлении лишит противника возможности задействовать части 57-й, 75-й, 88-й и 168-й пехотных дивизий для контрудара по северному фасу советской ударной группировки. Во-вторых, для контрудара по южному фасу советской группировки немцы не смогут задействовать 131-й пехотный полк 44-й пехотной дивизии и 191-й и 211-й пехотные полки 71-й пехотной дивизии, которые в РИ поддерживали атаки 3-й и 23-й танковых дивизий, а в АИ окажутся скованными боями в районе Балаклейского выступа (также в РИ к контрудару по южному фасу советских войск на Старо-Салтовском плацдарме задействовались, как минимум, 1-й батальон 523-го пехотного полка и 3-й батальон 522-го пехотного полка, которые в АИ будут в АИ фактически уничтожены наступлением 28-й Армии на Чугуев). Более того, на Чугуевское направление вместо Старо-Салтовского в АИ придется перенаправлять, как минимум, часть 23-й танковой дивизии. Всё это, вместе взятое, существенно усложнит противнику задачу по недопущению войск Красной Армии в Харьков с востока.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение войск 38-й Армии в АИ

Итак, подобно другим армиям Юго-Западного направления и РИ, утром 12 мая после артиллерийской подготовки, длившейся около часа, восемь стрелковых дивизий 38-й Армии (находящаяся на левом фланге армии 300-я стрелковая дивизия активных действий не вела) при поддержке 245 танков (92 КВ-1, 53 М3ср, 100 Т-60) и шести артиллерийских полков РГК (без учета трех полков ПТО, оснащенных 76-мм пушками) и полка «катюш» перешли в наступление на более чем 30-километровом участке периметра Старо-Салтовского плацдарма. Таким образом, средняя ширина полосы наступления стрелковой дивизии составляла около 4 км, и это позволяло, подобно другим армиям, участвующим в наступлении, строить боевые порядки дивизий в два эшелона. В первом эшелоне действовали два стрелковых полка, каждый из которых поддерживался огнем одного из дивизионов артиллерийского полка дивизии, третий стрелковый полк дивизии находился во втором эшелоне и выступал в роли резерва.

Основной удар в центре со стороны Старого Салтова в направлении на Непокрытую и Перемогу наносили 226-я и 13-я гвардейская стрелковые дивизии, поддержанные тяжелой бригадой танков КВ каждая. По одному батальону этих бригад придавалось действующим севернее со стороны Верхнего Салтова на Байрак 244-й и южнее – со стороны Молодовое на Песчаное 124-й стрелковым дивизиям. Главной задачей наступающих здесь войск было овладение танкодоступными участками местности в районе Перемоги и Федоровки, через которые в последующем планировалось вводить в прорыв танковый корпус. Дело в том, что советские и немецкие войска в районе Старо-Салтовского плацдарма были разделены долиной реки Большая Бабка, представляющей собой овраг глубиной около 80 метров и шириной до 3 км. Противоборствующие стороны размещались на высотах по обе стороны этой лощины, и простой спуск к реке без выбивания противника с высот на противоположном берегу не имел смысла. Успех советского наступления строился на внезапности и мощности первого удара, благо леса на западном берегу Северского Донца позволяли скрытно накопить достаточное количество сил и средств.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Рельеф местности под Харьковом серьезно влиял на положение сторон и продвижение войск

Южнее действовала 81-я стрелковая дивизия. Она находились в схожих условиях и должна была овладеть селом Большая Бабка. Более слабое состояние коммуникаций в этом районе предопределили невозможность использования здесь тяжелых танков КВ, и дивизию поддерживала танковая бригада, оснащенная американскими средними танками М3ср и советскими легкими танками Т-60.

На северном фасе Старо-Салтовского плацдарма в лесном массиве между Рубежные и Старица действовали 169-я, 175-я и 227-я стрелковые дивизии. Несмотря на отсутствие столь глубоких оврагов, перпендикулярных направлению наступления советских войск, танковой поддержки эти дивизии в АИ не имели, так как действующая здесь в РИ 10-я танковая бригада в АИ передана 21-й Армии Воронежского фронта для проведения Белгородской операции, а больше «свободных» танковых бригад в АИ на Юго-Западном направлении не имелось. Здесь же, на муромском направлении, обороняемом частями 79-й пехотной дивизии противника, наступали левофланговые стрелковые дивизии 21-й Армии соседнего Воронежского фронта – 293-я и 76-я.

  Со стороны противника нашим войскам здесь почти 40-километровом участке противостояли шесть пехотных полков 294-й и 79-й пехотных дивизий. Естественно, что при таких соотношениях сил и средств наступающей стороны и плотностях обороняющихся войск противника чуда произойти не могло – немецкая оборона была прорвана фактически на всем протяжении фронта. Глубина продвижения советских войск не носила какого-то иррационального характера и в общем случае была пропорциональна приданным тем или иным стрелковым дивизиям средствам усиления. Наибольшего продвижения – до 6 – 10 км – достигли 13-я гвардейская и 226-я стрелковые дивизии, овладевшие к исходу первого дня наступления населенными пунктами Перемога и Непокрытая соответственно.

Южнее 124-я стрелковая дивизия овладела Песчаным, а 81-я – Большой Бабкой. Севернее 244-я стрелковая дивизия овладела районом Байрак. А вот не имевшие танковой поддержки 169-я и 175-я стрелковые дивизии по итогам дня смогли отчитаться лишь незначительным (не более километра) продвижением в направлении на Терновую. Впрочем еще севернее 227-я и 293-я стрелковые дивизии, несмотря на отсутствие танков, но пользуясь чрезмерной растянутостью подразделений 226-го пехотного полка противника и лесистой местностью, смогли существенно потеснить немцев, причем 293-я стрелковая дивизия при этом форсировала Северский Донец и захватила большой плацдарм на его западном берегу.

Противник, хотя и отступил по всему фронту (кроме района Терновой), но сохранил целостность обороны и главное – начал переброску тщательно подготавливаемых для собственного наступления резервов – 3-я и 23-я танковые дивизии вместо «срезания» Барвенковского выступа советских войск в рамках операции «Фридерикус» 12 мая были направлены из Харькова в направлении Старого Салтова для отражения советского наступления.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 38-й Армии 12 мая в АИ

Перебрасывала танковые резервы и советская сторона. Успешное преодоление наступающими войсками 38-й Армии района Перемога, Федоровка позволили советскому командованию уже по итогам первого дня операции дать команду на выдвижение танкового корпуса из резерва на Старо-Салтовский плацдарм.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Немецкие танки на марше

13 мая с прибытием 3-й и 23-й немецких танковых дивизий обстановка в полосе наступления советской 38-й Армии резко изменилась. Предпринявшие попытку развития вчерашнего успеха 226-я, 124-я и 81-я стрелковые дивизии были сами внезапно атакованы крупными танковыми частями противника. В результате ожесточенных встречных боев, длившихся весь день, советские войска левого крыла 38-й Армии продвижения вперед не имели, а в полосе 81-й стрелковой дивизии даже были отброшены назад на восточный берег реки Большая Бабка (хотя сам населенный пункт благодаря танковой бригаде и, прежде всего, ее дивизиону 76-мм пушек удалось удержать).

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Немецкий контрудар в районе Большой Бабки

Однако успех немцев в сдерживании советского наступления был ограничен лишь южным фасом Старо-Салтовского плацдарма, а севернее Непокрытой поддерживать откатывающуюся назад пехоту немцам было уже нечем. В результате 13-я гвардейская стрелковая дивизия при поддержке двух батальонов тяжелой танковой бригады продолжила движение вперед и отбросила остатки 513-го пехотного полка на рубеж Петровское, Михайловка. Третий стрелковый полк, до этого находящийся во втором эшелоне, командир дивизии полковник А.И. Родимцев был вынужден выдвинуть на левый фланг фронтом на юг для обеспечения стыка с остановленной 226-й стрелковой дивизией. 244-я стрелковая дивизия, поддерживая третьим батальоном тяжелой танковой бригады, на второй день наступления отбросила правый фланг 429-го пехотного полка на рубеж Веселое, Нескучное. Центральный батальон 429-го пехотного полка остался в Терновой, где его постепенно окружали части 169-й и 175-й стрелковых дивизий. Пока 293-я стрелковая дивизия соседней 21-й Армии продвигалась на Муром, 227-я стрелковая дивизия 38-й Армии наступала в свободном пространстве стыка между 226-м и 429-м пехотным полками 79-й пехотной дивизии, вытесняя левофланговые подразделения 429-го полка в район Безбожного.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 38-й Армии 13 мая в АИ

Данная тенденция сохранилась и 14 мая. В районе Непокрытая, Песчаное, Большая Бабка шли ожесточенные бои между советскими 226-й, 124-й и 81-й стрелковыми дивизиями, поддерживаемыми остатками двух танковых бригад, с одной стороны, и частями 3-й и 23-й немецких танковых дивизий, усиленных 530-м и 514-м пехотными полками 294-й пехотной дивизии. Поскольку советскому командованию уже в первый день немецкого контрудара удалось выяснить, что левому флангу 38-й Армии противостоят части сразу двух танковых дивизий, то уже к утру 14 мая сюда были переброшены все противотанковые резервы армии – 468-й, 507-й и 738-й артиллерийские полки, имевшие в общей сложности около полусотни 76-мм пушек.

Однако главный козырь – переброшенный на Старо-Салтовский плацдарм танковый корпус – командование Юго-Западным направлением требовало использовать для основной цели операции – наступления на Харьков. Лишь мотострелковую бригаду корпуса, имевшую в АИ в своем составе дивизион 76-мм пушек, было разрешено оставить в резерве для прикрытия жизненно важного района Перемога, Федоровка, так как от коммуникаций, проходивших здесь к Старому Салтову, во многом зависело снабжение всей группировки войск.

Результат же от ввода в бой сразу трех танковых бригад не заставил себя долго ждать: 13-я гвардейская стрелковая дивизия овладела населенными пунктами Петровская, Михайловка, 244-я стрелковая дивизия овладела населенным пунктом Веселое, а 169-я стрелковая дивизия – Нескучное. Причем обе последние дивизии успели к исходу дня захватить плацдармы на северо-западном берегу реки Муром. 175-я стрелковая дивизия, не имевшая танковой поддержки, овладела частями населенных пунктов Зеленый, Безбожный, Муравлево, расположенными на юго-восточном берегу реки Муром, но саму реку форсировать не успела. При этом часть сил 169-й и 175-й стрелковых дивизий (по одному стрелковому полку и минометному дивизиону от каждой дивизии) оставались в тылу, блокируя окруженный гарнизон Тероновой. 227-я стрелковая дивизия наступала в направлении Пыльная, Вергелевка, но до конца дня достичь их не успела. 293-я стрелковая дивизия соседней 21-й Армии постепенно охватывала подразделения 226-го пехотного полка в районе Мурома.

Вторым после существенного ускорения движения правого крыла 38-й Армии результатом ввода в бой бригад танкового корпуса стала возможность рокировать на левый фланг 13-й гвардейской стрелковой дивизии тяжелую танковую бригаду. Таким образом, ударную группу 38-й Армии, наступавшую в общем направлении на рубеж Липцы, Борщевое, Русские Тишки, Черкасские Тишки, Циркуны, получалось обеспечить от возможного удара во фланг со стороны немецкой 3-й танковой дивизии.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 38-й Армии 14 мая в АИ

Необходимо отметить причины, по которым в АИ войска левого фланга 38-й Армии продолжали удерживать (хотя бы частично) рубеж Непокрытая, Песчаное, Большая Бабка, хотя в РИ в результате немецкого контрудара 13 – 14 мая были отброшены на восточный берег реки Большая Бабка.

Во-первых, наступление 28-й Армии против Балаклейского выступа в АИ лишает противника свободы маневра резервами. Вот как описывают возникновение первого кризиса в наступлении «старо-салтовской» ударной группы в РИ авторы «Фронтовой иллюстрации» №6 за 2000 г. М. Коломиец и А. Голушко: «Во второй половине дня обстановка на фронте 38-й армии резко изменилась. Про­тивник, закончив без помех сосредоточение двух ударных групп: одной в районе Приволье в составе боевой группы 3-й танковой диви­зии и двух полков 71-й пехотной дивизии (211 и 191-го), второй в районе Зарожное в составе 23-й танковой дивизии и 131-го полка 44-й пехотной дивизии, в 13 часов 13 мая на­нес контрудар во фланг наступавшим вой­скам 38-й армии».

В АИ, как неоднократно указывалось, 131-й, 191-й и 211-й пехотные полки будут скованы боями с 28-й Армией Рябышева под Чугуевым и Балаклеей и потому в контрударе по войскам Москаленко участвовать не смогут. Таким образом, вместо пяти пехотных полков, поддерживающих удары 3-й и 23-й танковых дивизий, в АИ у противника на южном фасе Старо-Салтовского плацдарма останется только два полка – 530-й и 514-й. Причем оба понесшие потери 12 мая в ходе советского наступления. Более того, в АИ даже танковые дивизии у противника будут не в полном составе. Выдвинутая первоначально, подобно РИ, 23-я танковая дивизия в направлении Большой Бабки, в АИ 13 мая будет вынужденно разделена на две боевые группы, одна из которых убудет укреплять оборону Чугуева. Полагая возможным сдержать наступление советских танков со стороны Купянска на рубеже реки Северский Донец, немецкое командование отправит «мотопехотную» боевую группу 23-й танковой дивизии (три мотопехотных батальона, один танковый батальон, один противотанковый и один гаубичный артиллерийские дивизионы) в Чугуев. А со стороны Зарожного советскую 81-ю стрелковую дивизию будет атаковать лишь «танковая» боевая группа 23-й танковой дивизии (два танковых батальона, один мотопехотный батальон и два гаубичных артиллерийских дивизиона).

Во-вторых, существенное изменение будет иметь место в АИ и с танками, поддерживающими советскую пехоту в районе населенных пунктов Непокрытая, Песчаное, Большая Бабка. Качественное и количественное описание танков, действующих здесь в РИ, можно узнать из той же «Фронтовой иллюстрации»: «Все бригады 22-го тк в течении 13 мая 1942 года вступили в танковый бой с немец­кой группировкой, насчитывающей более 130 танков. В результате 13 и 133-я танковые бри­гады потеряли все свои танки (13-я тбр — 12МКII/III, 14 БТ, 6 Т-26; 133-я тбр — 12 Т-34 и 9 БТ), подбив при этом, по докладу команди­ров, около 65 немецких боевых машин. 36-я тбр, потеряв 37 танка (6 МКII Matilda, 19 МКIII Valentine и 12 Т-60) и уничтожив 40 танков противника, отошла к населенному пункту Непокрытая … В результате до 17 мая танковые части 38-й армии активных действий не вели и занимались восстановлением матчасти». Как видно, в РИ здесь действовало не только само по себе меньшее число танков, но и значительную долю из них составляли совершенно непригодные для борьбы с современными танками 23-й дивизии противника довоенные легкие танки с противопульным бронированием. В АИ же здесь будет действовать (формально – к началу наступления; но из сравнительных данных о числе танков в бригадах 38-й Армии на разные даты, приведенных во «Фронтовой иллюстрации», при прорыве обороны 12 мая были потеряны только 2 танка БТ 133-й танковой бригады, так что и в АИ больших потерь в первый день наступления ожидать не следует) 46 танков КВ-1, 53 М3ср и 70 Т-60. То есть почти сотня тяжелых и средних танков, вполне позволяющая противостоять современным немецким танкам.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танки М3ср, подбитые в боях у Большой Бабки

Тем не менее, две немецкие танковые дивизии – это много даже в АИ, поэтому 15 мая командующий войсками Юго-Западного направления маршал Тимошенко примет решение развернуть танковый корпус против 3-й и 23-й танковых дивизий. Танковые бригады корпуса направлялись в район Михайловка, Ивановка, оставив по одной сводной роте танков Т-60 для поддержки стрелковых дивизий (10 – 12 легких танков Т-60 в такой роте на одну стрелковую дивизию – это, конечно, очень мало для большого наступления; но, во-первых, в РИ в 1941 – 1942 годах порой такое количество танков порой набиралось в танковой части гордо именуемой «бригадой»; во-вторых, в АИ войскам 38-й Армии к этому времени противостояли уже разрозненные остатки пехотных частей противника, которым и десятка Т-60 при грамотном применении хватило бы для сбития с очередного рубежа). Разумеется, что этот шаг затормозил продвижение центральной группы стрелковых дивизий 38-й Армии, но Тимошенко, располагая данными о степени сопротивления противника в полосе между Харьковом и Белгородом, понимал, что ключ к успеху по захвату Харькова теперь лежит в разгроме танковых дивизий перед левым флангом 38-й Армии – других резервов у немцев в районе Харькова уже нет.

Другим решением главкома стало переподчинение войск, занятых на штурме опорного пункта Терновая, под управлением 169-й стрелковой дивизии, в то время как полки, действующие Нескучное, Безбожный объединялись под управлением 175-й стрелковой дивизии. Это позволило улучшить положение двух дивизий, до этого чрезмерно растянутых из-за неподавленного сопротивления противника в Терновой.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 38-й Армии 15 мая в АИ

16 мая, за день до перехода в наступление армейской группы Клейста, Тимошенко нанес удар танковым корпусом во фланг и тыл 3-й танковой дивизии к востоку от Харькова. Артиллерийская подготовка велась из лесов в районе Старого Салтова 152-мм орудиями МЛ-20 и из районов северо-западнее Непокрытой, откуда вел огонь 4-й гвардейский минометный полк БМ-13. Одна бригада танков Т-34 наносила удар с севера на юг во фланг группировке противника из района северо-западнее Непокрытой. Две бригады (одна «собственная» бригада танков Т-34 корпуса, вторая – приданная тяжелая бригада танков КВ-1) выходили в тыл группировке противника, достигнув района Червона Роганка, Лебединка, Приволье, Сороковка. Третья бригада танков Т-34 корпуса устремилась еще дальше на юг с целью перерезать коммуникации противника в районе Рогань.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

В АИ утром 16 мая советский танковый корпус ударил во фланг и тыл немецкой 3-й танковой дивизии

Также 16 мая было наконец-таки подавлено сопротивление противника в районе Терновой, и управление 169-й стрелковой дивизии перебралось в район Веселого, где приняло от управления 175-й дивизии обратно часть полков. 13-я гвардейская и 244-я стрелковые дивизии в этот день вплотную подошли к рубежу Русские Тишки, Черкасские Тишки, Циркуны, Большая Даниловка, куда отступил 513-й пехотный полк. 169-я стрелковая дивизия походила к району Липцы с востока, 175-я – с севера. В это время по шоссе Белгород – Харьков с севера к району Казачья Лопань выходил 3-й гвардейский кавалерийский корпус, наступавший из полосы Воронежского фронта.

В этих условиях остатки 226-го пехотного полка, до этого теснимые 227-я стрелковой дивизией в западном направлении, вместе с управлением 79-й пехотной дивизии срочно перебрасывались на юг в район Липцы. Здесь, опираясь на реку Харьков и находящиеся за ней высоты и леса, командующий 6-й немецкой армией надеялся организовать оборону города Харьков с северного и северо-восточного направлений. Выскочившее из Белгородского «котла» управление 79-й пехотной дивизии должно было объединить остатки своих 226-го и 429-го пехотных полков, а также оторванного от 294-й пехотной дивизии 513-го пехотного полка.

Выход одного советского танкового корпуса в район Мерефы с юга от Харькова и удар второго советского танкового корпуса во фланг и тыл 3-й танковой дивизии к востоку от Харькова на фоне полной невозможности прибытия дополнительных резервов в район самого Харькова в ближайшие часы означал одно – всем немецким войскам, расположенным юго-восточнее Харькова в ближайшие дни грозила гибель. В этих условиях Паулюс отдал приказ о срочном отступлении частей 3-й и 23-й танковых дивизий, 294-й и 297-й пехотных дивизий с целью организации обороны на ближних подступах к Харькову по рубежу реки Рогань. 294-я пехотная дивизия в составе 530-го и 514-го пехотного полков должна была отходить в район Червона Роганка, Лебединка, Приволье, Сороковка; 297-я пехотная дивизия в составе 524-го пехотного полка из района Пятницкое, Печенеги и 522-го пехотного полка из района Чугуев должна была отходить в район Рогань; а 3-я и 23-я танковые дивизии должны были вернуться в район Харькова в качестве подвижного резерва – первая на северном и восточном направлении, вторая на южном направлении. Одновременно из самого Харькова началась эвакуация в Полтаву штабов, складов и госпиталей.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 38-й Армии 16 мая в АИ

Однако события развивались куда более стремительнее, чем предполагал Паулюс. К 17 мая рубеж Червоная Роганка, Приволье, Рогань уже оказался занят советским танковым корпусом. К этому же времени к юго-востоку от Харькова в район Безлюдовки вышла [5-я гвардейская] танковая бригада 6-й Армии. В итоге планомерный отвод немецких войск превратился в огненно-кровавую драму попытки прорыва из окружения.

Больше всего повезло частям 23-й танковой дивизии, которые используя свою силу и скорость, смогли прорваться в Харьков через район Рогани, где имели тяжелый бой с обороняющейся на фронте около 5 км советской танковой бригадой. В меньшей степени повезло 514-му пехотному полку 294-й пехотной дивизии, отступающему также через Рогань из района Зарожное, и 522-му пехотному полку 297-й пехотной дивизии, отступавшему через Рогань из района Чугуев. Потерявшие до одной трети личного состава в предшествующих боях и имевшие куда меньшую подвижность в сравнении с частями 23-й танковой дивизии, они смогли протянуть через огонь советских танковых и буксируемых «трехдюймовок» не более трети от своей первоначальной численности.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танковая бригада в АИ – это не только сотня танков, но еще и дюжина 76-мм «дивизионок»

В отношении других немецких частей термин «повезло» вряд ли употребим. 3-я танковая дивизия и остатки 530-го пехотного полка были уничтожены огнем и гусеницами советского танкового корпуса, а также огнем периодически подключающегося к этому «веселому» процессу 4-го гвардейского минометного полка. 524-й пехотный полк, счастливо отсиживающийся все эти в спокойном «углу» стыка советских 28-й и 38-й Армии, оказался слишком далеко от «окна» выхода и к 20 мая большей частью был взят в плен в районе Зарожное, Тетлега.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск 38-й Армии 17 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Фотографии немецких танков, уничтоженных в боях с 6-й гвардейской танковой бригадой к востоку от Харькова в мае 1942 г. в РИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Разгром 3-й танковой дивизии дался советскому танковому корпусу дорогой ценой

вернуться к меню ↑

Итоги первой фазы наступления Юго-Западного фронта

Советское наступление началось утром 12 мая на 350-километровом фронте от Прохоровки и Ржавы до Лозовой. В нем приняли участие 31 стрелковая дивизия (включая 8-ю мотострелковую дивизию НКВД, а также 62-ю стрелковую дивизию 40-й Армии Воронежского фронта) и пять стрелковых бригад, два танковых корпуса и 13 отдельных танковых бригад (а также шесть отдельных танковых батальонов: один тяжелый огнеметный, четыре легких в составе кавалерийских корпусов и один батальон плавающих танков), шесть кавалерийских корпусов. По своей форме и замыслу оно в некотором смысле напоминало знаменитый Брусиловский прорыв – удары наносились одновременно на нескольких направлениях, что должно было препятствовать свободному маневру резервов противника с целью парирования кризиса на том или ином направлении. И в этом смысле  оно полностью оправдало себя (по крайней мере, севернее Лозовой): во всей полосе советского наступления оборона противника была прорвана, и ни на одном из участков немцам не удалось остановить продвижение Красной Армии.

Отличие по форме заключалось в том, что само начертание линии фронта превращало советское наступление из простого фронтального продвижения вперед в совокупность концентрических ударов, нацеленных на Харьков. Это позволило отказаться от выделения значимых сил в резерв для развития первоначального успеха – вложив максимум усилий (число стрелковых дивизий) в первые эшелоны, советское командование «высвобождало» резервы по мере схождения ударных групп разных армий к Харькову. Так, ликвидация группировки противника под Балаклеей высвободила целую армию. Хотя следует признать, что наступающей со Старо-Салтовского плацдарма 38-й Армии не хватило стрелковых дивизий после того, как левый фланг армии был остановлен контрударом танковых дивизий противника, а центральная группа стрелковых дивизий продолжила движение к Харькову. Тем не менее, ни одну стрелковую дивизию из резерва фронта Тимошенко до 17 мая в бой не ввел.

Отличие по сути от знаменитой операции Первой мировой войны, да и от недавно отгремевшего зимнего контрнаступления Красной Армии под Москвой заключалось в том, что роль эшелона развития успеха играли технические новинки Красной Армии образца весны 1942 года – недавно сформированные танковые корпуса. Разгром 3-й танковой дивизии к востоку от Харькова одним корпусом и прорыв к Харькову с юга и запада другим корпусом стали блестящим дебютом новой организационной формы советских Бронетанковых войск. Маршал Тимошенко, стоявший у истоков формирования механизированных корпусов еще до войны, вывел боевое применение танковых соединений на новый уровень и к концу первого, самого тяжелого года войны.

Впрочем, у «старого конника» Тимошенко блестяще проявили себя и кавалерийские корпуса: хорошо проработав вопросы обеспечения ввода в прорыв кавалерийских соединений и грамотно поставив им цели действия в оперативной глубине, Главком Юго-Западного направления показал, что списывать со счетов кавалерию еще рано, и в умелых руках она способна обеспечить большие проблемы противнику.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Исходное положение войск Юго-Западного фронта в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 12 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 13 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 14 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 15 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 16 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 17 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Продвижение войск Юго-Западного фронта 18 мая в АИ

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Общее продвижение войск Юго-Западного фронта на Харьковском направлении с 12 по 18 мая в АИ

Несомненным отличием майского наступления на Харьков в 1942 году от других операций, проводимых Красной Армией как до этого, так и после, являлся длительный период оперативной паузы, вызванной весенней распутицей. Собственно отличием стал не сам факт паузы, а то, как ею воспользовалось командование советских войск. С.К. Тимошенко, получивший в 1940 года звание маршала и пост наркома обороны за успехи в радикальном повышении уровня боевой подготовки войск в период советско-финляндской войны, и проводивший титаническую работу по боевой подготовке войск уже в масштабах всей армии на посту наркома весь предвоенный период, остался верен себе и в первую военную весну. Пользуясь паузой на фронте, он заставлял учиться всех: и пехоту, и артиллерию, и танкистов, и штабы, и связистов, и саперов. И, разумеется, это не могло не принести своих плодов с началом наступления.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Оперативную паузу весной 1942 г. войска Юго-Западного фронта активно использовали для учебы

Итогом первых шести дней наступления войск Юго-Западного направления стал фактически полный разгром немецкой 6-й Армии. Попали в окружение и были полностью уничтожены:

— 3-я танковая дивизия между Непокрытой, Червоной Роганкой и Привольем;

— 75-я пехотная дивизия под Белгородом;

— 297-я пехотная дивизия в районе Чугуева;

— 44-я и 71-я пехотные дивизии в районе Балклеи.

Понесли тяжелые потери, оказавшись в полосе наступления главных сил Красной Армии, и полностью потеряли боеспособность:

— 79-я пехотная дивизия (к тому же один ее полк был потерян в окружении под Белгородом);

— 294-я пехотная дивизия (к тому же один ее полк был потерян в окружении между Привольным, Роганью и Зарожным);

— 108-я венгерская легкопехотная дивизия;

— 62-я пехотная дивизия;

— 454-я охранная дивизия.

Понесли тяжелые потери и потеряли «около 50%» боеспособности:

— 57-я пехотная дивизия;

— 88-я пехотная дивизия;

— 168-я пехотная дивизия;

— 23-я танковая дивизия;

— 305-я пехотная дивизия;

— 113-я пехотная дивизия;

— 4-я румынская дивизия.

Начиная с 16 мая схлопывание обороны немецкой 6-й армии под Харьковом приобрело характер падения разрушающегося карточного домика. К востоку от города «заваривался» котел окружения главных сил 3-й танковой, 294-й и 297-й пехотных дивизий. Из окружения удалось вырваться лишь частям 23-й танковой дивизии, на которые теперь возлагалась задача обороны юго-восточной окраины Харькова. Северо-западные подступы к городу по рубежу Липцы, Черкасские Тишки, Циркуны обороняли остатки трех пехотных полков 79-й и 294-й пехотных дивизий. Правда, проблем состояла в том, что оборонялись они преимущественно фронтом на восток, сдерживая стрелковые дивизии 38-й Армии Юго-Западного фронта, а в тылу этого оборонительного рубежа с севера прямо в Харьков двигались соединения Конно-механизированной группы Воронежского фронта. Вечером 16 мая 3-й гвардейский кавалерийский корпус и 10-ю танковую бригаду от Харькова отделяло чуть более 30 километров. За следующие сутки это расстояние сократилось вдвое, но главное заключалось в том, оборонять Харьков с севера немцам было нечем. Единственным способом было снять войска с рубежа Липцы, Циркуны, но это автоматически выводило к городу стрелковые дивизии 38-й Армии. С юго-востока к Харькову стремились, соревнуясь в скорости с отступающей немецкой 23-й танковой дивизией, мотомеханизированные части, введенные в прорыв, организованный войсками 6-й Армии Городнянского. Не удержав Мерефу, 305-я пехотная дивизия (без одного полка, действующего в районе Краснограда) обороняла южные пригороды Харькова, сдерживая стрелковые части 6-й советской армии. Но части советского танкового корпуса уже перерезали пути отхода из Харькова с запада в районе Люботина. Не лучше обстояли дела и на южном крыле немецкой 6-й армии. Не удержав Красноград, немецкие войска еще сохраняли какое-то подобие организованной обороны к западу от этого города, не давая «красным казакам» беспрепятственно ворваться в штаб ГА «Юг», размещавшийся в Полтаве. Но между этой группой под Красноградом и окружаемыми в Харькове войсками никаких сил у немцев по сути уже не было. По сути на 150-километровом участке между Красноградом и Томаровкой в построении немецких войск зияла огромная брешь, которую нечем было прикрыть и в которую в любой момент могли вломиться «большевистско-азиатские орды».

Очевидно, что в этих условиях взятие Красной Армией Харькова было делом ближайших дней. Танковые части могли быть приведены в порядок за то время, пока стрелковые дивизии зачищали бы город от остатков 6-й армии Паулюса. Дальше, до конца мая задача была проста: армиям правого крыла выходить на рубеж реки Мерла или, если получится, Ворскла в направлении на Богодухов или, соответственно, Ахтырку. Собственно, кавалерийские корпуса Воронежского фронта могли достичь Богодухова уже в ближайшие дни – главное поскорее высвободить стрелковые дивизии на зачистке «котлов» и перебросить их для закрепления успеха мчащихся вперед кавалеристов. Центральным армиям вслед за кавалерийскими корпусами Юго-Западного фронта надлежало двигаться в направлении на Полтаву с тем, чтобы по рубежу нижнего течения Ворсклы вместе с правофланговыми армиями надежно прикрыть от возможных контрударов главную задумку Тимошенко. В 50 километрах к юго-западу от Лозовой, в Павлограде находился крупный узел железных дорог. Еще один такой узел находился еще в 37 км к юго-западу от Павлограда – в Синельниково. Удар танковых корпусов по этим станциям перерезал всё железнодорожное сообщение Группы армий «Юг», сидевшей в Донбассе и нацеливавшейся на Кавказ. Да и сам выход в район Синельниково манил близостью к Днепру: минимальное расстояние до самой реки составляло всего около 25 км, до Днепропетровска было чуть больше 30 км (из Павлограда – почти 60 км), до Запорожья – около 60 км… А оставив танки Клейста на «голодном пайке», перерезав их коммуникации в Павлограде и Синельников, можно было уже строить планы и на «демонтаж» ГА «Юг» в Донбассе. Например, вместо лобовых атак Славянска можно было попробовать окружить всю Славянско-Краматорско-Артемовскую группировку противника, нанеся встречные удары войсками Юго-Западного и Южного фронтов в общем направлении на Константиновку…

Говоря, о перспективах советского наступления на Юго-Западном направлении, нельзя не отметить тот факт, что успешный прорыв обороны противника и  выход на ближайшие подступы к Харькову не привели к истощению ударного потенциала советских войск. В таблицах 7.6 и 7.7 приведены сведения об укомплектованности личным составом соединений Юго-Западного фронта в РИ. Как хорошо видно, несмотря на всю тяжесть боев, советские дивизии и бригады сохраняли высокую укомплектованность, а, следовательно, обладали высоким потенциалом для успешного продолжения наступательных боев.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

В общем, успех войск Юго-Западного фронта в мае на Харьковском направлении был обусловлен во многом благодаря трем факторам: тщательному планированию и подготовке операции, эффективному действию танковых частей и разреженному построению войск противника.

Альтернативный Харьков-1942. Часть 7. Наступление ЮЗФ 12 – 17 мая

Танковые части – главные герои советского наступления на Харьков

Сосредоточив основные усилия еще с осени 1941 года в направлении на Москву и Кавказ, немцы просто физически не имели сил для обеспечения надежной обороны стыка между ГА «Центр» и ГА «Юг». Однако, не имея достаточно резервов в полосе советского наступления, проводимого в «брусиловском» стиле, немцы смогли осуществить другое. То самое разреженное построение войск на Харьковском направление, обеспечивало «сверхплотное» построение войск в полосе советского Южного фронта. Не имея возможности атаковать такую «сверхплотную» оборону, войска Малиновского не смогли препятствовать переброске войск противника к основанию Барвенковского выступа. И 17 мая германское командование сделало ответный ход…

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/6029536e21634176192645dc/alternativnyi-harkov1942-chast-7-nastuplenie-iuzf-12—17-maia-609fce390e5c522bd8c4fda6

39
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
33 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
8 Авторы комментариев
адмирал бенбоуИгорь ХарламовfrogMIG1965 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Игорь Харламов

Мечты, мечты, где ваша сладость,
Мечты ушли, реальность осталась.
Ну не надо, в словосочетании альтернативная история, забывать про историю. И подыгрывать своим. Вопрос в том что возможности войск восходят к соотношению сил. А тема сил немцев совершенно не раскрыта. Да наши описаны хорошо. Противника же как будто не существует. А недооценка противника, это поражение.

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

master1976

Хороший материал. Богато иллюстрированный и проработанный.

ЭнрикеЛ

Я только не понял, какой группой командует Бобкин: Змиевской или Красноградской

MIG1965
MIG1965

Основное серьезное отличие от РИ, это удар 28 Армии в середине немецкого выступа. При этом расчет вовсе не на сковывание, а но прорыв в данном месте (?!). Дробление ударов, за которое доставалось КА историками в 1942 году тут становится спасительным? Оценивать написанное сложно, вероятней всего с реальностью в 1942 (если не с Харьковской операцией) сравнить возможно с операциями Западного фронта под Козельском. Численно похоже, но итога такого там не достигли. И это при том, что танковые корпуса в районе Сухиничи и по порядковым номерам и по времени были гораздо лучше сколочены. А КВ и Матильд там хватало. И с авиацией на Западном фронте было куда как лучше. У Вас немецкая авиация чего-то бездействует. а это при любых раскладах первое что оперативно можно ввести в дело. Не ломая общих стратегических планов. В РИ — артиллерия немцев, вовсе не подавленная , не имела проблем с боеприпасами. А как только была бы введена авиация немцев, то наша артиллерия сразу бы поубавила бы свое воздействие. И случится то, что было уже в июне почти в тех же местах. Избиваемые артиллерией и авиацией наши части начали отход. Кулак Клейста, который никуда не исчезал что в РИ, что у Вас — это видимо статисты? Сидят и… Подробнее »

СЕЖ

+++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить