110 лет Грозненской нефтяной промышленности.

Dec 22 2016
+
11
-

18 октября 2003 г. исполнилось 110 лет с начала промышленной разработки Грозненских нефтяных промыслов. Дату 6.10.1893 г. необходимо считать днем начала экономического переворота в Терской области. Весной того же года Грозный был соединен железной дорогой с другими центрами страны. 

Выходы нефти на поверхность земли на Северном Кавказе были замечены давно на склонах сравнительно невысоких Терского и Сунженского хребтов. Издавна здесь население собирало нефть, которая использовалась для хозяйственных нужд, лечебных и военных целей. Нефтью смазывали оси подвод, лечили людей и животных, сжигали в светильниках и т.п.

Одно из ранних письменных упоминаний о нефти на территории Чечни и Ингушетии относится к XVII веку:

"...весной 1653 г. астраханский воевода И.В. Пронский послал в Москву донесение об осаде Сунженского острога дагестанскими и персидскими войсками. Сунженский острог находился тогда у места впадения Сунжи в Терек, в двух верстах от селения Брагуны. В этом документе сообщается, что неприятель пытался использовать подвижной дровяной вал, который в нужный момент должен быть облит нефтью и зажжен".

В начале XVIII века с нефтяными источниками на реках Тереке и Сунже познакомились учёные, обследовавшие Кавказ на предмет поиска целебных вод. В 1718 г. доктор Готлиб Шобер в своём описании горячих источников около реки Терек «Краткое описание о Азийской теплице св. Петра, яже в Астраханском государстве есть» указал, что из

"некоторой горы нефть или петролеум вытекает, и никто её не собирает ни же употребляет".

В «Описании» есть рисунок местности размером 27×192 см (район станицы Червленной – Авт.), выполненный в красках, на котором изображены города, горы, реки и нефтяные источники. Возможно, это первая в мире геолого-географическая карта нефтяного месторождения. Рукописный экземпляр трудов Г. Шобера хранится в библиотеке Российской Академии наук в г. Санкт-Петербурге.

О том, что в начале XVIII века постоянно нефтедобыча не велась, т.е. она не была самостоятельным промыслом, сообщается в труде Ивана Кирилова, написанном при Петре I:

"Между Щедрина и Червленого городков по другую сторону речки Терек есть колодези нефтяные ... однако ж, на оных промыслу нефтяного не бывает".

Более поздние документы свидетельствуют о добыче и употреблении местными жителями нефти из брагунских, червленских и других колодцев. В описи архива Кизлярского коменданта значатся два дела: "О доставке нефти на казачьих каюках" (1743 г.) и "Об отпуске казаков к червленным колодцам для набирания нефти" (1756 г.).

В 1770 г. горячие источники ("теплицы") Чечни по поручению Академии наук обследовал академик И-А. Гюльденштет. Описывая "Павловскую теплицу", находившуюся недалеко от аула Мамакай-Юрт, академик писал:

"Около 10 вёрст в южную сторону от Павловской теплицы бьёт ... нефтяной ключ из лежащих насупротив теплицы гор в двух местах, расстоянием на 100 шагов; сия так называемая нефть есть черное, густое и дикое горное масло, или горная смола".

В 1818 году неподалёку от Сунженского хребта в излучине реки Сунжи была построена крепость Грозная (с 1870 г. город Грозный). Здесь, в "стране между Тереком и Аргуном", в 10...15 верстах от крепости Грозной, вокруг Мамакаевской и Грозненской групп нефтяных источников возникли первые нефтепромыслы, названные позже Старыми. Нефтяные участки перешли в собственность Терского линейного казачьего войска и стали называться войсковыми.

В 1823 г. братья Дубинины – Василий, Герасим и Макар построили на Северном Кавказе (в районе г. Моздока) нефтеперегонный (фотогеновый) завод (см. рис.1), на котором перерабаты­вали нефть Вознесенского месторождения, расположенного недалеко от крепости Грозной.

Рис.1. Чертеж нефтеперегонной установки, изобретенной братьями Дубиниными в 1823 г. А – железный куб; В – медная крышка с трубой; С – деревянный пересек; D – деревянное ведро; Е – кирпичная печь; F – топка с поддувалом; 1 аршин + 1/3 сажени = 0,711 м

Сырьё в периодическом перегонном кубе для "очищения черной нефти из грубого её состояния в тонкобелую" использовалось достаточно эффективно:

"При произведении топки внизу кирпичной печи, устроенной с поддувалом, нефть вытягивается через воду в трубу, в которой очищается и делается белою нефтью и таковой вытекает трубою же в ведро, коей получается из 40 вёдер черной нефти 16 вёдер, а в кубе остаётся за угаром четырёх вёдер 20 вёдер густой чёрной нефти...".

В 1830 г. российский химик-минеролог Р.И. Герман (1805...1879), "объезжая Кавказ для исследования свойств минеральных источников... посетил Малую Чечню", и среди прочих описал "нефтяной источник, находящийся в направлении Стараюрта и Мамакайюрта, в 10 верстах от крепости Грозной... Источник даёт в день 20 вёдер нефти, из которой приготовляется, в устроенном близ источника помещении, чистое горное масло. Остающийся от перегонки асфальт тут же употребляется вместо топлива под аппаратами для перегонки"[3]. Эти слова убедительно свидетельствуют о том, что в 20-х годах XIX века, кроме перегонного завода братьев Дубининых около Моздока, существовало и другое предприятие, перерабатывавшее нефть, примерно такой же производительности, близ крепости Грозная.

В шестидесятых годах XIX века откупщик нефтяных промыслов И.М. Мирзоев пригласил в Грозный химика-самоучку бакинца Джевада Меликова, одного из лучших знатоков нефтеперерабатывающего дела, и поручил ему сооружение керосинового завода на промыслах в Грозненской балке. Завод И.М. Мирзоева вступил в строй в 1864 г. и перерабатывал ежемесячно 36 тыс. пудов нефти (20 т/сутки). Перевозили керосин в чинаровых бочках.

По описи, составленной в 1865 году, значилось по дну Грозненской балки и на её восточной стороне 16 колодцев, из коих в 9-ти имелись срубы (см. рис. 2), а в семи по одной порожней бочке для предохранения от засорения обвалами земли.

Рис.2. Нефтяной колодец и каменное нефтехранилище в районе крепости Грозная в 1865 г. (реконструкция)

Суточная добыча колодцев равнялась 13,5 вёдрам. Первые официальные сведения о глубине колодцев на Грозненской группе относятся к 1876 году. В эксплуатации находилось 4 колодца, глубиною первый в 9 саженей, второй – 6, третий в 13 саженей, глубина 4-го не показана. На Мамакаевской группе три колодца глубиною 10...15 аршин, шириною в малую бочку, дающих средним числом чистой нефти три ведра в сутки.

О количестве колодцев в районе Грозного свидетельствуют следующие данные: 1876 г. – 106 шт., 1880 г. – 546, 1881 г. – 454, 1885 г. – 221 штук. В 1888 г. нефть добывалась лишь в Грозненской балке, где эксплуатировалось пять колодцев с суточной производительностью в 700 ведер. Нефть из колодцев вычерпывалась кожаными ведрами, посредством примитивного ворота, приводившегося в действие мускульной силой людей. Кожаные ведра называли копами, или капками; это были кожаные мешки 5-ти пудовой емкости на железных обручах с грузиком на одном боку, дававшим копке уклон, необходимый для зачерпывания нефти.

Колодезная добыча нефти в Грозненском районе составляла с 1833 по 1893 гг. – 3239 тыс. пудов (~51 824 тонн) [4]. Нефтяные месторождения: Беноевское, Дылымовское, Чанты-Аргунское, Исти-Суйское и другие находились на территориях сельских обществ. Их эксплуатировали жители ближайших селений, добыча в них была совсем незначительной, и точного учёта не велось. В Беное, например, максимальная добыча нефти из 10 колодцев составила в 1869 г. 2363 пуда, а через 20 лет, в 1889 году – только 328 пудов. Беноевские нефтяные колодцы располагались по ручью Мехкендатен-Эн, впадающему справа в реку Аксай, приблизительно в одной версте от устья. Колодцы находились в исключительном пользовании жителей хутора Кюренбеной (выселки из аула Беной) и представляли собой восемь ям небольшого размера (максимальный 2×2×4 аршина), местами креплённых деревом, наполненных водой и нефтью. Наблюдалось газирование. Нефть собиралась, главным образом, метёлками, с которых она отжималась в вёдра.

К 1890 г. в грозненском регионе разрабатывались следующие нефтяные месторождения: Грозненское, Мамакаевское, Беноевское, Дылымовское, Чанты-Аргунское, Исти-Суйское, Вознесенское, Брагунское и др.

В начале 1893 года нефтяные промыслы в Грозном у прежнего арендатора С.В. Нитабуха купил присяжный поверенный И. А. Ахвердов (1850, Тифлис – 06.12.1902, Петербург) в компании с Е.Х. Киреевым и другими лицами. Товарищество Ахвердов и Ко арендовало на 24 года 30 десятин на земле Алхан-Юртовской станицы.

К.И.Тумский пишет:

"...в июле 1893 г. мы имели возможность ознакомиться с положением грозненского нефтяного дела, благодаря любезности владельца промыслов, г. Ахвердова, управляющего г. Ганкина и техника, инженера Баскакова.

От станции Грозный Петровской ветви Владикавказской железной дороги до нефтяных промыслов (лежащих под 43º22' северной широты и 63º10' восточной долготы) всего один час хорошей езды. Бурение было сдано с подряда буровому мастеру из Баку, Муравьёву. За буровую в 35 саженей при своих трубах, инструментах, машинах и рабочих он должен был получить по условию 11 тыс. рублей. Дальнейшее углубление требует уже новых усилий. Бурение ударно-штанговое, какое обыкновенно применяется в Баку", (см. рис.3).

Рис.3. Схема установки штангового ударного бурения: а – долото; в – ударная штанга; с – раздвижная часть; d – подъемная штанга; е – желонка; i – шкив; f – ручка; g – уравнительное приспособление; h – балансир; k – обсадная труба; l – расширитель

Обществом Грозненского нефтяного производства под фирмой "И. А. Ахвердов и Ко" была заложена первая буровая скважина №1 на Алхан-Юртовском (Ермоловском) станичном участке без номера и 28 июня 1893 г. начато паровое бурение. Скважина была начата 14-ти дюймовыми трубами. Ниже 47 саженей стали появляться вода и нефтяные газы, а с глубины 61,5 саженей, из караганского песчаника, 6 октября 1893 г. эта скважина дала фонтан нефти плотностью 0,907 г/см3.

"Фонтан, успокоившись, бил на 10 саженей выше устья труб, с некоторыми перерывами...".

Из скважины №1, эксплуатировавшейся до 1902 г. было добыто около 81 тыс. тонн нефти. Скважина, пробуренная на Старых промыслах под руководством горного инженера Л. И. Баскакова мастером Н. П. Муравьёвым, положила начало Грозненской нефтяной промышленности. 17 ноября 1968 г. над скважиной №1/1 на 17 участке Старых промыслов был сооружен памятный обелиск. Заслуги горного инженера Льва Ивановича Баскакова, вынесшего на своих плечах начало Грозненской нефтепромышленности, мало изучены и недостаточно оценены.

Бакинские нефтяные деятели всячески препятствовали развитию грозненского нефтяного дела, справедливо находя его конкурентом Бакинской нефтепромышленности. Когда из скважины №1 ударил фонтан нефти, Л.И. Баскаков дал во Владикавказ телеграмму И.А. Ахвердову с одним словом «ФОНТАНЪ», с тем чтобы на время скрыть от бакинцев столь замечательный успех. Бакинский профессор К.И. Лисенко и инженер А.А. Булгаков и другие в газете «Каспий» в те дни писали, что

«далеко ещё то время, чтобы Грозный стал грозным для Баку».

В августе 1895 г. у той же фирмы с глубины 66 саженей ударил новый фонтан из скважины №7 на участке 977, дававший в первые три дня по миллиону пудов нефти в сутки. Этот фонтан, как бы мы сегодня сказали, стал причиной локальной экологической катастрофы. Фонтан был такой страшной силы, что, по словам очевидцев, гул и запах газов были слышны за 15 вёрст. Из двенадцатидюймовой трубы выбивал столб нефти высотою до 30 саженей. Отсутствие хранилищ для сбора нефти привело к затоплению огромной территории, в том числе пастбищ, подъездных путей, образованию крупных нефтяных озёр. «Нефть удельного веса 0,868, в озерах скоро испаряется». Вышки скважин №3/977 и 6/977 скрылись под уровнем нефти. Часть нефти (более 2 млн. пудов), прорвав земляные дамбы, была спущена в речку Нефтянку. Газета "Терские ведомости" в те дни писала:

"...к 6 сентября плотина не выдержала и рухнула. Хлынувшая нефть в образовавшуюся брешь в две сажени ширины, стремительно потекла по степи к р. Нефтянке, угрожая уйти в р. Сунжа и испортить воду. ...Прорыв плотины был заграждён и насыпь капитально укреплена; работают 200 подвод и 400 рабочих".

Газета "Каспий" рисует картину так:

"Высота плотины достигала уже 4 саженей, прочность её уменьшалась пропорционально возвышению. Ещё накануне катастрофы появились зловещие признаки в виде просачивания струек нефти, и 5 сентября в три с половиной часа пополудни, насыпь дала осадку, нефть хлынула громадной струёй в прорванную брешь; громадный нефтепад бушевал, представляя собой редкое зрелище. ...Шум вблизи нефтепада был так силён, что нужно было кричать, чтобы быть расслышанным. Пять часов действовал нефтепад, медленно ослабевая...".

По мнению специалистов, в то время это был крупнейший в мире фонтан по объёму выброшенной нефти.

Горный инженер Е.М. Юшкин писал: "...фонтан скважины №7 Ахвердова (27 августа 1895 г.) поверг в прах все недавние сомнения в жизненности грозненского нефтяного дела". Однако газета «Каспий» не унималась:

«…трудно найти продукт, представляющий более трудностей для эксплуатации, чем грозненская нефть. Можно с уверенностью сказать, что при наличии всех современных условий правильно организованная нефтяная промышленность в Грозном, даже в виде слабой копии возникнуть не может».

Эта скважина фонтанировала до конца 1898г. и дала за три года до 60 млн. пудов чистой нефти (~1 млн. тонн). Три года укрощали фонтан, для чего перекрыли скважину металлическими плитами и засыпали их землей, но фонтанирование в разных местах продолжалось ещё три года. Посмотреть на грозненское «чудо» в 1895 г. приезжал Д.И. Менделеев.

Мощные фонтаны и высокое качество нефтей привлекли в Грозный бельгийские, немецкие, французские, английские и другие капиталы. Стоимость нефтяных участков возросла до невиданных размеров.

"С конца 1896 года в долине реки Нефтянки на частно-владельческой земле Уваровых (50 десятин) началось оборудование промысла новой фирмой "Торговый дом Шпис, Стукен и Ко", впоследствии Р.В. Герман. Бурение скважины №1, начатое 21 мая 1897 г., было обставлено капитально. Руководил бурением американский буровой мастер А. И. Кольбертсон, пробуривший первую на грозненских промыслах скважину канатным способом, и на большую глубину; в скором после этого времени, канатный способ почти совершенно вытеснил штанговый способ, позаимствованный на первых порах у бакинцев".

Старогрозненская промысловая площадь расположена на северо-восточном склоне Грозненского хребта – отрога Сунженского хребта. Длина Грозненского хребта около 21 км, его высшие точки: гора Соленая (315 м), г. Блазнова (351 м), г. Лазарев шпиль (362 м), г. Макрищева (340 м). Промысловая площадь находится в 6,5 км к северо-западу от центра г. Грозного и тянется полосою по Грозненскому хребту от Соленой Балки на 15 км. Ширина промысловой полосы колеблется от 1,0...1,5 км.

Первое пятнадцатилетие промышленного развития Грозненского района характеризуется следующими числами (табл. 1).

Таблица 1.
Развитие Старогрозненского нефтяного района

Годы
Добыча,
(тыс. пудов)
Проходка
бурением,
(саженей)
Общее число скважин
Площадь эксплуатационных
участков, (десятин)
1893...1897
80 940
2600
54
80
1898…1902
143 348
26 680
192
286
1903…1907
193 732
31 950
258
487

В следующее десятилетие увеличивается площадь разработки почти вдвое. 1913...1917 гг. – период наивысшего развития добычи. В этот период вступает в разработку в восточной части Старогрозненской площади богатейший район Соленой Балки. В Старом районе в 1914 г. добыча составила 87 845 тыс. пудов, а бурение достигало 29 664 саженей. Средний срок "жизни скважины", эксплуатировавшей один пласт, составлял 3...5 лет; обыкновенно скважины бурились с расчётом дальнейшего углубления и эксплуатации ещё 2-3 пластов, поэтому общая продолжительность работы скважины составляла от 10 до 15 лет. А вот скважина № 8/93, введённая в эксплуатацию 16 мая 1916 года, эксплуатировалась 80 лет, с остановкой на ремонт в 1932 г.

"Нефть Старо-Грозненского района относится к типу метановых нефтей. Характеризуется чёрным цветом и низкой прозрачностью. Грозненская нефть почти не даёт соляровых и смазочных масел. Грозненская нефть даёт керосина 16...25%, бензина до 14% и лигроина до 5%. Содержание парафина в фонтанной нефти Соленой Балки (XI пласт) равно 2,5...5%, а на западных участках, например, 87, 91, 93, 95, 99 (XII-XIV пласты) оно доходит до 7%. Удельный вес нефти колеблется в пределах 0,840...0,910" [4].

В 1902 г. грозненские техники первыми в мире заменили на буровом станке манильский пеньковый канат на металлический. Впоследствии ударное канатное бурение стали называть грозненским способом, который использовался здесь вплоть до 1932 года.

В конце XIX века в Грозненском районе вели работы свыше 30 различных фирм. 10 ноября 1895 г. был пущен в эксплуатацию керосиновый завод фирмы "И. А. Ахвердов и Ко", ставший родоначальником Грозненского нефтеперерабатывающего завода им. В. И. Ленина. Этот день принято считать началом Грозненской нефтеперерабатывающей промышленности.

Одновременно возникла необходимость проводить лабораторные исследования перерабатываемых нефтей и получаемых нефтепродуктов. В 1896 г. в Грозном, при заводе Владикавказской железной дороги, организуется первая аналитическая лаборатория, заведовать которой пригласили из Баку выдающегося химика Константина Васильевича Харичкова (1865–1921). В Грозном К.В. Харичков проработал 13 лет и превратил небольшую заводскую лабораторию в один из основных научно-исследовательских центров нефтепереработки в России. В 1902г. он защитил магистерскую диссертацию на тему: «Исследование грозненской нефти и научные основы ее переработки».

В 1896 г. близ станции Грозный было построено три крупных нефтеперегонных завода: завод общества "И. А. Ахвердов и Ко", завод "Общества Владикавказской железной дороги" и завод "Успех", а в 1901 г. обществом "Казбекский Синдикат" был построен ещё один завод. Эти заводы в 1905 г. перерабатывали более 30 млн. пудов нефти (~500 тыс. тонн). Для снабжения заводов нефтью и вывоза её в другие районы страны, с промыслов в город, начиная с 1895 г. по январь 1898 г., было проложено пять нефтепроводов, годовая пропускная способность которых исчислялась в 190 млн. пудов. Основные нефтепродукты, которые «фабриковали» грозненские нефтеперегонные заводы, имевшие спрос на внутреннем и внешнем рынках, были керосин и топочный мазут. Что же касается бензина и лигроина, то они вовсе не имели сбыта, стесняли заводские емкости и представляли большую пожарную опасность.

«Не имевший за отсутствием сбыта цены, лигроин стеснял заводы. Запасы лигроина загружали емкости, так что некуда было девать и нефть и лигроин. Поэтому всеми, по-видимому, заводами применялась следующая своеобразная мера ликвидации лигроинов. Вырывались поглотительные колодцы 10…15 метров глубины (до горизонта гравия), в 1-1,5 м в диаметре, с шахтами в разные стороны в 1-2 сажени длины, насколько позволяла безопасность работ; шахты служили для увеличения поглотительной поверхности. Сюда и сливался лигроин из резервуаров и быстро поглощался в горизонтах гравия. Теперь для нас станет ясным, почему, почти на всей территории г. Грозного находятся группы колодцев, выделяющих газы, получающиеся при окислении нефтяных продуктов (СО, СО2, кроме того, вероятно, альдегиды и т.п.).

Не будет удивительным, если в городе откроются кое-где колодцы с "белой нефтью" – т.к. поглощенные почвами Грозного количества лигроинов не так малы: по указанию А.И. Исаковича, не менее 2% от нефтей заводов "Успех" и о-ва "Ахвердов" сливались в виде лигроинов в поглотительные колодцы; другие заводы тоже в этом деле не отставали. Суммарно миллионы пудов лигроина поглощены почвами Грозного».

По подсчетам, проведенным авторами, за период с 1895 по 1907 гг. около 4,5 млн. пудов (~74 тыс. тонн) лигроина попало в почвы г. Грозного. В первые годы заводской деятельности металлических резервуаров было крайне мало. В почвы Грозного в громадных количествах просачивалась и нефть вследствие плохих технических условий хранения её в земляных амбарах на территориях заводов и промыслов.

«Невольно возникает вопрос: какую же величину представляют собою утечки нефти через поглощение почвой – в промысловых прудах и озерах с их огромной площадью и периметрами? Для сколько-нибудь точного определения надлежало бы производить настоящие геологические и промысловые поиски и разведки.

…По фракционному составу полученный из колодца (в усадьбе нового здания Центральной лаборатории Грознефти) продукт есть на ? исторический грозненский лигроин и на ? беспарафиновая нефть».

К началу 1901 г. в Грозненском районе имелось около 200 скважин, из которых 120 эксплуатировались и давали 34,1 млн. пудов в год, что составляло 4,5% общероссийской добычи нефти.

Новогрозненская (Алдынская) площадь расположена между реками Сунжей и Аргуном, на возвышенности Сюир-Корт с вершиной Беллик-Барц (375 м), отделённой долиной реки Сунжи от Сунженского и Грозненского хребтов. В 1910 г. иностранный инженер Маканоки решил на свой риск начать разведочное бурение на частновладельческих землях Беллика, Курумова и Чермоева. Скважина, заложенная 13 января 1911 года английским обществом "Брей" на земле Беллика (скважина №1/35), дала 27.01.1913 г. с глубины 262 сажени фонтан безводной нефти, за 11 месяцев было получено 5933 тонны. Эту дату принято считать началом промышленной разработки Новогрозненского района. В конце 1913 г. были получены фонтаны из скважин №№ 1 и 2, на участке 56 Северо-Кавказским обществом, с начальным дебитом до 8000 пудов в сутки (131 т/сут.). К 1 января 1915 г. общее число скважин составило 77, из них в эксплуатации было 26 скважин, давших в тот год свыше 10 млн. пудов нефти.

24.07.1914 г. фирмой «И.А. Ахвердов и КО» был введен в эксплуатацию нефтепродуктопровод Грозный – Петровск (Махачкала). Трубопровод диаметром 200×8 мм, связавший Грозненские нефтепромыслы с Каспийским морем, имел протяженность 162 км, пропускную способность 700 тыс. тонн нефти в год, рабочее давление 5,0 МПа и был разбит на четыре участка, насосные станции которых находились в Грозном, Гудермесе, Хасав-Юрте и Темиргое.

В 1914 г. вступила в строй первая электростанция фирмы И.А. Ахвердова на газовом топливе, располагавшаяся в Старогрозненском районе, западнее Нового посёлка, на 53 участке. Второй ввела в строй электростанцию на нефти фирма "Шпис" на участке Бахметьева (т.н. "Красная Турбина", ныне территория завода "Трансмаш"). В докладе инженера А. В. Винтера от 15.XI.1921 г. сказано:

"Собственно электрификация началась в широком масштабе после постройки турбинной станции, расположенной в восьми верстах от Соленой Балки. Станция эта новая – постройки 1912-1913 гг. и очень хорошо сохранилась до настоящего времени. Все машинное оборудование в целом размещено и устроено чрезвычайно целесообразно и хорошо, и Грозненская станция, вероятно, одна из лучших в Республике. Часть линий на железных столбах, часть на деревянных; общая протяжённость линий 32 версты. Всего к сети присоединено 130 промысловых моторов, из них 100 к описанной здесь станции".

Значительное потрясение Грозненская нефтяная промышленность испытала в связи с началом в августе 1914 г. Первой мировой войны и мобилизацией большого числа рабочих на фронт. Насколько острым был недостаток рабочих рук, видно из того, что на съезде терских нефтепромышленников в 1916 г. стоял вопрос о выписке рабочих из Ирана. Эти рабочие

«славились своей неприхотливостью, оплачивались низко и работали почти без праздников. Незнание русского языка затрудняло их общение с революционно настроенной частью рабочих».

Реализовать эту задачу в полном объёме не удалось, т.к. началась февральская революция.

В 1916 г. новогрозненские нефтепромыслы давали 51 млн. пудов нефти, т.е. 50% от общей добычи нефти в Грозненском районе. 24 ноября 1917 г. на Новых промыслах начался колоссальный пожар, в котором погибло всё оборудование (нефтехранилища, механические мастерские, насосные и паротепловые станции), был разрушен нефтепровод Грозный-Петровск (Махачкала) и другие промысловые сооружения. Фонтаны одиннадцати скважин горели в течение полутора лет, и тушение их было невозможно, т.к. район был ареной гражданской войны. По подсчётам геолога М. В. Максимова за время пожара (ноябрь 1917 г. – май 1919 г.) только из XIII пласта выгорело свыше 1695 тысяч тонн нефти. Буровые работы в Новом районе были возобновлены в конце 1919 года и достигли довоенного (1914 г.) уровня лишь в 1924 году.

В дореволюционный период в регионе было построено девять нефтеперегонных заводов, имелись магистральный нефтепровод, железнодорожный транспорт нефти, механические заводы и мастерские, паротепловые, электрические и насосные станции и другая необходимая инфра­структура (табл. 2).

Таблица 2.
Грозненская нефтяная промышленность в 1917 г.

1.
Общая проходка бурением, тыс. погонных саженей (тыс. м) 18,32 (39,1)
2.
Число эксплуатационных скважин 386
3.
Добыча нефти по месторождениям: Старое, Новое, Вознесенское, млн. пудов (млн. т) 109,2 (1,79)
4.
Общая длина нефтепроводов (без магистрального),
тыс. саженей (тыс. м)
110 (235)
5.
Число резервуаров для хранения нефти 359
6.
Ёмкость резервуаров, млн. пудов (млн. т) 13,4 (0,22)
7.
Число электростанций 2
8.
Число «наливочных рукавов» на заводских эстакадах 122
9.
Число вагонов-цистерн наливаемых в сутки 408
10.
Суточный налив всех заводов, тыс. пудов (тыс. т) 315 (5,16)
11.
Годовой вывоз нефтепродуктов железнодорожным транспортом, млн. пудов (млн. т) 78,7 (1,3)
12.
Число нефтеперегонных заводов 9
13.
Объём переработки нефти в год, млн. пудов (млн. т) 92,5 (1,52)
14.
Число работников в добыче нефти и на заводах, тыс. чел. 11,4

Авторы статьи:


Джафаров Керим Исламович, доктор технических наук, начальник лаборатории НИИ природных газов и газовых технологий - ВНИИГАЗ.

Джафаров Анар Керимович,
кандидат технических наук, сотрудник ОАО «Гипротрубопровод».


источник: http://grozny.vrcal.com/stories/gr_110_oil_1.htm

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Thu, 22/12/2016 - 19:26.

++++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)