Альтернативные истребители Челестино Розателли. Часть 2. Альтернативные истребители FIAT CR.43 Mangusta. Эпизод 3.1

Окт 12 2017
+
15
-

 

Перед тем как выложить данную статью, я желаю выразить слова признательности глубокоуважаемым коллегам за неоценимую помощь в ее создании: redstar72 за идеи, редактирование текста и номерные примечания и vasia23 за цветные профили. В примечаниях дополнительно указано их авторство, а также относятся ли они к реальной (РеИ) или альтернативной (АИ) истории.

Предисловие: перед тем как выложить на сайт третий (разбитый из-за большого объема на три части), самый фантастический эпизод статьи про альтернативные истребители FIAT CR.43 Mangusta, я хотел бы сказать, что никакой образец техники, даже самый совершенный, не сможет привести к значительному изменению хода событий Второй Мировой войны. Данный эпизод представляет собой литературную фантазию, т.к. описывать события почти идентичные реальным мне было откровенно скучно и неинтересно.

Истребители FIAT CR.43 Mangusta изготавливались в больших количествах, экспортировались в разные страны и стали не только коммерческим успехом концерна FIAT, но и визитной карточкой итальянской (и не только итальянской) истребительной авиации времен Второй Мировой войны. Самолёты данного типа летали почти над всеми континентами и сражались в небе Европы, Азии, Австралии, Южной Америки и Океании. География распространения истребителей CR.43 была настолько широкой, что в годы Второй Мировой войны «мангустам» итальянского и местного производства пришлось не только прослужить в разных коалициях, но и даже повоевать друг с другом.

Эксплуатация и боевое применение истребителей FIAT CR.43 Mangusta в составе итальянской и испанской авиации

Италия

«Если Италия закончила войну на той же стороне, что и начала, значит, она переметнулась дважды» (с)

Командование RA, подстёгиваемое неудачами CR.32 и реакцией на это Муссолини, решило провести испытания самолёта в боевой обстановке, отправив первую серию машин в Испанию. Для этой цели 15 декабря 1937 года в лётно-испытательном центре Гуидония из опытных пилотов были сформированы две первые эскадрильи, сведенные в 1-ю экспериментальную авиагруппу (1 Gruppo Sperimentale). Командиром группы назначили капитана Марио Бонцано, опытного боевого лётчика, успевшего уже повоевать в Испании, где он командовал 18-й эскадрильей из 23-й истребительной авиагруппы (XXIII Gruppo Caccia) Asso di Bastoni.

14 февраля 1938 года двенадцать истребителей, упакованных в большие деревянные ящики, перевезли в порт Специя и погрузили на судно «Аниене» (Aniene). На нём же отплывали в Испанию лётчики и наземный персонал. 27 февраля грузовое судно прибыло в испанский порт Кадис, и для сборки ящики с самолётами переправили на авиабазу Таблада в районе Севильи.

Сразу же приступили к сборке машин. В ходе их облёта проявились некоторые дефекты в электрооборудовании и в шасси, которые удалось быстро устранить. Самым неприятным сюрпризом для пилотов было то, что при маневрировании в воздухе деформировалась рама фонаря лётчика, что делало практически невозможным его открытие в аварийной ситуации. На некоторых истребителях после возвращения их из полета фонари приходилось открывать с помощью молотка. Из-за этого летчики предпочитали летать со снятой частью фонаря, конструкция которого была упрочнена на машинах II производственной серии. 


Истребитель CR.43 майора Бонцано; 1-ая экспериментальная авиагруппа (часть фонаря кабины снята)

В начале марта все истребители были собраны и облётаны. На них нанесли опознавательные знаки и тактические номера. Истребители CR.43 получили номерной код «1» и тактические номера от «1» до «12». 10 марта истребители взлетели с аэродрома Таблада и взяли курс на Эскалону, но ухудшение погоды заставило летчиков совершить промежуточную посадку на аэродром в окрестностях Кордовы. Только через четыре дня они продолжили перелет, и на этот раз благополучно достигли Эскалоны, где на самолеты нанесли эмблемы 23-й истребительной авиагруппы.

16 марта состоялся первый боевой вылет группы Марио Бонцано, получившего к тому времени очередное воинское звание майора. Задачей «мангуст» в этом вылете было сопровождение группы из 25 штурмовиков FIAT CR.32 в район Мадрида. Полет проходил на высоте 7500–8000 метров. В этом вылете сердженте-мадджоре (старшина) Виргилио Понгилуппи на самолёте с бортовым номером «1-9» потерял сознание от бензиновых паров, просочившихся в кабину, и очнулся лишь перед самой землёй. Лётчик сумел посадить истребитель в поле, при этом самолёт получил незначительные повреждения.

На следующий день шестёрка CR.43 сопровождала эскадрилью CR.32, наносившую удар по республиканским укреплениям, а три пары совершили вылет на прикрытие своих войск. В этом районе произошёл первый бой с республиканскими истребителями, в результате которого итальянцы сбили один И-16.

18 марта произошел очередной воздушный бой с И-16, в результате которого республиканцы потеряли еще две «крысы», подбив один CR.43 сердженте (сержанта) Мартисса. Сержант отделался разбитым носом при вынужденной посадке, а вот его самолёт получил серьёзные повреждения и восстановлению не подлежал. Однако официально «мангусты» потерь не имели, а сбитый CR.43 был списан как потерянный по техническим причинам. На самолёте Мартисса якобы возникли проблемы с подачей топлива, и лётчику пришлось совершить вынужденную посадку на берегу реки Алберче. 
 
21 марта шестёрка CR.43 под командованием капитана Роветти сопровождала десятку бомбардировщиков S.79 в район Мадрида. На перехват бомбардировщиков вылетели истребители республиканцев, и «мангусты» вновь показали своё превосходство, сбив очередные три И-16 и потеряв всего один CR.43. 

На следующий день истребители под командованием Бонцано опять вылетели на сопровождение бомбардировщиков. В новом воздушном бою противниками итальянцев уже были не «крысы», а «гадюки». Результаты воздушного боя показали, что CR.43 заслуживает наименований «кот» или «крысолов», но никак не «мангусты». Марио Бонцано так вспоминал этот день и свой бой с И-17 (в кабине «шершня» сидел командир эскадрильи Леопольдо Морильяс):

«Бой продолжался около 30 минут, и я не мог его одолеть. Мы вытворяли на своих машинах всё, что только знали и могли, и всё же были вынуждены разойтись. Да, это был настоящий мастер!»

Впервые результат боя был не в пользу итальянцев, потерявших один CR.43, тогда как республиканцы потерь не имели. Этот бой стал последним боевым вылетом истребителей 1-й экспериментальной авиагруппы перед тем как «мангусты» были переведены в тыл для обеспечения ПВО Толедо. За две недели воздушных боёв пилоты CR.43 претендовали на уничтожение сорока истребителей республиканцев – 33 «крысы» и 7 «гадюк» (фактически «мангусты» смогли уничтожить лишь шесть И-16, тогда как И-17 потерь не имели) при потере одного своего самолёта.

За время оперативной паузы количество «мангуст» в Испании увеличилось. В район Толедо прибыла 2-я экспериментальная авиагруппа, и в течение двух месяцев тыловой службы 1-я группа была использована для ознакомления прибывших из Италии летчиков с теорией и практикой пилотирования новейших истребителей, а также подведения первых итогов боевого применения и выработки рекомендаций по ведению воздушного боя. После обучения и боевого слаживания 1-я и 2-я авиагруппы были переведены на фронт.

В начале июня 1938 года ситуация обострилась, и началась последняя фаза боев за Валенсию. Вечером 13 июня итальянцы столкнулись с республиканцами в районе Кастельона. Пилоты 1-й и 2-й авиагрупп сопровождали группу S.79, когда их атаковали И-16 из 4-й эскадрильи. Почти сразу к бою присоединилась и 5-я эскадрилья республиканцев (И-16). «Мангусты» сумели отобрать у республиканцев инициативу и нанести противнику потери. Всего итальянские пилоты заявили 9 побед, тогда как республиканские пилоты – одну. На следующий день произошло новое сражение, в котором CR.43 смогли уничтожить первый И-17. Боевых потерь итальянцы не имели, но во время посадки по техническим причинам были потеряны две «мангусты». С падением Валенсии вновь наступила оперативная пауза. Она сопровождалась редкими воздушными боями с малыми потерями обеих сторон (1-я и 2-я экспериментальные авиагруппы потеряли лишь три CR.43). 

В августе бои вспыхнули с новой силой. Республиканцы предприняли успешное наступление над Эбро, и 1-я и 2-я авиагруппы, сведенные к этому времени в 1-й экспериментальный авиаполк (1 Stormo Sperimentale), были направлены на «расчистку неба» перед группами бомбардировщиков S.79 и S.81. 3 августа состоялось самое крупное сражение, в котором приняли участие «мангусты». В этот день в небе над Эбро тридцать пять CR.43 сражались с примерно равным количеством И-17, среди которых была эскадрилья с советскими лётчиками. В ходе упорного боя итальянца потеряли шесть «мангуст», тогда как республиканцы недосчитались четырёх «шершней».


Истребитель CR.43 из состава 2-й авиагруппы 1-го экспериментального полка (II производственная серия)

Всего за 20 дней боев над Эбро пилотами 1-го полка были заявлены 80 побед (фактически 17) при потере 19 своих машин (сбитые и списанные вследствие технических неисправностей), большая часть которых была сбита «шершнями». По воспоминаниям итальянских пилотов август 1938 года был самым тяжёлым месяцем их испанской командировки.

Следующие три месяца вновь были рутиной, сопровождавшейся редкими воздушными боями почти без потерь какой-либо стороны. Единственным ярким пятном стал бой 28 сентября. В тот день 1-й авиаполк полным составом атаковал республиканскую группировку, насчитывавшую 18 бомбардировщиков СБ и 40-50 истребителей И-16 и И-17. «Мангусты» с пологого пикирования атаковали бомбардировщики и, сбив четыре самолёта, ушли на вертикаль. Затем итальянцы разделились: 1-я авиагруппа продолжила атаковать бомбардировщики, в то время как 2-я связала боем истребители сопровождения. Результатом этой ожесточённой схватки стала гибель восьми СБ, пяти И-16 и трёх И-17; сами итальянцы недосчитались шести CR.43, из которых только один был сбит огнём стрелков бомбардировщиков.

Очередным пиком активности стала Каталония, куда в начале декабря 1938 года был переброшен 1-й авиаполк. 23 декабря началось общее наступление франкистов на Барселону, и на его острие вновь были итальянские «мангусты». Республиканцы отчаянно сопротивлялись, но исход операции был предрешён. В течение последних трёх дней 1938 года (28-30 декабря) штаб 1-го авиаполка доложил о 16 сбитых самолётах противника (фактически 6 побед), в то время как за весь остальной декабрь удалось добиться лишь трёх побед (одна).

После крушения каталонского фронта и выхода франкистов к Средиземному морю падение Республики стало делом ближайшего времени. В руководстве вооружённых сил начались разброд и шатание, сказавшиеся и на военно-воздушных силах. Среди результатов этого разброда было и снижение активности республиканской авиации. Примерно в это же время завершилась активная деятельность и 1-го экспериментального авиаполка. Полк был переброшен на авиабазу Эскалона. 21 марта состоялась передача матчасти франкистам, после чего итальянский персонал выехал в Кадис, откуда морем отправился обратно в Италию.

Всего истребители 1-го экспериментального авиаполка заявили в Испании 427 побед (фактически 76 побед). Сами итальянцы из 97 «мангуст», присланных на Пиренейский полуостров [12], потеряли 33 истребителя CR.43, из которых лишь 18 были уничтожены в результате действий противника.

* * *

Следующей войной, в которой приняли участие «мангусты», стала скоротечная албанская кампания. В период между двумя мировыми войнами это крошечное и слаборазвитое государство находилось под влиянием Италии, но весной 1939 г. король Албании Зогу стал проявлять стремление «сменить хозяина» и начал искать контакты с Великобританией. В такой ситуации дуче решил оккупировать Албанию, планируя превратить её в плацдарм для дальнейшей экспансии на Балканах.

Для обеспечения операции штаб RA сформировал временное соединение – Авиационную эскадру «А», в состав которой вошли 263 самолёта – 104 бомбардировщика SM.79, 18 гидросамолётов-бомбардировщиков Z.506, 93 транспортных самолёта и 48 истребителей CR.32 и CR.43 (6-й полк). Вопрос о господстве в воздухе был решён ещё до начала вторжения, поскольку Албания военной авиацией вообще не располагала.

6 апреля, накануне высадки итальянских войск, авиация занималась разведкой, а в последующие дни наносила бомбовые удары, подавляя отдельные очаги сопротивления албанской армии. На рассвете 8 апреля на захваченный аэродром у Дурреса перелетели две эскадрильи CR.43 (24 самолёта). Практически сразу же шесть «мангуст» отправили на разведку по маршруту Дуррес – Тирана. Затем 12 истребителей прикрывали «воздушный мост», по которому в только что оккупированную Тирану транспортные самолёты перебрасывали подкрепления.


Истребитель CR.43 (Serie V) из состава 6-го полка, принимавшего участие в захвате Албании

И хотя никакого противодействия в воздухе не было, один истребитель итальянцы таки потеряли – вечером 8 апреля он разбился при посадке на аэродром Тираны. 10 и 14 апреля истребители обеспечивали высадку десантов в городах Корча и Кукес – последних укреплённых пунктах албанцев. На этом кампания закончилась, а на основе авиачастей, переброшенных в Албанию, сформировали новое соединение – Aeronautica dell’Albania.

* * *

С началом 1 сентября 1939 года Второй мировой войны Италия, опасаясь Франции и Великобритании, не спешила ввязываться в неё, хотя и была связана обязательствами в рамках «Антикоминтерновского пакта» (присоединилась к этому германо-японскому союзу 6 ноября 1937 года) и «Стального пакта» – германо-итальянского военного союза, подписанного 23 мая 1939 года.

Гитлер прислал Муссолини шифрованную телеграмму с просьбой проявить решительность в понимании общих задач. Он намекал на военные действия в самом недалёком будущем и последующие взаимные выгоды. Ответ на телеграмму в Италии обсуждали долго и кропотливо, взвешивали каждое слово. Наконец, кажется, нашли наиболее подходящий вариант письма. Муссолини собственноручно написал Гитлеру:

«Я переживаю один из наиболее трудных моментов в жизни… Италия не подготовлена к войне. Запасов бензина нам хватит не более чем на две недели, то же с сырьём. К глубокому сожалению, не обладая достаточным количеством сырья и оружия, мы не можем вступить в войну».

Дальше шли уверения в дружбе, верности, говорилось о единстве фашистских режимов. Но это уже была беллетристика.

Новое послание Гитлера получили в Риме той же ночью. Письмо было выдержано в холодно-ироническом тоне. Гитлер просил незамедлительно дать список необходимого сырья и оружия. Он сообщал, что, возможно, Германия сможет кое-чем помочь своему союзнику. Одновременно он просил дуче не разглашать намерений о нейтралитете. Пусть англичане думают, что Италия собирается воевать. Гитлер обращался ещё с одной просьбой – не сможет ли дуче направить в Германию итальянских рабочих, в промышленность и сельское хозяйство. На первое время хоть бы сто тысяч.

Как после войны вспоминал граф Чиано:

«…Тон письма не понравился дуче, но торопливость, с которой отвечал Гитлер, подтвердила нашу уверенность в том, что Гитлер крайне заинтересован в помощи Италии. Муссолини ответил на это:

– Не будем спешить. Дайте задание передать список. Он, вероятно, готов. Впрочем, я сам позвоню в генеральный штаб, как бы чего не забыли.

Я знал характер своего тестя – если ему что-то обещают, он начинает просить большего.

Список оружия и стратегического сырья начальник генерального штаба представил на следующий день. Просматривали и изучали его в кабинете дуче в Палаццо Венециа. Перечень оказался длинным и необыкновенно весомым: генеральный штаб требовал шесть миллионов тонн угля для военных заводов, четыре миллиона тонн нефти для флота, миллион тонн железа, никель, руду, медь. Список вооружения прилагался отдельно. Штаб считал, что поставки должны осуществиться в течение года.

Муссолини спросил не совсем уверенно:

– Думаете, дадут?
– Должны дать, – ответил я. – Правда, таким списком можно убить быка, если бы он умел читать…
– Хорошо, Галеаццо, просмотрите еще раз сами… А рабочую силу, думаю, мы сможем послать. В стране останется меньше бездельников.

В министерстве я готовил инструкцию для Аттолико [13]. Я поручил сообщить Риббентропу, что все оружие и материалы нужны Италии до её вступления в войну. Это первое и обязательное условие. Затем я бегло перелистал список и, прежде чем отдать печатать, исправил некоторые цифры: вместо шести миллионов тонн угля поставил двенадцать, количество нефти увеличил до семи, а железа до двух миллионов тонн. Заявка возросла почти вдвое.

Перед отправкой заявки в Германию дуче ещё раз внимательно изучил ее.

“Гитлеру придется долго возить уголь в Италию, – усмехнулся Муссолини, – до тех пор, пока нам будет выгодно… А с Чемберленом мы сумеем кое-что сделать”».

Однако начало немецкого блицкрига на западе породило у Муссолини опасения, что послевоенное обустройство Европы обойдётся без него, и Италия не сможет «поживиться» за счет проигравших. А поскольку проигравшими в то время ему однозначно виделись Франция и Великобритания, то дуче планировал объявить 10 июня 1940 года войну этим государствам. Дуче рассчитывал расширить территориальные владения за счет Корсики, Савойи и Ниццы в Европе, а также Туниса в Африке.

Однако дальше произошло событие, которое до сих пор вызывает споры: был ли это теракт, заговор спецслужб – если да, то какого государства (Великобритании, СССР, Германии или же постарались сами итальянцы), – месть сицилийской мафии или же это был просто несчастный случай. 1 июня 1940 года самолёт, на котором дуче возвращался из инспекционной поездки в Ливию и на ливийско-тунисскую и ливийско-египетскую границы, должен был дозаправиться на Сицилии. Однако в утреннем тумане машина отклонилась от курса и врезалась в горы, расположенные рядом с аэродромом. Самолёт разбился и все, кто находился на его борту, погибли.

Последняя фотография Бенито Муссолини. Снимок был сделан 31 мая 1940 года в Ливии за полчаса до вылета

После объявления траура в итальянских верхах началась борьба группировок, в результате которой к власти в стране пришли люди, тесно связанные с королевским двором. Поскольку Бенито Муссолини был очень популярен в народе и горе простых людей, оплакивавших его, было безмерным, [14] то король Виктор Эммануил III поручил маршалу Бальбо возглавить правительство. Итало Бальбо был одним из четырёх «квадрумвиров» [15] и благодаря серии межконтинентальных авиационных перелётов был хорошо известен и популярен в мире. Его заместителем и фактически правой рукой стал Чезаре де Векки – другой «квадрумвир», который был связан с королевским двором и придерживался монархических и умеренных взглядов.

         

Премьер-министр маршал Итало Бальбо и его правая рука генерал Чезаре де Векки [16]

Маршал Итало Бальбо, так же как многие в руководстве Италии, хорошо знал о неготовности страны к большой войне и, несмотря на фашистские убеждения, был противником союза с Германией и участия в войне. Он, как и многие, понимал, что с падением Франции война не закончится и что за спиной англичан стоят США и СССР, воевать с которыми Италии было не под силу даже вместе с Германией.

Задачей своего кабинета, которую, впрочем, разделяло подавляющее большинство руководства Италии, маршал Бальбо видел в недопущении втягивания страны в мировую войну. Одной из мер по защите нейтралитета был отказ от демобилизации армии и флота [17]. Армия была стянута на север к границе со свободной зоной и с Германией (старая итало-австрийская граница), в то время как флот в полной готовности базировался на юге в Таранто и Бриндизи. Помимо сухопутных войск на севере Италии были расквартированы и авиационные части (в т.ч. и два полка на CR.43).

Стараясь лавировать в изменяющейся ситуации, правительство Итало Бальбо сначала закрывало глаза на сотрудничество итальянских и британских компаний в области производства и поставок вооружений и военной техники, а затем, по мере того как Германия всё больше и больше увязала на восточном фронте, оно стало прикладывать всё бóльшие усилия по расширению этого сотрудничества, которое послевоенные германские историки-ревизионисты назвали 

«предательством союзника … и торговлей с врагом».

В то же самое время итальянское руководство прекрасно понимало силу Германии и стремилось до времени не обострять с ней отношения. Потому 22 июня 1941 года правительство Италии, сохраняя дипломатические отношения с СССР, согласилось на формирование добровольческого корпуса для восточного похода. [18] 

Официальный разрыв с Германией произошёл после высадки союзников в Европе. Через неделю после начала боёв в Нормандии Италия официально вышла из Стального и Антикоминтерновского пактов. Ещё спустя месяц Италия разорвала дипломатические отношения с Германией и Японией и разрешила США и Великобритании разместить на Сицилии и Сардинии базы дальнебомбардировочной авиации.

Истребитель CR.43bis Королевских ВВС Италии. После разрыва с Германией самолёты RA получили новые-старые опознавательные знаки. Вместо ликторских связок были возвращены трёхцветные кокарды, на вертикальном оперении был сохранён монархический савойский крест

К этому времени «мангусты» были уже безнадёжно устаревшими машинами, производство которых было уже завершено. Тем не менее, они оставались на вооружении. Постепенно CR.43 выводились из состава истребительных частей и переводились в штурмовые подразделения RA. В 1947 году последние CR.43 были списаны. Часть машин была предложена Испании, но у режима Франко не было лишних средств, и сделка не состоялась. Значительная часть машин была отправлена на слом либо демилитаризована и продана частным лицам в разные страны. Пара CR.43bis была продана в США, где самолёты были радикально переделаны и впоследствии в течение ряда лет участвовали в проводившихся в Рино авиагонках.

Испания

Как уже было сказано выше, 21 мая состоялась передача националистам матчасти 1-го экспериментального авиаполка, а 1 апреля на аэродроме Эскалон с «мангустами» ознакомился лучший ас франкистов Хоакин Гарсиа-Морато (Joaquín García-Morato). Его целью было определение целесообразности их закупки. [19]

В июле 1939 года военная авиация Испании прошла полную реорганизацию. Оставшиеся в распоряжении испанцев истребители FIAT CR.43 вошли в состав 27-й и 28-й авиагрупп. Местом их базирования оставалась Таблада. В зону ответственности 27-й и 28-й авиагрупп входило и испанское побережье Северной Африки – Испанское Марокко.

17 июля на аэродроме Таблада приземлились три Ju-52, на которых из города Хетафе прибыли лётчики и техники – им предстояло освоить новые истребители CR.43.

Лётчики были приятно удивлены, увидев на стоянке современные истребители-монопланы с убирающимся шасси. Однако в Табладе полностью отсутствовала техническая документация на истребители, что серьёзно затруднило освоение техники. Испанцам пришлось изучать самолёт самостоятельно. Однако уже через три дня, 20 июля, лётчики решили попробовать поднять истребители в воздух. При этом всё обошлось благополучно, хотя пилоты, вылетевшие на «мангустах», до этого летали на CR.32 с винтами фиксированного шага и неубирающимися шасси.


Истребитель CR.43 из состава ВВС националистов

После облёта всех сорока семи исправных истребителей решено было перегнать их на авиабазу Тетуан в Испанском Марокко. Перелёт прошёл успешно, и лётчики лишний раз убедились в надёжности этих самолётов. В течение последующих нескольких дней эскадрилья облетала район своего базирования и запасные аэродромы в районе Мелильи. В ходе этих полетов две «мангусты» получили повреждения при посадке – лётчики просто забывали выпустить шасси и производили посадку «на пузо».

С началом Второй Мировой войны на 27-ю и 28-ю авиагруппы возлагалась ответственность по защите воздушного пространства Испанского Марокко. Осенью 1946 года истребители FIAT CR.43 получили код С.6 (истребитель тип 6). На фюзеляж нанесли новые двухцветные кокарды и тактические номера, цифра 2 соответствовала 2-му истребительному авиаполку (Regimiento de Caza 2).


Истребитель CR.43 из состава ВВС Испании

К этому времени начало сказываться отсутствие запасных частей. Самолёты постепенно снимались с эксплуатации. К 1947 году в лётном состоянии оставались лишь около десяти «мангуст», а в следующем году летало уже только шесть CR.43. В конечном счёте, в 1949 году полёты на самолётах прекратили, а в 1950 году машины вывели из состава ВВС. Так закончилась служба CR.43 в составе испанских ВВС.

Экспортные поставки в Южную Америку

Аргентина 

История приобретения «мангусты» аргентинскими ВВС настолько драматична, что имеет смысл остановиться на ней поподробнее. В конце 1937 года командование ВВС Аргентины задумалось о перевооружении истребительной авиации. В Южной Америке большое влияние имели Соединённые Штаты, и итальянцам, которые в конкурсе изначально рассматривались в роли «массовки», предстояло выдержать жестокую борьбу с американскими авиастроительными компаниями, среди которых были Vought и такой гранд американской авиапромышленности, как Curtiss-Wright.

Истребитель V-141, представленный компанией Vought, показал плохие штопорные характеристики и был забракован аргентинскими военными. Hawk 75O имел больше шансов на успех. Это был экспортный специальный упрощённый вариант Model 75 с неубирающимся шасси, основные стойки которого вместе с колёсами заключались в обтекатели, и силовой установкой в виде однорядного радиального двигателя Wright R-1820 Cyclone. Перед конкурсом американцы провели шумную рекламную кампанию, в которой делался упор на пригодность к эксплуатации с полевых аэродромов, простоту пилотирования и обслуживания, возможность установки разнообразного вооружения. Можно сказать, что упрощённый «хок» воплощал американскую разновидность концепции «колониального» истребителя, предназначенного для стран «второго мира» (третьего мира – получивших независимость колоний – в те годы ещё не было). Его легко было эксплуатировать, но он не являлся ни простым технологически, ни дешёвым.

Итальянский концерн FIAT представил истребитель CR.43 и также провёл шумную рекламную кампанию. Итальянцы делали акцент на успешном боевом применении своей машины, сообщая совершенно фантастические цифры воздушных побед в небе Испании, высоких лётных характеристиках и на простоте обслуживания и эксплуатации. Не последним местом в рекламной кампании были более чем приемлемая цена, технологическая простота, возможность продажи лицензии на серийное производство и готовность оказать техническую помощь в его организации производства. Как вспоминал Валентино Куз,

«Я летал на разных модификациях “хока” и могу сказать, что 75-й был неплохим самолётом: прочный, надёжный и послушный. Но именно самолёт, а не истребитель! На нём было хорошо выполнять полёты в мирное время, а вот воевать на нём я бы не рискнул. Наша машина была более скоростной и более маневренной не только на вертикалях, но и даже на виражах. Примерно это в присутствии аргентинских военных я высказал в лицо американскому лётчику-испытателю, и когда он обиделся, я предложил провести воздушный бой. Я сказал:

“Если вы считаете, что ваш самолёт претендует на звание истребителя, то вам ничего не стоит одолеть меня. Чтобы облегчить вам задачу, я даже соглашусь на полёт без парашюта, а также на то, что у меня патронами будет заряжен только один пулемёт винтовочного калибра, тогда как вы можете драться с полным боекомплектом”. 

Мой вызов остался без ответа, но аргентинцы оценили его по достоинству, и контракт на поставку истребителей был подписан с нами».

Неизвестно, является ли этот рассказ о предложении устроить не показательный, а самый настоящий воздушный бой реальностью (в архивах концерна FIAT и компании Curtiss-Wright о подобном событии нет никаких упоминаний), или же очередной красивой легендой, на которые была богата книга воспоминаний Валентино Куза, но следует сказать, что учебные воздушные бои между самолетами-соперниками действительно проводились и в них Hawk 75O показал себя отнюдь не увальнем.

Скорее всего победа итальянцам досталась благодаря более выгодному предложению. Их самолёт был лучше, дешевле, проще в эксплуатации и производстве и, что не менее важно, его можно было изготавливать на местных производственных мощностях (первоначально с помощью итальянской технической помощи и из итальянских комплектующих). 


Истребитель F.M.A.18 Pulqúitin, ВВС Аргентины

Как уже было сказано выше в Аргентине «мангусте» было присвоено обозначение F.M.A.18 Pulqúitin и ее производство было начато в Кордобе на государственном авиазаводе Fábrica Militar de Aviones (F.M.A.). Первые тридцать машин были собраны из итальянских машкомплектов, после чего с производственных линий стали сходить чисто аргентинские машины. В 1941 году в производство была запущена более совершенная модификация F.M.A.18B Pulqúitin II.


Истребитель-бомбардировщик F.M.A.18B Pulqúitin II, ВВС Аргентины

В 1944 году истребители F.M.A.18 получили более мощные 1200-сильные двигатели R-1830-33 и были переклассифицированы в лёгкие штурмовики. В 1950 году самолёты были сняты с вооружения и использовались в качестве учебных и связных. Боевое применение машин данного типа свелось к участию в попытке мятежа против победившего на выборах 1951 года президента Хуана Доминго Перона. В 1955 году последние F.M.A.18 были списаны.

Бразилия 

В 1938 году Бразилия закупила 80 самолётов CR.43, которые в качестве истребителей находились на вооружении до 1942 года. Затем «мангусты», как и у южных соседей, были переведены на решение ударных задач. Несмотря на то, что Бразилия участвовала в войне на стороне антигитлеровской коалиции, её CR.43 в боевых действиях участия не принимали. В 1948 году бразильские «мангусты» были списаны и отправлены на слом.


Истребитель CR.43 (V производственная серия) ВВС Бразилии

Перу

В 1939 году Перу приобрело 20 истребителей-бомбардировщиков и лёгких штурмовиков CR.43Ass. Вскоре представилась возможность проверить качества боевых машин в деле: 5 июля 1941 года между Перу и Эквадором вспыхнула война за обширную территорию между Андами и истоком Амазонки, которую оба государства более 100 лет считали своими землями.

В войне перуанцы активно применяли авиацию и танки, у эквадорцев же не было ни того, ни другого. Уже 6 июля 1941 года перуанские ВВС бомбили прифронтовые эквадорские города Уакильяс, Аренильяс, Пасахе и Санта-Роса. В дальнейшем они значительно расширили зону своих действий, начав бомбить тыловые города Гуаякиль, Мачала, Лоха и Пуэрто-Боливар.

Эквадорская зенитная артиллерия была слабой, малочисленной и испытывала нехватку боеприпасов, поэтому почти все налёты проходили безнаказанно. Единственную подтверждённую обеими сторонами боевую потерю перуанская авиация понесла 23 июля. В тот день четверка CR.43Ass вылетела на штурмовку эквадорских позиций в районе Кебрада-Сека. Согласно перуанской официальной версии событий, лейтенант Хосе Гонсалес Киньонес был подбит эквадорской зениткой, но не воспользовался парашютом, а направил свой пылающий самолёт на вражескую зенитную батарею и ценой собственной жизни её уничтожил.


Профиль истребителя-бомбардировщика и лёгкого штурмовика CR.43Ass из состава 41-й истребительной эскадрильи ВВС Перу (Escuadrilla 41, Escuadron de Caza XXI, Fuerza Aerea Peruana); пилот – лейтенант Хосе Гонсалес Киньонес, 1941 год

Активные боевые действия продолжались около месяца и завершились убедительной победой перуанцев, захвативших почти всю спорную территорию. С августа по ноябрь эквадорцы вели партизанскую войну, потом было заключено перемирие, а затем в Рио-де-Жанейро собрался мирный конгресс, на котором стороны конфликта при посредничестве США, Бразилии, Чили и Аргентины договорились о «полюбовном» разделе.

Чили

Вслед за двумя представителями большой южноамериканской тройки в 1941 году итальянские истребители приобрели чилийские ВВС. Однако отличие от Аргентины и Бразилии чилийцами были приобретены истребители CR.43bis (40 экземпляров). Самолёты находились на вооружении до середины 50-х годов, выполняя последовательно задачи истребителей-бомбардировщиков, связных и учебных самолётов. Последние машины были отправлены на слом в 1957 году.

 
Профиль истребителя CR.43bis, ВВС Чили


[12] 64 самолета были штатной матчастью 1-го экспериментального авиаполка. Еще 33 истребителя были поставлены для восполнения потерь – (АИ) byakin
[13] посол Италии в Германии – (РеИ) byakin
[14] Бенито Муссолини, ушедший из жизни на пике могущества и популярности, оставил добрую память у простых итальянцев и, несмотря на скепсис со стороны королевского двора и лично короля – престарелого Виктора Эммануила IV, – до сих пор остаётся в пантеоне величайших итальянских героев. Сразу после гибели в честь дуче был переименован строившийся линкор «Литторио» – с июля 1940 года он стал называться «Бенито Муссолини». Традиция называть один из перворанговых боевых кораблей в честь дуче сохранилась до наших дней, и сегодня один из четырёх авианосцев Regia Marina носит имя «Бенито Муссолини» (остальные три – «Италия», «Джузеппе Гарибальди» и «Граф де Кавур»). Также следует сказать, что с 1970-х годов в Италии рядом историков неоднократно поднимался вопрос: как развивались бы события, если бы дуче не погиб и, переломив мнение большинства, втянул бы Италию в войну на стороне Германии. Большинство из них, имея перед глазами результаты Второй Мировой войны, когда за два с половиной года вермахт был перемолот Красной армий (как это могло быть см. «Альтернативные танки обр. 1937 года. Нерушимой стеной, обороной стальной…»), считают, что Италия проиграла бы, в результате чего потеряла бы все свои заморские владения и колонии и по примеру Германии была бы оккупирована и затем в соответствии с планом Моргентау была бы деиндустриализирована – (АИ) byakin, redstar72 
[15] организаторы похода на Рим в 1922 году – Эмилио Де Боно, Итало Бальбо, Чезаре Мария Де Векки и Микеле Бьянки – лидеры фашистской партии и отрядов чернорубашечников.

Марш на Рим. В центре Муссолини, справа Бальбо и де Векки, слева – де Боно

 – (РеИ) byakin
[16] В период сближения Муссолини и Гитлера Итало Бальбо был самым резким критиком этого сближения. Являясь британофилом, немцев, а тем более австрийцев (Гитлер) Бальбо на дух не переносил. Он ратовал за нейтралитет в войне, но нейтралитет на стороне Англии и Франции, отнюдь не Германии. Да он вообще был против войны. Вторая абиссинская война показала всю неготовность Италии к «большой войне». Итало Бальбо считал, что Италии нужны время и активная реорганизация армии и флота, чтобы участвовать хоть в каких-то военных действиях. Вместе с Амедео Савойским он пытался удержать Муссолини от вступления во Вторую Мировую войну, но не преуспел (https://id77.livejournal.com/190878.html). Чезаре Мария де Векки, первый граф ди Валь Чисмон (итал. Cesare Maria De Vecchi, Conte di Val Cismon; 14 ноября 1884, Казале-Монферрато – 23 июня 1959, Рим) – итальянский колониальный администратор и фашистский политик. Де Векки был одним из организаторов марша на Рим. В 1925 году Виктор Эммануил III выдвинул его на должность сенатора. В 1941 году он был избран в Большой фашистский совет и 25 июля 1943 года проголосовал за резолюцию Дино Гранди, смещавшую Муссолини с позиции дуче. В результате он был приговорен к смерти судом Итальянской социальной республики, но с помощью католической церкви он смог бежать в Латинскую Америку (https://ru.wikipedia.org/wiki/Де_Векки,_Чезаре_Мария) – (РеИ) byakin
[17] мобилизация была проведена по приказу Муссолини перед планировавшейся им войной с Францией и Великобританией. После гибели дуче войска продолжали находиться в северной Италии с приказами «первыми огонь не открывать» и «быть готовыми к отражению агрессии с севера». Армия была демобилизована летом 1944 года после окончания боевых действий в Европе (примерно схожие мероприятия были проведены и Советским Союзом: мобилизация осенью 1939 года и планы по демобилизации армии после окончания боевых действий в Европе) – (АИ) byakin
[18] данный корпус, получивший название CVIR (Corpo di Volontare in Russia – добровольческий корпус в России), набирался из добровольцев как правило антикоммунистических и фашистских убеждений (был небольшой процент людей коммунистических убеждений, которые по прибытии на фронт планировали перебежать на сторону СССР). Итальянские добровольцы должны были быть обмундированы, снаряжены и дообучены немецкой стороной. Корпус состоял из трёх пехотных дивизий со слабыми и второразрядными артиллерией и средствами механизации; командование корпуса было немецким. Осенью 1941 года CVIR принял участие в боях на Украине в районе Запорожья. Зимой 1941–42 годов в ходе советского контрнаступления CVIR был разбит и выведен обратно в Италию. На этом участие итальянцев в войне на стороне Германии было завершено – (АИ) byakin
[19] несмотря на хорошие лётные характеристики CR.43, испанцы остановили свой выбор на истребителях с двигателями жидкостного охлаждения: более перспективном Bf.109 и трофейном И-17. Последний благодаря своей по большей части деревянной конструкции был технически более простым и дешёвым, благодаря сухому климату имел более длительный срок эксплуатации, а также мог оснащаться более мощными французскими двигателями Hispano-Suiza – (АИ) byakinredstar72 

источники вдохновения и цитат:

В заключение ставшая традиционной подборка профилей, сделанных нашим уважаемым коллегой vasia23.

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Thu, 12/10/2017 - 21:48.

++++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

NF's picture
Submitted by NF on Thu, 12/10/2017 - 14:28.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

alex66ko's picture
Submitted by alex66ko on Thu, 12/10/2017 - 12:41.

 Слишком уж "современный вид". Без гаргота, с задним остеклением фонаря?

byakin's picture
Submitted by byakin on Thu, 12/10/2017 - 13:34.

 

Слишком уж "современный вид". Без гаргота, с задним остеклением фонаря?

 
итальянские истребители-монопланы g.50 и mc.200 первых серий как раз и имели подобные фонари кругового обзора

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»; МОДЕРАТОР

vasia23's picture
Submitted by vasia23 on Thu, 12/10/2017 - 05:25.

Меня потряс "албанский" камуфляж.

byakin's picture
Submitted by byakin on Thu, 12/10/2017 - 16:11.

 

Меня потряс "албанский" камуфляж.

в переводной книге топмсона, посвященной авиации времен муссолини, был небольшой раздел,посвященный камуфляжным схемам RA.

тут можно прочитать про итальянский камуфляж http://scalemodels.ru/articles/78-kamufljazh-i-okraska-samoletov-italjanskikh-vvs-Regia-Aeronautica.html 

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»; МОДЕРАТОР