22
8

Предыдущие части

Бой опять прервался. Небогатов и Бэр спешно разрывали дистанцию, отходя на юг. Того видя, что противники спешно отходят , не стал бросаться в погоню за ними, даже когда к месту сражения стал подходить Камимура и Дева. Следовало вновь отвести на безопасное расстояние поврежденные корабли. Если в первый раз для сопровождения «Асама» были выделены авизо «Чихайя» и «Тацута», то теперь надо было выделять кого то из крейсеров. Крейсера Дева не подходили, нельзя было дробить и ослаблять его «собачек». Пришлось отзывать из боя корабли адмирала Катаоко.
Небогатов и Бэр, описав большую петлю, вышли в район боя легких сил. Энквист и Шеин едва сдерживал атаки двенадцати крейсеров противника. Если бы не «Суворов», дела совсем были бы плохи. Бывший флагман в большей степени привлек на себя огонь противника, чем спасал остальные крейсера русских. «Суворову» даже удалось отправить в нокаут крейсер «Идзуми», пытавшийся атаковать транспорты с южного направления. Его двенадцатидюймовый снаряд, не взорвавшись, проломил броневую палубу и продолжив движение, разгромил котельное отделение, выведя из строя два паровых котла. «Идзуми», сильно паря, поспешил отойти. А к вечеру и вовсе, из-за затоплений, вынужден был укрыться в ближайшей базе.

Адмирал Бэр. Часть III


На бывшем русском флагмане даже несколько раз возникали небольшие пожары, но это было не сравнить с тем, что броненосец перенес ранее. Это были мелкие уколы, да и разрывной эффект японских снарядов был не тот. И комендоры на крейсерах были не так подготовлены хорошо, как на броненосцах или броненосных крейсерах. Очевидно у японцев был разный боекомплект, для главных и легких сил. Поэтому крейсера Энквиста и Шеина относительно не сильно пострадали.
С подходом Небогатова и Бэра, японцы поспешили организовано отойти на север, сообщив место нахождение русской эскадры своему командующему. От них Того и узнал , что русский флагман «Суворов» держится среди крейсеров, исправляя повреждения.
Собрав эскадру вместе, Небогатов вновь лег на генеральный курс, но прежде он решил вопрос, что делать с Рожественским. Особо не мудрствуя, адмирал приказал, переместить командующего на «Урал». И вместе с крейсером «Алмаз», придерживаясь восточных румбов, вдоль берегов Японии, прорываться во Владивосток.
На запрос адмирала, готов ли «Суворов» вступить в строй главных сил, Клапь-де-Колонг дал утвердительный ответ: «Броненосец исправен, с затоплениями справились, пожары потушены, может дать полный ход.»
— Ну вот и славно. «Суворову» возглавить второй броненосный отряд.-приказал Небогатов.
— Николай Иванович, быть может его лучше Бэру отдать?- поинтересовался командир «Николая» капитан I ранга Смирнов.
-Нет. Сейчас наступает наша очередь держать удар. Того прекрасно понимает, что до ночи осталось совсем ни чего, а результата ноль. Все старички это наше слабое звено, кроме «Николая». «Суворов» раз оправился, значит будет принимать и держать удар, как Бэр. Ни «Сисой», ни «Наварин» с «Нахимовым» последний натиск не выдержат, с их не полным бронированием. И они мне мешают в маневре , поворот «все вдруг» они не выполнят. Я же, буду вертеться с «адмиралами», как балерина и сойдусь на коротке с Того, поэтому мне нужны свободные руки. Второй отряд у меня висит, как гиря на ногах. Передать на «Суворов» приказ: «Возглавить второй отряд». И передайте на всю эскадру, чтоб сбивали пристрелку противника описывая координат. Бэр это прекрасно продемонстрировал.- распорядился Небогатов. А спустя пару секунд добавил,-«Крейсерам быть готовым с наступлением ночи, прикрыть главные силы от миноносцев противника.»
Пока снимали Рожественского с «Суворова» и броненосец дал ход, Небогатов стал перестраивать главные силы. Свой третий отряд, Небогатов развернул строем пеленга уступом влево, с расстоянием между мателотами по фронту и в глубину в два с половиной кабельтовых. На траверзе «Николая» по правому борту в пяти кабельтовых расположился «Орел», а в след за ним в кильватер выстроились «Бородино» , «Александр III» и «Ослябя». На траверзе «Апраксина» по левому борту в пяти кабельтовых шел «Суворов», а за ним тоже в кильватер шли «Наварин», «Нахимов» и «Сисой Великий». Строй главных сил русской эскадры стал выглядеть как кривая скоба. «Адмиралы» с обоих сторон были обезопасены первым и вторым отрядами. Теперь, чтоб их атаковать Того придется пройтись вдоль всего фронта русской эскадры, а на флангах стояли «бородинцы» с их полным бронированием. Одновременно броненосцы Небогатова будут находиться носом к противнику, в строе пеленга, что при малых размерах броненосцев береговой обороны делало их неудобной целью.
После второго боя с Того появилась еще одна неприятность. На «Ушакове» сдали орудия главного калибра, стали расходиться кольца скрепляющие ствол. В результате дальность стрельбы орудий стала не превышать сорока кабельтовых. На «Сенявине», орудия такого же образца выделки пока еще держались. На «Апраксине» стояли более поздние орудия и броненосец пока мог стрелять на табличную дальность. Небогатов, чтоб хоть как то выкрутиться из сложившейся ситуации, вынужден был поменять местами «адмиралов». Вторым мателотом в строю пеленга стал «Ушаков», третьим «Сенявин», четвертым «Апраксин».
В тоже время, чтоб обезопасить старичков второго отряда от огня японцев, в качестве приманки и был поставлен уже имевший нокдаун «Суворов».
Когда оканчивался второй бой с Того, на излете в «Орел» угодил двенадцатидюймовый снаряд. Попадание пришлось в среднюю шестидюймовую башню по левому борту, ее перекосило, начался сильный пожар. Половина прислуги полегло, командир башни лейтенант Гирс был ранен. Опасаясь взрыва боекомплекта, погреба башни поспешили затопить. Едва лейтенанта вытащили из башни, как в ней рвануло.
Броненосец вздрогнул.
— Что это было?- спросил Бэр.
Лейтенант Шамшев срочно связался с башнями левого борта и кормовой главного калибра.
— Средняя не отвечает.
-Быстро выяснить и доложить.
Спустя три минуты посыльный вернулся в рубку.
-Взорвалась средняя башня, а погреба ее уже были затоплены.- доложил матрос.
-Как может взорваться башня с затопленными погребами, лейтенант?- задал вопрос адмирал.
-Очевидно это кранцы первой подачи от пожара рванули, ваше превосходительство.- виновато доложил Шамшев.- В суматохе начала боя забыли расстрелять, так как сразу стали поднимать боекомплект из погребов.
-Да вы что, рехнулись! Как не расстрелять кранцы первой подачи в первую очередь! А если рванет двенадцатидюмовая башня! Вы нас угробить хотите? Немедленно проверить все башни, кранцы первой подачи зарядить в орудия, все остальное спустить вниз!- приказал адмирал.
— Если вы забыли, где гарантия, что и на остальных это не произошло?-задался вопросом старший артиллерист отряда лейтенант барон Косинский.
— Передать на отряд: «Проверить кранцы первой подачи в башнях. Если не расстреляли, все спустить вниз. По возможности избавиться от всего лишнего дерева.»- распорядился Бэр.
Адмирал настолько разволновался, что поспешил выйти из рубки на уцелевшее крыло мостика и нервно закурил.
Вскоре подошли к крейсерам и транспортам. Небогатов начал перестраивать эскадру для нового боя с Того.
-Николай Иванович, по ходу готовится дать решительный бой Того.- произнес полковник Осипов.- Пытается прикрыть старичков на флангах, а пеленг уменьшит визуально размер цели «адмиралов».
— Ну да, вы правы, нам осталось выдержать часа два не более, до наступления сумерек. Передать на отряд: «Быть готовым дать шестнадцать узлов.» Запросите, как там машины на «Бородино» и пробоина на «Ослябя». — несколько успокоившись попросил Бэр.
Спустя пять минут пришел ответ:
— На «Бородино» машины в порядке, пробоина заделана, щиты на «Ослябя» держатся,- доложил сигнальщик.
— Передай на «Ослябя» : «Подкрепить щиты, быть готовым принять бой правым бортом».-приказал адмирал.
— Вы думаете бой пойдет правым бортом, ваше превосходительство?- спросил лейтенант барон Косинский.
— Да , барон. И нам придется идти в атаку на Того и Камимуру на полном ходу. Теперь его главная цель будет наши «старички», других он просто до ночи не успеет выбить. «Суворов» примет удар, спасая корабли второго отряда. Николай Иванович молодец, он все предугадал. Я честно скажу, так бы я не смог.- признался Бэр.
— Ну вы, ваше превосходительство, тоже не теряетесь в сложной обстановке и принимаете верные решения.- расшаркался перед адмиралом Косинский.
— Спасибо, за лестную оценку, барон,- рассмеялся впервые за день Бэр.
На смех адмирала из рубки вышел Шведе.
-Великолепно!- и адмирал вновь рассмеялся.
На смех адмирала обратили внимание, возившиеся с повреждениями на палубе матросы и в тихую, пытались прислушаться, что все таки происходит на мостике.
-Что то случилось, ваше превосходительство?- с недоверием спросил Шведе, опасаясь за психическое здоровье адмирала.
-Нет, нет, все хорошо. Николай Иванович- гений!- с горящими от радости глазами произнес Бэр.- Мы с Того с играем злую шутку! То, что качество наших снарядов отвратительное, Того не мог не заметить! Первый отряд не мало вбил снарядов в «Микасу», а результат ноль! То, что вышли из строя броненосные крейсера это логично, они слабо бронированы! Для этого надо сравнить повреждения броненосных крейсеров и броненосцев. Того просто не успеет выяснить, что у Небогатова нормальный боекомплект и пойдет на него в атаку, решив, что на нашей эскадре все такие дерьмовые снаряды! Камимура наш удар выдержит, а сам Того бросится на старичков, не подозревая что его ждет! Вот и все! Наш разный боекомплект это ловушка для Того! Гениально!
— А ведь и вправду это ловушка для Того. Первому и второму отрядам терпеть и дать Небогатову отстреляться по Того, по полной. У него осталось четыре броненосца в отряде и пять крейсеров у Камимуры. Нас боем свяжет Камимура, а сам Того атакует либо второй, либо третий отряд старичков. Но второй отряд теперь возглавляет «Суворов» и удар сдержит. Опасность есть «адмиралам», если Того распределит огонь по мателотам, но и здесь Небогатов риск свел к минимуму. «Адмиралы» будут идти на противника носом, сведя размер цели к минимуму, а броненосцы Того будут идти бортом к ним. Небогатову надо бить по «Фудзи», он у Того слабое звено. Если его выбьем, Того прекратит бой. Это наш шанс.- развил мысль лейтенант барон Косинский.
— А Небогатов это понимает?- поинтересовался полковник Осипов.
— Если б не понимал, главные силы так не построил. Еще раз говорю, Небогатов гений ! По местам господа ! И с Богом!- трижды перекрестился Бэр.

Эскадра продвигалась генеральным курсом NO-23* на девяти узлах. Небогатов не стал рвать машины на большем ходе и оставлять крейсера и транспорты без прикрытия. Близился вечер и с наступлением темноты избитым в бою броненосцам нужна будет помощь, при отбитии минных атак
В начале шестого часа мгла, весь день державшаяся в воздухе, постепенно разошлась, тучи ушли, появилось солнце. С севера показались корабли японского флота, идущего на встречу русской эскадре, чуть правее (восточнее) курса «Орла».
Завидев строй русской эскадры, Того был удивлен им. С мостика «Микаса» просматривался кильватер первого броненосного отряда русских и пеленг еще одного отряда, а дальше было не видно. Он ожидал, как и прежде, увидеть кильватер русских в двух отрядах. Первым отрядом русских должен был заняться Камимура, с задачей отвлечь на себя огонь. Боекомплект русских был никудышный и броненосные крейсера должны были выдержать огонь новейших броненосцев противника. Вторым отрядом русских должны были заняться его четыре броненосца и успеть выбить из строя, хотя бы парочку русских кораблей, до наступления темноты. Его грозным исполинам, ни чего толком не угрожало, с таким боекомплектом противника, если не сходиться на коротке, когда крупные снаряды русских, не взорвавшись, могут пробить броневые плиты пояса и ломать внутренние отсеки  корабля. Но и это особо страшно не было. Пробоины от русских снарядов были аккуратно круглые и легко заделывались, специально приготовленными для этого дела деревянными чушками. По этой причине Того приказал, по возможности, до последнего держать строй и вести огонь по противнику, не описывая координат, для сбития пристрелки противника. Бой необходимо было вести до наступления сумерек, чтоб русские в темноте себя хорошо показывали, своими пожарами. И в это время пустить в дело миноносцы.
По крайней мере, так представлял адмирал Того последнюю на сегодняшний день артиллерийскую дуэль. Но новый строй русских заставил адмирала призадуматься. И Того нашел неожиданный выход для себя. Состав боевых отрядов срочно менялся. На ходу формировался третий броненосный отряд из броненосных крейсеров «Ивате» под флагом адмирала Мису, «Якумо» и броненосца «Фудзи». Указанные корабли, по приказу, тут же вышли из строя. «Фудзи» стал описывать циркуляцию, чтоб занять свое место в новом отряде. «Якумо» просто отвернул вправо, дождавшись когда пройдет «Ивате» и пристроился ему в кильватер. Теперь у каждого из адмиралов под командой было по три вымпела.
С другой стороны, именно совместными действиями двух отрядов, русским в первых двух боях, удалось выбить из боевой линии три его броненосных крейсера, растянув огонь его боевой линии по разным целям. Но теперь у него будет три отряда, против двух русских. И он сможет более оперативно реагировать на контрвыпады противника.

Бэр находился в боевой рубке и внимательно следил за действиями противника.
Эскадры сходились со средней скоростью в двадцать четыре узла. Когда расстояние составило примерно сорок кабельтовых «Макаса» повернул на право ( на запад) намереваясь пройти вдоль фронта русского строя. Когда до точки поворота дошел «Идзумо», то он неожиданно для всех, остался на прежнем курсе и продолжал идти на сближение.
— С флагмана передают: «Первому отряду атаковать крейсера противника. Бой принять левым бортом».- доложил штурман полковник Осипов.
— Того разделил свои силы на три отряда. Если не ошибаюсь «Фудзи» в отряде Того нет. Он позади крейсеров Камимуры.- заметил Шведе.
— Лучшего подарка и не представишь. Только куда он пойдет этот отряд , за Того или Камимурой. Право на борт на четыре румба. Скорость четырнадцать узлов. Начать пристрелку после поворота, по головному «Идзумо».- приказал адмирал.
«Орел» покатился вправо.
В след за «Орлом» подобный приказ получил и «Суворов», только повернуть влево на четыре румба и идти на пересечку курса «Микасы», увеличив скорость до тринадцати узлов. Благо пока корабли второго отряда толком не имели повреждений и затоплений в корпусе. Свои же броненосцы Небогатов стал тоже разгонять до тринадцати узлов.
Выдвижение второго броненосного отряда русских, Того не сразу заметил, из-за слишком острого угла, а как только «Орел» отвернул и пошел на пересечку «Идзумо», приказал Мису следовать за ним. Чтоб не отставать, «Ивате» срезал на повороте , быстро догнав последний в строю Того броненосец «Асахи».
На этот раз первыми открыли огонь японцы по «Николаю». Но спустя несколько минут Того обнаружил выдвижение броненосцев второго отряда русских и вынужден был перенести огонь на «Суворов», «Наварин» и «Нахимов». Калпье-де-Колонг и его отряд поспешил ответить. Они тоже распределили цели согласно своим номерам в строю. И только «Нахимов» с «Сисоем Великим» вместе вели огонь по «Асахи».
Корабли Мису взяли тоже каждый по своей цели: «Ивате» по «Сенявину», «Якумо» по «Ушакову» , «Фудзи» по «Николаю».
Небогатов напротив, сосредоточил огонь по два своих корабля на одном противника. «Николай» и «Ушаков» взяли под обстрел «Фудзи», «Сенявин» и «Апраксин» открыли огонь по «Якумо». И здесь Небогатов приказал изменить метод стрельбы, распорядился стрелять не залпами из башен, а поочередно. Вторым орудием вести огонь с поправкой, если первый выстрел прошел мимо.
У Бэра огонь распределился по другому. Камимура сосредоточил огонь только по «Орлу», в надежде вывести его из строя . Русские распределили огонь согласно своим номерам в строю с конца строя противника , но по головному «Идзумо» вели огонь «Орел» и «Бородино».
Изменение погоды к вечеру имело важное значение. Идущие с севера японские корабли, стали четче видны на фоне моря и горизонта, а заходящее солнце начало слепить японских комендоров.

— Нам надо держаться как можно ближе к противнику. Уж если наши снаряды не рвутся, то наклепать дырок в броне сможем. Авось возникнут затопления. На «Адзума» броня Гарвей, не Крупп.- напомнил лейтенант барон Косинский.
И «Идзумо» и «Орел» шли на полном ходу друг другу на пересечку, и только когда расстояние составило тридцать кабельтовых «Идзумо» отвернул в лево на восток. «Орел» тоже поспешил лечь на параллельный курс.
-Ну вот ты и допустил ошибку, голубчик. Мы твою броню возьмем, а ты нашу нет! — обрадовался Бэр.- Для ваших летающих бомб расстояние не важно, а для наших дубовых имеет значение. Увеличить ход на один узел , начинайте описывать координат.
«Орел» начал вновь уклоняться от залпов, пытаясь сбить пристрелку противника. Но японцы удачно стреляли, поочередно давали залпы между собой. И если один залп уходил мимо перелетом или недолетом, то залп соседа поражал броненосец.
— Даже с Того было легче. Делайте больше уклонение. Иначе они нас разнесут.- приказал адмирал.
«Орел» начал гореть во многих местах. Но несмотря на это, продолжал интенсивно отвечать противнику. Огонь противника не ослабевал, пришлось уклонение делать постоянно, чтоб хоть как то снизить число попаданий. Из-за постоянного маневра «Орла», огонь броненосца стал совершенно не точен, но попадания значительно сократились.
Все же русские снаряды время от времени рвались. На японских крейсерах временами стали появляться тоже пожары. Но совсем неожиданно для всех запылал «Токива». «Ослябя» удалось поджечь крейсер.
— А это интересно. Как такое может быть? Это похоже «Ослябя» так зарядил! Барон, вы в должности с самого начала формирования эскадры, «Ослябя» точно менял боекомплект?- задался вопросом Бэр.
— Шестидюймовый менял, точно помню, по табели отпуска снарядов были бронебойные с «макаровскими» колпачками. А вот десятидюймовые не меняли.- ответил лейтенант барон Косинский.
— Ну хоть это радует.
Спустя пятнадцать минут, Камимура поворотом «все вдруг» резко отвернул и стал отходить на север, разорвав дистанцию. «Адзума» не смог держать на такой близкой дистанции удар главного калибра «Александра», стали возникать затопления и падать скорость. Камимура зная, что произошло во второй фазе сражения, когда сотворились «Ниссин» и «Кассуга», поспешил разорвать дистанцию. И дать своим крейсерам небольшую передышку.
Бэр не стал преследовать отходящего противника, а поспешил повернуть к Небогатову, где решалась судьба всего сражения.
Того прошелся вдоль фронта русской эскадры, сцепившись своими броненосцами с кораблями Клапье-де-Колонга, Мису с Небеготовым.
Когда «Фудзи», концевой в строю Мису, пересек курс «Апраксина», Небогатов приказал своим «адмиралам» перестроиться, подворотом вправо в кильватер. Огонь перенес на концевой броненосец и стал склоняться вправо, для улучшения сектора ведения огня кормовых башен. Далее, попытался охватить хвост японской колонны, к этому моменту расстояние между концевым «Фудзи» и головным «Николаем» составило меньше тридцати кабельтовых.
На первых трех кораблях де Колонга, появились пожары и повреждения, но удар сдерживали. У Небогатова пока дела шли более менее, особых повреждений «адмиралы» не успели получить и продолжали вести огонь по «Фудзи», который уже начал гореть. Возникшие пожары на броненосце, еще раз подтвердили вывод о качестве «небогатовских» снарядов, в то время, как броненосцы Того особых проблем не испытывали, от огня кораблей Клапье-де-Колонга. Все же нахождение кораблей Небогатова в Учебном отряде влияло на подготовку артиллеристов, как офицеров , так и матросов, их огонь был точен.
Того поворотом «все вдруг» стал ложиться на обратный курс, разрыв между ним и Камимурой сильно увеличился, Того боялся потерять контакт со своим младшим флагманом. Кроме всего прочего, Небогатов раскрыл строй своего отряда и на параллельном сходящемся курсе огонь японских кораблей должен был быть лучше. Теперь «Фудзи» должен был стать головным , «Микаса» замыкающим.
Клапье-де-Колонг тоже поспешил, поворотом через правый борт, повернуть в сторону Небогатова, пока японцы описывали свой маневр и их огонь на циркуляции менее точный .
К половине шестого часа вечера русская и японские эскадры, обе в кильватерном строю, шли в северо-восточном направлении.
«Николай I» горел, но интенсивно отвечал, даже для своей устаревшей артиллерии. На его главном визави «Фудзи», тоже возникли сильные пожары и повреждения. «Ушаков» горел на спардеке и в батарейной палубе стодвадцатимиллеметровых орудий. Батарея временно перестала вести огонь. Носовая мачта, плавно переходящая в боевую рубку, на половину была сбита, но башни главного калибра действовали и примерно каждые две с половиной минуты выбрасывали свои снаряды в противника. Хуже было то, что в носу по правому борту была получена пробоина на уровне ватерлинии, в районе пятнадцатого шпангоута. Ее кое-как удалось заделать из подручных средств, но вода все равно поступала. Пришлось выставить кондуктора для периодического спуска воды в трюм и ее откачки за борт. Более качественно заделать пробоину на полном ходу было не возможно. Броненосец немного присел носом, но еще мог держать тринадцатиузловой ход, работая машинами на полную мощность. Машинной команде удавалось поддерживать частоту вращения машин в сто двадцать оборотов в минуту , почти сдаточные, как на испытаниях девять лет назад.
Около без четверти шесть «Ушаков» получил опять снаряд в нос, но уже в районе десятого шпангоута по тому же борту. Заделать ее было не возможно, распространение воды остановила переборка. Броненосец еще больше осел носом, стал плохо слушаться руля, резко потерял скорость. Командир броненосца капитан I ранга Миклуха-Маклай, чтоб не получить таранный удар от «Сенявина», резко отвернул вправо и вышел из строя. В разлуку кормовая башня послала залп «Фудзи» и он стал почти «золотым». Спустя примерно семь секунд на японском броненосце рванула кормовая барбетная установка главного калибра. Все ожидали взрыва броненосца, но его не последовало. Очевидно команда успела затопить погреба и спасти свой корабль от гибели. «Фудзи», горя, отвернул.
Небогатов резко взял влево и пошел на сближение строем фронта, всего с тремя броненосцами. В надежде, на короткой дистанции, нанести оставшимся двум крейсерам Мису тяжелые повреждения.
На «Сенявине» и «Апраксине» были пожары и повреждения, но не такие сильные, как на «Ушакове». Пробоины если и были, то все надводные. Оба броненосца интенсивно вели огонь по противнику.
С выходом из строя «Фудзи» и идущими в атаку тремя русскими броненосцами для максимального сближения, адмирал Того предпочел прекратить бой. Подбитому броненосцу надо было справиться с повреждениями и потушить пожар. Когда поврежденный броненосец достаточно отошел от линии огня, японская колонна поворотом «все вдруг» отошла на север. И вовремя, головной «Николай» хорошо пристрелялся к «Якумо» и смог всадить один двенадцати и один девятидюймовые снаряды. Это было тяжело перенести крейсеру. На крейсере фугасный снаряд вырвал большой кусок обшивки корпуса. И хотя пробоина была надводная, но на большом ходу, стало через нее заливать. К тому же с востока, стал подходить первый броненосный отряд русских, ведя бой на дальней дистанции с оправившимися крейсерами Камимуры. Небогатов, так же «все вдруг», тоже отвернул.
Если Того и не смог добиться реализации своего плана по выбитию из линии «старичков» русских, то он добился в нанесении значительных им повреждений.
Второй броненосный отряд русских до окончания боя , так и не успел встать в кильватер Небогатову. «Старички» второго отряда стали сдавать. «Наварин» имел сильные разрушения на спардеке, в батареи шестидюймовых орудий по левому борту был пожар, в корме была пробоина. Броненосец постепенно оседал кормой.
На «Нахимове» была разрушена средняя барбетная установка восьмидюймовых орудий. В батарейной палубе был пожар. Единственная труба держалась на честном слове, побитая во многих местах. Тяга сильно упала, крейсер мог держать не более одиннадцати узлов. Главный бронепояс выдержал попадания трех двенадцатидюймовых снарядов «Асахи», но плиты от силы взрыва сорвались с креплений и отвалились. В местах попаданий, в корпусе возникли течи, но их удалось устранить.
«Суворов» за время боя получил еще пять тяжелых гостинцев от «Микасы» и около десятка шестидюймовых, но броненосец выдержал эти попадания. Такого непрерывного града снарядов, как в первой фазе сражения уже не было. Экипаж успевал справиться и с пожарами, и затоплениями.
Только «Сисой Великий» толком не получил повреждений, так как не был обстрелян противником.
Было начало седьмого часа вечера. У Небогатова оставалось время для подготовки к отражению ночных минных атак. Дневной бой закончился.

«Николай I» сбросил скорость до пяти узлов, давая возможность второму отряду Клапье-де-Колонга поскорей присоединиться к нему. С востока подошел Бэр. «Орел», «Александр III» и «Ослябя» сбивали последние пожары со своих надстроек. «Ушаков «, немного оправившись, пристроился в кильватер «Апраксину».
С юга похдодили крейсера и транспорты. В последний этап дневного сражения, японцы не атаковали русские легкие силы, так как ,чтоб до них добраться, пришлось бы прорываться сквозь строй второго и третьего броненосных отрядов русских.
Небогатов стал собирать данные о повреждениях на кораблях. Картина особо не радовала. «Наварин», «Нахимов» и «Ушаков» были уже не бойцы, и могли держать ход не более десяти узлов. «Орел» и «Суворов» и «Ослябя» имели тяжелые повреждения, но к утру возможно корабли и оправятся. Последний опять нахватался пробоин в носу, и опять по правому борту, но в этот раз пробоины пришлись впереди носовой водонепроницаемой переборки, она не пострадала. Заплатка установленная, еще в начале сражения, смогла сдержать распространение воды. Котлы целый день питали из носовых угольных ям и нос постепенно приподнялся из воды.
Более менее в приемлемом состоянии были «Николай», «Бородино», «Александр III», «Апраксин», «Сенявин» и «Сисой Великий». По приказу Небогатова второй отряд встал в отдельную колонну в трех кабельтовых по левому борту от третьего отряда. Первый отряд Бэра расположился так же, но по правому борту. Справа от первого отряда расположился кильватер транспортов, все шесть штук.
Крейсер «Светлана» шел впереди «Николая» в трех кабельтовых. По бокам походный строй эскадры охраняли «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах» по левому борту , крейсера «Олег» и «Аврора» по правому борту.
О судьбе «камушков» и миноносцев ни чего не было известно, как и о судьбе госпитальных судов «Орел» и «Кострома».
Крейсера «Алмаз» и «Урал» еще днем ушли на прорыв, придерживаясь восточных румбов.
Небогатов подвел итоги дневного боя:
-Выстоять удалось, но три старика уже не бойцы, дай бог завтра смогут отбиться от крейсеров и прикрыть транспорты. Думаю завтра к бою главных сил привлечь и крейсера Энквиста , оставив под охраной подранков транспорты.- решил Небогатов.
— Вы думаете завтра будет бой?- поинтересовался командир «Николая I».
— Еще и как! Не знаю как мы отобьемся ночью от миноносцев……. Это очевидно, что Того попытается атаковать нас, если ночные атаки миноносцев будут иметь успех. На ночь ход девять узлов, берем курс на мыс Чангиган. Оповестить эскадру. На «Камчатку» и «Анадырь» передать: «К утру подготовить пластыри для «Наварина», «Нахимова», «Ушакова», «Ослябя» и «Светланы». Водолазам быть готовым к погружению.»
-Что вы намерены делать, ремонт?- с недоумением спросил капитан I ранга Смирнов.
— А вы думаете эти подранки смогут дойти до Владивостока? Я глубоко сомневаюсь.
— А как же Того?
— Будь я на месте Того, я бы сейчас бежал на всех парах к Дажелету и стоял там, ожидая данных разведки. Того не даром, не пустил свои легкие крейсера вечером в бой. Ему понадобятся разведчики и в не малом количестве. Подозреваю, что между Кореей и Дажелетом, и Дажелетом и Японией будет развернута цепь вспомогательных крейсеров, поэтому нам не надо спешить на север. Часам к пяти утра будем у берегов Кореи, часа четыре-пять у нас будет времени, для приведения подранков в порядок. Если успеем, то я их опять поставлю в боевую линию и будем биться на смерть, до конца. Сколько осталось на «Николае» двенадцатидюймовых снарядов?
— Сейчас уточню, ваше превосходительство.- и Смирнов отошел.
Через пару минут последовал доклад:
— На ствол еще по сорок снарядов, ваше превосходительство.
— К утру подготовить шестьдесят снарядов для передачи на «Орел», «Бородино», «Суворов» и «Александр», каждому по пятнадцать штук. Это не дело, что только «Николай I» может достойно огрызаться противнику. У нас больше всего пострадал из «адмиралов» «Ушаков», ему тоже подготовить по десять снарядов на ствол для «Ослябя».
— Проделывать такую операцию в море рискованно, ваше превосходительство. Вы думаете, что они расстреляли свой боекомплект всего за два часа боя?- заметил начальник штаба капитан первого ранга Кросс.
-Нет. Просто на эскадре бракованный боекомплект. Из-за повышенной влажности пироксилина, снаряды не взрываются или с минимальным эффектом. Нормальный только у третьего отряда. Поэтому нам так тяжело было сегодня. а стреляли мы хорошо.
-Но этого не может быть!- не поверил Кросс.
-Может, может. Вспомните, мы только догружали боекомплект в Либаве, основная масса снарядов еще с Учебного отряда, в которых пироксилин с нормальной влажностью в двадцать пять процентов. Мы это случайно обнаружили с Бэром, когда сошлись на коротке, после первого боя. Вот так вот, господа! Мы сегодня целый день балансировали на лезвии ножа. И просто чудо, что мы выстояли!- наконец раскрыл страшную тайну Небогатов своим подчиненным.
-Поэтому вы решили, наш отряд держать вторым, не перенося флаг на другой броненосец?- спросил Смирнов.
— Да, только вторым в строю, мы и могли достать, своими расстрелянными орудиями, до «Ниссин» и «Кассуги». А Бэр и «бородинцы» должны были терпеть, принимать все страшные удары на себя. Каков огонь японских броненосцев, вы только что узнали на себе. А они весь день этот кошмар терпят!
Пока шло перестроение эскадры, с юго-запада появились многочисленные дымы, которые быстро приближались. Все с напряжением всматривались в даль, кому они принадлежат.
Вскоре в них опознали «Изумруд» и «Жемчуг», со всеми девятью миноносцами.
Почти всем миноносцам потребовалась срочная до загрузка углем. На некоторых миноносцах были повреждения, было видно, что они побывали в бою.
Оказалось, что после бега на север, когда Камимура и Дева отвернули на юг, на соединение с Того, Ферзен и Левицкий не пошли дальше на север, а повернули на юго- запад к острову Цусима, поближе к Такесике. Где днем по идее должны были отстаиваться малые миноносцы противника. Вскоре они напоролись на поврежденный «Асама» и его охранение, авизо «Тацута» и «Чихая».
Японские авизо сразу бросились в атаку, давая поврежденному крейсеру время уйти, одновременно вызвав помощь по радио.
Ферзен и Левицкий тоже пошли в атаку , приказав миноносцам не вмешиваться, чтоб те не нахватались снарядов. Через полчаса все было кончено. «Тацута» и «Чихая» с честью погибли, не спустив флага. Спасшихся почти не было.
«Изумруд» и «Жемчуг» хотели было броситься в погоню за «Асама» , но с южных румбов показались многочисленные дымы, порядка двадцати штук. Вскоре в них опознали миноносцы противника, главную цель поиска. Русские пошли на сближение. В ходе жестокого боя, восемь из двадцати миноносцев противника были потоплены, остальные растратив запас мин и получив серьезные повреждения, вынуждены были спешно возвращаться в базу. Все потопленные и поврежденные миноносцы были первого и второго класса. Истребителей миноносцев не было.
Далее, Левицкий и Ферзен, обойдя с западной стороны далеко район сражения, повернули вновь на север. Когда к вечеру, серая мгла разошлась и вышло солнце, удалось заметить дымы эскадры.
Эскадра застопорила ход. Чтоб процесс до загрузки прошел быстро, каждому миноносцу был выделен отдельный корабль, за полчаса удалось перекинуть на каждый миноносец до двадцати тонн угля в мешках. К семи часам вечера , когда стали спускаться сумерки, эскадра наконец дала ход.
В это время начались минные атаки.
— Передать на «Изумруд», «Буйный», «Блестящий», «Быстрый» и «Безупречный» идти вперед, отвлекать прожекторами миноносцы противника к северу. «Жемчугу», «Бедовому», «Бодрому», «Бравому», «Громкому» и «Грозному» идти в восточном направлении, отвлекать прожекторами миноносцы противника.
Утром место сбора мыс Чангиган.- приказал Небогатов.
Крейсера и миноносцы разошлись, каждые по своим направлениям .
На кораблях эскадры поспешили сделать затемнение.

Первую атаку японских миноносцев, напавших еще засветло, легко отбили. Как только спустилась тьма, неожиданно для всех, в колонне второго броненосного отряда загорелся прожектор и тут же загрохотали орудия крейсера «Адмирал Нахимов». Его поддержали, идущий впереди «Наварин» и сзади «Сисой Великий». Миноносец был потоплен, но прожектор только привлек внимание противника. Японские миноносцы наседали. В конце концов противник добился попадания в «Адмирала Нахимова» и крейсер выкатился влево из строя, стал отставать. Через полчаса мину получил в борт крейсер «Владимир Мономах».
На транспортах нервы тоже стали  сдавать, «Иртыш» подсветил миноносцы противника прожектором, и хотя два из них, тут же были уничтожены «Олегом» и «Авророй», транспорт получил мины в правый борт. А минут через десять был подорван буксирный пароход «Русь».

— Предать еще раз на эскадру: » Соблюдать светомаскировку»,- приказал Небогатов.- Идиоты! Своими прожекторами только привлекают внимание к нам!
Помощь пришла от крейсеров и миноносцев, отосланных Небогатовым на север и на восток. Временами, подсвечивая себя прожекторами, они оттянули на себя миноносцы противника. Чем спасли эскадру от резни.
Тревожная обстановка продолжалась примерно до часу ночи. Люди валились от усталости. Комендоры поочередно дежурили у орудий. Офицеры насильно заставляли идти комендоров отдыхать, так как на следующий день возможен был бой, и расчеты нужны были отдохнувшие. Многие просто боялись идти во внутрь корабля, предпочитая быть поближе к артиллерийским портам или верхней палубе, на случай подрыва миной.
Только трюмно-пожарным дивизионам предстояла долгая работа по заделке пробоин и исправлениям повреждений.
К пяти часам утра 15 мая, когда на востоке забрезжил рассвет, русская эскадра не спеша подошла к мысу Чангиган. Здесь уже были «камушки» и миноносцы. Когда рассвело, в радиоэфире появилась непонятная работа беспроволочного телеграфа. Небогатов опасаясь, что это японцы, приказал радистам забивать искрой своих станций чужую передачу.  Временно, но все же удалось, сохранить от адмирала Того в тайне место нахождения русской эскадры.
-Значит нет «Мономаха», «Нахимова» и двух транспортов «Русь» и «Иртыш». Еще легко отделались.- в бинокль осмотрел эскадру Небогатов.
«Наварин», «Ушаков», «Ослябя» и «Светлана» пошли на мелководье. К ним подошли транспорты-мастерские для передачи пластырей. Готовились к работам водолазы. Тем временем «Николай I» передавал по пятнадцать снарядов на каждый «бородинец», броненосцы поочередно приставали к борту флагмана.
Как только на подранках установили пластыри и их закрепили канатами, пропущенными во круг корпуса и днища, начали откачивать воду из затопленных отсеков. На осушку помещений, прежде чем смогли открыть водонепроницаемые переборки, ушло почти два часа, после чего стали сколачивать деревянные щиты и заделывать пробоины.
Тяжелей всего положение было на «Наварине», броненосец осел почти по самую палубу в корме. Ночью в котельном отделении произошла авария, в первой кочегарке лопнула паровая магистраль. Но благодаря малому ходу эскадры, чтоб не потерять подранков ночью, броненосец смог удержаться в строю и не отстать. К полуночи магистраль починили и котлы вновь ввели в эксплуатацию.
Чтоб как можно быстрей осушить кормовые отсеки «Наварина», ему в помощь был придан буксирный пароход «Свирь». На стоящих рядом «Ослябя» и «Ушакове» заводили пластыри, артиллеристы тем временем, на уцелевших шлюпках, передавали боезапас на «Ослябя», оставив по пятнадцать выстрелов на ствол «Ушакову».
Пока большие дядьки были заняты латанием дыр, на «Изумруд», «Жемчуг» и миноносцы спешно грузили уголь с транспортов и броненосца «Сисой Великий».
Тем временем, «Олег», «Аврора» и «Донской», разойдясь веером, вели наблюдение за морем, примерно в пяти милях от места стоянки эскадры.
Когда с «Николая» передавали боекомплект на «Орел» Небогатов обратился к Бэру:
-Владимир Иосифович, вы уж не обессудьте меня, подымите флаг на «Бородино». Боюсь, что при новой встрече с Того «Орел» не выдержит. Слишком потрепанный вид у него.- попросил командующий эскадрой.
-Вы думаете это еще не все, Николай Иванович?
-Конечно, в противном случае, я не приказал бы «Николаю» и «Ушакову» делиться снарядами. Сделаем еще один сюрприз для адмирала Того?- улыбаясь спросил Небогатов.
-Как взаимодействуем?
-Думаю, Того вновь подставит под вас Камимуру. Он все таки выдержал вчера ваш огонь и выполнил свою задачу, отвлек вас на себя. То, что взорвалась башня «Фудзи», для Того это случайность. Поэтому он вновь своими броненосцами навалится на меня. Теперь не страшно. Минимум, но полчаса, мы выдержим его огонь. Вы должны за это время, так врезать Камимуре, чтоб Того больше и не думал, о продолжении боя и нашем преследовании. Поэтому и прошу перейти на «Бородино», он лучше всех выглядит из всех «бородинцев».- сообщил свои планы Небогатов.- И помните, у вас нормальных снарядов всего пятнадцать на броненосец. Сосредоточить эти снаряды только в носовых башнях. Огонь орудий башни вести поочередно, одно орудие стреляет бракованным снарядом. Если мимо, то другим орудием делаете корректировку, чтоб «николаевский » снаряд попал наверняка. Я, пока броненосцы подходили для приема снарядов, с артиллеристами переговорил. Говорю вам, чтоб вы проконтролировали.
— Ясно, будет исполнено.
Бэру и его штабу вновь пришлось сменить флагман.
Около одиннадцати часов дня от находящегося в дозоре «Олега» пришло сообщение, о появившемся дыме с северо-востока. Сомнений не было, что это японцы.
Эскадра стала выстраиваться в кильватер, благо к этому времени успели все сделать.
Небогатов, как и прежде, оставил три броненосных отряда. Только во второй броненосный отряд добавил «Дмитрия Донского», чтоб у Клапье-де-Колонга было вновь четыре вымпела.
— Главное, чтоб пластыри не сорвало , если пойдем полным ходом.- переживал адмирал.
— Не переживайте, Николай Иванович, пластыри хорошо закрепили канатами, да и давление воды их прижимает к корпусу, изнутри пробоины заделаны щитами и держатся подпорками, -успокаивал начальник штаба капитан I капитан Кросс.
На неизвестный дымок побежали «Изумруд» и «Жемчуг», им оказался вспомогательный крейсер «Синано-мару», пытавшийся по радио передать данные нахождения русской эскадры. «Камушки» сразу забили его передачу своей искрой и начали его преследовать. На работу еще нескольких радиостанций обратили внимание и японцы. Было ясно, что русская эскадра где то находится близко.
Через час погони вспомогательный крейсер был настигнут и крейсера открыли огонь , идя на максимальное сближение. «Изумруд», чтоб долго не возиться с японцем, сблизился на минный выстрел и выпустил мину. Взрыв пришелся в корме. «Синано-мару» стал быстро садиться кормой, получая один снаряд за другим. Через пятнадцать минут боя, объятый пламенем пожаров, вспомогательный крейсер перевернулся и затонул. Спасшихся было всего восемнадцать человек.
На звуки артиллерийской стрельбы и громкого взрыва мины, с севера вновь появились дымы. Место положение русской эскадры было открыто. Заметив погоню, дымок сразу стал уходить на северо-восток, так как и его радиостанцию  стали забивать искрой. Оставался только один вариант, как передать адмиралу Того информацию о месте нахождения русских, только встретив другой разведчик и так по цепочке. И японцам это удалось. К полудню 15 мая 1905 года, Того получил информацию в каком квадрате находится русская эскадра. К сожалению для Того, разведчики не смогли указать истинный состав русских.
В начале третьего часа дня противники вновь встретились. Японский флот подходил с северо-востока, идя на пересечку русским. Того был удивлен, у русских вновь было в линии двенадцать кораблей. Да, они имели разбитый, поврежденный вид, но ни кренов, ни дифферентов не наблюдалось.
Головным, как и прежде, чуть левее основного кильватера, шел первый броненосный отряд. Главную колонну возглавлял «Николай» со своими «адмиралами». Далее шел второй отряд, под брейд-вымпелом Клапье-де-Колонга, замыкающим в его отряде был «Дмитрий Донской».
Того выбрал туже тактику и построение, что и в последнем вчерашнем бою, с целью окончательно выбить «старичков» Небогатова. Для этого три броненосных крейсера Камимуры шли первыми, далее шли три его броненосца. И последними шли корабли Мису. «Фудзи» к утру смог полностью оправиться и других особых повреждений, кроме кормовой башни, не имел. Того не счел нужным его выводить из линии.
Крейсера Камимура сразу стали выходить на позицию охвата головы русской эскадры в сторону корейского берега и это было логично. Того и Мису следовал за ним.
Бэр стал разгонять свои броненосцы до тринадцати узлов и склоняться влево уводя за собой противника.
— А вот дудки тебе, берите вправо на четыре румба. Я не дам себя зажать у корейского берега,- до которого было около пятнадцати миль, приказал Небогатов.- После поворота начинайте пристрелку.
«Николай» резко повернул вправо расходясь с Того на контркурсе.
Бой начался с расстояния в сорок кабельтовых.
«Александр III» по приказу Бэра сделал пристрелку по «Идзумо» и передал данные на отряд. Первый броненосный отряд открыл огонь.
— Помните стрелять орудиями поочередно, чтоб «николаевский» снаряд попал наверняка.- напомнил Бэр старшему артиллеристу «Бородино» лейтенанту Завалишину.
-Я помню, ваше превосходительство.- только и всего ответил лейтенант.
На этот раз Бэр не стал распределять цели. Только сосредоточенный огонь по «Идзумо» давал возможность максимально использовать все сорок пять снарядов полученных отрядом с «Николая», для вывода из строя флагмана Камимуры.
Японцы не могли понять, огонь русских был вроде бы такой же как и вчера. Но уже в первые минуты боя в «Идзумо» стали попадать двенадцатидюмовые снаряды, нанося совершенно другие повреждения. Нос крейсера был объят пожаром около носовой башни. Люди спасаясь от огня, ее покинули. Из-за дыма в боевой рубке не чем было дышать и было плохо видно. Адмирал Камимура вынужден был подняться на верхний мостик и осмотрел крейсер в корму. Его флагман горел и нес поражение. Очередной крупный снаряд, дав большой разрыв, снес третью дымовую трубу, следом в кучу развалин превратило кормовой мостик. Начался и там сильный пожар. Через минуту снесло грот-мачту.
Не выдержав, «Идзумо» отвернул. Прошло всего не более десяти минут с момента открытия огня.
— Поворачиваем вправо, ложимся на обратный курс. Самый полный.- приказал Бэр.
— Расходимся с Того контркурсом?- произнес командир броненосца капитан I ранга Серебрянников.
— Да, верно. Нужно и «Микасе» дать прикурить, пока у нас есть нормальные снаряды.- подтвердил адмирал.
— Что вы имеете в виду, ваше превосходительство.- не понимающе спросил командир броненосца.
— Снаряды паршивые на эскадре, кроме третьего отряда. Пироксилин переувлажнен. Вы разве не заметили, что наши снаряды не рвутся? А «николаевские» сразу за десять минут выбили «Идзумо» из линии! Вот в чем вопрос! Кто это сделал и предложил! Разбираться будем дома! Вперед!
«Бородино» резко стал поворачивать вправо расходясь с японской эскадрой на контркурсе.
Того опасаясь тарана, помня бой в Желтом море, поворотом «все вдруг» резко отвернул на север. В след за ним отвернул и Мису.
Далее японский командующий повел себя странно. Японский флот оставаясь в строе фронта стал отходить на север.
Русская эскадра уходила на восток. Бой продолжался еще около десяти минут, пока расстояние не составило шестьдесят кабельтовых.
-Что то в этот раз очень быстро. Не уже ли все?- не верил своим глазам адмирал Бэр.
Адмирал Того с выходом из строя «Идзумо» решил больше не рисковать. Он и его флот сделали все, чтоб одержать победу в сражении. Но и противник сделал все, чтоб не быть разбитым. Война заканчивалась. И приход русской эскадры во Владивосток, уже толком ни чего не решал. С их слабой ремонтной базой во Владивостоке, восстановление кораблей могло занять от двух до трех месяцев, если не больше. В тоже время, его поврежденные корабли будут восстановлены уже через месяц. И он еще успеет отомстить русским, если война продолжится.
Если наступит время для переговоров, то у русских хоть будет сохранено лицо, что война проиграна не в чистую.
И лицо помог сохранить русский военно-морской флот.

Спустя двое суток на рассвете 17 мая 1905 года II и III Тихоокеанские эскадры, на подходе к Владивостоку, были встречены крейсерами «Россия» и «Алмаз», с номерными миноносцами. Адмирал Иессен вышел в море, чтоб встретить и провести эскадру во Владивосток ,сквозь японское минное заграждение, на котором подорвался 11 мая 1905 года крейсер «Громобой». Больше полугодовое мытарство в море окончилось. Но самое страшное — Цусиму, удалось пройти.

Через два месяца по настоянию вице-адмирала Рожественского, контр-адмирал Бэр был отдан под суд, за нарушение приказа командующего, во время Цусимского сражения. Но это совсем другая история.

P.S. Благодарю за помощь в написании III части миниатюры коллег anzar, VladimirS,Сергея Виговского(VSM), и Дениса Силаева, его верное замечание:»Т.е. он (Того) должен пойти в бой, думая что у всех русских одинаково плохие снаряды.»

87
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
7 Цепочка комментария
80 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
10 Авторы комментариев
AntaresBustrofedonДенис СилаевVSM Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Денис Силаев

Схемы боев очень нужны! Ну и форматирование-вычитка, чтобы конфетка была.

Даже без доводки читается на одном дыхании.

VladimirS
VladimirS

Никого не утопили. Это несерьезно))
Мелкобуржуазный гуманизм Панимаш.
Мелкий возможный тапок. В реальной цусиме у япошек разорвало три ствола ГК. Сисикима и еще у кого-то. Вроде бы из-за преждеврменного разрыва шимозных снарядов прямо в стволах. Или сверхметкой русской стрельбы.
Тут получается пальбы еще больше, может Того потеряет не три а штук пять стволов ГК еще и боезапаса почти в нуль… Это как доп. обоснов к его выходу из боя. Ну и визжащий от страха англ. советник. Наверняка там был не только Пакинхем, но и Джеллико? потаенным образом))

VladimirS
VladimirS

Вопрос знатокам. На предцусимскую тему.
После сражения в желтом море Того был изрядно поцокан, боезапас почти в ноль, Камимура аналогичен.
Имели шанс на прорыв без боя Ретвизан и Победа.? Они имел мало повреждений, могли дать приличный ход, снаряды тоже имелись… За ночь прошли бы до Цусимы, днем бодро форсировали пролив и на Владик.
Или все же надо было потратить несколько вечерних часов на догрузку углем и снарядами с Цесаря и Пересцета?И после этого вперед?
Крейсера вместе с ними. И не только Новик.
Если Аскольд дошел до Шанхая, Диана до Сайгона, то могли и до Владика? Паллада?

Денис Силаев

Да все бы дошли, на трех узлах и с тряпочными парусами. Небитые поделились бы углем с битыми.

Но русские не представляли, насколько сильно избили японцев, даже исправно работающие снаряды не оставляли явных следов на кораблях.

Обладай они послезнанием (что это был момент, который мог бы изменить все, и что японцы очень долго и дорого чинились) , дошли бы без проблем, я уверен. И до сих пор считаю, что если что и альтернативить в РЯВ, с целью изменения результатов, то как раз этот бой, там работы всего ничего.

Bustrofedon
Bustrofedon

Не уверен насчет Владика, но уж до Циндао Ретвизан и Победа точно могли добраться и интернироваться вместе с Цесаревичем. Всё японцам не достались бы.

адмирал бенбоу

Спасибо за интересный цикл

Стволяр

Хороший у Вас цикл вышел, уважаемый Родион, интересный…
С уважением. Стволяр.

anzar

+++ неплохо вышло. Было бы лучше, если не постоянные упоминания о невзрывающиеся снаряды якобы из за «переувлажненного пироксилина». К тому же «новые» 12″ фугасы для 2ТоЕ содержали бездимный порох, а не пироксилин.

По маневрирование есть вопросы. Зачем Того делится на 2;3 и частью атаковать бородинцы вместо в простой кильватер пройтись (медленно)) перед головой русских отрядов, утопить челные корабли и потом- левый фланг (второй БрО)? Но пусть будет так, как у вас.

Понравился оригинальный ход с якорной стоянки для починки у корейского берега! Только на вост. побережье Кореи япы развернули сеть наблюдательных постов, снабженых рациями (реал). Разстояние меж ним не знаю, но дым утром несомненно заметят. Их тоже «гасить искрой»? У большинства из них однако ест поблизости и наземная связь (телеграф) Так что не столь долго (аж до обеда) будет Того в неведении где русские.

пс Часто пишете «Фусо» вместо «Фудзи», откоригируйте ето.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить