24
6

«Свидетельства всех уцелевших офицеров заставили Рожественского признать факт задержки «Осляби», но о последствиях этой остановки он говорить отказывался, сведя весь вопрос лишь к тому, что он

«ввел в бой не 12 кораблей, а только 11».

Адмирал Бэр

Признаваться же в том, что по его вине произошло последовательное – один за другим – уничтожение этих кораблей поодиночке, – адмирал ни под каким видом не собирался.

Точно так же отказывался Рожественский и от своей ответственности за произошедшую почти тотчас гибель «Осляби». Свидетельства же матросов и офицеров корабля о задержке его под огнем японцев из-за безграмотного маневрирования и нелепых приказов командующего он цинично назвал «легендой» и объяснял «паникой», которой будто бы были охвачены

«вытащенные из воды офицеры и нижние чины команды «Осляби”».

Обнаруживая и в дальнейшем крайне низкую меру чести, совести и объективности, адмирал без стеснения продолжал перекладывать свою вику на эскадру, в которой, как следовало из его слов, на огонь японцев отвечали только те корабли, которые

«не стремились уклониться от боя».

«Что же предприняли в момент трагической остановки корабля командир «Осляби» капитан 1 ранга В. И. Бэр, его старший офицер и те три офицера, которые составляли штаб умершего накануне контр-адмирала Д. Г. Фелькерзама? Эго были флагманский штурман полковник Корпуса флотских штурманов Осипов, флагманские офицеры лейтенант барон Ф. М. Косинский и мичман князь К. П. Ливен. Мы не знаем, обсуждали ли они возможность взять на себя инициативу, пытались ли убедить В. И. Бэра изменить ход событий, были ли готовы разделить с ним ответственность за неформальное решение. Неизвестны ни степень подчинения чинов штаба командиру «Осляби», ни возможности их организационно-тактического взаимодействия. «

Из Мельникова Р.М.

А что собственно мог предпринять Бэр в данной ситуации, в момент столь неудачного перестроения русской эскадры в начале сражения ?  Сам Мельников Р.М. ни чего не говорит и не предполагает.

Я осмелился пофантазировать на эту тему.

Контр-адмирал Бэр

Влади́мир Ио́сифович Бэр

Владимир Иосифович Бэр

Черный, высокобортный красавец, броненосец «Ослябя» стоял с застопоренными машинами левым бортом к противнику, пропуская вперед третий и четвертый мателоты первого броненосного отряда броненосцы «Бородино» и «Орел». И держал на своих фалах сигнал «черные шары», означающий застопоренный ход. Адмирал Рожественский допустил просчет , снизив скорость своего отряда до девяти узлов с одиннадцати, как только его флагман «Князь Суворов» достиг курса левой колонны и вновь лег на курс NO-23*.
Чтоб избежать столкновений, идущие за «Ослябя» остальные мателоты второго отряда «Сисой Великий», «Наварин», «Адмирал Нахимов» сначала уменьшили ход до малого, а за тем и вовсе выкатились из строя в разные стороны от своего флагмана, застопорив машины.
Тоже произошло и с третьим броненосным отрядом адмирала Небогатова. У русской эскадры образовался строй «куча».
Командир «Ослябя» капитан1 ранга Похвиснев с биноклем в руках прильнул к смотровой прорези рубки, разглядывая идущую левее с севера контр-курсом японскую эскадру.
Рядом стоял новоиспеченный контр-адмирал Бэр, новый начальник второго броненосного отряда, всего месяц назад командовавший этим броненосцем. На мгновение Давид Борисович окунулся в воспоминание месячной давности.
Буквально на кануне выхода эскадры от берегов Аннама, на «Ослябя» пришел приказ :»Командиру и старшему офицеру срочно прибыть на флагманский броненосец». Любой вызов к начальству не сулит ни чего хорошего. Бэр и Похвиснев быстро отбыли на флагман. Пока к нему подходили, на «Суворове» объявили большой сбор для построения команды.
— Что это может означать?- удивленно посмотрел на своего «старшого» Бэр.-Чтоб к нашему прибытию строили команду флагмана, должна быть веская причина.
-Боюсь предположить, Владимир Иосифович, но это означает только одно. Вам, вручение адмиральского орла, мне погон каперанга. Вы замещаете Фелькерзама, Я — вас.Очевидно командующий боится оставить наш отряд без начальника отряда.-ответил Похвистнев.
-Так я и так фактически управляю им.
-Но идти в бой под флагом покойного адмирала, в случае смерти Фелькерзама до боя — знаете, даже мне бывалому моряку не хочется.
Остальное помнится как в тумане. И доклад командующему, и чтение высочайшего указа о присвоении контр-адмиральского звания Бэру и капитана 1 ранга Похвисневу. И вручение погон . И троекратное «Ура», и малый фуршет в кают-компании флагмана.
Уже на обратном пути к «Ослябя» Похвиснев сказал:
-Боюсь, ваше превосходительство, нам не долго ходить в этих званиях. Мы то флагман, а шкура у нас тонковата.
-На мое предложение включить «Ослябя» в первый отряд адмирал отказался. На замену местами «Бородино и «Ослябя» тоже. Главное, нам не подставиться под сосредоточенный огонь противника.
-Сложно это, ваше превосходительство . Ведь мы, хоть и второй, но флагман.
-Значит все в наших руках. Будем исходить из этого. Будем выполнять приказы адмирала. А в случае непредвиденной ситуации, контроль над ней будем брать в свои руки.-решил Бэр.

-Гениально!-воскликнул Бэр.
— Боже, что он делает! Мы ж его раскатем по полной!- воскликнул Похвиснев, машинально посмотрев на часы. Было 1 час 46 минут после полудня.
Адмирал Того начал свой знаменитый маневр вошедший в историю, как «петля Того».
-Не успеем. Того готовит охват головы, а мы еще не перестроились. Более того, мы вообще стоим, да еще открытым бортом, мы прекрасная мишень. Правой и средней машине полный ход, левой средний назад . Немедленно разворачивайте броненосец носом к неприятелю. У нас не более пяти минут, пока головные два японца не окончат разворот на параллельный с нами курс.-угадал намерения японского командующего Бэр.
-Не порвем машины сразу на полный? — забеспокоился Похвистнев.
— Тогда мы будем расстреляны, как не подвижная и высокобортная мишень, у нас нет выбора. Японцы таких ошибок не прощают.
Похвистнев, подчинился, кивнув головой вахтенному офицеру. Ручки телеграфа машин заняли необходимое положение.
Броненосец слегка вздрогнул, в корпусе почувствовалось возникшее напряжение от давших ход машин. И медленно, на пятачке корабль стал ворочать влево, разворачиваясь носом к неприятелю.
Напряжение росло с каждой минутой. Вот прошел точку поворота головной «Микаса» и пошел почти параллельным курсом. Следом совершал маневр «Шикишима».
На русском флагмане подняли сигнал «1»- бить по головному. В 1 час 49 минут с «Суворова» раздался пристрелочный выстрел. Не успели с флагмана еще передать данные пристрелки на отряд, как загрохотали все орудия броненосцев первого отряда. Даже «Орел» открыл огонь стреляя через голову «Ослябя».
-Боже, что они делают, ни какой организации стрельбы. Передать на второй отряд; «Огонь по точке поворота. Ждать данные пристрелки.» — приказал Бэр.- Боюсь мое адмиральство сегодняшним днем и окончится, если мы так и будем продолжать действовать.
И он был прав, от плохо организованной стрельбы, японский флагман был буквально закрыт всплесками падающих снарядов.Ни кто толком не мог различить падение своих и чужих снарядов.
-Больше ждать нельзя, полный вперед, держать на точку поворота противника,-приказал Бэр.
-Но мы еще не полностью развернулись.-заикнулся было Похвиснев.
-Исполнять!- рыкнул Бэр.-Что там с открытием огня?
Рукоять машинного телеграфа левой бортовой машины перешла на положение «стоп машина», а вслед за тем и на положение «полный вперед», и хотя такие рывки для машины были крайне опасны, но выбора не было : либо машины , либо броненосец и почти тысяча жизней экипажа «Ослябя».
Словно в ответ на вопрос адмирала, выстрелило носовое погонное шестидюймовое орудие. Броненосец открыл огонь. Находившийся у входа в рубку флагманский артиллерийский офицер лейтенант барон Косинский с сигнальщиками быстро передали данные дистанции на свой отряд, полученные от старшего артиллериста капитана 2 ранга Генке.
«Ослябя» начал движение вперед, находясь параллельно к курсу схождения первого броненосного отряда ( еще лежали на нем «Бородино» и «Орел») и постепенно склонялся влево, с каждой секундой набирал ход, идя на точку поворота противника. «Орел » по прежнему находился правее «Ослябя», было 1 час 50 минут, а спустя две минуты два головных броненосца противника открыли огонь по «Суворову».
-Передать на отряд «Следовать за мной. Не отставать.»- распорядился Бэр.- Небогатову «Занять место за первым отрядом»
— Что вы намерены делать?
— Ждать ,пока первый отряд уйдет вперед и пристроиться к нему в кильватер, мы не можем. Нас просто расстреляют , как неподвижную мишень. Разойдемся контр-курсом с противником и опишем циркуляцию, встав за отрядом Небогатова. У нас с ним договоренность, о взаимодействии в бою. Сами знаете, командующий даже не собрал совещание флагманов перед боем , не говоря о командирах кораблей.
— Но на нас сосредоточат весь огонь, из-за того, что сильно приблизимся к противнику.
-Главное нам успеть разогнаться. «Ретвизан» не так уж и сильно нахватался снарядов при попытке тарана «Микасы». А у японцев и условие стрельбы сейчас будут не ахти. Строй их колонны будет изогнут , да и циркуляция не будет способствовать меткости, а наш разворот уменьшил размер цели для комендоров противника.- пояснил свои действия Бэр.
— На флагмане вновь подняли сигнал:»Второму отряду занять место в кильватер первому отряду.»,- доложил полковник Осипов,- Что будем делать?
-Продолжаем движение на противника.- невозмутимо приказал Бэр.
Два концевых броненосных крейсера 1-го боевого отряда японского флота еще находясь на циркуляции, открыли огонь по «Ослябя».
Первые пристрелочные залпы «Нассин» и «Кассуги» легли с недолетом, вздымая пенные столбы воды перед русским броненосцем. Следующие залпы дали перелет. Третьи залпы дали накрытие, шестидюймовые снаряды рвались на верней палубе спардека, разрушая надстройки, переходные мостики , раструбы вентиляторов, круша шлюпки и катера. Сразу же возникли пожары. Пробили пожарную тревогу.
-Невероятно, с третьего залпа накрытие, причем и «Ниссин» и «Кассуга», вместе.- произнес Похвистнев.
-А вы хотели , чтоб мы стояли открытым бортом к противнику. Возьмите еще левее. Надо сбивать пристрелку противника.-приказал Бэр.
И приказал вовремя. «Асахи» и «Фудзи» ,завидев первые пожары и попадания в «Ослябя», перенесли свой огонь на него. Если залп «Асахи» лег с недолетом по правому борту, когда «Ослябя» стал брать левее, то залп «Фудзи» был тяжелым. Один двенадцатидюймовый снаряд ударил в носу в жилой палубе у первой переборки, образовав большую пробоину на уровне ватерлинии. Второй ударил на восемнадцатом шпангоуте, где начинался броневой пояс. И хотя плита выдержала японский фугас, но от деформаций конструкций корпуса стала пропускать воду, сквозь разошедшиеся швы обшивки . От силы взрыва броненосец даже вильнул влево.
На это попадания Похвистнев не мог не отреагировать:
— Найди исполняющего должность старшего офицера лейтенанта Дьяченко, трюмного механика Успенского или корабельного инженера Замчинского, с приказом направить аварийную партию в нос по правому борту в батарейную и жилую палубу. Выяснить опасность пробоины и ее заделать любым способом.- приказал Похвистнев матросу-посыльному.- На палубу не выходи, спускайся вниз через трап в фок-мачте.
Матрос быстро убыл.
Третий снаряд с «Фудзи» ударил в моторный катер по правому борту, расположенному сразу за носовым мостиком. От японского фугаса катер был разорван на куски , часть обломков упало в воду , часть на верхнюю палубу спардека, образовав завал.Сразу же возник сильный пожар.
Тем временем к точке поворота японской колонны уже подошел флагманский броненосный крейсер «Идзумо» адмирала Камимуры, и еще не начав поворота открыл огонь по «Ослябя» , а в след за ним и остальные мателоты. Море вокруг второго русского флагмана кипело от разрывов снарядов.
— В бой вступил второй броненосный отряд противника.- произнес Похвистнев .
-А вот сейчас момент истинны. Повернет или пойдет нам на пересечку.- произнес Бэр, приставив бинокль, пытаясь рассмотреть действия Камимуры, находясь в глубине боевой рубки.
«Идзумо» лег в циркуляции, продолжив движение за отрядом Того.
-Отворачивайте влево еще на два румба расходимся на контр курсах с Камимурой,-приказал Бэр.
«Ослябя» к этому моменту уже разогнался до шести-семи узлов и продолжал набирать скорость , в след за ним уже успели пристроиться в кильватер «Сисой Великий» и «Наварин». «Нахимов» еще стоял с застопоренными машинами. Ожидая, когда расстояние составит два с половиной кабельтова, до впереди идущего мателота. За все это время «Сисой» и «Наварин» успели сделать по два залпа из орудий носовых башен , пока «Ослябя» собой не закрыл точку поворота противника . Как только флагман стал склоняться опять влево и открыл противника, броненосцы вновь открыли огонь по точке поворота. Постепенно «Сисой Великий», «Наварин» и «Адмирал Нахимов» вытянулись в кильватер за «Ослябя».
Небогатов тем временем, своевременно получив приказ от Бэра, и поняв его замысел, увеличил ход своего отряда до полного, стал нагонять концевой мателот первого броненосного отряда броненосец «Орел», обойдя «Нахимов» по правому борту.
Все это время, самый слабый броненосный отряд русской эскадры был закрыт для Камимуры кораблями второго броненосного отряда русских. И он не видел, что Небогатов делает рывок, чтоб закрыть образовавшийся пустой промежуток в строю русской эскадры.
А в 1 час 57 мин Камимура увидел , что из-за изогнутого влево в дугу строя второго русского броненосного отряда, показался флагман третьего русского броненосного отряда броненосец «Император Николай I», и сразу открыл огонь по «Идзумо».
С вступлением в бой третьего броненосного отряда русских, концевые «Нассин» и «Кассуга» из отряда Того, и первые три броненосных крейсера Камимуры «Идзумо», «Адзумо» и «Токива» вынуждены были перенесли огонь на флагман Небогатова, согласно боевого приказа о выбивании в первую очередь головных флагманов русской эскадры.
Огонь по «Ослябя» заметно ослаб, это его и спасло, что дало возможность пожарным партиям более действенно бороться с пожарами, а трюмным партиям более качественно заделывать пробоины в бортах и исправлять повреждения. И тем не менее, на «Ослябя» стал возникать легкий крен на правый борт.
— Пробоина по правому борту на уровне ватерлинии чуть позади первой переборки, ее повредило примерно на расстоянии метра от борта . Воды до двух футов на палубе. Угроза затопления от второй переборки до самого носа. От повреждений вентиляционных труб вода стала затапливать подбашенные отделения.Вторая сильная течь чуть дальше на двадцатом шпангоуте, плита выдержала взрыв, но сильно сифонит вода, через разошедшиеся швы обшивки.- доложил по телефону лейтенант Дьяченков.
-Немедленно затопить кормовые отсеки по левому борту, создать крен на левый борт в три градуса и дифферент на корму до пяти градусов. Начать питать котлы исключительно из носовых угольных ям, в помощь взять прислугу мелкой противоминной артиллерии.- распорядился Похвистнев.- Берите плотников, сколачивать щиты и закрыть пробоины. Для герметизации пробоин между бортом и щитами использовать брезент, матрацы и личные вещи экипажа. С помощью домкратов попытайтесь выравнить деформации в первой переборке и тоже заделать деревянными щитами. Всю воду спускать в трюм и откачать. Капитан Генке учтите в поправках к стрельбе крен на левый и дифферент на корму.
— «Ослябя» на грани гибели. Если не устраним поступление воды нам грозит гибель.- осознал всю опасность ситуации Бэр.- Я хотел встать за Небогатовым , через поворот влево, но теперь это не возможно. Пробоина сразу уйдет еще глубже в воду.
-Мы скоро вот-вот полностью разойдемся с Камимурой. Старички Небогатова неплохо бьются, хотя на «Николае» тоже возникли пожары, но шкура у него толстая. И такие тяжелые плиты сорвать с креплений или пробить, как у него, не так уж просто. Выдержит. Предлагаю поворотом вправо охватить хвост Камимуры . Они готовят нам охват головы, мы им хвост.- предложил Похвистнев.
-Логично. И пробоина на циркуляции вправо, хоть на время, но выйдет из воды.- согласился Бэр.- «Ослябя» и «Сисой» огонь по концевому «Ивате», «Наварин» и «Нахимов» по предпоследнему «Асама». Держать ход в тринадцать узлов.
«Ослябя» постепенно склонился с веста на норд-вест. Все это время четверка кораблей второго броненосного отряда вела огонь по точке поворота японской колонны, пропуская каждый корабль отряда Камимуры через смертоносный град снарядов. И хотя каждый крейсер противника получил по паре тяжелых снарядов от русских, не считая попадания шестидюймовых снарядов, но кратковременность нахождения под огнем, не привела к получению критических повреждений для противника.
Когда же Бэр приказал перенести огонь на концевые «Асама» и «Ивате», то огонь русских стал более действенным. На крейсерах противника стали возникать повреждения и небольшие пожары.
— Ни чего не могу понять, я сам конкретно видел попадание с «Сисоя» в «Ивате», а взрыва снаряда не последовало.- воскликнул старший артиллерист броненосца капитан II ранга Генке.- Что с нашими снарядами?
-С нашими не знаю , а вот у Небогатова похоже все нормально. Посмотрите на третьем в строю Камимуры конкретный пожар. «Адмиралы» неплохо жарят, благо дистанция позволяет для их расстрелянной артиллерии.- восхитился Бэр.
Небогатов, чтоб корабли его отряда не путались в падениях своих снарядов, распределил цели по противнику, согласно своему номеру в строю. Получилось , что все шесть броненосных крейсеров противника оказались под огнем русских.
— Николай Иванович рассказывал, как его отряд спешно выпихивал из Либавы Бирилиев. Даже не стали менять боекомплект оставшийся с учебного отряда, а догрузили из остатков второй эскадры.- сообщил Бэр.
— Но у нас пироксилин в снарядах переувлажнен до тридцати процентов, а у Небогатова получается с нормальной влажностью в двадцать пять процентов? Поэтому его снаряды рвутся , а наши нет! Получается у нас дефектные снаряды? Мы полгода в походе…… и только в бою это выясняется, что снаряды не рвутся ?- шокировано воскликнул Генке.
Бэр и Похвистнев переглянулись. И тоже были шокированы выводами старшего артиллериста броненосца.
— Сергей Эмильевич прав. Дополнительная влажность усложняет воспламенение пироксилина, на это и было рассчитано, на долгое плавание в тропиках,- подтвердил слова Генке барон Коссинский,- боялись, что взорвется боекомплект.
-А в бою? Вы об этом думали артиллеристы?- накинулся было Похвистнев на старшего артиллериста отряда.- Раньше через тропики ходили на Дальний Восток и ни чего не рвалось!
— А наше мнение спрашивало высокое начальство? Рожественский сам артиллерист, он что не понимал этого? Да и Берсеньев, тоже это должен был понимать. Я докладывал Фелькерзаму, но сами понимаете, с его здоровьем, не было время заниматься боекомплектом.- оправдывался Коссинский.
-А почему мне не доложили? Ведь я несколько месяцев фактически его замещал.
— Я думал вы знаете это от Фелькерзама.
— Получается броненосцы Небогатова самые ценные в нашей эскадре, с их нормальным боекомплектом. Нельзя допустить , чтоб Камимура раздавил своей мощью его броненосцы береговой обороны. Подворачивайте вправо, держитесь ближе к «Ивате» и «Асаме».
Постепенно «Ослябя» склонился к норд-осту вися на хвосте у Камимуры.
Было начало третьего часа, «Суворов», находясь под сильным огнем Того, постепенно склонился вправо, пытаясь выйти из охвата. Но для этого необходимо было хотя бы увеличить скорость, но Рожественский упорно вел эскадру на все тех же девяти узлах.
«Николай I» уже почти догнал концевой «Орел» из первого отряда и тоже сбросил скорость до девяти узлов.
Пока Бэр спасал свой флагман и расходился с Камимурой на контр-курсе, к месту сражения главных сил подошли другие боевые отряда японского флота, состоящих из легких крейсеров. И неожиданно подставились под огонь второго броненосного отряда русских. «Ослябя», «Сисой», «Наварин» и «Нахимов» были похожи на извержение вулкана, ведя огонь правым бортом по крейсерам Камимуры , левым бортом по крейсерам Девы и Того-младшего. За Бэром увязался и адмирал Энквист с «Олегом», «Авророй», «Донским» и «Маномахом». Того-младший и Дева получив решительный отпор поспешили ретироваться и не рисковать.
В 2 часа 09 минут «Адмиралу Сенявину» улыбнулась удача, он на некоторое время перенес огонь с «Адзума» на «Асаму». Японский крейсер в это время находился на небольшой циркуляции и держал руль лево на борт. Русский десятидюймовый снаряд угодил в корму «Асамы» и вывел из строя рулевую машину. Крейсер выкатился влево из строя, в противоположную сторону от противника.
— Пятый мателот в колонне броненосных крейсеров противника вышел из строя. Это Небогатов его так.- выкрикнул Генке.
-Самый полный ход!-скомандовал Бэр.- Это наш шанс, другого не будет.
— А пробоина ваше превосходительство?- забеспокоился Похвистнев.- Мы до сих пор не знаем , что там.
-Выяснить и доложить. Самый полный!- приказал адмирал.
Вскоре в боевой рубке появился лейтенант Дьяченков.
— Ну что там, Иван Валентинович?- по имени отчеству спросил Бэр.
— Пробоина два на три метра. Сколотили громадный щит на всю пробоину, загерметизировали брезентом и матрасами, держится с помощью подпорок из брусьев. Поступление воды почти устранили, помог дифферент на корму и крен на левый борт. Деформацию переборки устранить не смогли. С обоих сторон от нее сколачиваем щиты с брезентом, наложим с двух сторон и стянем щиты через пробоины сквозными болтами. Приказал наглухо забить вентиляционные трубы, чтоб полностью прекратить поступление воды в нижние отделения. Вторую пробоину у плиты тоже удалось заделать. Броненосец пока вне опасности. Всю воду спустили в трюм, сейчас откачиваем турбинами.Но полный ход опасен, боюсь, как бы щиты не сорвало волнами. Нужно облегчить нос, чтоб пробоины, как можно выше были от воды.- доложил лейтенант Дьяченков.- Продолжать принимать бой правым бортом опасно.
-Чертова перегрузка, мало строительной, так еще и эксплуатационная. Всю пресную воду из носовых междудонных пространств, это порядка двухсот пятидесяти тонн, за борт. Кормовые цистерны пока не трогать. Уголь продолжать брать только из носовых угольных ям.- распорядился Похвистнев.- Не допускать скопления большого количества воды в палубах, спускать в трюм и откачивать.
Тем временем «Ослябя» развив ход до четырнадцати узлов пошел на сближение с концевыми крейсерами Камимуры. Поврежденный «Асама» был закрыт концевым «Ивате», на нем и сосредоточили огонь все четыре корабля Бэра. «Сисой»,»Наварин» и «Нахимов» едва поспевали за флагманом. «Ивате» попытался сбить пристрелку описывая координат, но это не помогло. Вскоре на нем загорелось. Особенно сильный пожар стал разгораться в районе кормового мостика и каземата шестидюймовых орудий правого борта.
Постепенное приближение второго русского броненосного отряда, к месту выхода из строя «Асамы», создавало ему потенциальную угрозу. Как только поврежденный крейсер стал вновь виден, Бэр со всей силой обрушился на него артиллерией своего отряда.
Реакция Камимуры не заставила себя ждать. Чтоб спасти «Асама», японский адмирал вынужден был лечь на обратный курс поворотом «все вдруг» и прикрыть его отход.
-Японцы все таки великолепные моряки, нам так учиться и учиться.- констатировал Бэр , и смотрел, как крейсера Камимуры исполняют маневр.- Как только противник ляжет на обратный курс и откроет по нам огонь берем резко вправо и держим курс на «Ушакова» , бой принимаем на левый не поврежденный борт.
Совершенно неожиданно повел себя Небогатов. Как только «Идзумо» лег на обратный курс, «Николай» резко повернул на север пытаясь достать «Асама». Его старички развили неожиданную прыть, выжав из своих машин четырнадцать узлов. И ведя, хоть не частый, но меткий огонь по поврежденному крейсеру противника.
Это было невероятно, два русских броненосных отряда, состоящих из старых кораблей, растянув силы противника, грозили ему разгромом . «Асама» горел и уже возникли сильные затопления, огонь его заметно ослаб. Казалось японский крейсер обречен.
Того почуяв не ладное, из-за отворота Камимуры, запросил информацию у младшего флагмана отряда адмирала Симамуры. В 2 часа 17 минут тоже поворотом «все вдруг» лег на обратный курс. Теперь на «Николай» могли обрушиться сотни снарядов с грозных броненосцев Того, оставив в покое горящий «Суворов».
Японцы реагировали молниеносно на все контр выпады противника.
Но и в данной ситуации Небогатов не растерялся. Его броненосцы без суеты лихо отошли обратно поворотом «все вдруг».
— А кто то говорил, что отряд Небогатова маневрировать не умеет. Нам о таком только и мечтать,- заметил полковник Осипов.
И хоть ни Небогатову , ни Бэру не удалось добить «Асаму», но русским младшим флагманам удалось оттянуть на себя огонь противника и дать спасительную передышку флагманскому «Суворову».
План Того по выбиванию из строя русских флагманов временно был сорван.
Того посчитав, что пока «Асама» не выйдет из района сражения, бой лучше временно прекратить.
Противоборствующие эскадры разошлись на контр-курсах и бой временно прервался. Японцы скрылись в серой мгле на западе, русская эскадра продолжала идти прежним ходом на восток.
За время сражения, с «Суворова» больше не поступило ни одного сигнала, и это настораживало Бэра.
Вскоре к «Ослябя» подошел приданный к флагману «Изумруд» . Его командир капитан второго ранга барон Ферзен ,завидев громадную пробоину в носу броненосца, едва возвышающуюся над водой, поспешил подойти поближе.
-«Ослябя» все ли у вас в порядке? — в рупор спросил Ферзен.
Бэр и Похвистнев вышли из рубки на правое крыло мостика, чудом уцелевшее при попадании снаряда в катер.
-Василий Николаевич, голубчик, сбегайте до «Суворова» , узнайте как там адмирал. Видимо флагману сильно досталось.- попросил Бэр.
«Изумруд» дав полный ход помчался вперед.
Бэр постепенно нагонял первый отряд. Небогатов тем временем, находясь правее курса первого и второго отрядов и между ними, поворотом «все вдруг» вновь развернул отряд, чтоб «Николай» стал головным.
Постепенно «Николай» и «Ослябя» сблизились . Небегатов и Бэр вышли на мостики , чтоб обсудить сложившуюся ситуацию в сражении.
-Как вы еще держитесь на воде , с такой пробоиной?- беспокоился Небогатов.
— С большим трудом , Николай Иванович. Это последствия нашего неудачного перестроения перед сражением.-ответил Бэр.
-Если честно, я думал вы не выкрутитесь. Это чудо!
-У вас как дела? Ваш «Николай» не меньше получил попаданий.
-Горим, стреляем. Но шкура у нас толстая. Японские фугасы броню не берут. А вот, в не бронированном борту пробоины большие. Терпимо.- с задором ответил Небогатов.- Жаль, не успели разделаться с «Асамой», Того вовремя пришел ему на помощь.
— Вы герой сегодняшнего дня. Я не ожидал от вас такой прыти и решительности, Николай Иванович.
— Спасибо.
— У меня к вам такой вопрос. Мы обратили внимание , что наши снаряды плохо рвутся, у вас как с разрывами? Ведь это ваши выбили «Асаму».
— Когда достаем до противника, все нормально. «Идзумо» и «Асама» с «Ивате» сами видели.
-Видел! У нас в боекомплекте переувлажненный пироксилин. Вот вам и плохие разрывы через раз. У вас я такого не наблюдал.- с раздражением ответил Бэр.
-А вообще то верно. Ведь мы только догружали боекомплект в Либаве, основная масса снарядов еще с учебного отряда. Да…… получается кроме моих старичков толком не кому сражаться?
— Да. Так как на остальных кораблях боекомплект бракованный.
В это время к броненосцам подошел миноносец «Буйный».
-Адмирал ранен. Адмирал передает командование адмиралу Небогатову. Курс NO-23*.- сообщил капитан второго ранга Коломейцев.

Это сообщение резко все меняло.
-Что будем делать? Ваш отряд нельзя ставить во главе эскадры, вас раздавят. Если «Николай» и выдержит огонь Того , то с «адмиралами» они разберутся в два счета.- сказал Бэр.- А у ваших кораблей нормальный боекомплект. Только вы сможете выбить противника. Ваш отряд надо беречь.
— Владимир Иосифович, вы подымаете флаг на «Орле» или «Бородино». «Ослябя» берете в первый отряд. Я беру под свое начало всех стариков. «Сисоя» поставлю концевым , так как у него нормальная дальнобойная артиллерия. Маневрируем отдельно . Во время боя ход тринадцать узлов. Мои пока такой ход держат свободно. Постарайтесь в таком случае, подставить под мои орудия Того или Камимуру, а вам придется терпеть, принимая все большие японские шишки.- решил Небогатов.
— Ясно , понял. Лучше Камимуру или японских «итальянцев». Нужно выбивать самые легкие цели. Тогда сможем сбить спесь с противника. Бой лучше принимать на левый борт, иначе «Ослябя» долго не протянет. Чем ночью будем отбиваться от минных атак? С таким разрушительным эффектом японских фугасов, у нас к вечеру и половины артиллерии не останется.
-Это проблема. «Изумруда» и «Жемчуга» с миноносцами отправим в свободную охоту за миноносцами противника. С задачей, если не уничтожить, то как можно больше вывести их из строя. «Суворов» сильно горит, видать команда не справляется. Пароходам «Русь» и «Свирь» :»Приказ помочь справиться на флагмане с пожарами».- решил Небогатов.

Бэр со штабом прешел на «Буйный» и помчался на миноносце к первому отряду. Небогатов тем временем начал перестраивать свой отряд.
В начале четвертого часа Бэр поднял флаг на «Орле». Командир броненосца Юнг был тяжело ранен и его замещал старший офицер капитан второго ранга Шведе.
«Орел» возглавил первый броненосный отряд. «Бородино» встал вторым мателотом в строю, «Александр»  третьим. Он тоже получил повреждения, но они были гораздо меньше , чем флагмане, на котором бушевали сильные пожары в районе носового мостика и на рострах.

Понимая , что в таком состоянии «Суворов» долго не протянет, хотя почти вся артиллерия была еще цела, Небогатов приказал «Руси» и «Свири» своими брандспойтами помочь тушить пожары на бывшем флагмане.
Командир броненосца Игнациус был тяжело ранен, старший офицер Македонский погиб. Небогатов, вопреки устава, приказал Клапье-де-Колонгу и оставшимся в строю офицерам штаба Рожественского вступить в управление броненосцем. Так как осознавал, что какой-нибудь лейтенант или мичман в силу своей неопытности, не справится с такой тяжелой задачей.
Эскадра девятиузловым ходом, вновь выстроилась и взяла курс на Владивосток и опять в двух колоннах. В правой колонне головным шел «Орел», за ним последовательно выстроились «Бородино», «Александр III», «Ослябя». Левая колонна, шла позади правой колонны , но левее ее курса на десять кабельтовых. Головным шел «Николай I», за ним следовали : «Сенявин», «Апраксин», «Ушаков», «Наварин», «Нихимов» и «Сисой Великий».
Чуть поодаль, примерно в двух милях, шли транспорты под охраной крейсеров адмирала Энквиста и капитана I ранга Шеина. Транспорты шли на максимальной для себя скорости в девять узлов. И крейсера были привязаны к ним. После того, как отряды Дева и Того -младшего попали под совместный обстрел второго отряда Бэра и крейсеров Энквиста, пока больше не пытались атаковать русский обоз.
Среди транспортов держался и «Суворов» под присмотром пароходов «Свирь» и «Русь». С их помощью, «суворовцы» довольно быстро смогли справиться с пожарами, и занимались восстановлением боеспособностью своего броненосца.
«Изумруд» и «Жемчуг» с девятью миноносцами ушли вперед на поиск миноносцев противника. Во второй половине четвертого часа дня от Ферзена и Левицкого пришло радио, что главные силы японского флота находятся на северо-западе от русской эскадры.
Обнаружив русские крейсера и миноносцы идущих на север, Того решил, что русские успели оторваться и уйти на север, с момента последнего контакта. А в качестве заслона выставили быстроходные крейсера типа «Новик» и миноносцы, для срыва погони за эскадрой. Того бросил в погоню адмиралов Камимуру и Дева, с приказом найти и задержать уходящего на север противника. А сам, со своим отрядом и оставшимися отрядами легких крейсеров адмиралов Уриу, Того-младшего и Катаоко, решил на всякий случай сделать поиск в восточном направлении…………….

35
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
13 Цепочка комментария
22 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
13 Авторы комментариев
Antaresvovan_s62VSManzar Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Андрей Толстой

Уважаемый коллега Antares,
Весьма интересно и правдоподобно ++++++++++++++!!! Хоть и читается несколько тяжеловато. Не очень уверен, что Бэр сможет изменить ситуацию. Но в целом мне понравилось.
С уважением Андрей Толстой

Alex22

++++
Почто полностью поддержу мнение графа. Но лично меня язык устроил. Для статьи на сайте — вполне.
Подход интересен и нестандартен — это плюс.
Реализм — какой реализм возможен кроме реализма… Особенно в этом эпизоде истории…

Денис Силаев

+! Жду продолжения!

VSM

Отличная работа.

СЕЖ

++++
Коллега, делайте в следующий раз вычитку текста

VladimirS
VladimirS

Если Бэр просек тему насчет снарядов и есть небольшая передышка, то может перегрузить часть приличных снарядов от Небогатова на Ослябю и так далее?
12д и 6д с Н1 пойдут на Орел, 10д с адмиралов на Ослябю…
Но в принципе если дефектный снаряд попадет в японскую топку , то через некоторое время рванет…
Особливо интересны подводные пробоины, если в кочегарку с огнетрубами хланет вода то вохможен бум. Огнетрубы — Асама, Токива, Ниссин, Касуга, Фудзи… Вот по ним в первую очередь и бить.
Минари для добивания подранков?

адмирал бенбоу

Спасибо за хорошую, интересную работу

Total-Yozh
Total-Yozh

+++++++++
Пара замечаний. Ослябя вроде бы задний ход не давал, потому должен был продолжать двигаться вперед, уклоняясь влево. 14 тыс. тонн даже с неподвижными винтами остановятся нескоро. Значит, управлять кораблем можно будет еще и рулем, задний ход левой машиной необязателен. И набор скорости должен происходить немного быстрее.
И второе. При описанном маневре попадания 12-дюймовыми на 10-й минуте боя как-то маловероятны. Ослябя будет уходить за корму японским броненосцам, представляя собой крайне неудобную цель , по которой невозможно стрелять из носовых орудий. Зато дополнительные приветы от Камимуры вероятны, хотя и в этом случае точность огня под вопросом.

Стволяр

А хорошо получилось, уважаемый коллега… Прочел с искренним интересом.
С уважением. Стволяр.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить