Альтернативный состав и организация войск ПрибОВО в 1941 году. Часть 2

12
8

Часть 1

Уважаемые коллеги! Продолжаю публикацию серии статей об альтернативной организации войск Прибалтийского Особого военного округа. Данная статья получилась весьма объемной, но дополнительное дробление ее я счел нецелесообразным.

Альтернативный состав и организация войск ПрибОВО в 1941 году. Часть 2

5. Альтернативные мероприятия в 1941 году

Процесс формирования новых стрелковых дивизий в ПрибОВО в начале 1941 года по сравнению с другими Особыми военными округами носил довольно ограниченный характер. С одной стороны, это объяснялось тем, что сам округ, организованный на только что вошедших в состав Советского Союза территориях, практически не обладал какими бы то ни было мобилизационными ресурсами как в плане запасов вооружения, так и в плане обученного и приписанного к частям личного состава запаса. Все организационные мероприятия в округе осуществлялись с привлечением ресурсов центра и других военных округов. С другой стороны, значительная часть соединений округа либо уже была задействована в организационных мероприятиях, проводимых с конца 1940 года (например, 11-я, 16-я, 48-я, 67-я и 90-я стрелковые дивизии), либо сами только были начаты формированием в середине 1940 года (например, 3-й механизированный корпус, бывшие «национальные», а теперь «15-тысячные» стрелковые дивизии и т.д.).

Таким образом, в проводимом в АИ с января 1941 года во всех округах формировании новых стрелковых дивизий (схема которого была уже неоднократно описана в предыдущих частях АИ) в ПрибОВО были задействованы только девять «12-тысячных» стрелковых дивизий: 5-я, 10-я, 23-я, 33-я, 115-я, 125-я, 126-я, 128-я и 185-я. Соответственно, на их базе были сформированы три новые стрелковые дивизии: 202-я (на базе 10-й, 115-й и 185-й), 211-я (на базе 5-й, 33-й и 125-й) и 220-я (на базе 23-й, 126-й и 128-й).

Кроме того, 3-я отдельная стрелковая бригада на Моонзундских островах была развернута в 188-ю стрелковую дивизию. Процесс развертывания бригады в дивизию имел свою специфику, обусловленную организационно-штатной структурой бригады. Так, в РИ 3-я осбр, согласно данным из книги С. Булдыгина «Моонзунд 1941» состояла из двух стрелковых полков (каждый из которых в свою очередь состоял из двух стрелковых батальонов, пулеметного батальона, артиллерийского дивизиона, батареи ПТО, а также батареи или дивизиона 120-мм минометов), артиллерийского полка (в одном дивизионе – 12 76-мм пушек, еще в двух – по 8 122-мм гаубиц и 4 76-мм пушки), отдельного пулеметного батальона, отдельных зенитного и противотанковых дивизионов, отдельного батальона связи, отдельного саперного батальона и других подразделений. Основные силы бригады располагались на острове Сааремаа, прикрывая его преимущественно северо-западное и северное побережье от возможных десантов противника. Вероятно, непосредственно перед войной один стрелковый батальон (по некоторым данным, усиленный артиллерийским дивизионом) был переброшен на остров Хийумаа. Всего в РИ 3-я осбр, по данным С. Булдыгина, к началу войны имела: 16 122-мм гаубиц обр. 1910/30 г. и 20 76-мм пушек обр. 1936 г. (в составе артполка), 24 76-мм пушек обр. 1902/30 г. (по 12 в двух стрелковых полках), 12 76-мм зенитных пушек (в составе зенитного дивизиона), 42 45-мм противотанковые пушки (вероятно, 18 в противотанковом дивизионе, по 6 в батареях двух стрелковых полков, по 2 во взводах ПТО стрелковых батальонов), 24 120-мм минометов (т.е. вероятно в составе стрелковых полков были все-таки дивизионы, а не батареи 120-мм минометов), 24 82-мм минометов (по 6 в каждом стрелковом батальоне), 108 50-мм минометов, 201 пулемет «Максим», 5529 винтовок Мосина, 193 снайперские винтовки Мосина и 68 СВТ. Численность личного состава достигала 9074 человек: 665 человек командно-начальствующего состава, 952 младшего командного состава и 7457 рядовых.

В АИ предлагается на базе 3-й осбр сформировать стрелковую дивизию следующей организации. Число стрелковых полков увеличить до четырех, переформировав имеющиеся стрелковые и пулеметные батальоны. В новом стрелковом полку иметь: 3 стрелковых батальона, дивизион 76-мм пушек обр. 1902/30 г. (12 орудий), дивизион 45-мм противотанковых пушек (также 12 орудий, вместо традиционных 18-ти, что связано с малой вероятностью использования противником большого количества танков на островах), батарею 120-мм минометов (4 миномета, но в составе полка, размещенного на Хийумаа, иметь не батарею, а дивизион – 12 минометов), взвод ПВО (3 счетверенных «Максима») и другие подразделения. При этом от пулеметных рот в составе стрелковых батальонов отказаться, одновременно доведя число станковых пулеметов в пулеметном взводе стрелковой роты до 4-х, а также введя отдельную моторизированную пулеметную роту в составе стрелкового полка. Таким образом, в стрелковом батальоне иметь только 3 стрелковые роты и одну минометную батарею (6 82-мм минометов). Артиллерийский полк и отдельный зенитный дивизион оставить в прежней организации. Саперный батальон, батальон и другие обеспечивающие подразделения перевести из бригады в дивизию без изменения. Кроме того, в составе дивизии сформировать отдельный разведывательный батальон, состоящий из двух мотострелковых рот, роты средних бронеавтомобилей (3 взвода по 5 БА-10, 1 БА-10 у командира роты и еще 1 БА-10 у командира батальона). Части дивизии дислоцировать следующим образом: один стрелковый полк (с дивизионом 120-мм минометов вместо одной батареи) разместить на острове Хийумаа, один стрелковый полк и артполк (без одного пушечного дивизиона, только два смешанных дивизиона) иметь на обороне северо-западного побережья острова Сааремаа в районе бухт Тагалахт и Кюдемалахт – наиболее вероятных по предвоенным соображениям мест высадки морского десанта, один полк иметь на южном побережье острова, прикрывая Курессааре и основание мыса полуострова Сырве, четвертый стрелковый полк и пушечный дивизион артполка дислоцировать в центре острова Сааремаа, имея как подвижный резерв для усиления того или иного направления в зависимости от развития обстановки.

Таким образом, всего в составе 188-й стрелковой дивизии (береговой обороны) иметь: 16 122-мм гаубиц обр. 1910/30 г. и 20 76-мм пушек обр. 1936 г. (в составе артполка), 48 76-мм пушек обр. 1902/30 г. (по 12 в каждом стрелковом полку), 12 76-мм зенитных пушек (в составе зенитного дивизиона), 48 45-мм противотанковых пушек (по 12 в каждом стрелковом полку), 24 120-мм минометов (12 в стрелковом полку на Хийумаа и по 4 в стрелковых полках на Сааремаа), 72 82-мм минометов (по 6 в каждом стрелковом батальоне), 192 станковых пулемета (по 36 в стрелковых батальонах, по 12 в отдельных пулеметных ротах стрелковых полков).

Дислокация стрелковых соединений ПрибОВО в мирное время и районы их сосредоточения в период проведения операции прикрытия представлены на рисунках 6 и 7 соответственно, а также приведены в таблице 16.

Рисунок 6 – Дислокация стрелковых соединений ПрибОВО в мирное время

Рисунок 6 – Дислокация стрелковых соединений ПрибОВО в мирное время

Рисунок 7 – Районы сосредоточения стрелковых соединений ПрибОВО по тревоге

Рисунок 7 – Районы сосредоточения стрелковых соединений ПрибОВО по тревоге

Таблица 17 – Дислокация стрелковых соединений ПрибОВО в 1941 году в АИ

Соединение Дислокация в мирное время Район сосредоточения
Управление 2-го СК Рига Шяуляй
Управление 10-го СК Шяуляй Кельме
Управление 11-го СК Каунас там же
Управление 16-го СК Вильнюс Даугай (20 км вост. Алитуса)
Управление 22-го СК Тарту Псков
Управление 24-го СК Тельшяй там же
Управление 65-го СК Таллин Рига
5-я СД север Каунаса, Вилькия, Ионава там же
10-я СД Паланга, Кретинга там же
11-я СД Нарва Тарту
16-я СД Таллин Рига
23-я СД Даугавпилс Укмерге, Ионава
33-я СД юг Каунаса, Преняй там же
48-я СД Рига Шяуляй, Куршеняй
67-я СД Лиепая Плунге
90-я СД Пярну Рига
115-я СД Тельшяй там же
125-я СД Расейняй там же
126-я СД Екабпилс Радвилишкис, Шедува, Паневежис
128-я СД Себеж, Опочка Даугавпилс
179-я СД Варена, Меркине, Друскининкай там же
180-я СД Тарту Псков, Остров
181-я СД Рига Елгава
182-я СД Таллин, Палдиски, Пярну там же
185-я СД Шяуляй там же
188-я СД Моонзундские о-ва там же
202-я СД Радвилишкис, Шедува, Паневежис Кельме
211-я СД Кейденяй, Арёгала там же
220-я СД Алитус там же
2-я ОСБР Лиепая, Вентспилс там же
20-й ОКП Рига побережье Рижского залива
26-й ОКП Мариамполь, Казлу-Руда, Вилькавишкис, Калвария там же

Дислокация подвижных соединений ПрибОВО в мирное время и районы их сосредоточения в период проведения операции прикрытия по сравнению с 1940 годом принципиальных изменений не претерпели (рисунки 8 и 9 соответственно).

Рисунок 8 – Дислокация подвижных соединений ПрибОВО в мирное время

Рисунок 8 – Дислокация подвижных соединений ПрибОВО в мирное время

Рисунок 9 – Районы сосредоточения подвижных соединений ПрибОВО по тревоге

Рисунок 9 – Районы сосредоточения подвижных соединений ПрибОВО по тревоге

На рисунках 10 – 14 показаны более детальные оценки размещения на местности стрелковых соединений 24-го, 2-го, 10-го, 11-го и 16-го стрелковых корпусов.

Рисунок 10 – Оценка развертывания дивизий 24-го СК

Рисунок 10 – Оценка развертывания дивизий 24-го СК

10-я стрелковая дивизия находится непосредственно с Восточной Пруссией (оккупированной немецкими войсками Клайпедой), прикрывая населенные пункты Паланга, Кретинга и Картяна. Левый фланг дивизии опирается на текущую здесь с севера на юг реку Миния. 67-я стрелковая дивизия, дислоцируясь в мирное время в Лиепае, по тревоге сосредотачивается в районе Плунге, опирая фронт своей обороны на реку Миния, которая в этом районе течет с востока на запад. 115-я стрелковая дивизия имеет целью оборонять железнодорожную станцию и узел автомобильных дорог в районе Тельшая, гранича с обороняющимся в районе Шяуляя 2-м стрелковым корпусом. Впрочем, возможно, более целесообразно будет оставить в районе Тельшая только один стрелковый полк, а основную линию обороны дивизии иметь по линии Зареняй – Варняй, с одной стороны, оперев левый фланг дивизии на озера в районе Варняя, а с другой стороны, обеспечив тем самым локтевую связку с 10-м стрелковым корпусом, правофланговая дивизия которого занимает оборону в районе Кельме.

Рисунок 11 – Оценка развертывания 2-го СК

Рисунок 11 – Оценка развертывания 2-го СК

2-й стрелковый корпус в районе Шяуляя занимает главный оборонительный рубеж 8-й Армии на ожидаемом направлении удара германских войск по оси Таураге – Шяуляй – Рига. Его 185-я стрелковая дивизия уже в мирное время дислоцируется в Шяуляе. 48-я стрелковая дивизия и корпусное управление прибывают из Риги. 48-я стрелковая дивизия размещается на правом фланге корпуса. Ее правый фланг опирается на реку Вента, а фронт обороны – на приток Венты севернее н.п. Шаукеняй. Вероятно, имеет смысл оставить один стрелковый полк в Куршеняе, где через Венту проходят железная и автомобильная дороги. Основные силы дивизии (два стрелковых и артиллерийский полки) предлагается развернуть на высотах, расположенных на северном берегу притока Венты, откуда они смогут перекрывать продвижение противника, движущегося как со стороны Варняя на Куршеняй, так и со стороны Кельме на Шауляй. Резервы дивизии (противотанковый дивизион, саперный батальон и, возможно, мотострелковую роту) предлагается расположить севернее этих высот, откуда они в случае необходимости могут быть легко переброшены как на шяуляйское, так и на куршеняйское направление. Левофланговая 126-я стрелковая дивизия 2-го корпуса в мирное время дислоцируется в районе Екабпилс и по тревоге сосредотачивается для обороны по линии Радвилишкис, Шеду, Поневежис, подменяя выдвигающуюся с этого рубежа в район Кельме 202-ю стрелковую дивизию. Фактически, обороняющая узел дорог в районе Поневежиса 126-я стрелковая дивизия, занимает в некотором смысле тыловой оборонительный рубеж, что предопределяет ее достаточно растянутое построение. 48-я и 185-я дивизии, наоборот, находясь на ожидаемом направлении удара войск противника, имеют весьма плотное для приграничных дивизий построение.

Рисунок 12 – Оценка развертывания 10-го СК

Рисунок 12 – Оценка развертывания 10-го СК

202-я стрелковая дивизия по тревоге выдвигается с рубежа Радвилишкис – Поневежис в район Кельме, формируя там передовую линию обороны на Рижском направлении. Вероятно, основные силы дивизии имеет смысл расположить непосредственно в районе Кельме, а один стрелковый полк разместить на восточном берегу реки Дубиса для контроля узла дорог в Тетувеняе. Строго говоря, оборона дивизии может быть построена и равномерно «в линию»: один стрелковый полк дивизии может быть расположен севернее Кельме, непосредственно седлая шоссе Таураге – Шяуляй, второй полк – занимать оборону северо-восточнее Кельме на высотах в междуречье Кражанте и Дубисы, третий полк – восточнее Кельме и северо-западнее Тетувеняя на высотах, ограниченных справа Дубисой, с юга – притоком Дубисы и автомобильной дорогой Кельме – Тетувеняй, слева – приотоком Дубисы и железной дорогой Таураге – Шяуляй. 125-я стрелковая дивизия основными силами занимает оборону вдоль реки Дубиса на фронте от железнодорожного моста через Дубису (севернее Расейняя южнее Тетувеняя) на правом фланге до высот севернее Арегалы, а одним стрелковым полком обороняя узел автомобильных дорого в Расейняе. 211-я стрелковая дивизия также занимает оборону с опорой на рубеж реки Дубиса. Один ее стрелковый полк обороняет мосты и узел дорог в районе Арегалы, его оборона поддерживается артполком дивизии, а правый и левый фланги опираются на притоки Дубисы. Второй стрелковый полк дивизии занимает оборону вдоль Дубисы от шоссе Арегала – Кейденяй на севере до впадения Дубисы в Неман на юге. Третий стрелковый полк находится на 2-м рубеже обороны дивизии, непосредственно прикрывая Кейденяй. Его оборона строится по рубежу реки Шушве к западу от города.

Рисунок 13 – Оценка развертывания 11-го СК

Рисунок 13 – Оценка развертывания 11-го СК

Основу обороны 11-го стрелкового корпуса составляли части Каунасского УР, занимающие фортификационные постройки старой Ковенской крепости, организация и вооружение которых будут подробно описаны ниже. К северу от города вдоль восточного берега Немана занимали оборону части 5-й стрелковой дивизии. Южнее Каунаса, от узла дорог у въезда в город до Преняя, на высотах, расположенных восточнее дороги Каунас – Преняй, занимала оборону 33-я стрелковая дивизия, которая весной 1941 года в АИ была выведена из приграничной полосы. По новому плану такие узлы коммуникаций в предполье, как Кальвария, Мариамполь, Казлу-Руда и Вилкавишкис, прикрывали подразделения отдельного 26-го кавалерийского полка – как правило, кавалерийский эскадрон, усиленный артиллерийской батареей. Этого должно было хватить, чтобы задержать передовые разведывательные отряды противника в период проведения операции прикрытия, а основные силы противника планировалось сдерживать уже на рубеже реки Неман. Тыловой рубеж обороны 33-й дивизии строился непосредственно по восточному берегу Немана. 23-я стрелковая дивизия прибывала в резерв корпуса из Даугавпилса.

Рисунок 14 – Оценка развертывания 16-го СК

Рисунок 14 – Оценка развертывания 16-го СК

Части 220-й стрелковой дивизии начали строительство оборонительных рубежей в районе Алитуса весной 1941 года, когда 5-ю танковую дивизию вывели в полевые лагеря к северо-востоку от города. Два стрелковых полка и артполк дивизии заняли оборону непосредственно по берегу Немана, как правило, имея на обороне предмостных позиций по одному стрелковому батальону, усиленному батареей ПТО. Третий полк дивизии занимал оборону восточнее города, седлая шоссе в межозерном дефиле. 179-я стрелковая (пулеметно-артиллерийская) дивизия занимала оборону на самом левом фланге ПрибОВО, также опираясь на реку Неман. В районе Меркине и Друскенинкай располагалось по одному стрелковому и одному гаубичному артполку, еще один стрелковый полк был «растянут» вдоль берега Немана между Меркине и Друскенинкаем. Четвертый стрелковый полк оборонял узел дорого в районе Варены, а в районе ж/д станции Марцинконис располагались «резервы» дивизии – саперный батальон и противотанковый дивизион.

Возвращаясь к ранее озвученной главной проблеме – нехватке стрелковых соединений на ожидаемом направлении главного удара германской армии, необходимо признать, что и в АИ она осталась не решенной до конца. Несмотря на дополнительное формирование 220-й стрелковой дивизии, в полосе 11-й Армии явно прослеживается нехватка еще одного стрелкового корпуса (рисунок 15), занимающего оборону с опорой на реку Вилия на фронте от Ионавы до Вильнюса. Формально роль правофланговой дивизии этого корпуса может играть прибывающая из Даугавпилса 23-я СД, однако остальные остаются вакантными. Конечно, на их роль могут претендовать 128-я СД из Себежа и 180-я СД из Тарту. Но с учетом отставания в сроках сосредоточения Красной Армии по сравнению с Вермахтом, они могут и не успеть занять позиции. Именно поэтому предлагаемый план строится на назначении районов сосредоточения всем дивизиям в максимально возможной близости к пункту постоянной дислокации. Соответственно о прибытии в район Вильнюса дивизий из внутренних округов тем более не может быть и речи. Остается только вариант с преобразованием 84-й мотострелковой дивизии обратно в стрелковую и исключения ее из состава 3-го мехкорпуса (одновременно с восстановлением расформированного в АИ управления 29-го СК), однако, маловероятно, что советское высшее военно-политическое руководство пойдет на такой шаг. Ситуация с дополнительными формированиями на рубеже Вильнюс – Ионава затрудняется еще и проблемами с расквартированием войск в данном районе. Так, в РИ 84-я МД, дислоцируясь в Вильнюсе одна, испытывала нехватку казарменного фонда. Что же говорить о дополнительном формировании в Вильнюсе новой «12-тысячной» (пусть, даже по новым штатам «10-тысячной») дивизии.

Рисунок 15 – Недостающий стрелковый корпус 11-й Армии

Рисунок 15 – Недостающий стрелковый корпус 11-й Армии

Также весной 1941 г. на единый штат были переведены отдельные кавалерийские полки ПрибОВО. Теперь они состояли из 4-х сабельных эскадронов, пулеметного эскадрона (4 взвода по 4 станковых пулемета в каждом), минометного эскадрона (4 взвода по 3 82-мм миномета в каждом) и артиллерийского дивизиона (4 артиллерийские батареи смешанного состава – по 2 76-мм полковые и 4 45-мм противотанковые пушки в каждой).

Штатное артиллерийское вооружение стрелковых и механизированных соединений и частей ПрибОВО в АИ представлено в таблице 15.

Таблица 15 – Штатное артиллерийско вооружение

Соединение

Дивизионная артиллерия

Полковая и батальонная артиллерия

5-я, 10-я, 23-я, 33-я, 48-я, 67-я, 115-я, 125-я, 126-я, 128-я, 185-я, 202-я, 211-я и 220-я стрелковые дивизии 24 122-мм гаубицы обр. 1910/30 г.,

12 76-мм пушек Ф-22,

18 45-мм противотанковых пушек,

4 37-мм зенитные пушки

18 76-мм пушек обр. 1927 г.,

36 45-мм противотанковых пушек,

12 120-мм и 54 82-мм минометов

11-я, 16-я и 90-я стрелковые дивизии 24 122-мм гаубицы обр. 1910/30 г.,

12 76-мм пушек Ф-22,

18 45-мм противотанковых пушек,

4 37-мм зенитные пушки

36 76-мм пушек обр. 1902/30 г.,

36 45-мм противотанковых пушек,

12 120-мм и 54 82-мм минометов

2-я, 5-я и 23-я танковые дивизии 24 122-мм гаубиц М-30,

12 37-мм зенитных пушек

20 76-мм пушек УСВ,

30 82-мм минометов

84-я мотострелковая дивизия 24 122-мм гаубиц М-30,

12 76-мм пушек УСВ,

12 37-мм зенитных пушек

18 76-мм пушек обр. 1927/41 г.,

54 45-мм противотанковые пушки,

54 82-мм минометов

182-я стрелковая дивизия (береговой обороны), Эстонская ССР 12 122-мм пушек А-19,

12 122-мм гаубиц М-30,

12 76-мм пушек УСВ,

4 37-мм зенитные пушки

4 76-мм пушки УСВ,

36 76-мм пушек обр. 1902/30 г.,

54 45-мм противотанковые пушки,

12 120-мм и 60 82-мм минометов

188-я стрелковая дивизия (береговой обороны), Моонзундские острова 16 122-мм гаубиц обр. 1910/30 г.

20 76-мм пушек Ф-22,

12 76-мм зенитных пушек

48 76-мм пушек обр. 1902/30 г.,

48 45-мм противотанковых пушек,

24 120-мм и 72 82-мм минометов

179-я и 181-я стрелковые (пулеметно-артиллерийские) дивизии (быв. «литовская» и «латвийская») 48 105-мм гаубиц,

18 45-мм противотанковых пушек

48 76-мм пушек обр. 1902/30 г.,

72 45-мм противотанковых пушек,

16 120-мм и 72 82-мм минометов

180-я стрелковая (пулеметно-артиллерийская) дивизия (быв. «эстонская») 48 122-мм гаубиц обр. 1910/30 г.,

18 45-мм противотанковых пушек

48 76-мм пушек обр. 1902/30 г.,

72 45-мм противотанковых пушек,

16 120-мм и 72 82-мм минометов

2-я стрелковая бригада (береговой обороны), Латвийская ССР 12 76-мм пушек УСВ

 

4 76-мм пушки УСВ,

24 76-мм пушек обр. 1902/30 г.,

36 45-мм противотанковых пушек,

8 120-мм и 42 82-мм минометов

20-й и 26-й отдельные

кавполки

8 76-мм пушек обр. 1927 г.,

12 45-мм противотанковых пушек,

12 82-мм минометов

Отдельные противотанковые артполки (четыре) 24 76-мм пушки Ф-22
Отдельный мотоциклетный батальон 3-го МК 6 45-мм противотанковых пушек,

6 82-мм минометов

Обеспеченность артиллерийским вооружений стрелковых и механизированных соединений ПрибОВО по состоянию на 1 января 1941 года представлена в таблице 16.

Таблица 16 – Баланс артиллерийского в ПрибОВО на 1.01.1941

Тип артсистемы Имелось в наличии на 1.01.41 в РИ (только 1-я и 2-я категории) Требуется по новому плану Баланс
45-мм противотанковая пушка 730 1410 минус 680
76-мм полковая пушка обр. 1927 г. 233 268 минус 35
76-мм полковая пушка обр. 1927/41 г. 18 минус 18
76-мм дивизионная пушка обр. 1902/30 г. 105 360 минус 255
76-мм дивизионная пушка Ф-22 207 320 минус 113
76-мм дивизионная пушка УСВ 56 92 минус 36
122-мм гаубица обр. 1910/30 г. 386 472 минус 86
122-мм гаубица М-30 40 108 минус 68
120-мм полковой миномет 190 296 минус 106
82-мм батальонный миномет 463 1490 минус 1027

Кроме того, для формируемых с весны 1941 г. 10-ти пулеметно-артиллерийских батальонов Ковенской крепости (см. ниже) требовалось дополнительно: 60 76-мм пушек обр. 1902/30 г., 40 120-мм и 80 82-мм минометов.

Подчинение и обеспеченность артиллерийским вооружением артиллерийских полков ПрибОВО в РИ по состоянию на 20 октября 1940 г. указаны в таблице 17.

Таблица 17 – Корпусная артиллерия и артиллерия РГК в ПрибОВО в РИ

Полк

Подчинение (дислокация)

107-мм орудия

122-мм орудия

152-мм орудия

203-мм орудия

110-й ГАП

РГК (Вильнюс)

36

402-й ГАП

РГК (Шауляй)

2

24

429-й ГАП

РГК (Каунас)

24

47-й КАП

10-й СК (Шяуляй?)

12

24

73-й КАП

11-й СК (Каунас?)

12

12

151-й КАП

2-го СК (Рига?)

12

48

270-й КАП

16-й СК (Вильнюс?)

24

20

448-й КАП

16-й СК (Вильнюс?)

23

12

613-й КАП

24-й СК (Рига?)

23

9

614-й КАП

22-го СК

(Таллин?)

17

9

615-й КАП

29-й СК (Каунас?)

20

Всего

83

60

158

60

Кроме того, еще 138 152-мм гаубиц имелось на вооружении стрелковые дивизий и 63 – в 3-м мехкорпусе. Данные о наличии и состоянии артиллерийского вооружения ПрибОВО по состоянию на 1 января 1941 г. согласно «Статистическому сборнику №1» приведены в таблице 18.

Таблица 18 – Состояние артиллерийского вооружения ПрибОВО в РИ

Орудия 1-й и 2-й кат. 3-й кат. 4-й кат. Всего Примечание
152-мм гаубицы обр. 1909/30 г. 134 19 153 Стрелковые дивизии
152-мм гаубицы обр. 1938 г. 64 64 Мехкорпус
107-мм пушки обр. 1910/30 г. 37 1 38
122-мм пушки обр. 1931 г. 59 1 60
152-мм гаубицы-пушки обр. 1937 г. 164 12 176
203-мм гаубицы обр. 1931 г. 46 12 2 60

В АИ в 1941 году все корпусные артполки были переведены на единый штат – 24 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 и 12 122-мм пушек А-19. Еще 12 122-мм пушек А-19, как указывалось ранее, должно было находиться на вооружении 182-й стрелковой дивизии (береговой обороны). Имеющиеся в наличии 107-мм пушки были сведены в отдельные дивизионы Шауляйского, Каунасского и Алитусского укрепрайонов. 429-й гаубичный артполк РГК был доведен до штатных 4-х дивизионов и перевооружен на 152-мм гаубицы М-10, высвобождаемых из переводимых на новый штат дивизий мехкорпуса.

Перевод на новую организацию кадровых «советских» стрелковых дивизий позволил сформировать 4 корпусных гаубичных артполка по 36 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г. в каждом (дивизионы 152-мм гаубиц 48-й и 67-й стрелковых дивизий были обращены на формирование гаубичного артполка 23-й танковой дивизии). В результате новые полки получили 10-й стрелковый корпус (гаубичный полк в Кельме на базе дивизионов 152-мм гаубиц 10-й, 115-й и 185-й сд), 11-й стрелковый корпус (полк в Кейденяе на базе 5-й, 33-й и 125-й сд), 16-й стрелковый корпус (полк в Даугавпилсе на без 23-й, 126-й и 128-й сд) и 65-й стрелковый корпус (полк в Таллине на базе 11-й, 16-й и 90-й сд).

Что касается гаубичных артполков большой мощности, то оба — 110-й и 402-й артполки ПрибОВО переводились на единый штат (24 203-мм гаубицы Б-4). Во многом это решение диктовалось фактическим состоянием материальной части полков (см. таблицу 18). Что же касается «излишков» личного состава, то кадр 3-го 110-го гап б/м весной 1941 года был выведен в Лугу, где велось формирование нового артполка. При этом новый полк организационно должен был быть включен в состав войск ПрибОВО. Также весной 1941 года в связи с необходимостью расквартирования новых стрелковых дивизий артполки большой мощности в ПрибОВО были передислоцированы из приграничных районов на рубеж реки Западная Двина: 110-й гап б/м – из Вильнюса в Даугавпилс, 402-й гап б/м – из Шяуляя в Ригу.

Итоговый баланс обеспеченности вооружением артиллерийских полков стрелковых корпусов и АРГК по состоянию на 1 января 1941 г. приведен в таблице 19.

Таблица 19 – Обеспеченность вооружением артполков корпусных и АРГК

Тип и кол-во полков Штат Требуемое вооружение Наличие в РИ на 1.01.41 (только 1-й и 2-й категорий) Баланс
3 гаубичных артполка большой мощности 24 203-мм гаубицы Б-4 72 203-мм гаубицы Б-4 46 минус 26
1 гаубичный артполк РГК 48 152-мм гаубиц М-10 48 152-мм гаубиц М-10 64 +16
8 корпусных артполков 24 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20,

12 122-мм пушек А-19

192 МЛ-20,

108* А-19

164 МЛ-20,

59 А-19

минус 28 МЛ-20,

минус 49 А-19

4 корпусных гаубичных артполка 36 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г. 144 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г. 134 минус 10
3 отдельных дивизиона для УР 12 107-мм пушек обр. 1910/30 г 36 37 +1

Примечание: * – с учетом 12-ти пушек А-19 для 182-й стрелковой дивизии (береговой обороны)

Как видно из таблицы, в целом артполки ПрибОВО могли быть обеспечены за счет текущих поставок в первой половине 1941 года. Как вариант, сообразно соотношению типов выпускаемых орудий предлагалось 615-й КАП и один из вновь формируемых корпусных гаубичных артполков вооружить гаубицами М-10. В этом случае потребность артиллерии ПрибОВО приобретала вид, указанный в таблице 20.

Таблица 20 – Обеспеченность вооружением артполков корпусных и АРГК (вариант)

Тип и кол-во полков Штат Требуемое вооружение Наличие в РИ на 1.01.41 (только 1-й и 2-й категорий) Баланс
3 гаубичных артполка большой мощности 24 203-мм гаубицы Б-4 72 203-мм гаубицы Б-4 46 минус 26
1 гаубичный артполк РГК (4 дивизиона),

2 корпусных гаубичных артполка (по 3 дивизиона)

48 152-мм гаубиц М-10 в РГК, по 36 М-10 в корпусах 120 152-мм гаубиц М-10 64 минус 56
7 корпусных артполков 24 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20,

12 122-мм пушек А-19

168 МЛ-20,

96* А-19

164 МЛ-20,

59 А-19

минус 4 МЛ-20,

минус 37 А-19

3 корпусных гаубичных артполка 36 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г. 108 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г. 134 +26
3 отдельных дивизиона для УР 12 107-мм пушек обр. 1910/30 г 36 37 +1

Примечание: * – с учетом 12-ти пушек А-19 для 182-й стрелковой дивизии (береговой обороны)

6. Строительство укрепленных районов в ПрибОВО в АИ

Строительство укрепрайонов «линии Молотова» в Прибалтике началось позже всех остальных участков западной границы – только в 1941 году, что было связано с тем, что сами прибалтийские республики вошли в состав СССР только летом 1940 года. Желание «выровнять» оборонительные возможности всех трех Особых военных округов на западной границе привело к тому, что на строительство долговременных укреплений в ПрибОВО на 1941 год по разным оценкам было запланировано от 40 до 50% всех средств, выделенных государством на оборонительное строительство. В РИ к июню 1941 года в полосе четырех УРов ПрибОВО в различной стадии строительства имелось 1742 долговременных оборонительных сооружения (ДОС), что составляло 30% от общего числа ДОС, имевшихся (в разной степени готовности) на «линии Молотова». При этом на оборонном строительстве в ПрибОВО было задействовано 37 строительных батальонов и 2 строительные роты против, например, 20 батальонов и рот в КОВО, 17 батальонов в ЗапОВО и 8 батальонов в ДВФ.

Однако, как и во всех УР «линии Молотова», стремление построить укрепления сразу на всем протяжении госграницы привело к распылению сил и средств. И если на территории Белоруссии и Украины это хоть как-то компенсировалось строительством укреплений в предыдущие годы, то в Прибалтике к июню 1941 года имелось всего 101 законченное постройкой ДОС (23 в Тельшайском УР, 27 в Шяуляйском УР, 31 в Каунасском УР и 20 в Алитусском). В связи с чем одной из важнейших задач в АИ является сокращение объектов строительства: узлы сопротивления строить не сразу по всей границе, а лишь начиная у наиболее крупных дорог и узлов коммуникаций и только по мере их готовности переходить к строительству других узлов, расширяя УР по фронту.

Таким образом, предлагается увеличить число построенных к началу войны ДОС без привлечения каких-либо дополнительных ресурсов. Однако, в АИ предлагается существенно снизить роль укрепрайонов в системе обороны страны и высвободить часть задействованных в РИ сил и средств для решения других задач. Так, в РИ на строительстве укреплений в приграничных округах (не только на Западе, но и на Дальнем Востоке, и в Закавказье) было задействовано 130 саперных и 7 автомобильных батальонов, 9 инженерных полков. В АИ предлагается не привлекать к оборонному строительству саперные батальоны стрелковых соединений внутренних военных округов, а саперные части приграничных округов задействовать только на оборудовании оборонительных позиций «своего» соединения. Строительные же батальоны частично перенацелить на строительство аэродромов (правда, при этом также ограничить по сравнению с РИ число аэродромов, на которых возводились бетонные ВПП) – в основном, на строительство капониров для самолетов.

Другим важным отличием от РИ является перенос главного оборонительного рубежа «из-под артиллерийского удара» – на 20–50 км от линии государственной границы (в частности, в ПрибОВО так планируется избежать утром 22 июня расстрела стрелковой дивизии в Таураге). В частности, в ПрибОВО новый рубеж предлагается перенести на линию: Паланга, Плунге, Варняй, Кельме, далее по реке Дубиса до ее впадения в Неман, далее по реке Неман до Друскининкая на границе с ЗапОВО. Соответственно измененные рубежи строительства Тельшайского, Шяуляйского, Каунасского и Алитусского УР представлены на рисунках 16 – 19.

Рисунок 16 – Тельшайский УР

Рисунок 16 – Тельшайский УР

Рисунок 17 – Шауляйский УР

Рисунок 17 – Шауляйский УР

Рисунок 18 – Каунасский УР

Рисунок 18 – Каунасский УР

Рисунок 19 – Алитусский УР

Рисунок 19 – Алитусский УР

Однако, низкими темпами строительства самих бетонных коробок проблемы возведения УР в РИ не ограничивались – даже для построенных катастрофически не хватало вооружения и оборудования (броневых дверей и заслонок амбразур, электрогенераторов и фильтро-вентиляционных установок, перископов и средств связи). Не соответствовала размаху строительства и численность войск укрепленных районов. Как уже рассказывалось в соответствующей части АИ про ЗапОВО, в РИ, вероятно, в результате доклада секретаря ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко «О состоянии строительства укрепленных районов и необходимых мерах помощи» от 9 июня 1941 г. уже 16 июня вышло постановление СНК СССР №1626-686сс «Об ускорении приведения в боевую готовность укрепленных районов». В соответствии с ним, во-первых, временно, до получения нового вооружения от промышленности, для УРов разрешалось изъять из мобзапаса Дальневосточного фронта 2000 станковых пулеметов «Максим» и 3000 ручных пулеметов ДП и еще 2700 пулеметов ДП из «НЗ» тыловых частей. Во-вторых, требовалось резко увеличить выпуск вооружения и оборудования для ДОТов до конца текущего, 1941 года.

Кроме того, 21 мая 1941 г. состоялось заседание Главного военного совета Красной Армии, на котором было решено принять и представить на утверждение правительства предложение генерал-майора С.И. Ширяева о новых формированиях и увеличении численности по мирному и военному времени частей укрепленных районов (кроме того, есть основание полагать, что именно на этом заседании был поднят вопрос о строительстве 3-й линии укрепрайонов по рубежу Ржев, Вязьма, Спас-Деменск, Брянск). Предложение было принято правительством и 4 июня вышло Постановление СНК СССР «Об укрепленных районах» №1468-598сс. В соответствии с ним «для вновь строящихся укрепленных районов» требовалось сформировать: 13 управлений комендантов УР (для сравнения по мобплану на 1941 г. предполагалось иметь 44 управления укрепрайонов, т.е. увеличение составляло 29,5%), 110 артиллерийско-пулеметных батальонов и 16 артиллерийско пулеметных рот (по мобплану на 1941 г. должно было быть 131 отдельный пулеметный батальон и 21 отдельная пулеметная рота, итого увеличение составляло 84,6% и 76,2% соответственно), 6 артиллерийских дивизионов и 16 артиллерийских батарей и т.д. Общая численность укрепрайонов увеличивалась на 120 695 человек по мирному времени и на 239 566 человек по военному времени (для сравнения общая численность укрепрайонов по прежнему мобплану на 1941 год составляла 248 382 человека, т.е. увеличение составляло более 96% — почти вдвое!).

Соответственно в АИ аналогичные меры предпринимаются несколько ранее. В частности, формирование пулеметно-артиллерийских батальонов для строящихся и уже имеющихся укрепрайонов начинается в апреле 1941 года – сразу после проведения дополнительного весеннего призыва. А уже в середине мая в пульбатах УРов «линии Молотова» начинаются учебные сборы приписного состава (на «линии Сталина» такие сборы в АИ проводятся с начала июня). В части, касающейся ПрибОВО, это означает призыв 6000 запасников в Тельшайский, Шяуляйский, Каунасский и Алитусский УРы с середины мая (по 1500 человек в каждый УР – по одному пульбату на УР) и еще 6000 запасников в Псковско-Островский УР с 1 июня (по 750 человек в каждый из двух развернутых пульбатов и по 1500 человек в два скадрированных пульбата).

Решение проблемы ускорения вооружения строящихся ДОТов, для которых промышленность не успевала изготовить новое вооружение, в АИ предлагается осуществлять только за счет мобзапаса ДВФ (запасы ручных пулеметов внутренних округов в АИ понадобятся для формирования новых дивизий как в начале 1941 года, так и после начала войны) – 2000 станковых пулеметов «максим» и 1000 ручных пулеметов ДП. Из этого количества для четырех строящихся УР ПрибОВО будет предназначено 20%. Полагая использовать для вооружения каждого ДОС два станковых (в качестве основного вооружения) и один ручной (для непосредственной обороны ДОС) пулемет, получим возможность дооснастить вооружением 200 ДОС.

Таким образом, в АИ в результате резкого сокращения фронта работ предполагается в течение весны 1941 года построить не 100, а 200 ДОС, для которых будет иметься в наличии пулеметное вооружение и личный состав. Перенос рубежа строительства УР (в АИ решение принимается еще осенью 1940 года – до начала строительных работ в Прибалтике) позволит гарнизонам ДОС своевременно и незаметно для противника занять укрепления. В среднем это позволит иметь боеготовыми в каждом из 4-х УР ПрибОВО по 10 опорных пунктов в составе 5-ти пулеметных ДОС каждый.

Очевидным недостатком такого решения (временная установка пулеметов «Максим» на полевых станках вместо штатного вооружения ДОС в специальных установках) является отсутствие артиллерийского, в первую очередь противотанкового вооружения укрепленных районов. Решение этого вопроса также описывалось в предшествующих частях АИ. Так, в АИ в начале мая 1941 г. на фоне нарастания угрозы войны, а также в связи с хронической недопоставкой запчастей от промышленности начальник ГАБТУ обратился к НКО и НГШ с просьбой разукомплектовать танки 4-й и 5-й категорий эксплуатации в западных приграничных округах с целью использования годных деталей и узлов для ремонта танков 2-й и 3-й категорий. Руководство НКО несколько развило идеи начальника ГАБТУ. Оно разрешило подобное разукомплектование для восстановления двигателей, элементов трансмиссии и ходовой части, а также радиостанций, однако снимать вооружение с негодных для эксплуатации танков было запрещено, т.к. сами танки было решено использовать в качестве неподвижных огневых точек. Для этого директива НКО и НГШ требовала от командования ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО,ЗакВО, ЗабВО и ДВФ провести рекогносцировку приграничных районов, выявить наиболее подходящие места для установки танковых огневых точек, оборудовать там окопы для танков и щели для укрытия экипажей, тягачами танковых бригад и дивизий отбуксировать негодные для эксплуатации танки и тщательно замаскировать их. Танки предписывалось обеспечить 2-мя боекомплектами. Данные мероприятия требовалось осуществить в срок до 1 июня 1941 года.

Директивой предписывалось танки, имеющие только пулеметное вооружение (Т-37, Т-38, Т-26 ранних выпусков), использовать для охраны и обороны от воздушных десантов аэродромов, корпусных и армейских командных пунктов и узлов связи, крупных железнодорожных мостов, складов и т.д., а танки Т-26 с 45-мм пушкой – использовать для укрепления в противотанковом отношении наиболее важных оборонительных рубежей.

В дополнение к этой директиве вышло постановление СНК, разрешающее НКО передать, а НКВД – принять неисправные танки для использования в качестве ТОТ для обороны крупных мостов и включить их в состав соответствующих охранных подразделений НКВД. При этом танки, имеющие только пулеметное вооружение, передавались от НКО без экипажей, а танки Т-26 с 45-мм пушками надлежало передавать с обученным экипажем из двух человек (без механика-водителя). Дополнительной директивой НКО приграничным округам в середине июня было разрешено одновременно с выводом танковых частей из мест постоянной дислокации в районы рассредоточения снять исправные запчасти с танков 3-й категории, восстановление которых представлялось нецелесообразным. Сами танки разрешалось передать для усиления оборонительных рубежей стрелковых соединений.

В таблице 21 указано количество неисправных танков в ПрибОВО по состоянию на 1 июня 1941 года (предполагается, что танковые бригады, убывшие в ЗапОВО для формирования танковых дивизий неисправные танки с собой не забирали).

Таблица 21 – Неисправные танки ПрибОВО

Модификация

3-й кат.

4-й кат.

5-й кат.

Всего

Т-27 линейные

4

25

29

Т-37 линейный

15

9

24

Т-37 радийный

1

1

Т-38 линейный

24

10

34

Т-38 радийный

2

2

Т-26 2-башенный

3

3

6

Всего пулеметных танков

46

47

3

96

Т-26 линейный

17

16

9

42

Т-26 радийный

21

9

7

37

БТ-7 линейный

38

7

4

49

БТ-7 радийный

41

12

10

63

БТ-7 зенитный

5

5

Всего танков с 45-мм пушкой

122

44

30

196

Особую роль в системе долговременных оборонительных сооружений ПрибОВО занимала Ковенская крепость (рисунок 20). Ее стратегическое положение перекрывало два наиболее вероятных, с точки зрения советского Генштаба, направления главного удара германской армии из Восточной Пруссии – на Даугавпилс и на Вильнюс, Минск. Сохранившееся же большое количество ее фортификационных сооружений, способных без особых проблем выдержать попадания снарядов 6- и 8-дюймовой полевой артиллерии противника, делало ее включение в общую систему обороны 11-й Армии весьма полезным. Поэтому подобно Брестской и Осовецкой крепостям ЗапОВО, для Ковенской крепости в ПрибОВО были сформированы специальные «крепостные» части.

Всего для Ковенской крепости было сформировано 10 пулеметно-артиллерийских батальонов, занимавших оборону непосредственно в фортах крепости, и 9 стрелково-пулеметных рот, формально осуществлявших «пехотное прикрытие» крепостных сооружений.

Рисунок 20 – План Ковенской крепости

Рисунок 20 – План Ковенской крепости

Распределение «крепостных» пулеметно-артиллерийских батальонов в крепости было следующим: 5 батальонов занимали 5 фортов на левом (западном) берегу Немана, прикрывая город с юга, юго-запада и запада, 3 батальона занимали 3 форта на восточном берегу Немана, прикрывая город с севера и северо-востока, и еще 2 батальона размещались в цитадели крепости на западном берегу Немана.

В общем случае распределение огневых средств «крепостного» пулеметно-артиллерийского батальона в каждом форту было следующим:

1) в горжевом (тыловом) каземате размещалась 6-орудийная батарея 76-мм пушек обр. 1902/30 г. (благо они имелись в запасе в огромных количествах) для прострела межфортового пространства;

2) в переднем капонире, боковых полукапонирах и тыловом (горжевом) капонире (полукапонирах) размещались две пулеметные роты для обстрела прилегающей к форту местности (безусловно, желательна также установка 45-мм противотанковых пушек, но она зависела от текущего производства установок ДОТ-4);

3) во внутрифортовом пространстве организовывались огневые позиций двух батарей 82-мм минометов для «противоштурмовой» обороны самого форта и одной батареи 120-мм минометов для обстрела межфортового пространства (сами минометы хранились в укрытиях форта и выносились на огневые позиции только на время ведения огня);

4) также в состав «крепостного» («фортового») пулеметно-артиллерийского батальона входили управление и штаб батальона, взвод связи, хозяйственный взвод, возможно, саперный взвод и другие подразделения.

Орудия и минометы имели сокращенную численность расчетов (76-мм пушки и 120-мм минометы – 8 человек, 82-мм минометы и 45-мм пушки – 6 человек), дабы имеющиеся казармы могли обеспечить нормальное размещение личного состава пулеметно-артиллерийского батальона в мирное время.

Всего на вооружении каждого форта состояли: 6 76-мм полевых пушек, 4 120-мм и 8 82-мм минометов (в последствии планировалось увеличить число минометов в батареях с 4-х до 6-ти), 36 ручных пулеметов (по 18 в двух пулеметных ротах). В перспективе должно быть установлено до 12 45-мм противотанковых пушек. Обеспечение фортов средствами ПВО планово переносится на конец 3-й пятилетки (т.е. 1942 год) – впредь до освоения массового выпуска пулеметов ДШК.

«Крепостная» стрелково-пулеметная рота имела следующую организацию. В стрелковом отделении такой роты должно было быть 12 человек – так же, как и в обычном стрелковом отделении. Разница заключалась в том, что в отделении стрелково-пулеметной роты было 2 ручных пулемета (пистолетов-пулеметов не было вообще, что было связано с их нехваткой в начале 1941 года). Взвод, как и в обычной стрелковой роте, состоял из 4-х отделений, а в роте было 4 стрелковых взвода (4-й стрелковый взвод компенсировал отсутствие взвода станковых пулеметов). Всего в роте было 32 ручных пулеметов и около 180 самозарядных винтовок СВТ. Поскольку каждая рота предназначалась для обороны отдельного фортификационного сооружения, то в ее составе помимо 4-х стрелковых взводов и отделения управления было также довольно многочисленное хозяйственное отделение, в результате чего численность стрелково-пулеметной роты достигала 240 человек. Организационно «крепостные» стрелково-пулеметные роты в мирное время объединялись в батальоны, два из которых размещались в цитадели крепости, а третий (для северных фортов) – в городе на восточном берегу Немана. В АИ именно этот, третий батальон принял активное участие в подавлении антисоветского восстания в Каунасе.

7. Обеспеченность альтернативных мероприятий командным составом

Сравнение числа объединений и соединений ПрибОВО в РИ и АИ представлено в таблице 22.

Таблица 22 – Сравнение числа управлений в ПрибОВО в РИ и АИ

Тип управления

РИ

АИ

Армейское управление 3 (8, 11 и 27 Армии) 2 (8 и 11 Армии)
Корпусное управление 9 (10, 11, 16, 22, 24, 29 и 65 стрелковые корпуса, 3 и 12 механизированные корпуса) 8 (2*, 10, 11, 16, 22, 24 и 65-й стрелковые и 3 механизированные корпуса)
Дивизионное управление 19 стрелковых дивизий (5, 10, 11, 16, 23, 33, 48, 67, 90, 125, 126, 128, 179, 180, 181, 182, 183, 184 и 188), 4 танковые дивизии (2, 5, 23 и 28), 2 моторизованные дивизии (84 и 202), 1*** воздушно-десантный корпус (5), 1 стрелковая бригада (3) – всего 27 управлений 22 стрелковые дивизии (5, 10, 11, 16, 23, 33, 48, 67, 90, 115**, 125, 126, 128, 179, 180, 181, 182, 185**, 188, 202, 211 и 220),

3 танковые дивизии (2, 5 и 23), 1 мотострелковая дивизия (84), 1 стрелковая бригада (2) и 2 танковые бригады – всего 29 управлений

Примечание: * – в РИ управление 2-го СК весной 1941 г. было возвращено из ПрибОВО в ЗапОВО; ** – в РИ зимой 1940/41 г. 115-я стрелковая дивизия была передислоцирована из ПрибОВО в ЛВО, а 185-я стрелковая дивизия – из ПрибОВО в МВО; *** – 5-й воздушно-десантный корпус приравнен к дивизии

Возможно, для более корректной оценки наличия командного состава из таблицы 22 следует исключить соединения, переданные в другие округа, так как они переводились туда вместе со всем командным составом. В этом случае таблица 22 приобретет следующий вид.

Таблица 22-бис

Тип управления

РИ

АИ

Армейское управление 3 (8, 11 и 27 Армии) 2 (8 и 11 Армии)
Корпусное управление 9 (10, 11, 16, 22, 24, 29 и 65 стрелковые корпуса, 3 и 12 механизированные корпуса) 7 (10, 11, 16, 22, 24 и 65-й стрелковые и 3 механизированные корпуса)
Дивизионное управление 19 стрелковых дивизий (5, 10, 11, 16, 23, 33, 48, 67, 90, 125, 126, 128, 179, 180, 181, 182, 183, 184 и 188), 3* танковые дивизии (2, 5 и 23), 2 моторизованные дивизии (84 и 202), 1 стрелковая бригада (3) – всего 25 управлений 20 стрелковых дивизий (5, 10, 11, 16, 23, 33, 48, 67, 90, 125, 126, 128, 179, 180, 181, 182, 188, 202, 211 и 220), 3 танковые дивизии (2, 5 и 23), 1 мотострелковая дивизия (84), 1 стрелковая бригада (2) и 2 танковые бригады – всего 27 управлений

Примечание: * – из расчетов исключена 28-я танковая дивизия, т.к. в РИ она формировалась на базе 27-й танковой бригады БТ, которая в АИ была передана в ЗапОВО

Как видно из представленных данных, в целом в АИ удастся по сравнению с РИ несколько улучшить укомплектованность штабов и частей управления в армейском и корпусном звеньях. На уровне дивизий и отдельных бригад укомплектованность останется примерно такой же, как и в РИ (добавятся лишь две танковые бригады НПП, которые, по сути, равны полку, а не дивизии).

8. Обеспеченность альтернативных формирований автотракторной техникой

К сожалению, точных данных о количественном и качественном состоянии автопарка ПрибОВО к началу войны автору найти не удалось. Согласно «Статистическому сборнику №1», Северо-Западный фронт в июне 1941 года имел 2978 тракторов и тягачей, а также 19 111 автомобилей, из которых 13 525 составляли грузовики.

Точно лишь известно, что в период с 5 января по 20 июня 1941 г. с предприятий промышленности в ПрибОВО было отгружено: 14 тягачей «Сталинец-2», 95 тягачей «Ворошиловец», 175 тракторов ЧТЗ-65, 410 тракторов СТЗ, 28 тягачей «Комсомолец», 912 грузовиков ЗИС-5, 100 грузовиков ГАЗ-ААА и 1334 грузовика ГАЗ-АА. Правда, из этого числа 326 грузовиков ГАЗ-АА были отгружены в период с 16 по 20 июня, и поэтому они вряд ли успели дойти до адресата к началу боевых действий. В связи с этим в АИ предлагается отгрузку автотракторной техники, произведенную в РИ в период 16 по 20 июня (а всего это 17 «Сталинцев-2», 20 «Ворошиловцев», 75 ЧТЗ, 138 СТЗ-5, 552 ЗИС-5, 5 ГАЗ-ААА и 972 ГАЗ-АА), использовать для доукомплектования войск внутренних округов, выдвигаемых в АИ на рубеж Западная Двина – Днепр.

Также известна укомплектованность автотракторной техникой частей и соединений ПрибОВО по состоянию на 20 октября 1940 года. В таблице 23 приведена укомплектованность стрелковых и механизированных соединений, в таблице 24 – артиллерийских частей, в таблице 25 – соединений ВВС, в таблице 26 – различных частей окружного подчинения. К сожалению, таблицы не дают точного представления о качественном составе автотракторного парка ПрибОВО: исправные машины невозможно отделить от сломанных, скоростной и мощный «Ворошиловец» от тихоходного ЧТЗ или маломощного «Комсомольца».

Таблица 23

Дивизия Легк. а/м Груз.а/м Спец. а/м Трактора Прицепы
2-я ТД 22 930 154 59 8
5-я ТД 23 797 282 65 14
84-я МД 24 974 141 118 16
18-я ТБР БТ 21 365 285 10
22-я ТБР Т-26 22 123 50 9 2
27-я ТБР БТ 17 363 125 11 1
5-я СД 23 232 114 99 33
10-я СД 16 90 49 93
11-я СД 30 495 96 15 9
16-я СД 17 205 123 61 49
23-я СД 20 260 75 68 5
33-я СД 13 198 68 54 5
48-я СД 12 261 60 32 2
67-я СД 19 299 96 67 53
90-я СД 29 353 60 46
115-я СД 18 174 33 71 12
125-я СД 14 169 30 55 14
126-я СД 15 231 75 67 6
128-я СД 15 388 50 41 12
185-я СД 182 17 60
179-я СД 12 57 7
180-я СД 7 27 30 4
181-я СД 12 52 23
182-я СД 9 18 26 2
183-я СД 10 38 33
184-я СД 13 65 4

Таблица 24

Артполк Легк. а/м Груз.а/м Спец. а/м Трактора Прицепы
110-й ГАП РГК (36 203-мм) 2 103 14 127 82
402-й ГАП РГК (24 203-мм) 14 403 10 63
429-й ГАП РГК (24 152-мм) 3 147 13 40 12
47-й КАП 10-го СК (24 152-мм и 12 122-мм) 10 167 33 58 41
73-й КАП 11-го СК (24 152-мм, 12 122-мм и 12 107-мм) 8 75 24 56 33
151-й КАП 2-го СК (48 152-мм и 12 122-мм) 9 80 18 52 48
270-й КАП 16-го СК (20 152-мм и 24 122-мм) 3 64 11 58 9
448-й КАП 16-го СК (12 152-мм и 23 107-мм) 5 36 11 48 26
613-й КАП 24-го СК (лат.) 6 9 31 10
614-й КАП 22-го СК (эст.) 6 8 1
615-й КАП 29-го СК (лит.) 4 35 1 401 лошадь

Таблица 25

Дивизия Легк. а/м Груз.а/м Спец. а/м Трактора Прицепы
4-я САД 22 154 216 39 68
6-я САД 18 128 156
7-я САД 16 155 201 43 20
8-я САД 21 132 196 36 48
1-й ТБАП ТБ-3 12 53 62 13 23
Остальные части ВВС 6 131 54 315 38
Всего в ВВС 95 753 885 446 197

Таблица 26

Вид частей Легк. а/м Груз.а/м Спец. а/м Трактора Прицепы
Автодорожные части (1637 чел.) 26 996 62
Части связи (3043 чел.) 21 218 58 1
Части ПВО (4365 чел., 52 76-мм ЗП) 15 123 18 44 12
Инженерные части (1591 чел.) 5 97 107 23 8

Всего в округе на 20 октября 1940 года было: 16 202 автомобиля (987 легковых, 11 485 грузовых и 3730 специальных), 2272 трактора и 876 прицепов. Таким образом, в период с 20 октября до 31 декабря 1940 г. в ПрибОВО поставок автотракторной техники в РИ практически не было (разница между наличием на 20.10.40 и 22.06.41 вполне покрывается поставками в первом полугодии 1941 года и численностью убывших в другие округа 18-й ЛТБР, 115-й и 185-й СД; кроме того, в таблицах не учитывается автотранспорт 3-й ОСБР, переданной из НКВМФ в НКО лишь в ноябре 1940 года, и, по утверждению С. Булдыгина, являвшейся «полностью моторизированной», что, впрочем, представляется весьма сомнительным).

Соответственно в АИ предлагается принять следующие меры. Во-первых, большую часть поставленных в 1941 году грузовиков ЗИС-5 и ГАЗ-АА передать во вновь формируемую 23-ю танковую дивизию, третий мотострелковый полк 84-й мсд, а также для формирования мотострелковых батальонов в танковых полках 2-й и 5-й танковых дивизий. Оставшуюся часть грузовиков ЗИС-5 и ГАЗ-АА использовать для оснащения артиллерийских и разведывательных подразделений соединений береговой обороны. Во-вторых, уже имеющиеся в стрелковых дивизиях грузовики перераспределить между дивизиями, выровняв их укомплектованность.

Так, поставленные в 1941 году 912 ЗИС-5, 100 ГАЗ-ААА и 1008 ГАЗ-АА в АИ будут распределены между соединениями следующим образом.

23-я танковая дивизия получит 450 ЗИС-5 и 450 ГАЗ-АА (бензозаправщики, ремонтные мастерские, автошасси радиостанций и другие специальные автомашины здесь не учитываются, т.к. не являются «чистыми» грузовиками и проходят «по другой статье»).

Грузовики ЗИС-5 будут распределены так: 35 для 5-ти батарей 76-мм пушек УСВ из состава мотострелковых батальонов танковых и мотострелкового полка (4 грузовика для буксировки орудия с расчетом, 2 – под боекомплект, 1 – под управление и имущество батареи), 15 в отдельный зенитный дивизион (12 – под 37-мм пушки с расчетами, 3 – под управления батарей и дополнительный б/к), по 65 в автотранспортные батальоны танковых полков (40 – под перевозку боекомплекта, 10 – под перевозку продуктов питания, 10 – под перевозку имущества полка, 5 – под перевозку управления и имущества самого автобата), 150 в автотранспортный батальон дивизии, 20 в автороту подвоза отдельного батальона тяжелых танков, еще 100 – в другие подразделения дивизии.

300 грузовиков ГАЗ-АА будут использованы для оснащения мотострелковых подразделений: 5 – в управление мотострелкового полка и по 59 в 5 мотострелковых батальонов дивизии (три в составе мотострелкового полка и по одному в каждом из двух танковых полков). В батальоне грузовики будут распределены следующим образом: 39 будут использоваться для перевозки личного состава и имущества 3-х мотострелковых рот (в роте 3 взвода по 4 грузовика и еще 1 грузовик для управления роты), 10 в пулеметной роте (6 для перевозки 12 станковых пулеметов с расчетами, 3 для перевозки дополнительного б/к и 1 в управлении роты), 7 в минометной батарее (3 для перевозки 6-ти 82-мм минометов с расчетами, 3 для перевозки дополнительного б/к, 1 в управлении батареи), 3 в управлении батальона.

Еще 150 грузовиков ГАЗ-АА предлагается использовать для оснащения других подразделений и частей дивизии.

2-я и 5-я танковые дивизии получат по 14 ЗИС-5 и 118 ГАЗ-АА (в два мотострелковых батальона танковых полков).

84-я мотострелковая дивизия – 20 ЗИС-5 (в дивизион 76-мм пушек артполка), 10 ГАЗ-ААА (в батарею 76-мм полковых пушек нового мотострелкового полка) 180 ГАЗ-АА (177 в три мотострелковых батальона нового мотострелкового полка, 3 – в управление полка).

2-я отдельная стрелковая бригада –65 ЗИС-5 (5 в батарею 76-мм пушек УСВ разведбата, 20 в дивизион 76-мм пушек УСВ – 12 для буксировки орудий, 6 для перевозки дополнительного б/к, 2 в управление дивизиона; еще по 20 в дивизионы 76-мм пушек обр. 1902/30 г. двух стрелковых полков) и 30 ГАЗ-АА (3 в управление разведбата, 7 в минометную батарею, по 10 в две мотострелковые роты – 3 взвода по 3 машины, плюс одна машина для управления роты).

188-я стрелковая дивизия – 100 ЗИС-5 (по 20 в дивизион 76-мм пушек Ф-22 артполка дивизии и в дивизионы 76-мм пушек обр. 1902/30 г. четырех стрелковых полков) и 30 ГАЗ-АА (3 в управление разведбата, 7 в минометную батарею, по 10 в две мотострелковые роты – 3 взвода по 3 машины, плюс одна машина для управления роты).

182-я стрелковая дивизия и 2-я отдельная стрелковая бригада – по 100 ЗИС-5 (5 в батарею 76-мм пушек УСВ разведбата, 20 в дивизион 76-мм пушек УСВ, 12 в дивизион 122-мм пушек А-19, 3 в управление полка; еще по 20 в дивизионы 76-мм пушек обр. 1902/30 г. стрех стрелковых полков) и 30 ГАЗ-АА (3 в управление разведбата, 7 в минометную батарею, по 10 в две мотострелковые роты – 3 взвода по 3 машины, плюс одна машина для управления роты).

202-я, 211-я и 220-я стрелковые дивизии – по 30 ГАЗ-ААА в противотанковые дивизионы (18 для буксировки орудий с расчетами, 12 – под дополнительный б/к).

Четыре противотанковых артполка – по 12 ЗИС-5 для перевозки дополнительного б/ки по 3 ГАЗ-АА в управления полков и дивизионов (по 24 ЗИС-6 для буксировки орудий полки получают «по отдельной статье»).

179-я и 181-я стрелковые дивизии – по 50 ЗИС-5 (для буксировки 105-мм гаубиц с целью экономии недостающих артиллерийских лошадей).

Оставшиеся 220 грузовиков ГАЗ-АА использовать для доукомплектования различных частей округа (возможно, 150-160 грузовиков придется дополнительно отдать в 182-ю СД и 2-ю ОСБР – по 30-32 в противотанковые дивизионы стрелковых полков).

Перераспределение имеющихся к 20 октября 1940 года грузовиков позволит во всех стрелковых соединениях ПрибОВО (кроме 188-й стрелковой дивизии и 2-й отдельной стрелковой бригады) иметь по 180 грузовиков (без учета перечисленных выше поставок новых машин в 1941 году).

Что касается новых поставок тракторов и тягачей, то в АИ предлагается распорядиться ими следующим образом.

Все 14 тягачей «Сталинец-2» направить в дивизион 122-мм пушек А-19 182-й стрелковой дивизии (береговой обороны).

Из 95-ти тягачей «Ворошиловец» 60 передать во 2-ю, 5-ю и 23-ю танковые дивизии (по 4 в ремонтно-эвакуационные роты танковых полков, 12 в дивизионный ремонтно-восстановительный батальон), еще 10 – в ремонтно-восстановительный батальон 3-го МК. Оставшиеся 25 «Ворошиловцев» – в один из гаубичных артполков большой мощности.

175 тракторов ЧТЗ-65 предлагается передать в корпусную артиллерию. В частности, они необходимы, как минимум: 1) в двух артполках, формируемых, на базе бывших «национальных», и перевооружаемых на МЛ-20 и А-19 – 75 тракторов; 2) в двух гаубичных артполках, формируемых на базе дивизионов 152-мм гаубиц, выводимых из состава стрелковых дивизий, и перевооружаемых на М-10 – еще 75 тракторов; 3) в 429-й гаубичный артполк РГК 4-дивизионного состава, также перевооружаемый на М-10 – оставшиеся 25 ЧТЗ. Строго говоря, во все эти полки необходимо подать в 2 раза больше тракторов ЧТЗ-65 (в 429-й вообще суммарно 100), имея в виду, что один трактор должен буксировать орудие с расчетом, а еще один – боекомплект к орудию. Однако в данном случае будем исходить из того, что в первую очередь необходимо обеспечить тракторами ЧТЗ-65 буксировку самих орудий, а транспортировку боеприпасов можно будет возложить и на имеющиеся в корпусных артполках (или выводимых из состава стрелковых дивизий дивизионов 152-мм гаубиц) трактора. Такой подход связан с тем, что неизвестен тип имеющихся в наличии тракторов, а трактора типа ХТЗ-СТЗ-3 и даже СТЗ-5 не смогут обеспечить буксировку 152-мм гаубиц М-10 и, тем более, корпусных орудий МЛ-20 и А-19.

Из числа поставленных в ПрибОВО тракторов СТЗ предлагается 200 тягачей СТЗ-5 передать во 2-ю, 5-ю и 23-ю танковую, а также 84-ю мотострелковую дивизии: по 50 тягачей в артполк для буксировки 24-х 122-мм гаубиц М-30 и боеприпасов к ним. Такой шаг также связан с тем, что автору неизвестен точный тип тракторов, имевшихся в наличии в 3-м МК, и потому было решено просто обновить парк тягачей в этих дивизиях. Совместно с поставкой «Ворошиловцев» в ремонтно-эвакуационные подразделения, это позволит высвободить все имевшиеся осенью 1940 года трактора 3-го мехкорпуса (за исключением, разве что, «Комсомольцев»), что позволит, как минимум, полностью моторизировать три артиллерийских полка. Еще 25 СТЗ-5 планируется передать в дивизион 122-мм гаубиц М-30 артполка 182-й стрелковой дивизии. Оставшиеся 185 тракторов СТЗ, из числа поставленных промышленностью в первой половине 1941 года (автор не имеет точных данных, сколько из них было сельхозтракторами СТЗ-3, а сколько – арттягачами СТЗ-5), также предлагается направить для дооснащения артиллерийских полков.

Что касается распределения поставленных 28-ми тягачей «Комсомолец», то однозначного решения на их счет у автора нет. Так, по штату отдельный противотанковый дивизион стрелковой дивизии должен иметь 21 такой тягач (в 6-орудийной батарее – 7 тягачей). Но новых дивизий (даже без учета «моонзундской»), в которых по штату положен противотанковый дивизион, в округе 6 штук. В итоге «Комсомольцы» предлагается использовать для оснащения противотанкового дивизиона вновь сформированного мотострелкового полка 84-й МСД, а также для доукомплектования тех «старых, кадровых» стрелковых дивизий, в которых по каким-либо причинам «Комсомольцев» не хватает до штатной потребности.

9. Обеспеченность средствами связи

Точными данными ни о наличии средств связи в ПрибОВО к началу войны, ни о поставках от промышленности в первой половине 1941 года, автор не располагает. Известна лишь обеспеченность средствами связи войск ПрибОВО по состоянию на 20 октября 1940 года.

В таблице 27 представлено наличие радиостанций в корпусных управлениях ПрибОВО, в таблице 28 – стрелковых и механизированных соединений.

Таблица 27

Дивизия

РУК (КВ)

11-АК

3-А

4-А

5-АК

6-ПК

Другие

упр. 3-го МК

1

4

4 РРУ, 1 РСБ, 2 РБ, 13 71-ТК

упр. 2-го СК

1

1

1

1

1

упр. 10-го СК

1

2

1

4

2

упр. 11-го СК

1

1

1

4

3

упр. 16-го СК

1

1

2

2

7

упр. 65-го СК

1

1

1

1

4

1 РБ

упр.22 СК (эст.)

3

4

2

4

упр.24 СК (лат.)

5

упр.29 СК (лит.)

27

Таблица 28

Дивизия

РУК

11-АК

4-А

5-АК

6-ПК

РРУ

РСБ

РБ

71-ТК

2-я ТД

1

15

14

18

1

35

150

5-я ТД

1

17

19

34

1

22

173

84-я МД

3

21

42

12

13

77

18-я ТБР БТ

1

18

4

2

131

22-я ТБР Т-26

8

54

27-я ТБР БТ

1

8

5

161

5-я СД

1

13

56

67

10-я СД

12

38

14

5

11-я СД

1

19

57

49

3

3

16-я СД

1

20

54

32

1

2

7

23-я СД

1

18

51

48

2

33-я СД

1

8

15

10

4

7

48-я СД

14

27

61

16

1

67-я СД

1

14

82

37

7

14

90-я СД

1

19

76

36

8

7

115-я СД

1

13

60

38

5

125-я СД

1

9

70

38

5

5

126-я СД

1

11

62

45

3

1

128-я СД

1 (КВ)

1

12

63

34

19

18

185-я СД

2 (ДВ)

1

12

47

31

5

5

5

179-я СД (лит.)

21

180-я СД (эст.)

4

21

181-я СД (лат.)

3

2

51

182-я СД (эст.)

1

4

40

183-я СД (лат.)

3

2

69

184-я СД (лит.)

13

Как видно из представленных таблиц, соединения и части ПрибОВО, за исключением «национальных», в целом были относительно неплохо укомплектованы средствами радиосвязи. Так, в среднем каждая «кадровая» стрелковая дивизия имела: 1 радиостанцию 4-А или 11-АК для связи с корпусом, 14 полковых радиостанций 5-АК, 54 батальонных радиостанции 6-ПК, 38 ротных радиостанций РРУ. Предположим, что оснащение радиостанциями бывших «национальных» стрелковых дивизий, а также 188-й стрелковой дивизии (береговой обороны) на Моонзундских островах и 2-й отдельной стрелковой бригады, а также новой 23-й танковой дивизии будет осуществляться за счет поставок от промышленности в конце 1940 – начале 1941 годов. Оснащение же новых 182-й, 202-й, 211-й и 220-й стрелковых дивизий в АИ предполагается осуществить за счет перераспределения уже имеющихся в 14-ти «кадровых» стрелковых дивизиях ПрибОВО радиостанций. Имеющееся число даст в пересчете на 18 дивизий нового штата: 10 полковых радиостанций 5-АК, 42 батальонные радиостанции 6-ПК, 30 ротных радиостанций РРУ и 4 радиостанции РБ. Еще 14 радиостанций 5-АК предлагается передать в корпусные гаубичные артполки, формируемые на базе выводимых из состава стрелковых дивизий дивизионов 152-мм гаубиц. Обеспечение новых дивизий радиостанциями для связи в звене «дивизия – корпус» предлагается осуществить за счет поставок от промышленности в 1941 году. Как видно из приведенного расчета, в целом новые дивизии в ПрибОВО будут достаточно неплохо укомплектованы средствами связи. Так, радиостанций 5-АК хватит, чтобы гарантированно (имея по 2 р/ст на каждого абонента) организовать связь между штабом дивизии, штабами стрелковых и артиллерийского полков.

10. Обеспеченность альтернативных формирований конским составом

Наличие лошадей в стрелковых соединениях ПрибОВО по состоянию на 20 октября 1940 года в РИ приведено в таблице 29.

Таблица 29

Дивизия Артиллерийские Строевые Обозные Всего
5-я СД 882 922 1087 2891
10-я СД 850 974 1000 2824
11-я СД 971 646 1372 2989
16-я СД 852 679 936 2467
23-я СД 944 854 909 2707
33-я СД 1028 620 831 2479
48-я СД 873 741 980 2594
67-я СД 944 748 880 2572
90-я СД 815 658 1341 2814
115-я СД 794 797 1008 2599
125-я СД 780 737 918 2435
126-я СД 768 681 713 2162
128-я СД 586 588 469 1643
185-я СД 876 1003 797 2676
179-я СД (лит.) 414 599 347 1360
180-я СД (эст.) 264 291 88 643
181-я СД (лат.) 420 520 290 1230
182-я СД (эст.) 265 316 70 651
183-я СД (лат.) 284 315 404 1003
184-я СД (лит.) 321 622 309 1252
20-й ККП (лат.) 88 905 55 1048
26-й ККП (лит.) 180 926 102 1208

Как видно, «старые» кадровые советские дивизии в ПрибОВО были хорошо укомплектованы лошадьми (в среднем 2561 лошадь на дивизию, в т.ч. 760 верховых, 855 артиллерийских и 946 обозных). Некоторое исключение составляла разве что 128-я СД, но в ней несколько меньшее число обозных лошадей компенсировалось несколько бóльшим числом грузовиков (см. таблицу 23) – сказывалось недавнее «моторизированное» прошлое дивизии.

В АИ предлагается при переформировании бывших «национальных» дивизий использовать только их «национальных» лошадей. С учетом наличия 201 верховых, 139 артиллерийских и 61 обозной лошадей в бывшем литовском 615-м корпусном артполку (который в АИ переводится на новый штат и получает трактора), получим в новых переформированных дивизиях:

  • в 179-й стрелковой дивизии 3013 лошадей (1422 верховых, 874 артиллерийские и 717 обозных),
  • в 180-й стрелковой дивизии 1294 лошади (607 верховых, 529 артиллерийских и 158 обозных),
  • в 181-й стрелковой дивизии 2133 лошади (835 верховых, 704 артиллерийские и 594 обозные).

Как видно, 179-я СД может даже поделиться некоторыми излишками с отдельным кавполком 11-й Армии, оперирующим в предполье на западном берегу Немана. В то время как 180-я СД испытывает определенную нехватку конского состава. Тут надо либо проводить «добровольно-принудительную» мобилизацию (на каком основании?) конского состава на территории Эстонской ССР (можно никого насильно не мобилизовать, а вполне себе законно выкупить недостающее количество лошадей у местных крестьян), либо надеяться на то, что расположенная в тылу стрелковая дивизия в случае войны успеет получить лошадей по вполне законной мобилизации.

Укомплектование же конским составом вновь формируемых 182-й, 202-й, 211-й и 220-й стрелковых дивизий в АИ будет производиться за счет перераспределение имеющегося конского состава 14-ти «старых» кадровых советских стрелковых дивизий. Поскольку лошадьми надо укомплектовать и вновь сформированную 2-ю стрелковую бригаду и 188-ю стрелковую дивизию на Моонзундских островах, то имеющееся количество лошадей в 14-ти «старых» дивизиях будем делить на 19 новых (наличие автотранспорта и лошадей в 3-й ОСБР на рассматриваемую дату неизвестно, а 2-я ОСБР также «потребляет» лошадей гораздо меньше дивизии). Таким образом, в среднем на одну дивизию в 1941 году получим 1887 лошадей (560 верховых, 630 артиллерийских и 697 обозных).

11. Обеспеченность альтернативных формирований танками «новых типов»

В РИ 3-й мехкорпус ПрибОВО был одним из первых соединений, которые в 1940 году получили танки КВ. Всего из выпуска 1940 года в ПрибОВО было отгружено 20 танков КВ-2 и 32 танка КВ-1. Все они попали во 2-ю танковую дивизию и стали участниками знаменитого сражения под Расейняем. Кроме того, в марте 1941 г. на станцию Алитус (т.е. в пункт дислокации 5-й танковой дивизии) были ошибочно отгружены 27 танков КВ-1 выпуска ЛКЗ (танки должны были быть выгружены на станции Волковыск в ЗапОВО). Судьба этих машин не достаточно ясна. С одной стороны, имелись указания ГАБТУ о необходимости передать их адресату, с другой стороны, по состоянию на 1 июня 1941 г. они продолжали числиться в ПрибОВО. Некоторые исследователи утверждают, что в конечном итоге танки всё-таки передали в ЗапОВО. Кроме того, необходимо отметить, что к началу войны 2 танка КВ-2 были возвращены на Кировский завод для прохождения капитального ремонта и модернизации, хотя по документам продолжали числиться в составе войск ПрибОВО (в середине июля 1941 г. они были отгружены из Ленинграда на станцию Веймар).

Танков Т-34 перед войной в ПрибОВО было отгружено 50 штук (30 линейных и 20 радийных) в 1-м квартале 1941 года. По одним данным, все 50 машин попали в 5-ю танковую дивизию, по другим, 2 машины были переданы в управление мехкорпуса. Как и в случае с танками КВ, техническое состояние танков Т-34 ПрибОВО к июню месяцу отличалось от приведенных в «Статическом сборнике №1» сведений. Так, по данным сборника, все 50 танков Т-34 в ПрибОВО по состоянию на 1 июня 1941 г. относились к 1-й категории технического состояния, т.е. являлись исправными и еще не бывшими в эксплуатации. В то время, как М. Свирин указывает следующее: «11 мая 1941 г. 3-й МК запросил у завода-изготовителя документацию по ремонту и помощь специалистами, так как треть танков Т-34 учебно-боевого парка была выведена из строя во время учебных занятий». В общем, всем желающим оценить число обученных экипажей советских танков «новых типов» на основе «Статистического сборника №1», рекомендую быть предельно осторожными – в сборнике содержится большое количество неточностей.

Однако, вернемся в АИ. Здесь стоит задача к началу войны в каждой танковой дивизии ПрибОВО (т.е. 2-й, 5-й и 23-й) укомплектовать отдельный батальон тяжелых танков и по два батальона средних танков (первые батальоны в каждом танковом полку), т.е. всего 3 батальона КВ-1 и 6 батальонов Т-34.

Все танки КВ-2 2-й тд 3-го МК в АИ передаются в состав 1-й отдельной тяжелой танковой бригады прорыва РГК, формируемой в Минске. Танки КВ-1 выпуска 1940 года большей частью остаются в составе отдельного батальона тяжелых танков 2-й танковой дивизии (три роты по 7 машин, плюс одна машина командира батальона), а оставшиеся распределяются между 2-й, 5-й и 23-й танковыми дивизиями в качестве машин учебного парка. Таким образом, из поставок 1941 года в АИ для ПрибОВО требуется 44 танка КВ-1.

В рамках предложенной АИ все 115 танков Т-34 выпуска 1940 г. распределяются в бронетанковые училища и в специальные учебные танковые взвода мехкорпусов для ознакомления личного состава. В частности, в ПрибОВО отгружается 6 танков в 3-й мехкорпус (по одному взводу из 3-х танков на каждую танковую дивизию). Предполагается, что к началу войны все 6 танков выпуска 1940 г. в результате активной эксплуатации танков данных учебных взводов будут относиться к 3-й категории, и потому в дальнейших расчетах боевого состава танковых частей учитываться не будут.

Также предполагается, что отгрузка танков Т-34 в войска производится батальонными комплектами. Либо сразу 35 танков (три роты по 10 танков, 2 танка в батальонном взводе управления и 3 танка в учебном взводе), либо двумя партиями: в первой партии 24 танка (2 роты по 10 танков, танк командира батальона и 3 танка в учебный взвод), во второй партии – 11 танков (3-я рота и второй танк для взвода управления). Танки учебных взводов своих экипажей не имеют и предназначены для эксплуатации экипажами линейных машин в целях экономии ресурса танков «боевых» рот. Очередность отгрузок танков Т-34 выпуска 1941 г. приведена в таблице 30 (все танки – выпуска харьковского завода №183).

Таблица 30 – Поставки танков Т-34 в ПрибОВО в АИ

Месяц

Т-34 выпуска завода №183

Январь 24 в 5-ю тд (в 9-й танковый полк)
Февраль 11 в 5-ю тд (в 9-й танковый полк)
Март 35 в 5-ю тд (в 10-й танковый полк)
Апрель 48 во 2-ю тд (по 24 в 3-й и 4-й танковые полки)
Май 22 во 2-ю тд (по 11 в 3-й и 4-й танковые полки)

48 в 23-ю тд (по 24 в 45-й и 46-й танковые полки) ОдВОВОВО танковые бригады свои БА оставили в ПрибОВОделениями мехкорпусов.н учебного парка. нных в «рпуса.угой сото

Июнь 22 в 23-ю тд (по 11 в 45-й и 46-й танковые полки)
ИТОГО

 

70 во 2-й тд 3-го МК,

70 в 5-й тд 3-го МК,

70 в 23-й отдельной тд,

всего – 210, с учетом танков выпуска 1940 г. – 216 (в РИ к 1.06.1941 г. в ПрибОВО имелось 50 Т-34)

Таким образом, до начала боевых действий во всех танковых дивизиях ПрибОВО закончится перевооружение первых батальонов танковых полков на танки Т-34.

12. Распределение бронеавтомобилей в АИ.

Наличие бронеавтомобилей в ЗапОВО по состоянию на 1 июня 1941 г. представлено в таблицах 31 и 32 (предполагается, что убывшие в АИ в ЗапОВО танковые бригады свои БА оставили в ПрибОВО).

Таблица 31 – Наличие средних бронеавтомобилей в ЗапОВО

Тип 1-й категории 2-й категории 3-й категории 4-й категории Всего 1-й и 2-й категории
БА-10 рад. 16 132 7 148
БА-10 лин. 61 72 7 133
БА-6 лин. 1 1
БА-3 1 1
Всего БА-10 77 204 14 281

Таблица 32 – Наличие легких бронеавтомобилей в ЗапОВО

Тип 1-й категории 2-й категории 3-й категории 4-й категории Всего 1-й и 2-й категории
БА-20 рад. 10 28 4 1 38
БА-20 лин. 12 28 3 1 40
ФАИ 2 4 2
Всего БА-20 22 58 7 6 80

В АИ предлагается следующее распределение средних бронеавтомобилей в ПрибОВО:

  • 6 танковых полков трех танковых дивизий получают по одной разведывательной роте в составе 16 БА-10 (три взвода по 5 БА, плюс одна машина командира роты), итого 96 БА-10;
  • одна мотострелковая дивизия (для разведывательного батальона) и один отдельный мотоциклетный батальон 3-го мехкорпуса, две дивизии и одна бригада береговой обороны получают по 17 БА-10 (рота из 16-ти БА, плюс еще одна машина у командира батальона), итого 85 БА-10;
  • 20 стрелковых дивизий (14 «старые», 3 «новые» и 3 «национальные») получают по одному взводу (5 БА-10) в состав отдельной разведывательной мотострелковой роты, итого 100 БА-10.

Всего – ровно 281 БА-10. Оставшиеся 1 БА-6 и 1 БА-3 – передать или в военные училища, или в НКВД.

Распределение легких БА в АИ предлагается следующее:

  • в составе батальонов связи каждой из 20-ти стрелковых дивизий – по 3 БА-20 (или ФАИ), всего 58 БА-20 и 2 ФАИ;
  • в составе взводов связи каждого из 21-м танковом батальоне (по 7 в 3-х танковых дивизиях) – по одному БА-20, итого 21 БА-20.

Остается 1 БА-20, используемый, например, в управлении мехкорпуса.

13. Оценка хода боевых действий в полосе ПрибОВО в первые дни войны в полосе ПрибОВО

Исходная дислокация и направления движения немецких дивизий в РИ представлены на рисунках 21 и 22.

Рисунок 21 – Исходная дислокация немецких и советских дивизий в РИ

Рисунок 21 – Исходная дислокация немецких и советских дивизий в РИ

Рисунок 22 – Боевые действия в полосе ПрибОВО в первые дни войны в РИ

Рисунок 22 – Боевые действия в полосе ПрибОВО в первые дни войны в РИ

Поскольку, как сегодня известно, германское командование перед войной обладало весьма смутной информацией о фактических численности и дислокации соединений Красной Армии, то в АИ общие планы и направления ударов дивизий противника не будут отличаться от таковых в РИ.

Соответственно, применительно к предложенным в АИ стрелковым корпусам ПрибОВО получим следующий состав противостоящих немецких дивизий. Однако, предварительно, считаю целесообразным довести до читателей правильное понимание масштаба рассматриваемых событий, ибо приведенные выше «красивые картинки» построения обороны советских корпусов, без учета реального пространственного размаха, могут ввести в заблуждение относительно прочности советской обороны. Итак, в таблице 33 приведены значения ширины полос обороны советских дивизий (в ряде случаев, например, для 67-й и 125-й СД приводится не непосредственно ширина боевых порядков дивизии, а расстояние между флангами соседних дивизий).

Таблица 33 – Ширина полосы обороны советских дивизий

Дивизия

Границы

Ширина полосы, км

10-я СД

Паланга, Картена

25,5 (по прямой),

28,5-30 (фактически)

67-я СД

Картена (искл.), Жарняй (искл.)

46

115-я СД

Жерняй, Варняй

15

48-яСД

Куршеняй, Шяуляй (искл.)

15

185-я СД

Шяуляй

10

126-я СД

Радвилишкис, Поневежис

52

202-я СД

Кельме, Титувеняй

16

125-я СД

Ледувеняй, Арегала (искл.)

36

211-я СД

Арегала, Середжюс

20

5-я СД

Вилькия, Каунас (искл.)

31

33-я СД

Каунас, Преняй

20 (по прямой),

25 (фактически)

220-я СД

Преняй (искл.), Алитус

26

179-я СД

Меркине, Друскининкай

20,5 (по прямой),

34 (берег)

В полосе обороны советского 24-го Стрелкового корпуса (рисунок 10) будет наступать 26-й Армейский корпус в составе 291-й, 61-й и 217-й пехотной дивизий, а также поддерживающая его 207-я охранная дивизия. Формально противник здесь обладает тем преимуществом, что советские войска строят оборону в слишком растянутых боевых порядках, а германские войска, владея инициативой, свободны в выборе направления сосредоточения усилий и потому без особых проблем могут прорвать оборону 67-й СД с ее чрезмерной полосой обороны. Однако, в РИ планы 26-го АК никак не были связаны с ударом на Плунге – 291-я его ПД наступала на север в направлении Лиепаи, а 61-я и 217-я наступали на северо-восток в направлении Тельшая. В итоге, если в РИ части советской 10-й СД 22 июня подверглись атаке сразу немецких ПД, то в АИ в полосе ее обороны будет наступать только одна 291-я ПД. Это существенно улучшит оборону советских войск на дальних подступах к Лиепае (кроме того, в АИ в самой Лиепае имеется еще один стрелковый полк из состава 2-й отдельной стрелковой бригады береговой обороны).

Что касается обороны советских войск непосредственно на Тельшайском направлении, то здесь улучшения по сравнению с РИ заключаются в следующем. Во-первых, в РИ здесь оборонялась только одна 10-я СД, а в АИ – две стрелковые дивизии (67-я и 115-я). Во-вторых, 10-я СД в РИ дислоцировалась непосредственно на границе, ее войска имели меньше времени для занятия укреплений, а сами позиции находились в зоне досягаемости артиллерии противника, установленной на его территории. В АИ оборонительные позиции РККА выведены из-под артиллерийского удара противника в первые часы войны, а их отдаление от границы позволяло войскам своевременно занять укрепления. В-третьих, при сосредоточении противником основных усилий на Тельшайском направлении определенную свободу действий получали правофланговые полки 67-й СД, которые могли быть привлечены к контрудару во фланг 61-й ПД противника и тем самым – к ослаблению давления на Тельшай.

На Шяуляйском направлении, обороняемом силами 2-го Стрелкового корпуса (рисунок 11), наступал 1-й АК противника в составе 11-й, 1-й и 21-й пехотных дивизий. В целом, соотношение сил, действующих в АИ в районе Кельме – Шяуляй – Тельшяй (с советской стороны четыре стрелковые дивизии: 115-я, 48-я, 185-я и 202-я, плюс, как минимум, часть сил 67-й СД, а также задействованная в обороне танковая бригада Т-26; с немецкой стороны: 61-я, 217-я, 11-я, 1-я и 21-я ПД), в совокупности с выносом советских позиций из-под артиллерийского удара, дают все основания предполагать, что войска советской 8-й Армии в течении двух-трех дней смогут сохранить целостность фронта в районе Тельшяй – Шяуляй и сдержать войска немецкой 18-й Армии на Рижском направлении.

Очевидно, что наиболее динамические события в полосе советской 8-й Армии будут происходить в районе Кельме – Расейняй – Кедайняй, обороняемом силами 10-го Стрелкового корпуса (рисунок 12), где в РИ развернулось Расейняйское сражение (рисунок 23).

Рисунок 23 – Бои в районе Расейняя в РИ

Рисунок 23 – Бои в районе Расейняя в РИ

Главным героем боев под Расейняем в РИ с советской стороны стала 2-я танковая дивизия генерал-майора Солянкина. Пожалуй, самой лучшей работой, описывающей события тех трагических и героических дней, является видеолекция Максима Коломийца «Расейняйское танковое сражение и история легендарного КВ» в Центральном музее вооруженных сил (https://www.youtube.com/watch?v=NCIxvRx4_l0).

В условиях превосходства в воздухе авиации противника дивизии Солянкина удалось совершить скрытый марш из мест постоянной дислокации (Укмерге, Ионава) в район Расейняй с целью нанести контрудар по мотомеханизированным частям противника, которые, как предполагало советское командование, движутся на Шяуляй. Мощным ударом, ключевую роль в котором сыграли танки КВ, 2-я ТД отбросила одну из двух боевых групп 6-й танковой дивизии противника (т.н. БГ «Зекедорф»), нанеся ей существенные потери. Удар наносился вдоль «южного» шоссе, проходящего из Расейняя через реку Дубиса на северо-восток в сторону Гриншикиса. Однако часть сил 2-й ТД дошла и до «северного» шоссе, идущего из Расейняя также через Дубису в северном направлении в сторону Тетувеная. Именно здесь и произошел знаменитый бой «одинокого КВ» с боевой группой «Раус», в результате которого последняя целые сутки не могла продвинуться вперед.

Однако, несмотря на блистательный успех в начале боя, сражение под Расейняем для 2-й танковой дивизии и ее командира завершилось весьма трагически. Заблокировав на мостах через Дубису 6-ю танковую дивизию противника, Красная Армия здесь не имела никаких других сил, чтобы остановить или хотя бы задержать соседей 6-й ТД. В результате, наступающие справа и слева от 6-й ТД соединения противника беспрепятственно форсировали Дубису и окружили танкистов Солянкина. Большая часть дивизии, включая командира, погибла в боях при прорыве из окружения. А немецкий 41-й моторизированный корпус, вырвавшийся на оперативный простор, устремился к переправам через Западную Двину в районе Екабпилса. Южнее Расейняя, через Арегалу и Кейденяй, обходя Каунас с севера, на шоссе Каунас – Даугавпилс выводил своих танкистов и эсэсовцев Манштейн.

В АИ на пути обоих моторизированных корпусов 4-й Танковой группы строит с опорой на реку Дубиса оборонительный рубеж 10-й Стрелковый корпус. На рубеже Кельме – Тетувеняй, т.е. на пути немецкой 1-й танковой дивизии, занимает оборону советская 202-я стрелковая дивизия. В районе Расейняй (один полк в самом городе и по одному полку в районе мостов через Дубису соответственно у «северного» и «южного» шоссе), т.е. на пути немецкой 6-й ТД, занимает оборону 125-я СД. В районе Арегала – Кедайняй, т.е. на пути 8-й ТД противника, занимает оборону 211-я СД. Очевидно, что слабым местом в построении обороны 10-го СК является 15-20-километровый разрыв между левым флангом 125-й СД и правым флангом 211-й СД в районе Бетиголы. В РИ здесь беспрепятственно форсировала Дубису 269-я пехотная дивизия противника. В АИ оборону этого участка предлагается возложить на мотострелковый полк и разведывательный батальон 2-й танковой дивизии, основные силы которой будут выдвинуты во второй эшелон 10-го СК северо-восточнее Расейняя на восточном берегу Дубисы.

По сравнению с РИ прорыв 1-й танковой и 36-й моторизированной дивизий во фланг и тыл обороняющихся на расейняйском направлении советских войск будет затруднен. Автомобильная дорога Кельме – Тетувеняй в АИ находится под огневым контролем 202-й СД, а железнодорожный мост через Дубису обороняется правофланговым стрелковым батальоном 125-й СД, вероятно, усиленным батареей 45-мм ПТП и пулеметными ДОТами. Попытки форсировать Дубису в полосе между левым флангом 202-й СД и правым флангом 125-й СД очевидно приведут к контратакам танкового полка 2-й ТД.

Общая диспозиция советских и немецких войск к началу боев в полосе 8-й Армии в АИ представлена на рисунке 24.

Рисунок 24 – Расстановка сил к началу боев в районе Шяуляй – Расейняй – Кедайняй в АИ

Рисунок 24 – Расстановка сил к началу боев в районе Шяуляй – Расейняй – Кедайняй в АИ

Точная дислокация противотанковых артполков (по 24 76-мм пушки Ф-22 на буксире ЗИС-6) автором АИ не разработана, за исключением того, что они будут попарно разделены между 8-й и 11-й Армиями. Очевидно, что один из них будет размещен в районе Кельме на шоссе Таураге – Шяуляй. Размещение противотанковых резервов на пути моторизованного корпуса Манштейна в районе Арегалы без учета послезнания вряд ли возможно. Однако вполне вероятно, что такой полк успеет прибыть на второй оборонительный рубеж 211-й СД на реке Шушве после того, как противник прорвется через Арегалу.

В итоге, немецкие войска в АИ выйдут на рубеж Кельме – Расейняй – Арегала несколько быстрее, чем в РИ, что будет обусловлено отсутствием советских войск в полосе 50–60 км от границы. Начав движение рано утром, пехотные дивизии противника на таком расстоянии успеют существенно отстать от мотомеханизированных частей, которые выйдут к основным позициям Красной Армии ориентировочно к полудню 22 июня. Соотношение сил и их размещение в АИ сделают возможным успех 4-й Танковой группы не ранее второй половины дня 23 июня. Прорыв следует ожидать в стыке между 202-й и 125-й СД, а также на правом фланге 211-й СД. Однако численность советских войск в полосе 10-го СК приведет к тому, что форсирование противником Дубисы в указанных районах не приведет к быстрому обвалу фронта обороны Красной Армии, а изначально запланированное параллельным движение моторизированных корпусов 4-й Танковой группы – к отсутствию «котла». Вероятнее всего, не ранее чем к исходу 25 июня (а возможно и позже – 26-27 июня) русские войска будут «фронтально отдавлены» на линию железной дороги Шяуляй – Кедайняй.

Оборона советского 11-го Стрелкового корпуса (рисунок 13) будет иметь следующие особенности. С одной стороны, вопреки ожиданиям советского ГШ немецкие танковые и моторизованные дивизии обошли Каунас с севера и юга по второстепенным дорогам и вышли на крупные шоссе уже в глубоком тылу. В этом отношении попытку строить под Каунасом мощную противотанковую оборону на основе оценок ГШ образца августа 1940 года, можно назвать ненужной. С другой стороны, «честь брать город», как и в случае с Брестом и его крепостью, была отдана большому количеству пехотных дивизий. Так, на полосу, обороняемую 11-м СК, могут претендовать 6-я, 12-я, 26-я, 30-я, 32-я, 121-я, 122-я, 123-я и 126-я пехотные дивизии противника – девять соединений! Из этого числа только две дивизии (6-я и 26-я) будут переориентированы на другое направление, т.к. по немецким планам они должны обеспечивать «поворот на юг» 3-й Танковой группы.

Фактические силы русских под Каунасом включают две стрелковые дивизии (5-ю и 33-ю), оборона которых опирается на реку Неман, Каунасский УР, который благодаря многочисленным «корпусным» частям может быть приравнен к дивизии, 23-ю стрелковую дивизию, прибывающую из Даугавпилса, и танковую бригаду Т-26. К артиллерийским частям в районе Каунаса следует отнести следующие: 73-й корпусной артполк (24 152-мм орудия МЛ-20 и 12 122-мм пушек А-19), 429-й гаубичный артполк РГК (48 152-мм гаубиц М-10), отдельный артиллерийский дивизион Каунасского УРа (12 107-мм пушек обр. 1910/30 г.). Кроме того, вероятно, в интересах 10-го СК будет задействован новый корпусной гаубичный артполк (36 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г.), дислоцированный в Кедайняе, и, как минимум, один противотанковый артполк (24 76-мм пушки Ф-22) будут задействованы к северу от Каунаса в полосе 10-го СК.

Формально мы получаем соотношение наступающей и обороняющейся сторон 2:1, что дает определенный шанс на успех в первые дни советской стороне, хотя конечный успех германской армии следует считать предопределенным. К дополнительным проблемам русской стороны следует отнести следующее. Во-первых, 23-ю СД и 22-ю ЛТБР с высокой долей вероятности придется ставить в оборону не фронтом на запад против пехотных дивизий противника, а фронтом на север против прорывающегося на шоссе Каунас – Даугавпилс в районе Йонава, Укмерге моторизированного корпуса 4-й Танковой группы. Впрочем, срок «разворота» 23-й СД будет зависеть от действий соседнего 10-го СК. Во-вторых, в РИ командование ПрибОВО смогло обнаружить (в отличие от командования ЗапОВО) обе танковые группы в своей полосе уже в самом начале Приграничного сражения. Не зная о планах Гота свернуть к Минску, советское командование оценило действия 3-й и 4-й Танковых групп как попытку окружить советские войска в районе Каунаса, что привело к поспешному оставлению города и крепости советскими войсками. Эвакуация государственных учреждений и милиции в РИ дополнительно способствовала успеху антисоветского восстания литовских националистов (перед войной НКВД удалось обезвредить вильнюсские ячейки, но в Каунасе они остались незамеченными). Впрочем, необходимо отметить, что мосты через Неман в самом Каунасе и южнее – в Пренае, несмотря на начавшийся хаос, были всё-таки взорваны до похода немецких войск. Тем не менее, кажущаяся угроза окружения мотомеханизированными соединениями противника, действующими севернее и южнее Каунаса (в районах Кедайняй – Ионава и Алитус – Вильнюс соответственно), привела к тому, что 11-я Армия не только отошла фактически без боя с рубежа реки Неман, но и не пыталась опереться на рубеж реки Вилия по линии Вильнюс – Ионава. Отчасти этому способствовало и то, что соединения 4-й Танковой группы вырвались на шоссе Каунас – Даугавпилс и правый фланг обороны 11-й Армии таким образом оказался полностью открыт (но почему хотя бы просто не попытаться перерезать тылы Манштейну?).

Удастся ли в АИ трем советским соединениям (5-я и 33-я СД, плюс «крепостные» части Каунасского УР, но без учета 23-й СД) сдержать с опорой на Неман и ДОТы Каунасского УРа сдерживать более 2-3 суток напор 9-ти немецких пехотных дивизий? Очевидно лишь, что к исходу 22 июня никакой речи о захвате противником плацдармов на восточном берегу Немана быть не может.

Такой же результат (первый плацдармы на восточном берегу Немана – не ранее 23 июня) следует ожидать и в полосе 16-го Стрелкового корпуса (рисунок 14). В РИ здесь наступало два моторизированных корпуса 3-й Танковой группы, усиленных 5-м и 6-м армейскими корпусами. Пехотные дивизии 6-го АК были нацелены на Преняй, где, как указывалось выше, удалось взорвать мост через Неман до подхода немецких войск. Мосты в Алитусе, где в РИ советские войска не успели ни занять оборону позиций, ни взорвать мосты, в Меркине и Друскининкае, где в РИ вообще не было советских войск, в АИ обороняются силами 220-й и 179-й стрелковых дивизий (5-я танковая дивизия, в отличие от РИ, выведена во 2-й эшелон). В общем случае подходы к каждому мосту на западном берегу Немана обороняет один стрелковый батальон, усиленный батареей 45-мм ПТП. На восточном берегу, как правило, мост обороняют оставшиеся два батальона полка, усиленные батареей 76-мм пушек.

Очевидно, что оборона предмостных позиций будет «продавлена» превосходящими силами противника и в ночь на 23 июня остатки стрелковых батальонов на подручных средствах (считается, что в АИ все мосты будут взорваны еще днем 22 июня) эвакуируются на восточный берег. День 23 июня пройдет в попытках противника «продолбить» артиллерией брешь в советской обороне для наведения переправ через Неман. Соответственно, 24-го или в крайнем случае 25-го июня следует ожидать контрудар советской 5-й танковой дивизии по боевым группам немецких танковых дивизий, «вскрывающих» ранее захваченные плацдармы.

Как уже описывалось в главе про ЗапОВО, самыми сильными следует считать первые советские танковые удары. В дальнейшем советским контратакам противник начнет подставлять переправившуюся мотопехоту, высвобождая танковые части для дальнейшего движения вперед танковой группы. В конце-концов левый фланг Танковой группы Гота от советских контратак прикроют 6-я и 26-я пехотная дивизии (в связи с неудачей захвата моста под Преняем), мотопехотные дивизии ввяжутся в бои за Вильнюс, а танковые повернут на Молодечно к Минску.

Немецкий моторизированный корпус, наступающий через Меркине и Варену, «запнется» только на рубеже Немана, т.к. в отличие от «северного соседа» не подвергнется контратакам советских танкистов. Поэтому, как и в РИ, к Молодечно он выйдет раньше «соседа». Другое дело, что бои под Меркине и Вареной в АИ перенесут срок выхода к Молодечно на 1 – 2 суток.

14. Действия советских механизированных соединений в АИ.

Достаточно распространенной практикой в РИ, негативно сказавшейся на эффективности действий механизированных корпусов летом 1941 года, являлось «раздергивание» командармами танковых соединений на отдельные подразделения для «подпирания» стрелковых соединений в различных тактических эпизодах. Не миновала сия доля и ПрибОВО, где, например, мотострелковый полк одной из танковых дивизий 12-го МК, действующего в районе Шяуляя, был «откомандирован» под Лиепаю. Кроме того, в РИ как единое целое не использовался и 3-й механизированный корпус, дивизии которого получили различный задачи на удаленных участках фронта.

Будучи теоретическим противником подобного «раздергивания», автор при решении задачи «подпирания» разваливающегося фронта обороны ПрибОВО всё-таки прибег к «раздербаниванию» танковых дивизий и корпуса. Но прежде чем приступить к рассмотрению действий советских танковых соединений, имеет смысл уточнить отличия дивизий в АИ от РИ.

Проблема отрыва мотострелкового полка от дивизии в РИ заключалась в том, что он являлся единственной частью в дивизии, где имелась мотопехота, и танковые полки соответственно лишались пехотной поддержки. В АИ в каждом танковом полку вместо четвертого танкового батальона введен мотострелковый. Всего в танковой дивизии в АИ пять мотострелковых батальонов (три в мотострелковом полку, по одному в двух танковых полках) одинаковой организации: три мотострелковые роты, пулеметная рота (12 станковых пулеметов), минометная батарея (6 82-мм минометов) и артиллерийская батарея (в зависимости от военного округа – 4 76-мм дивизионные пушки УСВ или 6 45-мм противотанковых пушек). Соответственно, отрыв мотострелкового полка от дивизии не лишит танковые части собственной пехоты. «В теории» мотострелковый полк необходим танковой дивизии для закрепления захваченных рубежей при действиях в оперативном тылу противника. Однако в условиях Приграничного сражения танковые дивизии ПрибОВО будут наносить тактические контрудары в тесном взаимодействии со стрелковыми дивизиями. На мотострелковый же полк в условиях наличия больших разрывов между флангами стрелковых дивизий придется возлагать оборону подобных оголенных участков фронта. Наличие автотранспорта позволит не «размазывать» силы полка на всем протяжении неприкрытого участка, а сосредоточить их именно там, где действует противник.

Танковые полки дивизий будут действовать совместно или самостоятельно, но при этом каждый из них будет усилен дивизионом 122-мм гаубиц М-30 гаубичного артполка (в принципе, анализ возможных действий АИ-танковых дивизий в Приграничном сражении показывает необходимость ввести в штат гаубичного артполка третий дивизион 122-мм гаубиц, и это решение даже обеспечено выпуском М-30 в первом полугодии 1941 г. Однако главной проблемой тут является отсутствие обученного личного состава и главное – нехватка тракторов СТЗ-5).

2-ю танковую дивизию 3-го мехкорпуса в АИ, как и в РИ, предлагается выдвинуть в район Расейняя. Первоначальный замысел, как и в РИ, – нанесение контрудара во фланг наступающей на Шяуляйско-Рижском (по оценкам советского командования) мотомеханизированной группировке противника (41-й моторизированный корпус 4-й Танковой группы). В отличие от РИ ей не надо будет захватывать мосты через Дубису, контратаковать 6-ю танковую дивизию противника на западном берегу Дубисы, а затем отступать, пытаться оборонять мосты и пытаться вырваться из окружения. В АИ 2-я ТД будет находиться во втором эшелоне 10-го СК и использоваться для контрударов про прорвавшимся на восточный берег Дубисы частям противника. Один танковый полк дивизии (один батальон Т-34, как минимум, один батальон БТ-7, мотострелковый батальон с батареей 76-мм пушек УСВ), усиленный гаубичным дивизионом артполка (12 122-мм гаубиц М-30 на буксире СТЗ-5) и батареей зенитного дивизиона (4 37-мм зенитные автоматические пушки), будет задействован на правом фланге 125-й стрелковой дивизии. Его противниками будут боевая группа «Раус» 6-й танковой дивизии и основные силы 36-й моторизированной дивизии противника. Очевидно, что даже с учетом правофлангового стрелкового полка 125-й СД сил у Красной Армии будет недостаточно для того, чтобы удержать стык между 125-й и 202-й СД. Вероятно, с самого начала полку из состава отдельного танкового батальона 2-й ТД будет придана одна рота (7 КВ-1). В дальнейшем, по мере осложнения обстановки на данном участке сюда придется передать остальную часть батальона.

Второй танковый полк дивизии, усиленный вторым дивизионом 122-мм гаубиц и отдельным танковым батальоном тяжелых танков (без одной роты) изначально будет задействован на левом фланге 125-й СД, где будет противостоять боевой группе «Зекедорф» 6-й танковой дивизии. По мере отхода передового стрелкового полка 125-й СД из Расейняя и взрыва мостов через Дубису, возможна переориентация и этого танкового полка противостояния силам противника, прорывающимся через стык между 125-й и 202-й СД.

Мотострелковый полк и разведывательный батальон 2-й ТД будет использован для прикрытия стыка между 125-й и 211-й СД, где форсировать Дубису будет пытаться 269-я пехотная дивизия противника. Очевидно, что в силах полка будет возможность противостоять только передовым отрядам противника, т.к. с подтягиванием артиллерийского полка немецкой дивизии артиллерия советского полка (12 76-мм дивизионных пушек) не сможет эффективно противостоять численному и качественному превосходству противника. Это один из тех примеров, где проявляется нехватка третьего дивизиона гаубиц М-30 в штате танковой дивизии. Впрочем, рассчитывать на то, что один дивизион сможет противостоять полку (кроме того, в рассматриваемом районе также оперировала еще и 290-я ПД противника), вряд ли уместно.

5-я танковая дивизия 3-го мехкорпуса в АИ будет находиться во втором эшелоне 16-го стрелкового корпуса, прикрывающего Алитусско-Вильнюсское направление. Оборона мостов через Неман в АИ будет возложена на стрелковые соединения. Поскольку в отличие от РИ предмостные позиции будут заняты советскими войсками до подхода передовых сил противника, то все мосты через Неман в Алитусе, Меркине и Друскининкае будут взорваны днем 22 июня до переправы по ним немецких танков на восточный берег. Превосходство противника в числе дивизий в полосе 16-го СК над советскими войсками и, соответственно, в артиллерии позволит противнику «продавить» захват плацдармов на восточном берегу Немана в течение 23–24 июня. Таким образом, 24–25 июня следует ожидать «вскрытия» плацдармов танковыми дивизиями противника. В этих условиях на 5-ю ТД 3-го МК будет возложена задача флангового контрудара по 39-му моторизованному корпусу противника, прорывающемуся по направлению Алитус – Вильнюс. Очевидно, что первые бои принесут успех советской танковой дивизии, имеющей в АИ почти сотню танков «новых типов» (без учета танков учебных взводов – 22 КВ-1 и 64 Т-34), а также мощную (относительно РИ) группировку мотопехоты и противотанковой артиллерии (5 мотострелковых батальонов и 20 76-мм пушек УСВ). Наличие 106 76-мм пушек (86 танковых и 20 буксируемых), имеющих в АИ бронебойные снаряды, неминуемо приведет к большим безвозвратным потерям бронетехники 7-й и 20-й танковых дивизий противника. Однако с вводом в бой 14-й и 20-й моторизированных дивизий противника и неизбежным большим потерям советских танков БТ-7, имеющим противопульное бронирование, 39-й МК 3-й ТГр переломит ситуацию в свою пользу и прорвется к Вильнюсу. Станет ли он захватывать сам город или же, пользуясь численным превосходством над Красной Армией в этом районе, блокирует войска русских в городе, а основные силы бросит к Молодечно – не ясно. Однако в любом случае, по сравнению с АИ противник потеряет несколько суток времени и понесет существенные потери в танках и личном составе. Также неясным в боевых действиях 5-й ТД в АИ является использование мотострелкового полка. Дело в том, что учитывая количество пехотных дивизий противника, действующих на Каунасском направлении, МСП 5-й ТД может быть изъят для «подпирания» фронта соседнего 11-го СК. Вероятнее всего, полк будет перенацелен для противостояния прорывающимся в районе Преняя 6-й и 26-й ПД противника. В этом случае возможно его возвращение в дальнейшем в состав дивизии и последующее использование в обороне Вильнюса.

84-я мотострелковая дивизия 3-го МК в АИ, как и в РИ, будет использована для обороны Вильнюса (совместно с остатками 5-й ТД). Оценить результат этих боев довольно сложно, т.к. трудно спрогнозировать потери 39-го МК в боях с 220-й СД в ходе попыток переправиться через Неман и в последующих боях с 5-й ТД. К тому же, по сравнению с АИ несколько изменился состав 84-й МСД (танковый полк заменен на третий мотострелковый, несколько ослаблена гаубичная, но усилена противотанковая артиллерия). В принципе, учитывая важность для командования немецкой 3-й ТГр поддержания высоких темпов наступления, не исключено, что танковым дивизиям 39-го МК будет приказано выходить в район Ошмяны проселочными дорогами, а штурм Вильнюса будет возложен на моторизированные и пехотные дивизии. Численное превосходство противника в конечном итоге обеспечит успех такого решения, однако по сравнению с РИ Вильнюс продержится дольше.

23-я танковая дивизия в АИ будет нацелена для нанесения флангового удара по мотомеханизированным соединениям противника, действующим на Шяуляйско-Рижском направлении. В отличие от 2-й ТД, которая вместо удара навстречу 23-й ТД увязнет в оборонительных боях с противостоящими силами противника, удар советской 23-й ТД по немецкой 1-й ТД в АИ вполне может состояться в районе Кельме, куда советские танкисты выйдут из района Тельшая. В РИ немецкая 1-я ТД наступала вдоль шоссе Таураге – Шяуляй – Рига и в районе Кельме свернула для контрудара по советской 2-й ТД, в дальнейшем она продолжила движение через Паневежис к переправам через Западную Двину в районе Екабпилса. В АИ «поворот под Кельме» будет затруднен наличием там 202-й стрелковой дивизии, усиленной противотанковым артполком (т.е. общее количество противотанковых орудий там достигнет 90 стволов – 36 76-мм Ф-22 и 54 45-мм ПТП). Движение по дороге Кельме – Тетувеняй до сброса с занимаемых позиций 202-й СД для немецких танкистов будет невозможен. Определенное «окно возможностей» для 1-й ТД будет находиться между Кельме и Варняем, где в полосе шириной 33,5 км не будет советских войск. Однако это «окно» направлено «перпендикулярно» по отношению к переправам на Двине, которые необходимо захватить немецким танкистам по плану. Собственно, через это окно и предлагается ввести в бой советскую 23-ю ТД. Вероятно, в первую очередь в стык между 115-й и 48-й СД будет выдвинут мотострелковый полк дивизии. Далее, по мере подтягивания танковых частей, начнется подготовка к контрудару. Учитывая результат марша аналога «наследника 11-го ЗТП» в РИ, в танковых полках 23-й ТД останется по одному сводному батальону БТ-2 и БТ-5, а основу ударной мощи дивизии составят полученные в мае-июне батальон КВ-1 и два батальона Т-34. Удар такого числа современных танков неизменно нанесет серьезные потери немецкой 1-й ТД. Однако закрепить успех контрудара 23-й ТД советской стороне не удастся – к месту действия подойдут пехотные дивизии 1-го армейского корпуса противника. Вероятно, именно им придется сбрасывать советскую 202-ю СД с занимаемых рубежей для высвобождения пути застрявшей 1-й ТД. Впрочем, на боях под Кельме проблемы 1-й ТД не закончатся. В отличие от РИ, дорога через Паневежис в АИ будет перекрыта советскими войсками. И хотя, результат боя танковой дивизии против стрелкового полка (пусть даже его успеют усилить дивизионом ПТО), очевиден, задержка в сроках выхода 1-й ТД к Западной Двине по сравнению с РИ также очевидна. Кроме того, возможно, что именно эта задержка и приведет в итоге к тому, что 11-я СД из Тарту успеет выдвинуться к Екабпилсу. Также необходимо отметить, что даже в РИ железнодорожный мост через Двину в Екабпилсе успели взорвать.

Действия 1-го механизированного корпуса Ленинградского военного округа в АИ будут существенно отличаться от РИ. Во-первых, не будет «командировки» 1-й танковой дивизии под Алакуртти, что имело место в РИ. Во-вторых, выдвижение корпуса в АИ начнется не после начала боевых действий, а самое позднее 18 июня. Первыми начнут движение мотострелковая дивизия корпуса и мотострелковые полки танковых дивизий, выдвигающиеся на автотранспорте. Танковые полки и гаубичные дивизионы будут отправляться железнодорожным транспортом.

163-ю МСД и 1-ю ТД в АИ планируется выдвинуть в район Даугавпилса (мотострелковую дивизию на обороны города на западный берег, танковую дивизию оставить на восточном берегу на случай прорыва противника через мосты и контроля берега ниже и выше по течению на случай наведения противником переправ вдали от города), 3-ю ТД – в район Екабпилса. Кроме того, в рамках данной АИ в район Даугавпилса будет выдвинута еще и 128-я СД из района Себеж, Опочка.

Применительно к событиям РИ предложенное построение дает определенную выгоду в обороне переправ на Западной Двине и, в частности, делает невозможным быстрый «проскок» танкистов Манштейна через мосты в Даугавпилсе. В этом случае было бы возможно движение корпуса вверх по течению в сторону Полоцка в поисках «свободных» переправ и переподчинение в конечном итоге танковой группе Гота. В дальнейшем, по мере выхода 3-й ТГр в район Витебска корпус мог бы нанести удар в сторону Пскова с юга и вернуться в ГА «Север».

Однако в рассмотренном выше варианте АИ 56-й моторизированный корпус на несколько суток увязнет в боях к северу от Каунаса, и стремительного выхода к даугавпилским мостам у него не получится. В АИ, скорее всего, по мере подхода в Даугавпилс 128-й СД, 163-ю МСД перебросят к Каунасу, где она сменит 23-ю СД, прикрывающую 11-ю Армию от атак 56-го МК с севера (а сама 23-я СД выдвинется к Неману для противостояния пехотным дивизиям противника). Выдвигать танковые дивизии 1-го МК западнее Двины после 22 июня, вероятно, уже не будет смысла и на них будет возложена «мобильная оборона» по рубежу крупной реки, т.к. стрелковых дивизий на весь этот огромный рубеж явно не хватит (стрелковыми дивизиями будут прикрыты только «ключевые точки»: 16-я и 90-я СД в Риге, 11-я СД в Екабпилсе, 128-я СД в Даугавпилсе).

Такое решение позволит сдержать на рубеже Западной Двины немецкие танковые дивизии до подхода основной массы пехотных дивизий и обеспечить тем самым отвод основных сил ПрибОВО из «приграничной полосы». Тем самым противник будет задержан на рубеже Двины, как минимум, до середины – конца июля. Как будут развиваться события дальше, спрогнозировать довольно трудно. Очевидно, что немцам в конечном итоге удастся захватить и «вскрыть» плацдармы на восточном берегу Двины. Также очевидно, что полученный в АИ выигрыш во времени не будет достаточным для формирования в тылу новых дивизий, а имеющихся в наличии будет недостаточно для надежного «цементирования» фронта на Северо-Западном направлении. Тем не менее, время, выигранное для эвакуации основных сил ПрибОВО на рубеж Двины, позволит им сохранить большее количество личного состава и тяжелого вооружения к началу нового этапа борьбы в Прибалтике.

Надежды на то, что фронт удастся стабилизировать по линии Пярну – Тарту – Псков – Витебск, следует признать чрезмерно оптимистичными. Более реальной выглядит ситуация, когда вокруг Таллина сосредоточится группировка советских войск, способная в течение длительного времени удерживать крупный плацдарм в Эстонии (особенно с учетом снабжения морем, что в свою очередь будет связано с эффективностью минно-тральных сил КБФ), а основная линия фронта будет проходить по линии Нарва – Луга – Новгород. Таким образом, зимой 1941/42 года основной задачей Красной Армии на Северо-Западном ТВД будет нанесение удара с фронта Старая Русса – Великие Луки в общем направлении на Псков и выход на рубеж реки Великая.

179
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
14 Цепочка комментария
165 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFВадим Петровадмирал бенбоуst.matrosАндрей Толстой Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
MIG1965
MIG1965

  Труд огромный.  Респект.

  Труд огромный.  Респект.  Но сразу возникают вопросы. 

     Возьмите карты лета 1944 года.    Парадоксально, но действия были принципиально те же: немцы наступали, наши перешли к обороне. И случайно посмотрите на состав. Там где дралась дивизия в 1941 — тут минимум корпус. Местами армия!!!   Это я к тому, что сил устоять в Прибалтике не было.   Расходящийся фронт в любом случае требовал держаться у границ, где он был минимален. И инициативу отдавать было нельзя.  У Вас основное сражение на второй линии по сути. Его длительность  определяться будет не нашими действиями, а скоростью движения немецких армейских корпусов.  Тут какие штаты и таблицы не рисуй — итог будет один и тот же. 

   Но что печальнее всего, пока наши действия носили вынужденный характер — они как-то отвечали условиям. Иначе вариант 2 Армии Самсонова в 1914 наиболее реальный был бы.  Удивительно, но разгром 8 и 11 Армий — в ряде трактовок и так обычное героическое отступление подается. Ну потеряли многовато… А так вполне достойно.

Вадим Петров

MIG1965 пишет:
  Труд

[quote=MIG1965]

  Труд огромный.  Респект.  …

[/quote]

Согласен! Сил и времени затрачено много, но … без всякого смысла и понимания. Нет ответа на главный вопрос, без которого весь труд напоминает деяния Великого Сизифа:

… Какой силы, спрашивается, нужны были на границе с нашей стороны войсковые эшелоны, которые в состоянии были бы отразить удары врага указанной выше силы и прикрыть сосредоточение и развертывание основных вооруженных сил страны в приграничных районах? По-видимому, эта задача могла быть посильной лишь только главным силам наших Вооруженных Сил при обязательном условии своевременного приведения их в полную боевую готовность и с законченным развертыванием их вдоль наших границ до начала вероломного нападения на нас фашистской Германии.

Это слова Василевского. Один этот фрагмент объясняет, что остановить врага могла только вся РККА при условии ее своевременного задействования. Так что реально вопрос стоит в другой плоскости, почему этого не было сделано и что явилось тому причиной? Игра в кубики с переименованием батальонов в корпуса, не имеет никакого отношения к реальному, а не мифическому вопросу. А как известно, если вопрос не сформулирован грамотно, ожидать ответа на него можно долго … Ожидание можно заполнить увлекательным перекладыванием кубиков.

VladimirS
VladimirS

А может сосредоточить
А может сосредоточить парочку мощных мехкорпусов и сымитировать сокрушительный удар на Кенигсберг?
Немцы судорожно бросятся защищать будущий Калининград, а мы спокойно отойдем и будем готовить следующую тактическую пакость?))

NF

+++++++++++++++++++++++++++++

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

ВВМ
ВВМ

Восхищен тем огромным объемом Восхищен тем огромным объемом работы, которую Вы проделали. Огромное спасибо за такое количество информации. Мне лично очень интересно, т.к. поднять столько источников самостоятельно для меня не реально. Но все же позвольте немного критики. На мой взгяд у Вас не хватает главного — реального, а не мифического Плана обороны страны. Все что произошло в РИ можно было предвидеть и готовить войска не к "проминаду" на границе (как правильно называет этот мифический процесс В.Петров), а к обороне сучетом превосходства противника в силах. Тактические и оперативные приемы, которые применили немцы (глубокие прорывы и окружения), не являются новыми в военной науке и были известны нашим генералам. Вы защищаете этих неучей и бездельников, а зря! Даже в той АИ, нарисованной вами, они обязательно все бои проиграют. Такой вывод можно сделать по их отношению к ведению разведки, которое они продемонстрировали до войны и в начале войны. В.Петров привел правильный пример о ген Потапове, который нес бред про 2000 танков в болотах, где пролегает одна-две дороги. Да и других примеров достаточно. Кроме этого очень показательно мнение немецких генералов, которые прямо пишут о том, что русские проиграли приграничные сражения из-за отсутствия воздушной разведки. Т.е. все указывает на то, что до начала войны наши горе генералы собирались вести боевые… Подробнее »

VladimirS
VladimirS

~~А можно было бы наклепать

~~А можно было бы наклепать достаточное количество речных канонерок с достойным пво и главным калибром, которые отбросили бы своим огнем прорвавшихся к Даугаве немцев?

Да и на других речках помгли бы. Припять, Днестр, Буг….

Перевести корабельную программу Сталина с долгостроящихся линкоров на быстрородящиеся канонерки. С ГК  в 180мм?

Конечно Рудель бомбил бы как проклятый, но в канонерку труднее попасть чем в линкор, а если к тому же там будут натренированные расчеты с крупнокалиберными пулеметами, то редкая фашистская  птица долетит до середины Даугавы.

Можно наклепать и тучу ложных канонерок а для настоящих замскированные капониры.

Это если Дегтярев получит от флота добро на ускоренное доведение своего девайса.

 

log
log

с достойным пво

Где его

с достойным пво

Где его взять? До конца войны советское ПВО было "недостойным".

Это если Дегтярев получит от флота добро на ускоренное доведение своего девайса.

А он бы смог? Получить добро мало, надо еще смочь им воспользоваться.

На самом деле ДШК обр. 1938 и обр. 1938/46 гг, это слегка разные девайсы.

К тому же сам ДШК, даже обр. 1938/46 гг, ДШКМ, это далеко не самое удачное средство ПВО. Малый темп стрельбы + небольшая скорострельность, для ПВО это плохо.

MIG1965
MIG1965

   Про защиту от переправ.

   Про защиту от переправ.  Канонерки и бронекатера речные — вещь. Но это банально.  А если взять и применить электричество:  в воду скрытно проводим силовой кабель. В нужный момент врубаем рубильник….  В реке после этого плавают трупы захватчиков. Никто понять ничего не может. Тут же возникнет паника и водобоязнь…

    Давным-давно  смотрел чехословацкий фильм "Конец агента". Там в бассейн подали 10 тысяч вольт — все суперагенты всех держав после этого  накрылись.  А в нашем случае нужен кабель и мобильный  генератор. ППЦ захватчикам обеспечен.  

Barb
Barb

Почему у вас в 402-й ГАП 2

Почему у вас в 402-й ГАП 2 122-мм гаубицы числятся, вместе с 24 203-мм?

log
log

Самый лучший способ выиграть

Самый лучший способ выиграть от войны, это не участвовать в ней.

Что касается расстановки сил и средств, то это пустое. Создание боеспособной РККА в СССР началось 22.06.1941г. в 3 часа утра. И длилось это мероприятие примерно года полтора.

Поэтому, как вы не расставьте войска до этого момента, никакого особого эффекта это не принесет. Даже если вы эти войска вооружите нормальным оружием, а не тем, которое было у РККА всю войну.

VladimirS
VladimirS

А нужно ли было три-четыре
А нужно ли было три-четыре фронта? Может достаточно двух — Юго-Западный и Северо-западный, с разграничением полномочий где-нибудь в районе Припяти?
Тогда сталинские полководцы смогли бы развернуться во всю ширь и глубь?
Скажем, Юго-Западом командует Буденный, а Северо-Западом Жуков.

ВВМ
ВВМ

Напрасно Вы пытаетесь Напрасно Вы пытаетесь оправдать действия камандарма Потапова, комкора 15 и 27, а так же спорить о качестве оценки обстановки в полосы 5-ой армии. На ковельском направлении, прикрывавшемся 15-м стрелковым корпусом, противник наносил главный удар силами 56-й и 62-й пехотных дивизий 17-го армейского корпуса вдоль железнодорожной линии Холм-Ковель на участке Сверже-Бережце (полоса 10км). У Федюнинского тоже две стр дивизии и 41-я тд, имеющая танки КВ, которая почему-то уходит от туда, где спустя несколько часов будет наступать 14-я панцер. Против 56-ой пд ведет бой часть сил 45-ой сд, а против 62-й пд — один полк 62-сд. Т.е. 15-й ск имея 300 танков,  две сд, подошедшую вечером 24.06 215 мото дивизию 22 мехкорпуса, из-за неправильной оценки обстановки распылил свои силы, и в результате потерпел поражение.  Обстановка в полосе 27-го ск, где  87-я и 124-я сд 27-го ск к исходу 22 июня были уже окружены, а их тылы разгромлены, никем реально не оценена. Им вечером 23 июня продолжают ставить задачи на восстановление положения по гос границе. Разговор Потапова с Жуковым про 2000 танков происходил когда 13-я панцер дивизия в соприкосновение с войсками армии еще не вступила. Все это указывает на то, что добывать всеми видами разведки сведения о противнике и своих войсках наше командывание не умело. А все эти "портянки",… Подробнее »

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить