14
7

По стене спасательной капсулы прошла вибрация и достигла агента второй ступени посвящения Н’Джарелла, мирно лежащего в состоянии анабиоза. Сокурсники в академии космической разведки и шпионажа звали его просто Джи. Для своих неполных двадцати циклов он был хорошо развит как физически, так и интеллектуально.

Его и ещё четырёх самых ярких и лучших выпускников академии отправили с опасным заданием – внедриться в галактическую империю потенциального врага и саботировать производство космического флота. Будучи внутри вражеской территории их корабль был сбит патрулирующим данный сектор эсминцем. Никто, кроме Н’Джарелла, не выжил, в основном потому, что на их корабле была только одна спасательная капсула, так как предполагалось, что в случае аварии выжить должен сильнейший или хитрейший. Некоторые тайком пробирались в капсулу ещё в начале пути, чтобы на случай аварии гарантированно спастись. Однако в случае обнаружения таких хитрецов до катастрофы кара была неминуема.

От вибрации сработала система аварийного пробуждения. Джи медленно открыл глаза и пошевелил усами. Сверхчувствительные усы – врождённые датчики движения – отчаянно посылали сигналы в мозг агента. На поверхность астероида, на который упала спасательная капсула, садился космический корабль.

– Это мой шанс отсюда выбраться и выполнить возложенный на меня королевой-матерью долг, – сказал он сам себе вслух.

Проверив снаряжение, он аккуратно открыл капсулу и вышел на поверхность астероида. Недалеко от естественной пещеры, в которой была припрятана спасательная капсула Джи, стоял небольшой посадочный модуль.

«NGX1, – сразу определил Н’Джарелл, – у него отсутствуют двигатели для дальних космических полётов, а значит, корабль-матка находится на орбите, и, что самое плохое, корабль принадлежит людям».

Люди – это извечные враги благородной цивилизации Н’Джарелла. Столкновения с ними не утихали на протяжении последних нескольких тысяч лет.

Усы агента опасно зашевелились. Невольно Джи принял агрессивную стойку, но сразу же расслабился, сказывалась академическая выучка. Вместо необдуманных действий, Джи решил испытать судьбу на прочность, а также пустить в ход то, чему его так долго учили. Он затаился и стал наблюдать за происходящим.

Из человеческого корабля вышли двое людей в скафандрах, неся какое-то оборудование. Решение пришло к Джи мгновенно – проникнуть в корабль, попытаться нейтрализовать команду и вернуться с богатым трофеем к себе на родную планету. Н’Джарелл пополз по направлению к двери посадочного модуля, используя технику скрытого приближения к противнику, смысл которой заключался в том, чтобы всеми силами изображать из себя предметы окружающей среды. Этому его обучили на тренировках в академии.

– Анн, давай установим передатчик вот в этом мини-кратере, – по шлемофону пробурчал старший помощник Джонсон.
– Отлично, Пол, – ответила инженер Дрейфус. – Хм, тебе не кажется, что этот булыжник лежал несколько дальше от нас?
– Что?! Не говори ерунды, давай закончим побыстрее и свалим с этого проклятого куска камня, нам ещё месяц лететь до нашей базы на Астре.

Анн Дрейфус пожала плечами, конечно, из-за скафандра этого не было видно, и подумала про себя: «Всё равно, странный какой-то булыжник».

«Я простой, обычный астероидный камень», – усиленно думал камень, на который периодически поглядывала Анн. Выждав, когда люди примутся за работу, Н’Джарелл побежал к трапу посадочного модуля. Внутри отсутствовала атмосфера, а значит, не было шлюза и, соответственно, масс– и теплодатчиков, что могло создать определённые проблемы агенту Джи.

«Нужно где-то спрятаться», – подумал Н’Джарелл, внимательно изучая устройство челнока.

Осмотревшись, он обнаружил резервный скафандр, упакованный в настенный шкаф. Изловчившись, он залез внутрь него и затащил своё снаряжение. Внутри скафандра также не было воздуха, поэтому Джи, благоразумно решив сэкономить свои запасы, погрузился в спячку.

Очнулся он от сильной тряски, которую нельзя было ни с чем спутать. Посадочный модуль состыковывался с материнским кораблём, будучи захваченный гравитационными лучами с него. Джи подлез к прозрачной полусфере человеческого скафандра, в котором он прятался, и осторожно посмотрел наружу. Оба врага спокойно сидели рядом, пристёгнутые ремнями, и молча ждали окончания процесса стыковки. Агент мог бы напасть на них и уничтожить, пользуясь внезапностью, но он разумно предположил, что после стыковки и перед открытием шлюза модуль будет просканирован различными устройствами. Отсутствие признаков жизни у двоих членов экипажа вызовет ненужные подозрения. Нужно было ждать.

Джи зарылся в складки скафандра и обтянул себя специальными изолирующим сканирующие лучи материалом, а после этого мысленно отключил одну за другой свои конечности, дабы они не совершили случайного движения. Изолирующая ткань не гарантировала полной защиты, поэтому пренебрегать простейшими и доступными средствами безопасности Джи никак не хотел. Затем он снизил температуру тела до температуры окружающей среды и впал в химически-индуцированную спячку на четыре часа. По его расчётам за это время проверка модуля должна быть завершена, и он сможет выбраться незамеченным.

Четыре часа спустя, ровно секунда в секунду агент Джи безбоязненно вылез из убежища и, улыбнувшись, что вышло у него как-то зловеще, начал действовать.

Сначала он проник в рубку управления и влез в главный компьютер звездолёта. Это не составило труда, так как люди, положившись на автоматику, пребывали в состоянии сна. Цикличность времени двуногих всегда поражала Джи, он считал это основной и исключительной слабостью людской расы. Из компьютера удалось узнать, что корабль направляется на свою родную космическую базу, до которой было около недели пути, а значит, у агента было не так много времени, чтобы вывести из строя всю команду и захватить судно.

Задача была трудной, но Джи решил действовать старым добрым способом саботажа жизненно важных служб внутри корабля. Он начал с продовольственного отсека. Путём нехитрых манипуляций агент добавил в резервуар, где происходил синтез белковой смеси, отравляющее вещество. К сожалению, он не учёл концентрации и количества человек, одновременно потребляющих эту смесь, и в результате, вместо бездыханных тел, смог наблюдать пожелтевшие лица экипажа и очереди в санитарную комнату.

Вывести из строя вентиляционные аппараты Джи, к своему удивлению, не смог. Когда он проник в техническое помещение, то обнаружил, что все его знания в технике были ошибочны, ведь по ним эта вентиляционная аппаратура никак не могла работать. Лопасти были скреплены жевательной резинкой, а за ними валялись останки какого-то дохлого животного. Проводка была оголена и периодически искрила.

Отчаяние напало на бедного агента Джи тогда, когда он попросту не смог пробраться в систему очистки циркулирующей по кораблю воды. Электронный замок был сломан, и люди, иногда заходившие туда, попросту отодвигали тяжёлую, по меркам Джи, дверь в сторону вручную. Злость одолела его, и он решился на крайние меры.

До прибытия оставалось около суток. Большая часть экипажа слегла с различными болезнями, даже судовой врач, особый сторонник гигиены, лежал в бессознательном состоянии на своей кушетке. По опустевшим коридорам летал призрак беспокойства. Такого огромного количества различных заболеваний попросту не могло быть в одно и то же время в замкнутом пространстве судна.

– Говорю тебе, это некий правительственный опыт! Они проверяют на нас бактерии или ещё чего! – облизнув губу, сказал старший помощник инженера Пол Джонсон.

Его собеседником была Анн Дрейфус. Они были единственные не заболевшие члены экипажа.

– Брось ты это! Какие опыты, кому мы вообще сдались на одно место? – отрезала она. – Скорее всего, просто загрузили нам бракованную белковую массу. Вспомни, всё началось с кишечных проблем! Да, вообще, это место давно пора вычистить. Оно грязное и вонючее, а вчера мне даже показалось, что я видела таракана.

Пол рассмеялся её словам и отправился в свою каюту из остатков посадочного модуля мастерить защиту против правительственных вирусов. За работой прошло несколько часов. Устав, Пол вытер пот со лба и почувствовал странную духоту в каюте.

– Опять вентилятор заклинило! – возмутился Джонсон и, встав на кровать, открыл решётку вентиляции.

Оттуда на него смотрел симпатичный таракан в чёрной обтягивающей одежде. В его лапках был миниатюрный игломёт, направленный прямиком в нос человека. Спустя мгновение грузное тело Пола обмякло и упало на кровать.

Джи потёр лапки и восхитился самому себе. Ведь ему осталось уничтожить последнего человека на этом корабле, и дорога к вечной славе станет открыта. Он перезарядил оружие и побежал в воздушной шахте к каюте девушки. Манипуляции с проводкой не заставили себя долго ждать. Джи увидел, как девушка зашевелилась там внизу, в каюте, и потянулась к решётке.

Алексей Лурье «Потерянный агент»

– Я так и знала, что он здесь! – довольным тоном сказала Анн, брезгливо осматривая свой тапок, на котором красовалась лужица зелёного цвета, – Пол? Пол! У нас точно завелись тараканы на судне, и после прибытия я сваливаю с этого помойного ведра! Пол? Что ты молчишь? Пол?

источник: Алексей Лурье «Потерянный агент» «Техника-молодежи» 2013-12, стр.60-61

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить