17
7
Алексей Щербаков «То, чего не было»

Алексей Щербаков «То, чего не было»

Данная подглавка из книги Алексея Щербакова «Декабристы. Беспредел по-русски» выкладывается на сайт АИ в продолжение темы декабристов.

Содержание:

Ученые постоянно твердят нам, простым смертным: «история не имеет сослагательного наклонения». Возможно. Но очень уж хочется представить себе: а если бы все пошло по-иному? Чем бы тогда это закончилось? Потому-то упорно появляются книги, посвященные «альтернативной истории».

С другой стороны, почему бы и нет? Людям, игравшим в стратегические компьютерные игры, подобные фантазии не кажутся ересью.

В случае с декабристами слишком многое зависит от конкретных личностей – да и просто от стечения обстоятельств. Мозаика могла сложиться немного по-другому… Я предлагаю только два из «научно-фантастических» вариантов. Каждый читатель может создать свой…

1. Шеф приходит в последний момент

Как мы помним, после смерти Александра I в кругу декабристов начался разброд и шатание. Продуманные планы дальнейших действий рушились. Большинство старших товарищей стали склоняться к тому, чтобы на время «законсервировать» деятельность Северного общества. Группировка «рылеевцев» все же склонила чашу весов в сторону восстания. Но люди оказались не те. А если бы оказались те?

В 1821 году Михаил Лунин отошел от движения, вышел в отставку и путешествовал за границей. Потом снова поступил на службу в Польскую армию. И вот, когда началась суета вокруг смерти императора, люди из окружения Константина, имевшие отношение к польскому националистическому подполью, решили послать в Петербург своего человека. Случайно им подвернулся Лунин. Они имели представление о том, чем он ранее занимался. Да и сам подполковник ощутил запах жареного – и ему снова захотелось поиграть с судьбой в орлянку. Великий князь к Лунину относился хорошо и послал его в столицу «по служебной надобности».

В столице подполковник связался со старыми товарищами и убедился, что дело, которое он покинул из-за бездеятельности декабристов, набирает обороты. Только вот происходит все очень бездарно.

Лунин без особого энтузиазма относился к политическому радикализму «рылеевцев», но тут ему захотелось «показать салагам, как дела надо делать». Он влился в ряды заговорщиков и быстро навел среди них порядок – благо имел авторитет «деда» и целеустремленность. Он легко завоевал авторитет у молодых «отморозков» и потеснил вялых и нерешительных товарищей (вроде Сергея Трубецкого). В общем, у декабристов появился настоящий «пахан».

Сразу пошло дело с агитацией в полках. Еще бы! Лунин был деятелем, близким к великому князю, человеком легендарной храбрости, героем Отечественной войны; молодежь смотрела на него открыв рот. Тут же сторонников мятежа стало гораздо больше. Новый руководитель восстания отдавал себе отчет в том, что Николая придется ликвидировать. Но он решительно отмел дилетантские игры Рылеева; Каховского и Якубовича он не воспринимал всерьез. Зато, общаясь с офицерской молодежью, он быстро нашел людей, наделенных откровенно криминальными наклонностями (типа Александра Луцкого. Мы знаем только его в Питере и Сухинова на юге. Но ведь наверняка имелись и другие: те, кто пренебрежительно смотрел на поэта Рылеева, но пошел бы за бретёром Луниным.).

Основательно был подкорректирован и Манифест: – он стал и яснее, и лживее. Никаких «закидонов» про республику там не имелось. Хотим Константина – и точка. А пока суд да дело – назначаем временное правительство.

Восстание в столице имело три цели: захват и изоляцию царской семьи, давление на Сенат с целью принятия Манифеста и захват арсенала. Первую цель Лунин не афишировал и подготовил все сам.

вернуться к меню ↑

2. Вразнос!

Восстание 14 декабря, хотя и прошло с некоторыми накладками, достигло цели. Кроме «исторических» в нем принимали участие: Финляндский полк, часть кавалергардов и гвардейская артиллерия. Николай и Михаил Павловичи были арестованы, генерал Милорадович – убит. Захвачены арсенал и Петропавловская крепость. Манифест, правда, оказался филькиной грамотой, поскольку его приняло лишь небольшое количество сенаторов. Тех, кого удалось поймать. Но реального значения это уже не имело.

Хуже оказалось другое: предполагаемые члены временного правительства – А. М. Сперанский и другие авторитетные люди – уклонились от сомнительной чести в правительстве участвовать. Согласно революционной логике пришлось убить Николая и Михаила Павловича, а также Аракчеева и ряд других видных государственных деятелей. Вспомнили про (ранее отвергнутое) предложение Якубовича – разгромили кабаки и устроили небольшие массовые беспорядки. Благо желающих в них поучаствовать было хоть отбавляй. На несколько дней в городе воцарился хаос. Власть оказалась парализованной.

Тут же были отправлены гонцы на юг. В сообщениях указывалось: «все под контролем» и надо только оказать поддержку. Черниговский полк поддержали другие части. Арестованный Пестель оказался на свободе – и тут же рванул в столицу. Муравьев-Апостол двинулся на Киев. Город был взят, что обернулось грандиозным еврейским погромом. Константин узнал о происходящем очень скоро – но он мало что мог сделать. В Варшаве тоже начались волнения; значительная часть войск, состоявших из поляков, заняла нейтральную позицию. Константин, в силу особенностей характера, не смог решительными мерами переломить ситуацию – и оказался, по сути, под домашним арестом. Тем временем в столице продолжали действовать от его имени.

Прибыв в Санкт-Петербург, Пестель начинает с организации властных структур. Михаил Лунин, совершив переворот, потерял к происходящему интерес – и Пестель довольно легко пролез в руководители временного правительства. Сложилась «патовая» ситуация. Страна выжидала, поскольку все происходило от имени Константина, а Николай и Михаил были объявлены больными. Однако долго так продолжаться не могло. Пестель поспешил опубликовать манифест об освобождении крестьян. Документ был совершенно не продуман, наскоро сляпан и противоречив. Его можно было толковать вдоль и поперек. Но главное было сделано: можно было не слишком опасаться правительственных войск. Версия для народа была такой: Константин издал указ о «воле», но его похитили и держат в заточении. Скоро его освободят – и все будет хорошо.

Одновременно Пестель спешно организовывает управу Благочиния: он понимает, что для успеха затеи нужно обезглавить элиту. Людей, желающих вступить в новую структуру, довольно много – за обещанные привилегии и чины младшие офицеры из мелкопоместных дворян и унтер-офицеры стекаются к Пестелю рядами и колоннами. Дело им есть: в городе начинаются погромы. Зачинщиками выступают криминальные элементы, к ним присоединяются бесчисленные дворовые люди. «Благочинцы» указывают погромщикам верное направление. Пестель отряжает в провинцию комиссаров, проводящих его линию. Где-то их слушают, а где-то вешают на фонарях.

Бардак крепчает. Москва не признает нового правительства и отказывается выполнять его распоряжения. Начальникам удается сохранить порядок в ряде воинских частей.

Начинают нарастать разногласия внутри временного правительства. Часть декабристов, увидев, куда все катится, требует, пока не поздно, остановить процесс. Муравьев-Апостол заявляет о несогласии с Пестелем – и Киев выходит из-под контроля центра. Для того чтобы удержаться, Муравьев-Апостол провозглашает лозунг «самостийной Украины». Начинаются стычки с поляками, перетекающие в грандиозную украинско-польскую резню.

В деревнях творится черт знает что. Пестель предполагал отдать крестьянам половину земли, но, понятное дело, этого им показалось мало. Началось массовое истребление помещиков. Стали появляться самозванцы. Самым успешным из них был «Александр Павлович», который якобы хотел уйти в монахи, но, увидев, что творится, вернулся заступиться за народ и провозгласил программу в духе Пугачева: всю землю поделить, всех дворян перерезать. Он собрал значительную «армию», которая с переменным успехом сражалась с войсками, оставшимися верными старому правительству. Появились «Николай» и «Константин», чьи программы отличались только деталями.

Отвалилась Польша. Турция отправилась забирать назад Крым и прочие южные земли. Восстал Дон. Швеция, дождавшись своего часа, заняла Финляндию. Пруссия оккупировала Прибалтику.

Пестель пытается наводить порядок террором. Гвардейские питерские полки все еще остаются верными новому правительству, но в них растет раздражение. Какая-то видимость порядка поддерживается откровенным подкупом солдат и офицеров, на что со свистом уходит государственная казна. Прекращается подвоз продовольствия в Петербург…

В итоге Пестель и все его подельщики кончают жизнь на веревке. В России воцаряется полный хаос.

Пришел кто-то суровый, но справедливый – и навел порядок. Но страна к этому времени уже лежит в руинах, откатившись назад лет на триста

А те из декабристов, которым каким-то чудом удалось выжить, заламывают в отчаянии руки и скулят:

– Да разве мы такого хотели…

вернуться к меню ↑

3. Ничего не случилось

Конечно, это крайний вариант. Куда более вероятно, что, даже захватив власть, декабристы продержались бы немного – а потом бы всех их перевешали пришедшие в себя провинциальные генералы. Ну, а если НИЧЕГО бы не было? Совсем?

Ведь в реальности все – или почти все – держалось на Рылееве. Но ведь ему мог на голову кирпич упасть, он мог, допустим, солеными рыжиками отравиться…

Я не буду домысливать события. Начну с того же места.

После смерти Александра I декабристы долго и шумно совещались. Но – никакого конкретного решения так и не приняли. Не важно, по какой причине. Допустим, Рылеев и Трубецкой, узнав о доносе Ростовцева, все отменили. Заговорщики спешно уничтожили компромат и договорились, какие будут давать показания, в случае если за ними все-таки придут. Не надо иметь много ума, чтобы условиться: да, не поняли ситуации, полагали, что законный государь – Константин.

Сенатская площадь осталась пустой. И что? Да, Пестель был арестован. Но второго восстания тоже не было. Усердия у дознавателей было на порядок меньше, чем это оказалось в реальности. Ведь на самом деле произошло два настоящих крупных восстания! А так… Пестель ведь не сразу стал «колоться». Лишь когда убедился, что запираться бессмысленно. Первые реальные следы дали показания тех, кого взяли на площади. А в «виртуальном» прошлом их не взяли. «Русскую Правду» не нашли. И что? Да, господа, собирались, болтали о свободе. Да, мечтали о республике. Простите нас, дураков эдаких…

Всех бы не простили. Кого-то вышибли бы из гвардии, кого-то послали на Кавказ. Пестель и еще некоторое количество особо «засвеченных» заговорщиков получили бы не слишком большой срок каторги и ссылки. Шанс оказался бы упущенным. К тому же у тех, кто некоторое время опасался ареста, пропало бы всякое желание продолжать в том же духе. По крайней мере на некоторое время. А там…

вернуться к меню ↑

* * *

На Николая I восстание произвело огромное впечатление. Он увидел страшную силу, грозящую империи. Многие исследователи утверждают, что еще Александр I готовил освобождение крестьян. Готовил всерьез, дабы не наломать наломать дров. Николай же счел, что Россию нужно «подморозить». И вернулся к идее о «воле» лишь в конце своего царствования (именно он подготовил то, что осуществил его сын). В результате «подморозка» обернулась застоем, который закончился позором Крымской войны. Противоречия были уже неразрешимыми. И юный Октябрь встал впереди.

источник: https://royallib.com/get/fb2/shcherbakov_aleksey/dekabristi_bespredel_porusski.zip

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
NFarturpraetor Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
arturpraetor

Несмотря на то, что я согласен с общим посылом (в случае успеха декабристов страну бы ждал п-ц), конкретно этот сценарий представляется все же маловероятным. Все же на тот момент у империи еще был какой-то запас прочности, а эпоха национализма не набрала былые обороты. Кроме того, поляки под шумок развернувшихся событий могли попытаться отжать бывшие территории ВКЛ обратно — а это выступило бы мощным консолидирующим фактором в пользу декабристов. С другой стороны, восстание финнов в это время я считаю ненаучной фантастикой — нац. самосознание у них, как и у многих других, пока еще не на таком высоком уровне, а вот дух единства времен Наполеоники многие еще помнят. Короче, прямо вот сейчас, сразу, такого дружного ухода в разнос империи, ИМХО, все же не случилось бы. Но вот в долгосрочной перспективе — увы, империи светило нечто худшее. Учитывая специфику восстания декабристов, да и то, что они сами равнялись на испанский опыт, более вероятным мне представляется именно сценарий а-ля Испания, только с поправками на русские реалии. Это — постоянная политическая нестабильность, перевороты, регулярные, почти ежегодные, военные выступления, обесценивание в значительной степени института монархии уже в XIX веке, формирование аналога касиков (т.е. местного регионального политически активного олигархата), что отбрасывает Россию в развитии на десятилетия и… Подробнее »

NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить